Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Техника II: демонстрация КПО




На примере испытуемого

 

Теперь я перехожу ко второму акту - установке мотива представления в расслабленном состоянии - и пытаюсь вызвать у нашего испытуемого стандартный мотив - луг.

Приведу распечатку магнитофонной записи сеанса:

‑ Постарайтесь теперь, пожалуйста, представить себе луг. Если у Вас появится какой-нибудь другой образ - это тоже неплохо. Все, что появиться, хорошо... (Пауза.) Вы можете также подать мне первый знак, наклонив голову, если у Вас появились какие-то образы.

Бросается в глаза, что испытуемый сидит в кресле в расслабленном состоянии. Видно, что на лице нет напряжения. Он дышит спокойно и примерно через полминуты открывает губы и начинает тихо и медленно говорить, сначала слегка непонятно. Но скоро голос становится увереннее и четче.

Он говорит: “Да, я вижу перед собой траву, длинную и почти высокую траву. Она едва колышется на ветру, но кроме этого я ничего не могу увидеть.”

‑ Придайтесь, пожалуйста, целиком Вашему образу.”)

‑ Да, это приятно, красивая мягкая трава, хорошее чувство.” (Пауза полминуты.)

‑ Попробуйте, пожалуйста, оглядеться дальше вокруг, чтобы Вы смогли еще узнать, куда простирается луг, где его границы и вообще все, что еще есть.

‑ Да, теперь я поднял взгляд, я вижу перед собой сочно-зеленый луг. Он не слишком большой, тут и там видны отдельные цветы... Теперь становится отчетливее, я вижу голубые цветы и желтые маленькие цветочки. Трава кажется теперь ниже, все стало как-то приветливее и ласковее. Правда, луг не такой уж большой. Солнце светит, все почти как весной, все еще как-то нетронуто, особенно приветливо и радостно. Слева и справа луг довольно узок и стеснен лесом с высокими хвойными деревьями. Но все простирается далеко назад и, кажется, становится сзади шире. Я могу смотреть далеко-далеко. Совсем далеко позади поднимаются несколько гор... - вдали, может быть, даже горы с покрытыми снегом вершинами.

‑ Мне было бы интересно узнать, знаком ли Вам этот ландшафт или же он родился только в Вашей фантазии.

‑ Нет, такой луг я еще не видел. Это что-то совершенно новое. Я бы все-таки сказал, больше из фантазии.

‑ Вы можете еще что-нибудь увидеть?

‑ Да я вижу теперь спереди слева канавку, это - да, да, это действительно он - это маленький ручеек, который течет через луг. Он не очень широкий, но вода в нем абсолютно прозрачная и чистая. Мне даже хотелось бы попить из него.

‑ Сделайте же это!

‑ Да, теперь я опустился на колени и опираюсь левой рукой о другой берег - ширина ручейка не более 50 см - и черпаю правой рукой воду. Она довольно прохладная, приятная. Я пью из сложенной лодочкой руки; протираю водой также и лицо. Это приятно прохладно. Я повторяю это еще раз - хорошо освежает!..

(Пауза.)

Теперь мне достаточно, солнце светит очень тепло. Я устал и хотел бы прилечь.

‑ Пожалуйста!

‑ Теперь уже я лежу, тоже с закрытыми глазами, на лугу. Солнце обжигает мне лицо. Трава шуршит на ветру, и я слышу, как журчит ручей, все дышит спокойствием и умиротворением, и мне бы хотелось никогда не уходить отсюда. Это замечательное чувство внутреннего покоя и радости. Это просто великолепно, - то, что Вы здесь со мной делаете. Мне даже совершенно все равно, что вокруг сидят коллеги и слушают меня. Я и не заметил, как совсем забыл о них.

‑ Пожалуйста, оглянитесь немного вокруг после того, как Вы насладитесь этим покоем: не видно ли где-нибудь еще каких-нибудь животных?

