Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Звёзды просыпаются в полночь 19 глава





Тайрек осторожно двигался назад. Нужно лишь добраться до лестницы. Но Зере застыла на месте, боясь отступить. Сааксец расположился перед девушкой и, пока Говард придумывал ответ, спиной толкнул танцовщицу. Зере не удержалась и полетела вниз. Тайрек хлопнув по панели, нырнул вслед за ней. Стрелки, очнувшись, дали залп, но было уже поздно. Люк захлопнулся над беглецами, в то время как лестница несла их вниз. Даже не вниз – вперёд и вправо, будто следуя к некому пункту назначения.

Когда лестница, наконец, коснулась пола, Зере поднялась на ноги, вытерла слёзы с глаз и спросила:

- Они не последуют за нами?

- Уже нет, - ответил ей грубый голос. – Впрочем, и вы далеко не уйдёте.

Тайрек поднял взгляд и увидел дюжину людей с винтовками. На них были зелёные униформы, но кому они принадлежали – неизвестно. Это была точно не одежда Союза, но и на синдикатовскую она не смахивала.

- Кто вы такие? – спросил Тайрек.

- Зависит от того, кто спрашивает, - ответил стоящий впереди мужчина с армейской стрижкой.

- Мы оба сааксцы, - ответила Зере, не дав парню времени на ответ.

Лицо мужчины расплылось в ухмылке:

- Что же, тогда не волнуйтесь, друзья. Мы защитим вас от Стрелков.

- Говард двигает грёбаные здания, - процедил Тайрек.

- Но только не здесь, - усмехнулся мужчина, взмахнул рукой – и из пола выросла колонна, которая полностью заслонила люк. – Здесь у него нет власти.

Девушка аккуратно гладила его протез. Тайрека слегка раздражало, как она это делает.

- Калибровка, - бормотала Зере, - является ключевым элементом в обращении с аугментикой. Тебе повезло, что нога не сломалась, и ты не повредил себя, Тайрек.

Она взяла инструмент, напоминавший дрель, и вгрызлась им в главный шарнир ноги. Сааксец скрипнул зубами, терпя боль.

- Ты чувствуешь слишком много, - сказала танцовщица. – Ощущения выкрутили на максимум. Этого быть не должно. Я удивлена, как ты всё это время вообще мог ходить.

Сняв шарнир, девушка вскрыла корпус протеза и начала рассматривать проводки и механизмы. Её лицо исказила гримаса задумчивости.



- Протез дорогой, поэтому и управление им усложнено. Больше работающих систем, всяких стабилизаторов. Я постараюсь отключить четверть функций, ты будешь меньше чувствовать, но зато сможешь быстрее двигаться. А ведь это сейчас важнее всего?

- Было важно несколько часов назад, - буркнул Тайрек. По губам Зере скользнул смешок.

- Первое время будет ощущение отсутствия ног, может даже вернутся фантомные боли. Но оно того стоит. Так танцевать я научилась только благодаря тому, что не чувствовала, как двигаются мои ступни.

Зере перепаяла проводки и захлопнула корпус, похлопав сааксца по бедру.

- Теперь всё должно быть намного лучше, - сказала она, положив настроечный инструмент на пол. Он тут же был поглощён асфальтом. Сааксец ещё не мог к этому привыкнуть.

За ними пришёл посыльный.

- Райт ждёт вас, - сказал он.

Они называли себя Архитекторами. Забавно, думал Тайрек, оглядывая пустоту вокруг. Они ведь, по факту, ничего так и не построили. Навсегда, в смысле.

Вещи вокруг этих людей появлялись сами. Дороги, здания, кровати, кабинки с душем и ваннами – всё это создавалось за мгновения из ничего. Их было не очень много – человек пятьдесят максимум, примерно поровну мужчин и женщин. Но одежда у них была старая, будто украденная с каких-то древних складов. Главный у Архитекторов по имени Райт сказал, что форма осталась со времён Освобождения.

