Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Логика, структура и особенности исследования





Исследование ведется универсальным для изучения состояния фактически любых обществ методом: последовательным переносом внимания с более долгосрочных и потому более объективных процессов на более краткосрочные и более субъективные, частично определяемые поэтому ранее описанными. По степени сокращения сроков проявления процессов общественного развития они объединены в три основные группы.
Первая объединяет относительно долгосрочные, наиболее фундаментальные и в наименьшей степени зависящие от свободы воли человека процессы, связанные с развитием, распространением и взаимодействием технологий производства и управления.
Вторая, относительно среднесрочная, группа процессов включает во многом задаваемую господствующими технологиями динамику политической структуры общества, в первую очередь динамику взаимодействия основных групп влияющих на него капиталов.
И, наконец, относительно наиболее краткосрочные процессы связаны с формированием и осуществлением реальной (а не прокламируемой) экономической политики государств как «мозга и рук человеческих обществ». Они в наибольшей степени зависят от относительно свободной воли людей, хотя и определяются достаточно жестко более фундаментальными факторами, - как господствующими технологиями, так и во многом задаваемой ими политической структурой общества.
На эту общую схему движения от анализа наиболее объективных и долгосрочных процессов к исследованию более субъективных и краткосрочных наложено движение от рассмотрения наиболее простых, единичных объектов к изучению все более сложных. В данном случае это движение заключается в постепенном усложнении объекта воздействия информационных технологий: от отдельной личности до общества и, далее, к анализу взаимодействия различных человеческих обществ в рамках современного человечества.
Внутри каждого уровня последовательного «нисхождения» от более фундаментальных, объективных к более субъективным процессам (на уровне технологий, политической структуры обществ и, в последнюю очередь, конкуренции между ними) осуществляется «восхождение» от изучения влияния указанных процессов на отдельную личность к анализу их влияния на общественные структуры, само общество и, наконец, человечество в целом.
Как мы увидим ниже, наложение этих двух переходов, образующее структуру данного исследования, выглядит относительно сложно лишь в процессе его беглого описания.
Во введении даной книги определяется само понятие глобализации, после чего конкретизируется предмет исследования как влияние современных информационных технологий, порождающих глобализацию, на общественные отношения.
В рамках описанного подхода в первой части книги автор рассматривает влияние информационных технологий на человеческую личность и, соответственно, человеческое сознание. При этом анализируются преимущественно наиболее объективные, технологические аспекты нового этапа развития человечества.
Так как информационная революция представляет собой новый этап эволюции человечества, прежде всего проводится анализ традиционных, привычных нам направлений его эволюции, после чего четко выявляется принципиальное отличие определяющих этот этап информационных технологий от традиционных, а затем подробно анализируется их воздействие - в первую очередь на изменение предмета труда, затем на сам труд, на человека и, наконец, на человеческое общество в целом. При этом рассматривается, насколько это возможно в современных условиях, качественно новое направление эволюции, индуцируемое именно информационными технологиями, - эволюция сознания.
На данном этапе исследования человеческое общество воспринимается с максимально широкой точки зрения. Проведенный таким образом предварительный анализ позволяет в дальнейшем существенно сузить поле изучаемых проблем, сосредоточившись на влиянии распространения информационных технологий уже не на облик человека и человечества в целом, а лишь на изменение экономической и политической структуры последнего.
Вторая часть книги посвящена анализу воздействия информационных технологий на экономические и политические отношения внутри отдельно взятого общества и, в конечном счете, на трансформацию его социально-политической структуры.
Особый акцент делается на объективно обусловленном снижении эффективности общественного управления, внутреннем разделении общества и простимулированном этим разделением развитии общественного протеста, конструктивным воплощением которого стала «новая левая инициатива» в виде разумной части антиглобалистского движения, а экстремистским - международный терроризм.