‑ Да, я оглядываюсь вокруг. Я вижу теперь, что луг тем временем расширился. Там, где раньше была граница леса, теперь выгон для скота, отгороженный колючей проволокой. Несколько коров пасется в полной безмятежности. Позади я еще вижу лошадь. Она беспокойно топает копытами и бегает с развивающимся по ветру хвостом.

‑ На этом месте давайте теперь прервемся. Выйдите теперь обратно из этого состояния по правилам аутотренинга. Сожмите, пожалуйста, руки в кулаках; теперь три раза согните в локте и с силой распрямите руки. Тогда Вы снова целиком будете здесь, вернувшись из внутреннего мира образов в действительность. Голова ясна, Вы снова бодры и в полном сознании.

Теперь испытуемого просят рассказать о своих переживаниях.

‑...Да, это было очень необычно. Я быстро достиг глубокого расслабления, это для меня было совсем нетрудно. Что-то похожее происходит со мной, когда я засыпаю, вернее, когда я намереваюсь спать. Зеленая трава, которую я должен был представить себе, появилась перед глазами абсолютно сама собой. Немного усилий мне, правда. стоило расширить потом траву до луга. На этом месте что-то застопорилось, и у меня возникла даже определенная досада, - может быть, мне бы гораздо больше хотелось представить что-то

 

другое*. Но потом я последовал Вашим словам. Остальное я потом здесь рассказывал. Особенно меня поразила ясность образов. Все становилось потом, когда появился луг, четче и пластичнее. Перед глазами явно стояли краски. Через некоторое время я забыл все вокруг себя, и действительно жил в этом ландшафте. Я отчетливо чувствовал прохладную воду, слышал жужжание пчел. Все было очень приятно, и я весь был полон этим чувством. Еще сейчас я чувствую себя успокоенным. Коров я тоже видел очень четко, как они лениво лежали и пережевывали. Все в целом было спокойным, простирающимся вдаль ландшафта образом.

‑ Вас не удивило, что после того, как Вы попили воду, луг стал больше и исчезла его изначальная ограниченность лесом?

‑ Да, правильно. Но после того, о чем Вы нам говорили, я уже был настроен на такие неожиданности. И я даже должен сказать, что сначала ожидал чего-то гораздо более фантастического. Если бы все не было так четко и живо, я бы, наверное, был немного разочарован, что я переживаю в определенной мере повседневную и похожую на действительность ситуацию. Я настраивался на что-то фантастическое или символическое.

Важно, что пациент учится воспринимать настроение и эмоциональный настрой, которые отражает ландшафт. В представленном случае образ луга был умиротворяющим, излучающим покой, полным первозданной весны. Наш испытуемый смог довольно легко предаться этому состоянию и тем самым дать нам прекрасный отчет об основном мотиве луга. Такое развитие событий мы можем ожидать у здоровых людей или даже у невротических личностей с прочными защитными механизмами на переднем плане. Затем, однако, появилось нечто характерное для данного человека. После того, как пациент освежился водой, ландшафт расширился. Ему следует обратить особое внимание на эти изменения. Даже самые банальные повседневные сцены Кататимного переживания образов, даже такие, которые происходят реально, одновременно имеют всегда символический характер, т.е. несут в себе символическое значение. Хотя пациент поддерживает хороший контакт со своим психотерапевтом, он постоянно находится в “сноподобном” состоянии на уровне образного сознания. Господствует первичный процесс [14], который следует законам сновидений, а не бодрствующего сознания. Если наши испытуемые решили таким образом освежиться у ручья, то это связано для них не только с каким-то приятным переживанием, но задействована совершенно определенная инстинктивно-динамическая тематика: освежиться, попив воды, т. е. удовлетворить оральную потребность. Можно предположить, что вследствие этого орального удовлетворения его эмоциональная структура теперь настолько изменилась, что ландшафт кажется ему теперь чуть ли не еще лучше.