Тайрек с Зере следовали за Райтом. Парень сильно хромал – ноги перестали болеть, но протезы, судя по всему, сильно повредились. А может, как говорила Зере, нужно было просто к ним привыкнуть. Сааксец рассматривал стриженую на армейский манер голову главы общины и гадал, снится ли ему это всё или нет. Происходящее казалось невероятным, сказочным, невозможным.

- Это всё дар технологий, - произнёс Райт глубоким убеждённым голосом. – Бог из машины, так сказать.

- Я не знал, что существуют люди, способные творить подобное, - сказал Тайрек.

- Мы были в Городе с начала его создания. Именно на Архитекторов Освободитель возложил задачу построить его. У нас были технологии, у него был план, как спасти всех.

- Невероятно, - шептала Зере. – Просто чудо.

- Это реальность, мадемуазель, - ответил Райт. - Впрочем, мы ещё не дошли до главной достопримечательности, ради которой вы пришли.

- А откуда вы знаете, ради чего мы пришли? – спросил Тайрек. Архитектор с лёгким удивлением посмотрел на сааксца.

- Люди приходят сюда только за одной вещью – увидеть Ковчег.

Тайрек понял, что они дошли до причала. И только теперь он заметил, что стоит перед монструозным кораблём порядка шестидесяти метров высотой. Его борта были покрашены в алые цвета, огни освещали надпись на боку. Сааксец не видел никаких надстроек на палубе. Но его внимание привлекло нечто другое.

- Для Нижних Уровней у вас довольно светло, - признался Тайрек, оглядываясь. Небольшие светосферы перемещались туда-сюда по мановению рук Архитекторов. Люди создавали новые источники света, извлекая их прямо из поверхности Города.

- А должно быть темно? – поинтересовался Райт. Тайрек не нашёл, что ответить.

- Сэр, извините нас пожалуйста, но мы пришли не совсем из-за Ковчега… - призналась Зере. Райт удивился.

- Так постойте, разве вы не из экспедиции Уильяма Лоренса?

- Вы говорите про брата принцессы Аноры? – спросил Тайрек. – Он ведь погиб.

- Это верно, но до нас дошёл один из его людей, - ответил Архитектор, присев в воздухе. Он должен был рухнуть на пол, но под ним тут же возникло удобное кресло, сделанное из флуоресцентного материала. Взмахнув рукой, Райт создал ещё пару сидений для Тайрека и его спутницы.

- Его звали Кевин, - произнёс Архитектор, сцепив руки перед собой. – Он многое рассказал нам о том, что творится с этим Городом. Мы были очень опечалены, как всё сложилось. Но увы, ничем помочь не могли.

- Что он вам сказал? – спросила Зере.

- Я так понимаю, он был близким другом Уильяма Лоренса. Принца. Сына короля. Забавно, ведь когда-то Синдикат всего лишь был объединением компаний… Видимо, совет директоров не смог удержать кого-то из глав. Тот короновал себя – и Синдикат стал королевством. Как бы там ни было, принц Уильям убедил Кевина, что ниже Пятого Уровня существует община, оставшаяся со времён Освобождения. Он раскопал эти данные в… Библиотеке, кажется. Кевин говорил, что эта организация хранит всю информацию о древних временах, доступ к её материалам платный и не всегда охватывает всё, что у них есть. Принц, как королевский отпрыск, имел право просматривать все данные. Он нашёл записи о том, что Город был построен Архитекторами, и что нас оставили жить здесь, на Нижних Уровнях, где был простор для бесконечного творчества. Уильям сложил дважды два и пришёл к выводу, что мы можем помочь ему с социальным расслоением в Старом Городе. Всё потому, что Синдикат изменил своему предназначению.

- Извиняюсь, но почему вы нам всё это рассказываете? – боязливо спросила Зере. Райт улыбнулся.

- Поймите меня правильно. Мы не дружим ни со Стрелками, ни с синдикатовцами. С Эдемом у нас тоже почти никаких связей не осталось. Всё это время наша община жила сама по себе. Еду имеем благодаря Ковчегу, энергию достаём прямо из Города. Нас не интересует, что происходит наверху. Но времена изменились.