В третьей части рассматривается влияние информационных технологий на отношения между человеческими обществами, то есть на глобальную конкуренцию, составляющую основное содержание внешнеэкономических и внешнеполитических отношений. Данное влияние анализируется как с традиционной геополитической точки зрения (при этом выделяются принципиальные отличия моделей экономического развития различных существующих и потенциальных «центров силы», в том числе по отношению к информационным технологиям), так и с позиций функционального анализа, в разрезе транснациональных производственных, финансовых и внеэкономических корпораций.
На основе рассмотрения частной проблемы - технологически обусловленного и потому не преодолимого в обозримом будущем разделения человеческих обществ - проводится анализ общего значения технологий для современных международных отношений. Он позволяет сделать фундаментальный вывод о становлении глобального монополизма, не имеющего в рамках современного человечества границ и сдерживающих элементов.
Четвертая часть книги изучает уже начавшийся процесс загнивания этого монополизма, являющийся основным содержанием современных проблем человечества и придающий данным проблемам характер мирового кризиса. При этом описанное выше рассмотрение обогащается и дополняется изучением влияния на складывающуюся политическую структуру современного мира наиболее значимых раздражителей, связанных с реализацией важнейшими участниками международной конкуренции той или иной экономической политики. Значительное внимание уделено объективной необходимости, сознательным попыткам и реальным возможностям государств изменить условия и характер функционирования национальных экономик и мирового хозяйства в целом.
От частных вопросов обострения и повышения степени разрушительности глобальной конкуренции автор переходит ко все более общим вопросам нарастания неопределенности и системного кризиса развитых экономик, а с ними - и всего современного мироустройства. Завершается часть анализом и тщательным сопоставлением возможных направлений изживания начинающегося кризиса.
Пятая, завершающая часть исследования посвящена вопросам выживания в описанном достаточно негостеприимном мире современной России. Прежде всего выявляется факт безусловного, системного и объективно обусловленного отторжения российского общества развитыми странами, образующими современное «мировое сообщество». Вместе с тем исчезновение России как относительно самостоятельного фактора мирового развития (и тем более ее уничтожение по образцу Советского Союза) оказывается неприемлемым для в первую очередь развитых стран, так как кардинально и непредсказуемо дестабилизирует все мировое развитие. Это создает потенциальную возможность выживания нашей страны, хотя и требующего от нее безусловного выполнения целого ряда четко сформулированных универсальных условий, учета тщательно проанализированных недостатков и использования выявленных преимуществ.
Завершается исследование заключением, заостряющим внимание на принципиальном выборе между опасностями и трудностями самостоятельного развития и превращением в подчиненный (и потому отсталый и неустойчивый) элемент более сильной и стабильной системы. Процессы глобализации ставит перед этим выбором все человечество - как отдельные личности, так и целые общества - в частности, современное российское. Указанный выбор делается один раз и навсегда, и он весьма жестко определяет будущее как отдельного человека, так и страны, в которой он живет, - и, в конечном счете, всего человечества.
Для повышения качества усвоения материала данного исследования в тексте использованы следующие оформительские приемы:
Определения выделены жирным шрифтом, сдвигом текста вправо и боковым отчеркиванием.
Наиболее важные правила и выводы выделены жирным шрифтом.
Курсивом выделен вспомогательный материал, содержащий разъяснения и дополнения положений, содержащихся в основном тексте.
Примеры, развивающие основные положения текста на конкретных исторических событиях, статистических материалах и методологических отступлениях, выделены цветом и помещены в рамку.
Каждая часть начинается с краткого описания их содержания и внутренней логики излагаемых материалов, а заканчивается краткими выводами.
Мы пока не знаем:
Вопросы, убедительные ответы на которые до сих пор не найдены, не замаскированы, как это принято делать для повышения престижа исследователя, а специально выделены при помощи шрифта и подзаголовка «Мы пока не знаем».
