Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Историография национал-социализма





 

Историография национал-социализма колоссальна по своему объему. Только библиография работ, опубликованных на Западе, насчитывает более 20 тыс. наименований и продолжает расти. Это объясняется огромным влиянием германского фашизма на судьбы Германии, Европы и мира. Активному изучению истории национал-социализма способствовала также широкая база источников. Первые из них были опубликованы в материалах Международного военного трибунала над главными военными преступниками, который проходил в Нюрнберге в ноябре 1945 — октябре 1946 г.

Изучение фашизма не было и не является монополией немецких историков и носит международный характер. В отличие от немцев, историки других стран были свободны от груза нацистского прошлого, и это давало определенный выигрыш их исследованиям.

На Западе, за пределами Германии, наибольшего прогресса в изучении нацизма достигли англичане и американцы, а в изучении Холокоста видное место занимают израильтяне. Западные историки во многом придавали свежие импульсы исследованию нацизма своими новыми подходами, а также сильными либеральными традициями и оказали большое влияние на западногерманскую историографию.

В изучении фашизма с марксистских позиций особенно большую роль сыграли историки СССР. Активно работали в этом направлении и ученые бывших социалистических стран Восточной Европы — ПНР, ЧССР, СФРЮ и др. Но в этих странах изучение фашизма велось на узком методологическом пространстве и было сильно политизировано, что отрицательно сказывалось на тематике и глубине исследования. Это, безусловно, относилось и к историографии ГДР.

Тем не менее историки-марксисты внесли большой вклад в исследование темы преступлений нацизма, особенно на оккупированных нацистской Германии территориях, а также в изучение войны и антифашистского движения Сопротивления. Много внимания было уделено вопросам исторических и идеологических корней национал-социализма, ответственности реакционно-консервативных политических кругов и крупного капитала за приход фашистов к власти. В Советском Союзе наибольший вклад в исследование германского фашизма внесли такие историки и публицисты, как А. А. Галкин, Л. И. Гинцберг, А. С. Бланк, В. А. Буханов, В. И. Дашичев, Д. Е. Мельников, Д. М. Проэктор, М. И. Семиряга, Л. А. Безыменский, Л. Б. Чёрная. Проблемам внутриполитического развития нацистской Германии посвятили свои работы Г. Л. Розанов, А. А. Аникеев, М. Е. Ерин, Н. С. Черкасов и др. историки. В новой России продолжает развиваться историография национал-социализма, а также издается много работ известных зарубежных авторов, посвященных германскому фашизму и его лидерам.



Критическое обсуждение, «исторические дебаты» вокруг проблем возникновения, существования и «наследия» Третьего рейха стали важнейшим элементом формирования новой политической культуры двух послевоенных немецких государств. В течение 40 лет их развитие шло различными путями. В ФРГ утвердилась западная модель либерально-демократического общества. ГДР пошла по пути общественного развития советского типа. Но «преодоление прошлого» во многом шло сходными путями. При всех коренных идеологических различиях и политическом противостоянии двух германских государств, в них возобладала одна общая тенденция — осуждение нацизма, всех видов фашизма и неофашизма, признание антифашистских ценностей.

 

«Разрыв» или континуитет истории?

 

Сразу после войны в консервативных общественных, политических и религиозных кругах Германии и за ее пределами было широко распространено мнение о Третьем рейхе, как своеобразном «несчастном случае» в немецкой истории, как «разрыве» с историей (историк Г. Риттер). Такой подход был попыткой отмежеваться от преступлений нацизма, но он ставил под сомнение основополагающий принцип историзма, на котором длительное время возводилось здание немецкой историографии.

Такому суждению противостояли либеральные историки. Крупнейший из них — Ф. Майнеке — объяснял «немецкую катастрофу» (название его книги 1946 г.) засильем в немецкой идеологии консервативных прусско-германских традиций, которые были «той исторической силой, которая, пожалуй, в наибольшей степени содействовала созданию Третьей империи».

Марксистские авторы видели корни нацизма в особой агрессивности германского империализма, а история Германии представлялась некоторым из них как некая «предыстория» Третьего рейха (Л. Абуш. Ложный путь одной нации, 1946; А. Норден. Уроки германской истории, 1948).