- Первенцы вернулись во Вне, - подсказал Тайрек. Райт кивнул.

- Когда-то Дрейк сказал первому Архитектору, что когда люди покинут Город, мы возродим старый мир. Для этого и нужен был Ковчег. Больше десяти лет назад люди вышли наружу, а мы так и сидим здесь. Кому-то выгоднее держать людей внутри.

- Синдикату? – сказала Зере. Архитектор покачал головой.

- Как раз наоборот. Уильям рассказал Кевину, а Кевин рассказал нам. Синдикат, наверное, первый в очереди на выход. Карл, нынешний король, ведь и так контролирует почти весь Старый Город. Все ресурсы у него в руках. Есть армия, реальная власть. Противятся только Стрелки, да полиция, оставленная Эдемом. Но что-то ведь уже давно пошло не так. Когда только Семьи объединились в Синдикат и назначили главу, Освободитель предупредил: они могут делать что угодно, пока продолжают кормить людей, дают им работу и не посягают на Эдем. Кевин рассказал, как почти двести лет назад король Сантрикс нарушил последнее условие. Он собрал огромную армию и промаршировал до Врат, за которыми начинался Эдем.

- Никогда не слышал, чтобы подобное происходило, - сказал Тайрек.

- В том-то и дело. Эдем уничтожил всех, оставив в живых только одного солдата. Он вернулся, чтобы рассказать о постигшем войско ужасе. Все записи о короле и его Семье были уничтожены. Никто больше не вспоминал о произошедшем. Но байка передавалась от одного короля к другому, чтобы они не забывали условия, поставленные Эдемом.

- Но Карл думает, что сможет обыграть Эдем, - пробормотал Тайрек. Райт пожал плечами.

- Я никогда не видел этого короля. Я не могу сказать, хороший он правитель или нет. Я только знаю, что он захватил власть и не хочет её отпускать, ни в какую. Естественные рефлексы, конечно, но если это идёт во вред общему благу…

- Он собирает армию, - убеждённо сказал Тайрек. – Он послал солдат воевать в Саакской кампании только для того, чтобы подготовить их к схватке с Эдемом. Но почему?

- Никто не любит, когда его контролируют, - сказал Райт. – Честно сказать, мои предки первое время сами не хотели подчиняться Освободителю. Но он убедил их, что без технологий Архитекторов человечество обречено. Но ваш король, видимо, не хочет этого делать. Он хочет уйти из-под крыла Эдема, уйти во Вне.

- И для этого он захватил Карас, - мрачно подытожил Тайрек. – Проклятье. Почему Эдем не покончит с планами Синдиката?

- А для чего это делать? – неожиданно вмешалась Зере. – Если Освободитель и правда так ратует за человечество, то Эдем не будет ничего предпринимать. Ведь люди возвращаются наружу. Домой.

- А сааксцев загоняют в железную клетку как зверей, - фыркнул Тайрек. – В новом мире для всех места не хватит, да?

- Наша община веками хранила Ковчег, - произнёс Райт, - чтобы мы могли снова сделать мир таким, каким он был до Освобождения. Возможно, выселение - это лишь временная мера.

- Честно сказать, я сильно в этом сомневаюсь, - пробурчал Тайрек. – Погибшие в войне умерли тоже временно?

- Ты даже не представляешь, на какие жертвы Освободителю пришлось пойти, чтобы спасти хотя бы часть людей, - ответил Райт. – То, что Карл готов пожертвовать чужим народом, ему бы показалось даже правильным.

- Откуда вы знаете? – спросил Тайрек. – Почему вы всё время говорите так, будто лично разговаривали с Кастусом Дрейком?

Райт усмехнулся.

- Лично – громко сказано, конечно. Но почти все Архитекторы хранят наследственную память, которая передаётся вместе со способностями к манипулированию материей Города. Я, как глава общины, помню встречу с Дрейком. Или Джеком, как он ещё тогда себя называл.

- Каким он был? – сказала Зере.