Это сделано прежде всего для того, чтобы показать будущим поколениям исследователей направления, которые кажутся автору наиболее сложными и перспективными. Кроме того, концентрируя внимание читателя на нерешенных проблемах, книга наглядно демонстрирует живой, продолжающийся на наших глазах и, хочется верить, с нашим непосредственным участием процесс познания. Попытка же спрятать неизвестное от глаз читателя, характерная для многих традиционных учебников, не просто отбивает у него вкус к познанию и интерес к предмету, но и создает совершенно ложное впечатление о познанности в общем и целом наблюдаемого мира, о его понятности и раз и навсегда объясненности.



Пример 4.

Волшебство электричества

О том, до какой степени это интуитивное ощущение, выпестованное в нас всей системой современного образования, не соответствует действительности, свидетельствует, например, тот поразительный факт, что наука до сих пор не может дать четкий ответ на детский вопрос о причинах возникновения электрического тока.
Человек непосредственно, тщательно и всесторонне изучает электричество вот уже скоро четверть тысячелетия. Человек непосредственно и в массовых масштабах использует его уже более ста лет. Все бесконечное многообразие современных технологий, вся современная цивилизация построена на электричестве, - но мы до сих пор не имеем представления, откуда оно берется, и вынуждены пользоваться для ответа на этот вопрос сомнительным эвфемизмом «электродвижущая сила», являющимся по сути дела беспомощным синонимом «бога из машины».ССЫЛКА НА УЧЕБНИК ФИЗИКИ

Читатель, безусловно, уже обратил внимание на живой, а временами и энергичный характер изложения материала, который весьма существенно отличает его от традиционного академического стиля. Причина проста: автор действительно убежден в том, что процессы глобализации даже сейчас, более чем десятилетие спустя их взрывообразного начала, остаются главным и наиболее интересным процессом из всех, происходящих с человечеством (а возможно, и наиболее всеобъемлющим из этих процессов).
Глобализация - это суть и квинтэссенция современного этапа развития всего мира. Анализ поистине захватывающих дух событий, связанных с ней, в традиционной сухой и скучной манере, убивающей всякий интерес к предмету изучения, представляется попросту недостойным этого предмета.
Существенно и то, что подлинно эффективное усвоение знаний, - что, между прочим, прекрасно понимали старые преподаватели «классической» школы, - категорически требует эмоциональной вовлеченности обучаемого.
Знания усваиваются наиболее полно лишь тогда, когда популяризатор передает читателю интерес и азарт исследователя, красоту неожиданных решений и законов природы, «драму идей» первооткрывателей и борцов. Благодаря этому читатель, несмотря на историческую краткость своей жизни и объективную ничтожность реальных возможностей, чувствует себя полноправным участником великого исторического процесса развития природы и ее познания человечеством, шедшего до его рождения и будущего продолжаться после его смерти.
Очень трудно понять тот или иной процесс - от протекания химической реакции до развития общества - не вовлекаясь в него эмоционально. И даже совершив подвиг понимания совершенно безразличной проблемы, мы рискуем сразу же столкнуться с глубоким разочарованием от напрасности этого подвига, - ибо только живая человеческая эмоция по-настоящему надежно впечатывает информацию в нашу память. Поэтому даже неромантические люди на всю жизнь запоминают стихи, а традиционный учебник, - не источник живых, но кладбище мертвых знаний, - забывается на следующий день после экзамена.
Предлагаемая Вашему вниманию книга - для жизни, а не для экзамена. Писать иначе - напрасный труд, безвозвратная растрата своих сил и наглое разворовывание времени беззащитных читателей. Поэтому он написан, - по крайней мере, на это хочется надеяться автору, - возвышенно и взволнованно. Поэтому он представляет собой анализ реальных проблем современности, а не просто более или менее систематизированное изложение закономерностей.
