Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Процесс семейной расстановки




Прежде чем объяснить, как проходит семейная расстановка, я хотела бы сказать несколько слов о смысле этого метода терапии. На первом месте стоит выявление системных переплетений.Затем следует процесс поиска решения. В идеальном случае на заключительном этапе переплетение удается развязать.

В основе семейной расстановки лежит тот феномен, что люди берут на себя роль другого человека, о которой не имеют никакой информации, но в этой роли они способны воспринимать и чувствовать то же и так же, как те, кого они замещают*.

Семейная расстановка начинается с прояснения запроса. Важно, чтобы клиент был настроен серьезно. Серьезность показывает мотивацию клиента и является прямой противоположностью легкомыслия. Я придаю очень большое значение такой серьезности, поскольку, по моему опыту, испытывая одно только любопытство, ничего не изменишь. Негативное влияние на процесс расстановки оказывает и «принцип соломинки», когда клиент рассматривает расстановку как последний шанс. Под давлением большой беды человек часто ждет спасения от терапевта.

* Этот феномен называется «замещающим восприятие». А люди, выбранные на определенные роли, — заместителями. — Прим. науч. ред.

Перед расстановкой в нескольких словах точно формулируется то, о чем должна пойти речь в расстановке. Какая преследуется цель? Одно прояснение запроса может сделать расстановку излишней, например, если в ходе прояснения клиенту удается осознать уже принятое решение. После того как запрос оказывается определен, терапевт вместе с клиентом решает, кто из членов системы необходим для расстановки заявленной проблемы. Для каждого из них клиент выбирает по заместителю. Для себя клиент тоже выбирает заместителя, и лишь к концу расстановки он сам занимает в ней свое место. При этом я постоянно сталкиваюсь с тем, что, пока клиент находится вне расстановки, он очень эмоционально реагирует на происходящее и испытывает сильные чувства, например злость или скорбь. Но стоит ему занять свое место в расстановке, как чувства меняются. Дело в том, что благодаря изменению перспективы он позволяет себе чувствовать то, чего не может воспринимать, снова оказываясь внутри своей системы (из-за переплетения с ней).

Для описания действующих лиц используются только факты: «Мать второй раз замужем. В первом браке у нее был ребенок, который умер в возрасте двух лет. С первым мужем мать разошлась. Второй муж является отцом клиента». Для расстановки важны факты и хронология событий: когда человек женился, когда появились дети, при каких обстоятельствах умерли члены семьи и т. д. Личностные характеристики этих людей значения не имеют.

Заместителям нужны только факты. Мне даже кажется, что расстановка удается лучше, когда они не имеют никакой дополнительной информации. Задача заместителей — воспринимать то, что они чувствуют, находясь в данной роли. Если клиент расставлял заместителей серьезно и сосредоточенно, если они поняли, что говорить нужно только то, что они ощущают на физическом уровне, то я, как терапевт, могу исходить из того, что их восприятие отражает чувства тех, кого они замещают. Находящийся вне расстановки клиент осуществляет своего рода функцию контроля, в ответ, на вопросы терапевта, комментируя происходящее. Такие замечания, как: «Да, мой отец всегда именно так и реагирует...», придают мне, как терапевту, уверенности. Если кто-то из заместителей погружается в собственные переживания и в расстановке начинает проявляться его личная судьба, обычно я очень быстро это обнаруживаю и заменяю его другим.

Решающее значение для расстановки имеет то, как клиент расставляет заместителей. Его задача состоит в том, чтобы без каких-либо ожиданий, согласно своему внутреннему ощущению, расставить заместителей так, чтобы отразить отношения, существующие между данными членами системы. Отношения выражаются в направлении взгляда, в расстоянии между заместителями и т. д. Клиент расставляет свое внутреннее видение семьи или, точнее говоря, выбранных лиц. Расстановка является отражением внутреннего представления клиента о своей семье. Поскольку каждый член семьи видит внутрисемейные отношения по-своему, расстановки разных членов одной семьи будут отличаться друг от друга. Так, внутренние образы старшего брата отличаются от представлений младшей сестры. В ходе расстановки позиции заместителей при помощи терапевта изменяются так, чтобы каждый член семьи нашел такое место, где ему (его заместителю) хорошо. Удивительно то, что хорошие позиции разных членов семьи обусловливают друг друга.

Мне не раз доводилось наблюдать, как расставлялись такие внутренние образы, где всем было плохо.

Так, в одной расстановке дочь стояла между родителями. Все заместители чувствовали себя плохо. Только после того, как дочь отошла назад, а родители встали рядом, всем стало лучше. Изначально дочь пришла в группу с внутренним представлением о том, что ей нужно спасти брак родителей. Расстановка позволила ей увидеть, что без ее вмешательства родителям намного лучше. В целом на эту тему я хотела бы заметить, что счастье или несчастье родителей в браке детей не касается и вмешиваться они не должны.

Благодаря тому, что в ходе расстановки образ семьи меняется, у клиента возникает и начинает действовать новый образ. Вредящие человеку, приводящие к появлению проблем внутренние образы складываются на основании очень ранних впечатлений и, поскольку они сформировались так давно, клиентам очень трудно от них отказаться. Если посредством расстановки эти образы удается изменить, я часто слышу потом, например, такие высказывания своих клиентов: «После расстановки мать стала гораздо приветливей, хотя она при этом не присутствовала». Изменилась не мать, изменился внутренний образ клиентки, благодаря чему отношения приобрели иное значение и значимость. Клиентка изменила свое поведение по отношению к матери, что, в свою очередь, позволило матери тоже вести себя по-другому.

В своей терапевтической деятельности я исхожу из той базовой посылки, что отношения в семье определяются «первичной любовью», и каждый чувствует себя лучше, когда имеет право любить и принимать другого таким, какой он есть.

Серьезную опасность представляет собой легкомысленное обращение с этой формой психотерапии. «Пойду-ка расставлю родительскую семью, пойду-ка сделаю расстановку моей нынешней системы...» Семейная расстановка как тенденция, как явление моды низводит этот метод до уровня потребительского товара. Такое несерьезное обращение с семейной расстановкой порождает притязания на то, что с помощью одной расстановки можно разом решить все проблемы. В начале работы каждой группы я говорю своим клиентам: «Расстановка — это, в лучшем случае, шаг в твоем развитии, не больше, но и не меньше». При этом я люблю использовать образ парусника, который, изменив первоначальный курс всего лишь на один градус, оказывается совершенно не там, где планировалось. Так и расстановка благодаря небольшой «коррекции курса» может привести к большим переменам. Как я уже подчеркивала, суть этих перемен заключается во внутренней позиции, в установке клиента. Расстановка — не чудодейственное средство и не фокус, сделать расстановку — не значит решить проблему раз и навсегда. Я постоянно указываю своим клиентам на то, что после расстановки, особенно очень глубокой, иногда может становиться хуже, чем было. Причиной такого ухудшения является лояльность по отношению к семейной системе, поскольку высвобождение из переплетения ставит лояльность под угрозу. Тут активизируется бессознательное. При помощи угрызений совести и ухудшения самочувствия поддерживается бессознательная лояльность. Для меня важно, чтобы клиенты и на сознательном уровне понимали эту взаимосвязь.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.