- Странным. Пугающим. Одновременно маленьким и большим. Он сгорел, пытаясь осветить путь другим. Говорить о нём бессмысленно, его нужно было видеть.

Райт поднялся со светящегося кресла, подошёл к бордюру и глубоко вздохнул.

- Мне нравится, что мои предки разбили общину именно здесь. Не приходится дышать рециркулированным воздухом. Есть собственная гавань, есть свобода для творчества. Строй что угодно, создавай что хочешь. Живи и жди, когда Освободитель снова позовёт. Служение, продолжающееся веками…

- А вам не надоело ходить в одной и той же одежде? – поинтересовалась Зере. Тайрек бросил на неё укоризненный взгляд, она в ответ смешливо нахмурилась.

- Все утилизаторы у нас в Ковчеге. Мы не рискуем вносить изменения в их программу. Дрейк запретил это делать. В память внесено всего несколько типов одежды, которые мы печатаем вот уже пятьсот сорок лет. Знаете, в своё время Архитекторы считались самым прогрессивным сообществом мира, а теперь мы, наверное, самые древние его осколки.

- К слову о мире, - сказал Тайрек. – Мне нужно попасть во Вне.

Райт нахмурился.

- Боюсь, что это невозможно. Во всяком случае, отсюда.

- Почему?

- У нас нет средств для перемещения по воде.

- А Ковчег? – заикнулся было Тайрек, но по неодобрению Райта понял всё. – Ох, ладно, извините, не хотел этого говорить.

- Мы не можем использовать Ковчег только из прихоти! – ответил Архитектор. – Но вы можете пройти дальше, к рыбацким фабрикам Синдиката.

- Здесь и такое есть? – удивилась Зере. – А как же они минуют Пятый Уровень?

- У них есть отдельный переход с Четвёртого Уровня сюда. Собственно, так Синдикат и занимается рыбным промыслом. От общины фабрики отделены толстой стеной. Бедняги даже не подозревают о нашем существовании. Но если хотите, мы вас к ним проведём. Возьмёте катер или сядете на корабль – и вперёд, навстречу свежему ветру.

- Всю жизнь мечтал покататься на синдикатовском корабле, - буркнул Тайрек.

 

Платформа мерно летела над полом, приближая путников к цели. Райт управлял ей, приняв позу лотоса и сев на переднем краю. Когда понадобился транспорт, глава Архитекторов сотворил его из плоти Города и позвал Тайрека с Зере. Теперь они просто двигались вперёд.

Зере сидела на «корме», свесив протезы вниз. Её одежда во время побега превратилась в лохмотья. У плаща пришлось срезать полы, потому что они выглядели особенно жалко. Девушка смотрела в уплывающую даль. Небольшая община Архитекторов оставалась позади, становясь всё мельче и мельче. Ей было немного грустно осознавать, что они вряд ли ещё когда увидятся. Тайрек сказал, что они покинут Город на долгое время, как минимум на год.

Девушка украдкой бросила взгляд на своего дремлющего возлюбленного. Тайрек спал сидя, постоянно балансируя на грани сна и яви. Периодически он просыпался и шептал какие-то слова, смысла которых Зере не понимала. Танцовщица рассматривала несимметричное лицо сааксца – один глаз чуть-чуть больше другого, правый уголок рта всё время смещён, видимо, повреждённый нерв виноват. Щетина поглотила весь подбородок, волосы зачёсаны назад по старой моде Союза. Он казался Зере мальчишкой, который очень хочет сыграть в войну. И ей было больно осознавать, что этот мальчишка может погибнуть.

Она видела немало людей в бойцовых ямах, а также периодически вылезала из гетто, чтобы поглядеть на жизнь окраин. Несколько раз танцовщица лицезрела стычки банд. Зрелище ужасало её, но неизменно пробуждало желание увидеть ещё. Но в происходящем не хватало некой… беспощадности. Банды палили друг в друга, но в реальности не хотели друг друга убивать. Тайрек же представлял собой нечто другое.