В процессе исследования человеческого мозга выяснилось, что усвоение новой информации вызывает в нем выделение специфических веществ - эндорфинов - вызывающих чувство удовольствия. Этот забавный в отрыве от контекста факт, представляющий собой биологическое объяснение любознательности человека и, соответственно, его интеллектуального прогресса, доказывает также и то, что познание действительно - не с философской, а с сугубо биологической и даже химико-медицинской точки зрения - должно быть радостью и удовольствием.
Обычное для процесса обучения превращение его в мучительно скучный и едва ли не насильственный процесс есть извращение, граничащее с преступлением перед человечеством, так как недопустимо обедняет его личностный потенциал, тормозит его общее развитие и уменьшает разнообразие его направлений.
Люди, занимающиеся написанием книг, должны помнить об этом. Автор надеется жить долго - и дожить до того времени, когда скучных преподавателей будут принудительно переквалифицировать за профнепригодность, а процесс познания станет счастьем - каким, собственно, он и должен быть, исходя из природы человека.

Слова благодарности

Автор выражает глубокую и искреннюю признательность всем специалистам и организациям, вольно или невольно оказавшим влияние на длительный, многосторонний и противоречивый процесс подготовки этой книги. Ее начало можно проследить с исследований взаимодействия пропаганды, являющегося ее объектом сознания и реальности, служащей ее поводом и сырьем, в значительной степени случайно начатых еще в 1987 году. Естественно, тогда никто даже не мог себе представить, во что выльются эти робкие попытки, да и основной части предметов сегодняшнего исследования еще попросту не существовало.
К сожалению, некоторые специфические особенности и исторические традиции нашего общества и особенно государства, не только все еще сохраняющиеся, но и весьма интенсивно усиливающиеся в последние годы, по-прежнему не позволяют назвать всех участников этой увлекательной и плодотворной работы.
Сегодня среди специалистов, в разных формах поддержавших это исследование в разные годы и на разных этапах, следует назвать прежде всего:

· покойного руководителя Группы экспертов Президента Российской Федерации Ельцина (1990-1993 годы) д.э.н. профессора И.В.Нита, мужество, оптимизм, конструктивность и жизнелюбие которого оставили свой след на личности каждого, кто его знал;
· создателя ключевого русскоязычного сайта, посвященного проблемам глобализации - www.imperativ.net - В.Видемана;
· вице-президента АФК «Система», автора фундаментальной трилогии «От Ельцина к …?» В.А.Гусейнова;
· доктора исторических наук С.В.Девятова, на практике доказавшего познаваемость не только удаленной во времени и потому не представляющей непосредственного политического интереса, но и относительно недавней и все еще животрепещущей истории;
· Председателя Центрального банка России к.э.н. С.М.Игнатьева;
· создателя одного из лучших российских аналитических сайтов - www.opec.ru («Открытая экономика») - К.Киселева;
· заместителя руководителя Информационно-аналитического управления Совета Федерации к.э.н. В.Д.Кривова;
· бывшего вице-премьера - Министра внутренних дел России, создателя Всемирного антикриминального антитеррористического форума А.С.Куликова;
· бывшего работника ФАПСИ К.В.Макарову;
· бывшего первого заместителя Госплана СССР, вице-премьера правительства России и Председателя Комитета Госдумы по промышленности Ю.Д.Маслюкова;
· политического советника Е.Гайдара на всем протяжении его пребывания у власти, ныне ректора Академии народного хозяйства при Правительстве Российской Федерации Мау, чей категорический отзыв об «этой ужасной книге» стал окончательным аргументом в пользу ее доработки и публикации;
· бессменного Председателя подкомитета по банкам и банковской деятельности Комитета Государственной Думы по бюджету и финансам д.э.н. П.А.Медведева;
· профессора А.А.Нагорного;
· сотрудницу экономического факультета МГУ Н.А.Нетунаеву;
· сотрудницу Аналитического центра Совета Федерации Г.Н.Терещенко;
· крупнейшего и наиболее, по мнению автора, эффективного российского политолога А.В.Федорова;
· сотрудника Мирового банка к.э.н. Л.М.Фрейнкмана;
· бывшего Заместителя Председателя Центрального банка России д.э.н. А.А.Хандруева.

