Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Билет 38. Политика «перестройки» в 1985—1991 гг. М.С. Горбачёв. Распад СССР.





Курс на социально-экономические преобразования, провозглашенный М. Горбачевым с приходом к руководству СССР, имел на отправном этапе такую же тенденцию, как и попытки его предшественников, пытавшихся при восхождении к власти показать себя деятельными демократическими реформаторами. Система социально-экономических и политических акций, направленных на реформирование общества, вошла в историю под названием "перестройка". В развитии этого периода выделяется несколько этапов.
Первый: весна 1985 г. - лето 1987 г. В рамках этого этапа были предприняты тщетные попытки реализовать концепцию так называемого ускорения. Как предполагало и верило руководство страны, вывести общество из застоя (пока еще слово "кризис" не упоминалось) поможет борьба с пьянством (отсюда беспрецедентная антиалкогольная кампания) и распущенностью (продолжение курса Ю. Андропова на укрепление в обществе дисциплины). Как ожидалось, эти меры должны были оперативно сказаться на росте производительности труда и ускорении общественного развития.
Однако, в качестве главного фактора ускорения виделась идея обновления производственного аппарата (станки, оборудование, технологические линии и т.д.). Как считали некоторые "архитекторы перестройки", посредством перераспределения валютных ресурсов с закупки потребительских товаров (продовольствие, одежда, обувь и т.д.) на машиностроительный импорт уже к 1990 году долю машин, оборудования и приборов гражданских отраслей машиностроения, отвечающих мировым стандартам, удастся довести до 90%. Как следствие - все то же резкое повышение производительности труда и ускорение.
В аграрной сфере возможность ускорения виделась во внедрении достижений НТР, новых технологий и других факторов интенсификации сельскохозяйственного производства. Как подчеркивал М.С.Горбачев в своих выступлениях в Целинограде в сентябре 1985 г., эти моменты способны сообщить сильнейший импульс колхозно-совхозной системе, потенциал которой якобы огромен.
Между тем в условиях отсутствия рынка и частной собственности и, как следствие, конкурентной борьбы за потребителя всякие идеи ускорения оставались не более чем иллюзией. Действительно, зачем заводу, являющемуся монопольным производителем, скажем, телевизоров, новые технологические линии (пусть хотя бы и японские), если у него при всеобщем дефиците даже самая устаревшая и некачественная продукция будет востребована потребителем. Ведь последний лишен выбора и будет вынужден брать то, что ему предлагает производитель-монополист, причем по монопольно же высоким ценам. А раз так, то какой смысл в новых технологиях, станках и т.д.? И без них предприятия-монополисты будут процветать. Поэтому заводы и фабрики всячески отказывались от навязываемого им в рамках партийного курса на ускорение импортного оборудования, а когда это не удавалось, то последнее в контейнерах или в распакованном виде складывалось на задних дворах, открытое всем ветрам, снегам и дождям.
Очень быстро несостоятельность концепции ускорения выявилась и в сельском хозяйстве. Здесь тоже все объяснялось отношениями собственности. Государственная колхозно-совхозная система уже в силу своей природы была не способна воспринять достижения научно-технической революции, новейшие технологии и научные системы земледелия. Колхозники и рабочие совхозов, будучи бесправными поденщиками, у государства, отчужденными от средств производства, и результатов труда, были в принципе безразличны к общественному производству и рассматривали работу здесь как своеобразную барщину. В рамках такой мотивации говорить о сколько-нибудь серьезной интенсификации было излишне самоуверенно.
Что касается ставки на борьбу "всем миром" за дисциплину, то с помощью этой меры удалось повысить эффективность производства лишь на один процент, да и то только в первый год перестройки. Антиалкогольная же кампания привела к нарастанию дефицита госбюджета и обострению ситуации на потребительском рынке.



Итоги и уроки «перестройки»

Крах «перестройки» стал реальностью осенью—зимой 1991 г. Ее результат оказался вовсе не таким, на который рассчитывали М. С. Горбачев и его единомышленники. Им не удалось ни вывести СССР на мировые рубежи в промышленном производстве и НТП, ни модернизировать одряхлевшую советскую систему, ни создать новую модель социализма. Имя Горбачева в массовом сознании прочно связывается с крушением привычного жизненного уклада, со всеми невзгодами и потрясениями, обрушившимися на страну в конце 80 – начале 90-х гг.