То, с какой хладнокровностью он отправлял на тот свет Стрелков, заставляло задуматься, а человек ли он вообще? Его лицо всё время сохраняло невозмутимость, пока он проводил «зачистку» штаба Гильдии. Тогда впервые Зере поняла, что перед ней за человек.

Война сломала его, поделила на две различные личности. Обычный Тайрек - двадцатидвухлетний мальчик, который не знал, к кому прибиться, постоянно твердил о мести, но при этом позволял собой манипулировать. Другой Тайрек вместо слов творил дела. Он убивал, убивал изощрённо и с наслаждением. В его глазах плясали огоньки, в то время как лицо превращалось в неподвижную маску смерти. Он, несомненно, наслаждался каждой секундой творящегося действа. Это пробуждало в нём те самые инстинкты убийцы, которые «обычный» Тайрек хоронил в себе почти десять лет. Он становился тем, чем он всегда должен был быть – орудием мщения, а не солдатом. И теперь Зере должна была склеить из этих двух так непохожих друг на друга людей единую личность.

Почему она делала это? Почему она продолжала идти за ним, несмотря на то, что он так грубо отталкивал её? Зере часто задавала себе этот вопрос, и ответ был всегда одним: они ничем друг от друга не отличались. Война сломала и её, но только физически. Тайрека же сломили духовно. Он пытался скрыться от своего прошлого, сознательно принять тот факт, что война уже кончилась, но душа его, неспособная сбросить бесконечный груз вины, продолжала требовать крови и мщения. Тайрек не сможет принять правды ни от кого, кроме неё – Зере это уже прекрасно понимала. Он всегда закрывал глаза на очевидные вещи, веря в то, что ему на данный момент удобно. Но когда-нибудь наступит момент взглянуть правде в глаза. И Зере будет рядом с ним.

Девушка закрыла глаза и вспомнила искаженные лица и ненависть. Она всегда была изгоем, всегда была ненавидима всеми. Сначала она видела во взглядах презрение, которое через некоторое время сменилось похотью и желанием. Люди, которые гнали её, сами же начали давать ей деньги за танцы. И только взгляд Тайрека демонстрировал сострадание, пусть и смешанное с отвращением. Что же, такой уж он человек. Только за то, что он понял её, может не разумом, но душой, влюбило её в этого паренька.

Зере снова посмотрела на Тайрека. Тот неожиданно ясно произнёс:

- Никогда больше.

Сны сааксца беспокоили танцовщицу. Тайрек говорил, что в них он общается со своими попутчиками. За всё это время парень так и не потрудился объяснить, как это вообще возможно. Зере представлялось, что сааксец держит некое подобие консилиума с голосами в своей голове. Это казалось ей просто до крайности странным и идиотским. Однако Тайрек действительно обладал чужими знаниями. С самого его пробуждения девушка наблюдала за сааксцем. Он говорил о вещах, которые вообще не должен был знать, иногда начинал разговаривать на языке Стрелков. Зере неоднократно ловила сааксца на том, что его взгляд на секунду будто тускнеет, а затем приобретает какой-то особый блеск. Тело расслабляется, меняет позицию, будто приобретает чужие привычки, которые воплощает с некоторой неловкостью.

Как бы там ни было, Тайрек принадлежал ей, что бы он там себе ни думал – Зере не позволит ему бродить по миру одному. Танцовщица была уверена: без её помощи сааксец быстро сгинет.

- А у вас определённо долгая история с ним, да? – поинтересовался Райт, не отвлекаясь от управления.

- Не особо долгая, но вполне насыщенная, - ответила Зере, думая о том, как странно вести разговор с человеком, сидящим к тебе спиной.

- В этом пареньке огромный потенциал, - мудрым тоном заметил Архитектор. – Присмотри за ним. Если он не будет контролировать свою энергию, то может наделать жутких делов.

- Вы когда-нибудь задумывались о смысле жизни? – спросила Зере, пытаясь отвести разговор от Тайрека – не хотела показывать, как эта тема её беспокоит. Архитектор понимающе кивнул.