Луг затем расширяется, изначальная стесненность как негативный аспект исчезает. Мы говорим здесь о феномене трансформации.

В качестве гипотезы я хотел бы выделить такую взаимосвязь. Я уже показывал [38], что психотерапевтическое воздействие, будь то непосредственно КПО, некоторая интерпретация, вербализация или разъяснение содержания конфликта, может вызвать подобный феномен. Он, однако, может появиться также и из-за спонтанных переживаний в промежутке между двумя психотерапевтическими сеансами. Таким образом, как следствие появляется упомянутая выше мобильная проекция, которая указывает нам на внутренние психические процессы. Они четко и зачастую довольно точно вырисовываются в трансформации образа или его деталей. Опытный специалист умеет регистрировать изменения уже по нюансам. Как правило, пациенту мы об этом ничего не говорим. Он или сам замечает эти изменения, или они еще слишком маленькие, так что надо подождать, пока они сами не станут ему ясными и отпадет необходимость в таком разговоре. Если эти феномены трансформации образа имеют позитивное направление, то это может выражать небольшой психотерапевтический прогресс. Но они могут обратиться и в противоположном направлении, когда, например, затрагивается конфликт или если в ходе символдрамы выходит на поверхность вызывающая страх проблема. Если такие изменения повторяются, то по ним можно следить за развитием или за линией развития психотерапевтического процесса в КПО.

Вернемся к описанию коров. Наверняка неслучайно, что они появляются на лугу и являются частью умиротворенного настроения. Коровы дают молоко. Следовательно, и здесь поступает сигнал об оральном мотиве.

Напротив, контрастирующий элемент выражает, по-видимому, беспокойно топающая лошадь. Здесь, может быть, в виде намека заявляет о себе другая динамика, находящая выражение в этом беспокойном, пышущем силой животном (проявление сексуальной тематики?).

Учитывая сопутствующие чувства и аффекты, в рассматриваемом случае особенно примечательны его насыщенность и эмоциональное настроение. Ясно видно единство настроений ландшафта и настроенности испытуемого. Кажется, что испытуемого переполняют положительные эмоции. Он сам соответствующим образом описывает это состояние такими высокопарными словами: “Это просто великолепно, - то, что Вы здесь со мной делаете”. (Такие дословные цитаты часто дают нам больше, чем сухой отчет.)

Это высказывание интересно также потому, что испытуемый переживает свое собственное сновидение наяву и описанное чувство, по всей видимости, так, как-будто я что-то “с ним делаю”, вместо того, чтобы воспринимать это как свое собственное создание и как выражение творческой работы своего Я.

Своим высказыванием он характеризует наше установившееся в настоящий момент двухстороннее отношение. Я кажусь ему дарителем чего-то “чудесного” (чего он совсем не ожидал). Таким образом он выражает характер своего чувства переноса по отношению ко мне. Это может быть переведено и связано с переносом отношения маленького ребенка к дающей матери.- Здесь также вновь появляется момент переживания орального инстинктивного удовлетворения. Господствующая область побуждений орального мира, ранних детских оральных потребностей, не только выражается в сценах КПО - свежесть воды в ручье, спокойствие и умиротворенность ландшафта, пасущиеся коровы, - но и проецируется также на отношения между “пациентом” и терапевтом. Едва ли можно представить себе более ясное феноменологическое представление затронутых здесь психодинамических взаимосвязей (ср. с. 163 - 172). Эти оральные отношения переноса или оральная регрессия давно играют важную роль в КПО и известны под названием “анаклитического переноса” (ср. с. 205).