Существенный интеллектуальный и административный вклад в подготовку данного исследования внесли директор Центра изучения постиндустриального общества В.Л.Иноземцев и президент компании «Логистик» В.В.Аристархов. Последний еще и заразил автора своим интересом к проблеме выбора долгосрочной конкурентной стратегии России, благодаря чему данная книга обогатилась несколькими важными разделами.
Огромную благодарность автор испытывает к заместителю директора Института прикладной математики им. М.В.Келдыша РАН профессору Г.Г.Малинецкому, оказавшему неоценимую моральную и интеллектуальную поддержку. Именно его критические и при том необыкновенно интеллигентные замечания и стали основным побудительным мотивом к завершению работы над «Общей теорией глобализации», которая в противном случае могла тянуться (в режиме простого мониторинга и осмысления текущей ситуации) еще долгие годы.
Автор глубоко благодарен также генеральному директору НПО «Машиностроение» Г.А.Ефремову за неоценимую моральную поддержку, оказавшуюся жизненно необходимой в один из самых тяжелых моментов обсуждения результатов исследований.
Техническая сторона работы по созданию книги всей своей тяжестью легла на сотрудников Института проблем глобализации, дружественных и сопряженных структур, самоотверженный и добросовестный труд которых достоин всяческих похвал.
Автор убежден, что, несмотря на уже определившиеся нерадостные в целом тенденции развития российского общества, в последующих изданиях данной книги он сможет расширять список людей, в той или иной форме участвовавших в ее создании, - до тех пор, пока в один воистину прекрасный день этот список не окажется наконец полным.

Введение.
ЧТО ТАКОЕ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Ускоренное развитие коммуникаций в 90-е годы создало широкий круг принципиально новых возможностей для получения информации и влияния с ее помощью, мобильности и повышения качества «человеческого потенциала». Тем самым оно предоставило гражданам развитых и, в меньшей степени, успешно развивающихся стран качественно новые «степени свободы». В сочетании с исчезновением удушающего страха перед уничтожением в глобальной ядерной катастрофе и демократизацией бывших социалистических стран это создало принципиально новую общественную атмосферу, основой которой, как и общественных атмосфер всех великих революций, стало кардинальное усиление независимости личности.
Первый кризис глобальной экономики (1997-1999 годы) не просто убедительно и непосредственно доказал человечеству качественно возросшую по сравнению даже с первой половиной 90-х годов (не говоря уже о периоде биполярного мирового устройства) взаимосвязанность и взаимозависимость различных стран и регионов Земли. Его главным значением, как представляется, стало осознание неоднозначности влияния коммуникативного бума первой половины 90-х годов на общественные отношения - как на уровне международных отношений, так и внутри отдельных обществ.
До него общественное сознание человечества (то есть прежде всего развитых стран) было очаровано процессом расширения коммуникаций и воспринимало его с некритическим энтузиазмом, доходящим до восприятия его как абсолютного блага и ожидания от него автоматического устранения всех основных экономических и социальных проблем, - примерно так же, как до Первой Мировой войны оно относилось к техническому прогрессу.
Подобно тому, как катаклизмы ХХ века показали, что в среднесрочном плане технический прогресс отнюдь не обязательно ведет к общественному прогрессу, первый кризис глобальной экономики убедил человечество в том, что кардинальное облегчение и повышение интенсивности коммуникаций способны не только улучшать, но и качественно осложнять социально-экономическую ситуацию как в отдельных странах, так и в мире в целом.
Так как человечество склонно давать новое имя каждому новому явлению (вместо более логичного и экономного наполнения новым смыслом старых понятий), эти грандиозные и во многом драматические перемены не могли не отразиться на терминологии.