- И да, и нет. Смысл моей жизни – сохранять наследие предков, как завещал мне отец, а ему – его отец. Понимаешь ли, этот мир очень хрупкий. Совсем немного нужно, чтобы он обратился в пыль. И люди это однажды уже доказали. Но, по всей видимости, первенцы отказались усваивать урок.

- Почему же?

- А как иначе объяснить изменённые записи из Библиотеки? Кто-то намеренно редактировал прошлое, подгонял его под удобный шаблон, который будет проще скармливать незадачливым обывателям. Заигрывание с историей никогда ни к чему хорошему не приводило. Как показывает практика, часто победившие в будущем повторяли ошибки побеждённых.

- И много вы подобных событий можете вспомнить? Ну, с наследственной памятью, - полюбопытствовала Зере. Когда она была совсем маленькой девочкой, ей нравилось слушать стариков и их истории о прошлом. О том, как пришёл Пророк Заакси, и объединил враждующие племена в Союз, который после его смерти стал Саакским. Теперь ей попался самый лучший в мире историк.

- Больше, чем я смогу посчитать, - усмехнулся в ответ Райт. – Мир до Освобождения был слишком сложным, чтобы объяснить его в двух словах.

- Ну можно же попытаться? – взмолилась Зере.

- Он был похож на… на несколько магнитов, уложенных на столе. Каждый тянул в свою сторону. И, конечно, хуже всего оставалось небольшому кусочку железа прямо посередине. Сколько хороших рыцарей там полегло – страшно представить…

- А кто такие рыцари?

- Это, дитя моё, спросишь у своего друга, - сказал Райт и замолчал. Зере надулась. Отлично, закинул удочку, показал хорошую приманку и подсёк, даже не дав времени нормально заглотить наживку.

Тайрек проснулся, потёр глаза и спросил сонным голосом:

- Вы о чём тут щебечете?

- О делах давно минувших дней, - ответил Райт. – Можешь рассказать своей подруге, кто такие рыцари?

- Откуда же мне знать, - буркнул Тайрек. Архитектор пожал плечами.

- Что же, тогда и я вам ничего не могу рассказать, - Райт вздохнул. – Иначе мы просто будем говорить на двух разных языках.

Зере посмотрела на парня. Вид у Тайрека был помятый и измученный, будто бы он не спал, а всё это время бодрствовал.

- Опять голоса? – участливо спросила танцовщица. Сааксец обречённо кивнул.

- Время уходит, - прошептал он. – Зере… скоро от меня ничего не останется.

- Не мели чепухи! – оборвала его девушка. Тайрек помотал головой.

- Я не про смерть. Я говорил со своими… попутчиками. Единственная возможность для меня выжить – это позволить им всем одновременно взять контроль над моим телом. Стать мною.

- Как это? Почему? – испугалась Зере.

- Я сам пока не знаю. Они тоже не знают. Но факт в том, что меня… меня почти не останется среди них. Потому что я слабый и незначительный, - Тайрек посмотрел на танцовщицу. В его глазах стояла безнадёга. – А они закончат за меня эту войну.

Зере придвинулась к Тайреку и обняла его.

- Бедный, - пробормотала она, поглаживая парня по затылку. – Когда же это всё закончится…

Её причитания оборвал резкий звук, раздавшийся из желудка сааксца. Тайрек слегка смутился:

- Но перед тем как я вручу им своё тело, неплохо бы подкрепиться. Я почти со вчерашнего дня ничего не ел.

Райт махнул рукой, и из платформы материализовалась кожаная сумка. Зере с подозрением взглянула на неё.

- Я совсем забыл, что взял с собой еду, - сказал Архитектор не оборачиваясь. – Надо было сказать, что вы голодны, община бы сразу вас накормила.

- После всех увиденных чудес как-то сложно было вспомнить про обычный обед, - иронично заметил Тайрек, вскрывая сумку. Зере ахнула. Последний раз она видела подобную еду когда ещё жила в Союзе. Натуральные продукты – картошка, хлеб, бутерброды с мясом, что-то вроде салата из лука и капусты, грибы и ёмкость со странной жидкостью.