Для всесторонней, объективной оценки «перестройки» еще нет достаточной временной дистанции, еще не завершились начатые ею процессы, не отстоялся исторический материал.

Однако уже в настоящее время можно уйти от эмоциональных оценок недавнего прошлого и говорить об исторических уроках «перестройки». Первый из них связан с самим принципом оценки горбачевской «перестройки».

Прежде всего очевидно, что подобный финал – закономерный (не в детерминистском, а вероятностном смысле) итог целого исторического этапа развития страны, начавшегося после смещения Н. С. Хрущева, основным содержанием которого является спонтанное перерождение и разложение советской системы.

Авторы, которые сегодня обвиняют Горбачева в многочисленных ошибках и утратах от его экспериментаторства, прежде всего в развале СССР и советской социалистической системы, явно недооценивают ведущей роли в этих процессах объективных обстоятельств, тех исторических реалий, в которых приходилось действовать реформаторам. Горбачев принял на себя руководство страной, которая уже находилась в тяжелом системном кризисе, причем его симптомы в силу опять-таки качеств самой советской системы не были заметны даже для руководящих кругов. Более того, по оценкам экономистов, к 1985 г. основные экономические факторы, от которых зависело дальнейшее развитие страны (мировая конъюнктура, возможность привлечения долгосрочных кредитов и т. д.), находились вне контроля советского руководства, в силу чего роль даже самых больших ошибок инициаторов «перестройки» в крахе советского социализма не столь велика. Второй урок – его можно было бы назвать уроком реализма – заключается в том, что далеко не все сегодня, включая и самого инициатора «перестройки», готовы после многих лет триумфального шествия коммунизма по планете, непрерывного роста промышленной и военной мощи СССР признать закономерным и неизбежным кризис и крах социализма, порочность его доктринальных корней, его историческую обреченность, на которую еще на заре Советской власти указывал Б. Бруцкус, что в теории доказывали Л. Мизес и А. Хайек. Сегодня невозможно отрицать того, что в самой системе были заложены мощные силы самораспада, важнейшим свидетельством наличия которых является постоянная озабоченность большевистского режима проблемами собственной легитимации. Отсюда следует, что одна из главных причин поражения Горбачева – ставка на социалистический выбор страны. Сегодня вполне очевидно, что кардинальные реформы были необходимы стране. Не случайно на протяжении предшествующего «перестройке» тридцатилетия советские руководители безуспешно пытались с помощью реформ решать назревающие проблемы. Гипотетически для каждого предшественника Горбачева существовали альтернативные варианты реформ. Правда, не для улучшения социализма, а для выхода из него.

Основная заслуга Горбачева в том, что он осознал глубинную необходимость перемен и решился их инициировать. Горбачев никогда не ставил вопрос о ликвидации советской системы, он хотел лишь ее усовершенствования. Но механизмы, с помощью которых он пытался это сделать, оказались неэффективными. Именно в этом плане «фактор Горбачева» оказался решающим в ускорении развала планово-распределительной системы, развала неизбежного и в конечном итоге спасительного для России.

Очевидно, не могут быть забыты заслуги М. С. Горбачева в разрушении «железного занавеса», в ликвидации основ тоталитарной системы, проведении первых демократических преобразований.

Билет 39. Социально-экономическая и политическая ситуация в России 1992 – 1999 гг. Внешняя поли­тика. Б.Н. Ельцин.

С конца 1991 г. на международной политической арене появилось новое государство – Россия, Российская Федерация, РФ. Руководству России предстояло продолжить курс на демократические преобразования общества и создание правового государства. В числе первоочередных задач было принятие мер по выходу страны из экономического и политического кризиса. Надлежало создать новые органы управления народным хозяйством, сформировать российскую государственность.

Деятельность государственного аппарата протекала в условиях жесткой конфронтации законодательной и исполнительной власти. Состоявшийся в ноябре 1991 г. V Съезд народных депутатов РФ предоставил президенту широкие полномочия для проведения экономических реформ. Большинство депутатов российского парламента поддерживали курс социально-экономических реформ. В конце 1991 года Россия объявила себя правопреемницей СССР и осуществила «приватизацию» союзной собственности, расположенной на ее территории.

К началу 1992 г. правительство, возглавляемое экономистом Е.Т. Гайдаром, разработало программу радикальных реформ в области народного хозяйства. Центральное место в ней занимали меры по переводу экономики на рыночные методы хозяйствования (меры «шоковой терапии»).