Если Вы следили за стилем моего ведения, то Вы должны были бы заметить, что в КПО он относительно ненавязчив и что мое незначительное воздействие не мешало испытуемому. Я представил ему достаточно много времени, чтобы шаг за шагом развернуть панораму своих образов. Я делал также паузы, в некоторых случаях допускал даже более длинные паузы, не теряя при этом терпения. Это я делал намеренно. Практикуемый таким образом стиль ведения имеет большое значение, - так мы поняли, что эффективность психотерапии по методу КПО заключается не только в создании образов. Дополнительный уровень восприятия, сопутствующие настроения, чувства и аффекты имеют большое значение. Но эти эмотивные проявления происходят все же медленнее и интереснее, чем когнитивно воспринимаемая панорама образов. Настроение медленно повышается и постепенно захватывает пациента, чувства возникают только после соответствующей настроенности и протекают по собственным законам. Аналогичное происходит с аффектами. Вытекающие из такого понимания КПО тонкости стиля ведения я рассмотрю более подробно позднее (см. с. 146 - 147). Там же в этой связи будет описана техника задавания вопросов и структурирования.

В конце каждого сеанса КПО я, в соответствии с указаниями И.Х.Шульца [65] для аутогенного тренинга, прошу пациента “вернуться обратно”. Пациента просят сжать кулаки, три раза с силой согнуть и разогнуть руки, при этом требуется сильное напряжение мышц. Затем он должен глубоко вздохнуть и открыть глаза. Этот своеобразный ритуал не является самоцелью. Уже в ходе 10-минутного упражнения по методу КПО может возникнуть довольно глубокое гипноидное состояние. Часто оно ведет к особой тяжести в руках и ногах, а также к изменению состояния сознания. “Возвращение обратно” активирует, с физиологической точки зрения, ослабившуюся во время КПО деятельность коры головного мозга и относительно быстро возвращает пациента обратно в состояние бодрствования. Это важно, так как иначе пациенту требуется время, пока он сможет, совершенно бодро и ясно ориентируясь, действовать в реальном окружении. После сеанса КПО пациент также мало способен когнитивно, т.е. в бодром и ясном сознании, делать рассудочные умозаключения или особенно внимательно воспринимать окружающее. Поэтому предлагаемое психотерапевтом последующее обсуждение в большинстве случаев не заходит очень далеко. Пациент еще сильно захвачен миром внутренних образов и охвативших его чувств и аффектов. Ему также не следует поэтому выходить на улицу с оживленным движением и садиться за руль машины. Мы предлагаем ему побыть 10-15 минут в комнате для ожиданий и “полностью прийти в себя”.

В связи с этим участники моего семинара задают ряд вопросов. Отвечая на них, я хотел бы коротко отметить следующее. Категории описания кататимных образов в противоположность простым представлениям не такие четкие, как я это сформулировал в их идеально-типичном показе. В ходе психотерапевтического сеанса и под воздействием последующих упражнений образ часто становится более плотным. Интенсивность имагинаций может колебаться как во время одного сеанса, так и от сеанса к сеансу.

Спрашивают также, когда пациент должен описывать свои переживания образов. Лучше всего - во время имагинирования. При этом диалог о деталях представляемых в образах сцен не мешает. Психотерапевт может в осторожной форме задавать помежуточные вопросы, приспосабливаясь при этом к стилю представления образов каждого отдельного пациента. При этом психотерапевт ориентируется на полученные им в процессе эмпатического проникновения наблюдения. Опасность для пациента быть таким образом отвлеченным в сторону когнитивных оценок ограничена, пока психотерапевт, в целях решения особых диагностических вопросов, не станет настойчиво непрерывно задавать вопросы, которые идут в разрез настроению имагинации. Промежуточные вопросы должны прежде всего служить разъяснению деталей образов и формированию сопутствующего эмоционального тона. В этом отношении структурирование плодотворно, прежде всего, в ходе первых сеансов КПО с пациентом, которые связаны с процессом обучения. На последующих этапах пациент уже сможет лучше использовать деятельность своей творческой фантазии, в то время как структурированные психотерапевтом построения отходят на задний план. Более структурированные воздействия и фокусирования когнитивных тем все-таки влияют дисциплинирующе и успокаивающе. Поэтому они тоже могут быть полезными.

Занятие





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.