- Лимонад, - прокомментировал Райт. – Кевин сказал, что Синдикат только-только собирается запустить его в массовое производство.

Зере испила из бутыли и изумилась вкусу. Присосавшись к горлышку, она чуть ли не в одиночку выпила половину.

- Эй, потише, - засмеялся Тайрек. – Дай и мне попробовать.

- Райт, наверное, поздно об этом спрашивать, но вы уверены, что план с кораблём или катером сработает?

- Почему нет? – спросил Архитектор. – Кевин как-то умудрился уплыть, а потом вернуться. Он вроде как нанялся помощником на одно судно. Работал, пока не доплыл до места назначения. Потом так же обратно.

- Зачем ему понадобилось выйти во Вне? – поинтересовалась Зере.

- Поиск союзников. После гибели принца он понял, что внутри Города что-то бесполезно делать. А вот привлечь Союз и партизан было бы хорошей идеей.

- И какие же результаты? – спросил Тайрек. Райт покачал головой.

- Он так и не сумел найти сааксцев. Столкнулся по пути с синдикатовским патрулём, те его подобрали. Ребята из армии снаружи плохо разбираются в политике Города, не следят, так сказать, за течениями. Кевин сказал, что он из свиты принца Уильяма, собирает информацию о флоре во Вне. Синдикатовцы его снабдили всем необходимым. Он походил по территории Союза ещё пару месяцев и приплыл обратно.

- И куда же он пошёл дальше?

- А кто его знает, - безмятежно ответил Райт. – Может вернулся в Старый Город, а может потерялся среди жителей Пятого. Как бы там ни было, он на Нижних Уровнях больше не появлялся.

- Печально, - сказал Тайрек. – Я-то думал, что он расскажет, как мне выйти на моих друзей.

- Тебе придётся найти своих друзей самому, - ответил Райт.

Остаток пути они проделали в молчании. Вскоре в их поле зрения появилась огромная стена. Райт остановил платформу в нескольких метрах от неё, пробормотал себе что-то под нос, взмахнул руками – и перед сааксцами образовался проход.

- Скорее! – крикнул Архитектор. – Я не смогу долго его держать!

Зере схватила сумку и побежала вперёд, Тайрек следовал за ней. Пройдя через дыру, Тайрек обернулся и прокричал:

- Да пребудет с вами благодать Отца!

- Не стоит, - ответил Райт и захлопнул проход. Тайрек и Зере остались одни внутри завода.

Повсюду стояли ёмкости, змеились трубки, в котлах варилась тёмная бурлящая жидкость, отчаянно воняло рыбой. Девушка прикрыла нос.

- Куда дальше? – спросила она. Тайрек пожал плечами и сказал:

- Наверное, остаётся найти капитана корабля и попросить его о небольшой услуге.

 

25 августа, 541 год после Освобождения

Солнце достигло зенита. Тайрек каждый раз радовался словно мальчишка, когда видел его. И каждый раз сааксец с грустью вспоминал, что Маджди сейчас не с ним.

Прохаживаясь по палубе, парень с удовольствием вдыхал свежий воздух. Не городской, который был рециркулирован чёрт знает сколько раз, а настоящий, тот, что может быть только во Вне. Дневная работа была закончена, поэтому рыбаки отдыхали. Попасть на корабль оказалось намного проще, чем Тайрек думал. Казалось, фабричные только и ждут, когда к ним подобьются ещё бродяги, которых можно отправить в дальнее плавание. Позже пообщавшись с капитаном сааксец выяснил, что многие жители Пятого бегут на Нижние, чтобы хоть как-то убраться от постоянной войны между Стрелками и Синдикатом. Корабль имел собственные утилизаторы, поэтому проблем с питанием не было. Другое дело, что рыбаки предпочитали по пути набирать и натуральных продуктов. Тайрек почувствовал, что эта работа за прошедший месяц прибавила ему веса. У сааксца было преимущество над остальными рыбаками – аугментические конечности, которые благодаря калибровке, проведённой Зере в общине Архитекторов, и помощи главного механика корабля стали продолжением тела Тайрека.