Основная роль в процессе перехода к рынку отводилась приватизации (разгосударствлению) собственности. Ее результатом должно было стать превращение частного сектора в преобладающий сектор экономики. Предусматривались жесткие меры налогового обложения, либерализация цен и усиление социальной помощи малоимущей части населения.

Важное место в программе перехода к рынку занимала либерализация цен – освобождение их из-под контроля государства. Проведенная в соответствии с программой со 2 января 1992 г. эта мера, вызвала резкий скачок инфляции. За год потребительские цены в стране выросли в 50-100 раз. Снизился уровень жизни населения: в 1994 г. он составлял 50 % от уровня начала 90-х годов. Прекратились выплаты гражданам их денежных сбережений, хранившихся в Госбанке.

14 августа 1992 г. вышел Указ Президента РФ о введении в действие системы приватизационных чеков (ваучеров). Цель: компенсировать ущерб от либерализации цен и вовлечь все население страны в процесс приватизации (сделать всех собственниками средств производства). Процесс приватизации был во многом связан с именем А. Чубайса, ставшего 1 июня 1992 г. заместителем председателя правительства. 31 июля 1994 г. закончился первый этап приватизации - чековый. Позднее начался второй этап приватизации - этап денежной приватизации, введенной Указом Президента РФ.

Приватизация госсобственности охватила в первую очередь предприятия розничной торговли, общественного питания и службы быта. В результате политики приватизации в руки частных предпринимателей перешли 110 тыс. промышленных предприятий. Однако изменение формы собственности не повысило эффективности производства. В 1990-1992 гг. ежегодное падение производства составляло 20%. К середине 90-х годов тяжелая промышленность оказалась практически разрушенной. Так, станкостроение работало лишь вполовину своих мощностей. Одним из последствий приватизационной политики явился распад энергетической инфраструктуры.

Экономический кризис тяжело отразился на развитии аграрного производства. Недостаток сельхозтехники, перестройка форм хозяйствования повлекли за собой падение урожайности. Объем сельскохозяйственного производства в середине 90-х годов упал на 70 % по сравнению с 1991 -1992 гг. На 20 млн. голов уменьшилось поголовье крупного рогатого скота. В 1993 г. продолжилось проведение широкомасштабных рыночных преобразований: акционирование предприятий, приватизация государственной собственности, борьба с инфляцией, стабилизировавшейся к декабрю на уровне 15-17 % в месяц, активное регулирование курса рубля по отношению к мировым валютам, целенаправленное неоднократное увеличение размеров заработной платы в бюджетной сфере, ликвидация дефицита госбюджета.

Большое значение для укрепления российской валюты имело решение Центрального банка России (ЦБР) об изъятии с 26 июля 1993 г. из обращения государственных казначейских билетов банка СССР и банкнот образца 1961-1992 гг. Это решение оказало большое влияние на финансовые отношения России с бывшими республиками СССР, ускорив введение ими в обращение национальных валют.

11 октября 1994 г. финансовую систему страны всколыхнул «черный вторник», когда доллар США за один день подорожал примерно на 100 %. Среди причин резкого скачка доллара и падения рубля следует выделить:

искусственное удержание курса рубля Центробанком РФ на протяжении нескольких месяцев;

Неустойчивость политической ситуации в стране. Политическими последствиями «черного вторника» стали изменения в правительстве В. Черномырдина - был смещен министр финансов С. Дубинин, усилилось влияние первого вице-премьера А. Чубайса. Ушел в отставку и председатель ЦБР В. Геращенко.

С конца 1994 г. тяжелым грузом на госбюджет легли расходы на войну в Чечне. Хотя в 1995 г. наметилась экономическая стабилизация, об экономическом росте говорить было рано (по оценке ряда авторитетных экономистов спад производства по сравнению с 1991 г. составлял 50 %). Установление таможенных барьеров между государствами СНГ разорвало отлаженные хозяйственные связи - этот фактор стал мощным тормозом развития производства. Одновременно ряд российских предприятий стали активно взаимодействовать с зарубежными партнерами, работая по их заказам на импортном оборудовании. Этому способствовала политика российского правительства, направленная на либерализацию внешнеэкономической деятельности. Был сокращен список товаров, подлежащих обязательному лицензированию, отменен институт спецэкспортеров (привилегированных фирм, обладающих монопольным правом вывоза стратегического сырья - нефти, леса, ценных металлов), что вело к разбазариванию национальных богатств.