«Коммуникационный бум», сблизивший человечество и превративший его (в пределах развитых обществ и элит успешных развивающихся стран) в единое целое, породил понятие «глобализация». Кризис же 1997-1999 годов, поставив его в центр весьма нетривиальных дискуссий о перспективах всей цивилизации и отдельных стран, сделал его едва ли не наиболее популярным термином.
К сожалению, он не избежал печальной судьбы большинства других модных слов: почти каждый использующий их вкладывает в них свой собственный, особый и только ему ведомый смысл, как правило, мало задумываясь о том, что слово должно иметь и общеупотребительное значение.
В результате дискуссии о глобализации в целом ряде случаев приобретают прискорбный характер не менее «бессмысленного и беспощадного», чем русский бунт, традиционного русского интеллигентского спора. Его участники, используя одни и те же термины, наполняют их каждый своим собственным содержанием и говорят не об общем предмете обсуждения, но каждый о своем. При этом логика, мотивация и мысли собеседника интересуют их не сами по себе, но лишь как аргументы для подкрепления своей собственной позиции и очернения оппонентов. (Стоит отметить, что этими же пороками, часто даже в еще больших масштабах, страдают и международные дискуссии, особенно когда они затрагивают вопросы политики, идеологии или конкретные интересы даже безупречно цивилизованных и демократичных участников).
Другой особенностью споров подобного рода является их обманчивая конструктивность. После того, как участники с удовольствием «спустили пар», с жаром поговорив каждый о своем, в конце дискуссии они очень легко приходят к тому, что на самом деле должно было быть сделано задолго до начала не то что обсуждения, но даже размышления, - к взаимному согласованию терминов. Убедившись в том, что под одними и теми же словами они понимали совершенно разные понятия (и что, следовательно, оппоненты отнюдь не являются такими злонамеренными идиотами, какими казались на всем протяжении дискуссии), ее участники с облегчением фиксируют это различие. Затем они расходятся с чувством выполненного перед историей и наукой долга, глубоко удовлетворенные достижением высшей, но, увы, совершенно не приспособленной для достижения каких-либо реальных целей, российской национальной ценности - «примирения и согласия». При этом в большинстве случаев они даже и не вспоминают о подлинной цели затеянной ими дискуссии - поиске истины.
Эта классическая картина в полной мере проявляется и при обсуждении процессов глобализации (особенно с учетом утраты колоссального объема знаний, накопленных нашим обществом, и падением общего уровня реального образования и культуры).
Наиболее часто понятие «глобализация» используется в современной литературе, да и в обыденной жизни, для придания наукообразности простому и незатейливому, хотя и никогда не теряющему актуальности понятию «наше время». Для распознания подобных подходов, маскируемых зачастую весьма изощренно, выработан незатейливый, но достаточно эффективный тест. Он сводится к предложению авторам соответствующих материалов или организаторам научных конференций одной из перечня заведомо нелепых, но наукообразных тем. Автору, например, приходилось четырежды за два с половиной года отказываться от участия в научных мероприятиях, организаторы которых принимали, причем порой с энтузиазмом, его предложение выступить на тему «Влияние процессов глобализации на динамику гравитационной постоянной».
Вторым по распространенности подходом к определению глобализации представляется простое отождествление ее с конкретными наборами технических атрибутов (обычно Интернетом и, как правило, глобальным телевидением) и анекдотов. Для данного подхода классическим является, например, такое определение глобализации: «это когда английская принцесса со своим арабским любовником на немецкой машине с датским мотором и испанским водителем, опившимся шотландского виски, гибнет в Париже, спасаясь от итальянских папарацци».
При всей несерьезности своей формы это определение, концентрируя внимание на вавилонском смешении географических и национальных признаков, вплотную подводит нас к сути глобализации - к интеграции.
Вместе с тем простое отождествление этих понятий представляется неправомерным. Глобализация представляет собой совершенно особый, современный и, по всей вероятности, высший этап интеграции. Это не позволяет нам присоединяться к студентам и докторам наук, утратившим душевное равновесие от возможности описать общеизвестные события в принципиально новых терминах (и, соответственно, побороться за качественно новые гранты) и восторженно разглагольствующим о глобализации в эпоху Великих географических открытий и даже ледникового периода.