Скоро осень. Воздух ночами становился холоднее, да и вообще настроение сааксца всё больше отдавало меланхолией. До места назначения оставалось всего несколько дней. Когда они туда прибудут, ему придётся расстаться с новыми друзьями по работе.

Тайрек услышал стук железных ног по палубе и улыбнулся. Зере вышла его проведать. Сменив свой броский наряд на более приземлённое платье, девушка в глазах сааксца сразу стала на несколько уровней привлекательнее. Сейчас на бывшей танцовщице был белый фартук – она помогала по кухне. Тайреку даже стало интереснее, улучшились или ухудшились кушанья после появления Зере. Вряд ли он узнает.

- Как ты? – спросила девушка, облокотившись на фальшборт.

- Устал как собака. Но рад. Мы уже почти на месте, - прошептал в ответ Тайрек. Зере положила руку ему на грудь и засмеялась.

- Ты теперь настоящий рыбак, - сказала она.

- Да, вот только недолго осталось, - ответил Тайрек. Раздался громкий свисток – пора было возвращаться к работе. – Ладно, ночью договорим.

Девушка поцеловала его и убежала на кухню. А внутри Тайрека кипел котёл.

В очередной раз он натягивал канаты, помогал поднять сети из воды, разгружал их, расталкивал «груз» по контейнерам и тщательно упаковывал. А в это время в его голове продолжалась борьба.

Пару дней назад память Миры окончательно схлопнулась. Чёрные стены поглотили поля, заслонили солнце и погрузили всё сущее во тьму. Остались только бесплотные голоса бывших террористов.

- Мира? Мира! Отзовись! – голос Джареда.

- Неми, скорее, иди сюда, нам нужно взяться за руки! Не будь злюкой!

Неми молча повиновалась увещеваниям Калли. Она так и не простила Тайрека за то, что он сделал на Пятом Уровне. Сааксец был уверен, что рано или поздно понимание реального положения вещей дойдёт и до неё. Просто нужно время. А времени у них нет.

«Звёзды» собрались в кружок и взялись за руки, словно кучка потерянных детей, нашедших друг друга годы спустя. Джаред сказал:

- Как я уже говорил, нужно подумать о чём-то самом сокровенном, о том, что вы не хотите никому рассказывать. А затем попытаться произнести это про себя, но так, чтобы эхо было слышно повсюду.

- Бред какой-то, - пробормотал Коул.

- Ничего, ничего, всё будет в порядке, - повторял Керн, будто убеждая самого себя. Гай молчал. Он и Мира были единственными, кто никак не заявлял о своём присутствии, но Тайрек знал – они здесь. В его царстве куда ни беги, всё равно вернёшься в исходную точку.

Сааксец тоже начал думать. Он вспомнил о матери. О мужчинах, которых она к себе водила. О том, как она отдала его в армию. Как однажды он напился с другими ребятами и начал хвастаться, что у него больше всех вражеских ушей на счету. За это его тогда хорошенько отдубасили. Он вспомнил, как в первый раз поцеловался с девочкой в Приюте. Скольких людей он сдал директору, чтобы его наконец выпустили наружу. О том, как бездумно он прожигал жизнь, данную ему Отцом, вместо того, чтобы выполнять своё предназначение.

Он о многом подумал. Но все его мысли возвращались к одному. К Зере, и к тому, как он не хочет её потерять.

Это было странно, необычно для него, но Тайрек по-настоящему почувствовал, что влюбился. Именно так, как пели в балладах – окончательно и бесповоротно. И счастьем для него было то, что его любят в ответ. Иногда сааксец даже задумывался о том, чтобы бросить всю эту затею с местью Синдикату и просто зажить с девушкой на своём краешке земли. Но тут он понимал, что пока король сидит на своём Троне, а Карас занимают оккупанты, им покоя не будет. Он вернёт утраченную гордость сааксцев. Для Зере.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.