Летом 1995 г. правительство России впервые за годы реформ установило «валютный коридор», ограничив стоимость доллара США 4900 руб. (впоследствии этот потолок постепенно поднимался). За 1995 г. снизился уровень инфляции - с 18% в январе до 4,5 % в ноябре.

Падение производства остановить не удалось, за годы реформ оно составило 50 процентов (причем, в машиностроении - 70%, в ВПК- 90 %). По данным Госкомстата РФ экономическое отставание России от США выросло за четыре года реформ на 64 %. Объем валового национального продукта (ВНП) России по итогам 1993 г. составлял 13,6 % от ВНП США (1990 г. - 23 %). РФ относилась к странам среднего уровня развития и находилась на 55 месте в мире. Разрыв в уровне развития экономики России и передовых стран продолжал сохраняться. Увеличивался внешний долг. В начале 1992 г. он составлял 64,3 млрд. $, а к 1996 г. увеличился до 120 млрд. $. Продолжался процесс «бегства» капитала из России - по одним источникам было вывезено около 100 млрд. $, по другим - 140 млрд.

Приватизация не оправдала ожиданий. Каждые 7 из 10 приватизированных предприятий сократили производство на 15-20%. Собственность превратилась в объект злоупотреблений и спекуляций. Поступления в госбюджет от приватизации были чрезвычайно незначительны: 0,02 - 0,04 % от ВНП. Зарубежные фирмы стремились взять под контроль жизненно важные отрасли экономики страны. Национальный доход (НД) за 1991-1995 гг. уменьшился на 40%. (для сравнения: с 1940 по 1945 гг. НД сократился на 17%). Мировая практика не знает подобных результатов экономического реформирования.

Социальная структура российского общества обрела признаки деградации. Уменьшился удельный вес экономически активного населения. Увеличилась численность безработных, бездомных, нищих. Слой богатых в стране насчитывал 3 - 5 % населения. Среднеобеспеченные составляли лишь 12 -15 %. Таким образом, в России произошла поляризация населения и обнищание его значительной части. Социальная структура общества приобрела черты буржуазного общества раннего капитализма. Его характерными чертами являлись аморфность классовой структуры, интенсивный процесс люмпенизации трудящихся, криминализация общественных отношений. Численность населения в стране сократилась. К 1995 году продолжительность жизни уменьшилась до 65 лет (мужчины - до 58 лет, женщины - до 72 лет). Общая численность безработных достигла 5,7 млн. человек. Количество населения с доходами ниже прожиточного минимума составило 36,6 млн. чел. По уровню питания россияне перешли с 7-го места (1990 г.) на 40-е (1995 г.).

В 1996-1997 гг. главной задачей руководства РФ в сфере экономики явилось соблюдение жесткой финансовой дисциплины и сокращение бюджетных расходов. Была развернута компания по проведению залоговых аукционов: продажа государственного пакета акций крупных предприятий страны (Норильский никель, Связьинвест и др.) во временное управление частными компаниями. В настоящее время доля частного сектора в производстве ВВП оставляет около 80 %. Из этого следует, что капитал в экономике современной России занимает лидирующие позиции.

Финансовая стабилизация страны во многом достигалась жестким регулированием конвертируемости российской национальной волюты. Однако структурный экономический кризис 17 августа 1998 г. в одночасье разрушил все оптимистические ожидания ведущих зарубежных и отечественных политиков и экономистов. Реальные доходы российских граждан сократились в среднем на 25 %. Правительство С. В. Кириенко было отправлено в отставку. Немаловажную роль в стабилизации валютно-финансовой системы страны сыграл кабинет министров во главе с Е.М. Примаковым. Благодаря жесткому финансовому регулированию к маю 1999 г. удалось добиться снижения инфляции в стране до 2, 5 %.

Несмотря на достигнутые успехи правительства, Б.Н. Ельцин отправил Е.М. Примакова в отставку. Начался этап частых кадровых перестановок в высшем руководстве страны. В мае 1999 г. председателем Правительства стал С. В. Степашин, который на этой должности находился всего три месяца. За короткий период его правления экономическая ситуация в стране не улучшилась. Новым председателем правительства с августа 1999 г. стал В.В. Путин.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.