Несмотря на моду, понятие «глобализация» имеет свой собственный, определенный и даже наиболее распространенный в настоящее время (хотя и слишком часто воспринимаемый и понимаемый «по умолчанию») смысл.
Глобализация - это процесс формирования и последующего развития единого общемирового финансово-экономического пространства на базе новых, преимущественно компьютерных технологий.
Наиболее наглядным выражением сути этого явления служит общедоступная возможность мгновенного и практически бесплатного перевода любой суммы денег из любой одной точки мира в любую другую, а также столь же мгновенного и практически бесплатного получения любой информации по любому поводу.
Следует сразу же предупредить, что, несмотря на значительные темпы развития и всемирные масштабы, несмотря на глубину и наглядность преобразований, глобализация все еще находится на начальном этапе своего развития. Она не только не принесла еще все свои плоды - эти плоды, как правило, еще только начинают вызревать и содержатся в сегодняшних процессах «в зародыше».
Поэтому многие черты глобализации (например, «закрывающие технологии», обеспечивающие качественный рост эффективности и разрушающие традиционные производства) существуют пока что не только не как доминанта, но лишь как только проявляющаяся тенденция, а то и вовсе как настоятельная потребность общественного развития. Данная работа, стараясь избежать соскальзывания в область фантазии, ограничивается лишь теми действительными проявлениями глобализации, которые успели приобрести значимый характер уже в настоящее время.
При знакомстве с ними, как уже было отмечено выше, наибольшее впечатление производят такие яркие явления, как глобальное телевидение, «финансовое цунами» спекулятивных капиталов, сметающее и воздвигающее национальные экономики, первый кризис глобальной экономики 1997-99 годов, разгул международного терроризма, грозящего стать эффективным политическим и даже экономическим инструментом, и, наконец, вершина всего - Интернет, виртуальная реальность, интерактивность. Однако внешние атрибуты и инструменты глобализации не должны заслонять главного - влияния новых, на современном этапе развития информационных технологий на общество и, шире, на человечество в целом.
Согласно общему правилу, новая технология открывает новый этап в развитии человечества тогда и только тогда, когда ей оказывается по силам качественно изменить общественные отношения. Именно этим паровая машина отличается от посудомоечной, конвейер - от трубопровода, а персональный компьютер - от мобильного телефона: их распространение заставило огромные массы людей взаимодействовать друг с другом новыми, качественно отличающимися от предшествующих способами.
Таким образом, глобализация может быть признана новым этапом в развитии человечества, а не новым наименованием интеграции и, соответственно, рядовым проявлением мании величия нашего поколения, только если будет установлено, что ее технологические атрибуты качественно изменили доминирующие общественные отношения.
Представляется, что такое изменение произошло.
Основные технологические атрибуты глобализации - компьютер и порожденные им новые информационные технологии. Именно эти технологии объединили развитую часть мира в единую коммуникативную систему, создав единое финансово-информационное пространство, являющееся критерием глобализации.
Однако сегодня ясно: этот критерий носит лишь внешний, формальный, количественный характер. Влияние информационных технологий на общественные отношения проявились через формирование единого финансово-информационного пространства лишь наиболее наглядным, но отнюдь не наиболее значимым образом.
Главное в глобализации - не фейерверк поражающих воображение (и, соответственно, карман расслабившихся зрителей) открытий и технологий, но изменение самого предмета человеческого труда. Современные информационные технологии сделали наиболее прибыльным, наиболее коммерчески эффективным бизнесом не преобразование окружающей среды, мертвых вещей, которое оставалось единственным образом действия человечества с момента его появления (и благодаря которому оно, собственно говоря, и сформировалось как человечество), но преобразование живого человеческого сознания - как индивидуального, так и коллективного.