В дальнейшем идеи о германском фашизме как власти крупного капитала и крайней формы милитаризма получили развитие в марксистской историографии ГДР. Основными ее темами стало изучение поддержки нацистской партии со стороны монополий, немецкой военщины и крупных аграриев (К. Дробиш, К. Госсвайлер, Э. Чихон, В. Руге и др.). Много внимания уделялось развитию военного хозяйства нацистской Германии (Д. 628хольц и др.). Достаточно глубоко исследовались идеологические корни фашизма, его составные части, например антисемитизм (К. Петцольд и др.). Историки восточногерманского государства исследовали также террористическую и пропагандистскую машину нацизма, ее преступную сущность. Несмотря на методологическую и тематическую узость, историкам ГДР удалось добиться неплохих результатов в исследовании нацистского варианта государственного регулирования и планирования капитализма и заслужить в этой области международное признание. После объединения Германии в 1990 г. марксистская историография практически сошла на нет и в новых восточных землях воцарилась плюралистическая модель историографии по западногерманскому образцу.

Основная масса немецких исследований по нацизму и раньше сосредоточивалась в ФРГ. На первых порах много внимания было уделено причинам прихода Гитлера к власти. Большая заслуга в исследовании этой темы принадлежит К. Д. Брахеру, который в своей работе «Распад Веймарской республики» исследовал роль системного кризиса власти последних лет республики (1957). При этом ученые обращали внимание на тот факт, что становление нацизма как движения и прорыв его к власти осуществлялись на фоне общеевропейского кризиса буржуазного либерализма и демократии, а национал-социализм явился составной частью европейского фашизма (Э. Нольте).

Большое значение для утверждения в ФРГ мнения о континуитете внешнеполитических планов кайзеровской и нацистской Германии имела книга леволиберального историка Ф. Фишера «Рывок к мировому господству» (1961). Она способствовала признанию историками тесного сотрудничества и «решающей параллельности интересов партийной верхушки, вермахта и крупной промышленности» в Третьем рейхе (Д. Петцина). Эта точка зрения противостояла попыткам реабилитировать крупный капитал и милитаристские круги Германии.

В ФРГ была также достаточно распространена точка зрения о том, что Гитлера вынудили начать войну внешнеполитические обстоятельства и «враги» Германии (тезис о «превентивной войне»). Реалистически мыслящие историки ФРГ (А. Хильгрубер, К. Хильдебрант, Г.-А. Якобсен, В. Михалка, и др.) в своих работах, посвященных внешней политике и войне, приложили немалые усилия, чтобы сломать подобный стереотип послевоенного немецкого сознания и раскрыть агрессивные намерения фашистской Германии. Историками либерально-демократического направления была развеяна легенда о «чистом», незапятнанном преступлениями вермахте (М. Мессершмит, Р. Д. Мюллер, Г. Г. Вильгельм, Ю. Фёрстер, В. Ветте, Г. Юбершер, Х.-Х. Нольте и др.).

Большое внимание было уделено феномену Гитлера. В 1973 г. Й. Фест опубликовал основательную биографию Гитлера, которая выдержала ряд изданий и переведена на многие языки. С тех пор биографический жанр занимает видное место в историографии нацизма и постепенно создаются работы о всех видных руководителях Третьего рейха.

Западногерманским историкам либерального и демократического толка пришлось немало потрудиться для того, чтобы противостоять представлению большого числа немцев о «хороших довоенных временах» при Гитлере. Они много сделали для освещения характера внутриполитической жизни при нацизме, организации государственной власти, разоблачению преступлений нацизма (М. Брошат, П. Лонгерих, О. Когон, В. Бенц и др.).

В отличие от ГДР, в Федеративной республике изучение фашизма проходило в обстановке споров. Особенно это касалось вопроса об историческом месте национал-социализма. Так, например, острую дискуссию вызывал вопрос о сочетании в национал-социализме элементов «модернизма» и «варварства», идей индустриального и доиндустриального общества. Большинство немецких историков отрицательно отнеслось к попыткам некоторых авторов расценивать мировоззрение Гитлера как «современное». Они считают, что «модернистские», внешне передовые средства (технический прогресс, социальная политика, открытия в медицине и др.) были поставлены на службу в корне реакционным и явно антимодернистским целям. X. Моммзен назвал это явление «симуляцией модернизма», а Н. Фрай полагает, что «модернизация носила вынужденный характер и не была сущностью режима».

