Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ТВОРЧЕСКАЯ ИНДИВИДУАЛЬНОСТЬ




Если актер хочет усвоить технику своего искусства, он дол­жен решиться на долгий и тяжелый труд; наградой за него будут: встреча с его собственной индивидуальностью и право творить по вдохновению.

Общая характеристика

Здесь будет уместным сказать несколько слов о том, что называется творческой индивидуальностью художника. Даже краткое знакомство с некоторыми из основных ее свойств может оказаться полезным для актера, ищущего пути к сво­бодному проявлению своей творческой сущности на сцепе.

Если вы предложите двум в равной мере талантливым пей­зажистам изобразить один и тот же ландшафт с непременным условием передать его с возможной точностью, вы в результа­те их творческой работы получите два различных пейзажа. Произойдет это потому, что каждый из них изобразит вам свое индивидуальное восприятие пейзажа, так сказать, пейзаж внут­ренний, а не внешний. Один из них, может быть, передаст вам атмосферу пейзажа, красоту его линий и форм, другой увидит и передаст силу контрастов, изобразит игру света и теней и т.п. Один и тот же пейзаж послужит им предлогом для проявления их индивидуальностей, причем картины их будут свидетельство­вать о различии этих индивидуальностей.

Творческая индивидуальность каждого художника всегда стремится выразить одну основную идею, проходящую как лейтмотив через все его произведения. То же следует сказать и об индивидуальности актера.


КаксгаткМмрим


■** **—161


та


7Сак стать актером


Как часто мы слышим, например, что существует только один Гамлет, тот, которого создал Шекспир. А кто дерзнет сказать, что он знает, каков был Гамлет в воображении са­мого Шекспира? «Шекспировский» Гамлет — миф. В дей­ствительности существуют и должны существовать столько различных Гамлетов, сколько талантливых, вдохновенных ак­теров изобразят нам его на сцене. Творческая индивидуаль­ность каждого из них изобразит нам своего, в своем роде единственного Гамлета. Со всей скромностью, но и со всей смелостью должен актер, если он хочет быть артистом на сцене, искать свой собственный подход к изображаемым им ролям. Но для этого он должен постараться вскрыть в себе свою индивидуальность и научиться прислушиваться к ее го­лосу.

Переживание творческой индивидуальности

Теперь спросим себя: как переживается актером его твор­ческая индивидуальность в минуты вдохновения? В нашей обыденной повседневной жизни мы говорим о самих себе — «я»: «я хочу, я чувствую, я думаю». Это наше «я» мы отож­дествляем с нашим телом, привычками, образом жизни, се­мейным и социальным положением и т.д. Но таково ли «я» художника, находящегося в творческом состоянии? Вспом­ните самого себя в счастливые минуты пребывания на сцене. Что происходит с нашим обыденным «я»? Оно меркнет, ухо­дит на второй план, и на его место выступает другое, более высокое «я». Вы, прежде всего, чувствуете его как душев­ную силу, и притом силу иного порядка, чем та, которую вы знаете в обыденной жизни. Она пронизывает все ваше суще­ство, излучается из вас в ваше окружение, заполняя собой сцену и зрительный зал. Она связывает вас с публикой и передает ей ваши творческие идеи и переживания. Вы чув­ствуете: сила эта связана и с вашим телом, но иначе, чем сила обыденного «я». Свободно излучаясь вовне, она почти не напрягает ни мускулов, ни нервов вашей физической орга-

162—■Л» 4V


Fnaea 5. Актерское мастерство


Щ>


низации, делая вместе с тем ваше тело гибким, эстетичным и чутким ко всем душевным волнениям. Тело становится по­слушным проводником и выразителем ваших художествен­ных импульсов.

Три сознания

Значительные изменения происходят и в вашем сознании. Оно расширяется и обогащается. Вы начинаете различать в себе как бы три отдельных, до известной степени самостоя­тельных существа, три различных сознания. Каждое из них имеет определенный характер и свои задачи в творческом процессе.

Материалом, которым вы пользуетесь для воплощения ва­ших художественных образов, являетесь вы же сами, с ваши­ми душевными волнениями, с вашим телом, голосом и способ­ностью движения. Однако «материалом» вы становитесь только тогда, когда вами овладевает творческий импульс, т. е. когда ваше высшее «я» пробуждается к деятельности. Оно овладе­вает «материалом» и пользуется им как средством для вопло­щения своего творческого замысла. При этом вы находитесь в том же отношении к своему материалу, как и всякий другой художник к своему. Как живописец, например, находится вне материала, которым он пользуется для воплощения своих об­разов, так и вы, как актер, находитесь в известном смысле вне вашего тела и вне творческих эмоций, когда вы играете, охваченный вдохновением. Вы находитесь над самим собой. Ваше высшее «я» руководит живым «материалом». Оно вы­зывает и гасит творческие чувства и желания, двигает вашим телом, говорит вашим голосом и т.д. В минуты творческого вдохновения оно становится вашим вторым сознанием наряду с обыденным, повседневным.

Но к чему же сводится роль вашего повседневного созна­ния в такие минуты? К тому только, чтобы следить за пра­вильным выполнением всего, что должно быть произведено на сцене: установленные режиссером мизансцены, найден-

-а» w—163


"Как стать актером

ный на репетициях психологический рисунок роли, компози­ция отдельных сцен и всего спектакля и т.д. не должны быть нигде нарушены. Словом, наряду с вдохновением, исходя­щим от высшего «я», должен быть сохранен и здравый смысл низшего «я».

Если бы здравый смысл вашего обыденного сознания пе­рестал оберегать найденную и зафиксированную ранее фор­му, ваше вдохновение могло бы разбить ее, сделать вашу игру хаотичной, и вы, потеряв самообладание на сцене, подверг­лись бы риску выйти за пределы не только вашей роли, но и всего спектакля. Нередко старые русские актеры на провин­циальных сценах, увлекаясь идеалом «вдохновенной игры», ломали мебель на сцене, «не помня себя», душили своих парт­неров и, не будучи в состоянии обуздать своих «пережива­ний», рыдали в антрактах и пили после спектакля, сжигаемые огнем «вдохновения». В этом было много романтики, и иног­да, вопреки здравому смыслу, все-таки хочется пожалеть о том, что эта романтика исчезла бесследно.

С другой стороны, если вы, сохраняя найденную форму, выступите перед публикой без вдохновляющего вас вашего второго сознания, если вы захотите руководиться только здра­вым смыслом, ваша игра останется мертвой и холодной. Со­временные актеры, в противоположность старым, «вдохновен­ным», нашли оправдание своей безжизненной игре: они назы­вали ее «игрой на технике». Но об этой игре, когда она исчезнет со сцены, едва ли придется пожалеть.

Таковы два различных сознания, которые вы переживаете в моменты вдохновенной игры на сцене. Но где же третье сознание? Кому принадлежит оно? Созданный вами сценичес­кий образ есть носитель этого третьего сознания.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.