Современная немецкая историография проявила определенные тенденции к ревизии некоторых оценок периода национал-социализма. Они не касаются преступной сущности нацизма, а связаны с преодолением тезиса о «разрыве истории» в его эпоху. Теперь исторический континуитет признается не только в сфере реакционно-консервативных идей и агрессивной политики, но и в других областях жизни Германии. Констатируется, например, что в социальной политике нацизма получили дальнейшее развитие социальные традиции Германии конца XIX — 20-х гг. XX в., и она (политика) была в чем-то воспринята ФРГ (Г. Винклер, Н. Фрай и др.). Нацисты, подчас невольно, способствовали развитию социально-нивелированного общества «среднего класса» (В. Бенц, Б. Вендт, К.-Й. Хуммель, К. Дюффлер и др.).

В современных обобщающих исследованиях ярко отразилась «многоцветность» нацистского режима, которая помогает лучше понять его притягательную силу для народа и одновременно его преступную энергию («Соблазн и принуждение» Х.-У. Тамера, «Обманчивое сияние Третьего Рейха» П. Райхеля и др. работы).

 

«Добровольные подручные Гитлера?»

 

Общественное мнение всегда будоражил вопрос о степени вины и ответственности немцев за преступления национал-социалистов. В 1996 г. этот вопрос с особой остротой был поставлен американским историком Д. Гольдхагеном в книге «Добровольные подручные Гитлера». В ней он сделал однозначный вывод о предрасположенности всех немцев к поддержке нацистских преступлений. Дискуссия вокруг этой книги, само развитие немецкой историографии выдвинули вопрос о реакции населения на политику национал-социализма в центр внимания практически всех работ о нем.

Еще в 70-80-е гг. XX века историки основательно исследовали социальный состав и электорат нацистской партии. Одновременно эта тема была дополнена изучением национал-социализма на региональном, муниципальном и коммунальном уровне. Немецкие ученые стали глубоко исследовать "Alltag" («повседневную жизнь») при национал-социализме.

В 1990-е гг. видное место заняли вопросы изучения системы концлагерей, обращения с военнопленными (особенно — советскими), а также с насильственно угнанными восточными рабочими («остарбайтерами»). Традиционная политическая история отходит на второй план и уступает место постмодернистским методам и темам исторического исследования: менталитета, тендерной политики, культурологическим и религиозным аспектам национал-социализма. В рамках исследования геноцида и Холокоста получила развитие «история снизу» — история формирования отдельных карательных подразделений, медицинских учреждений, занимавшихся эвтаназией, военных частей, предоставлявших солдат и офицеров для участия в массовых казнях. Были написаны десятки биографических работ деятелей нацистской партии среднего и низшего звена.

Картина истории дополняется рефлексивными воспоминаниями быстро уходящего поколения свидетелей событий. Весь этот большой массив литературы позволяет, в целом, составить мнение о мотивах людей, поддержавших нацистский режим или, наоборот, отвергавших его, о фанатизме одних и индифферентности других. Главный вывод состоит в том, что без системы доносительства, а также коллаборационизма карательные органы нацистской Германии были бы не в состоянии развернуть столь полномасштабный террор как внутри страны, так и за его пределами (П. Мальман).

Исследование Сопротивления национал-социализму также является важным направлением немецкой историографии. В этой области созданы многочисленные работы о тех, кто с риском для жизни противостоял нацизму — независимо от социальной, политической или религиозной предрасположенности. В этом направлении многое сделали такие ученые, как X. Моммзен, Й. Тухель, П. Штайнбах, Г. Р. Юбершер, К. Дробиш и др. Работы историков над этими темами во многом способствовали увековечению памяти деятелей немецкого Сопротивления и внесли большой вклад в формирование антифашистского консенсуса немецкого общества. Сохранение этого наследия и сегодня остается важной задачей.

 

ГЛАВА V





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.