Строго говоря, преобразование сознания - не новость. Пропаганда применяется едва ли не всеми государствами мира, и не только тоталитарными, на протяжении всего существования человечества. Она является необходимым и неотъемлемым инструментом самого процесса управления (в том числе и негосударственного).
Однако в силу огромных затрат, а также длительной и неоднозначной окупаемости пропаганда, как и инфраструктурные инвестиции (в данном случае речь, правда, идет о социально-психологической, образующей «дух нации», а не транспортной или иной материальной инфраструктуре общества), до последнего времени носила строго некоммерческий характер.
Современные информационные технологии кардинально изменили ситуацию. Совместив навыки рекламы, достижения психологии, лингвистики и математики с качественно новыми коммуникативными возможностями и общим усилением воздействия на органы чувств человека, они не только качественно повысили эффективность пропагандистских технологий, превратив их в технологии формирования сознания, но и удешевили и упростили их до такой степени, что они стали практически общедоступными.
В результате, если первичным формированием нашего сознания по-прежнему занимаются «семья и школа» (то есть семья и общество), то его изменение оказывается делом не национального и даже не некоего зловещего «мирового» правительства, но практически каждого фабриканта собачьих консервов.
Ведь предприниматель, так и не взявшийся за формирование сознания своих потребителей в последние 10-12 лет, сегодня, скорее всего, уже лишился их. Как правило, он давно уже вытеснен из бизнеса, в котором на всех уровнях просто нечего делать без интенсивного применения эффективных и дешевых технологий формирования сознания. Традиционный маркетинг, приспосабливающий товар к предпочтениям потребителя, исключительно эффективно дополняется этими новыми технологиями, приспосабливающими потребителей к уже имеющемуся товару.
Превращение формирования сознания в наиболее выгодный бизнес отнюдь не является частным вопросом коммерции. Ведь в современном рыночном мире сделать тот или иной вид общедоступной деятельности наиболее коммерчески эффективным значит в кратчайшие сроки сделать его наиболее распространенным.
Стремительное распространение современных информационных технологий изменило сам характер человеческого развития и обеспечило революционную переориентацию усилий человечества: оно впервые за всю свою историю начало экологично концентрироваться на изменении уже не окружающей среды, но самого себя.
Наиболее глубокой причиной этой революционной переориентации, скорее всего, стало приближение растущей антропогенной нагрузки на биосферу к некоему критическому уровню, вызвавшее стихийную корректировку характера развития человечества - на уровне не его самого, но всего планетарного организма Земли.
Технологии, при помощи которых человечество изменяет себя, по аналогии с традиционными высокими технологиями, направленными на изменение окружающей среды, - high-tech - получили название high-hume. Первоначально они использовались только для обозначения технологий формирования сознания, но перспективы генной инженерии и биотехнологий в целом позволяют трактовать эту категорию расширительно, включая в нее все технологии непосредственного изменения человека, в том числе и традиционные - такие, как, например, образование, медицина, физические тренировки и обычные социальные технологии.
Подводя предварительный итог, непосредственным предметом изучения глобализации как таковой, как самостоятельного явления служит влияние породивших и поддерживающих ее технологий, на современном этапе преимущественно информационных, на общественные отношения, понимаемые как отношения внутри общества, так и между различными человеческими обществами.

Часть 1.
УВЛЕКАТЕЛЬНАЯ ЖИЗНЬ ТЕХНОЛОГИЙ:
ИНФОРМАЦИОННАЯ РЕВОЛЮЦИЯ

Первая часть настоящей книги посвящена влиянию распространения современных информационных технологий на человеческую эволюцию.
После описания в первой главе основных характеристик этой эволюции в традиционном ее понимании, во второй главе выявляются и анализируются ключевые особенности информационных технологий, связанные с упрощением и расширением коммуникаций.
Третья глава описывает наиболее фундаментальное изменение человеческой эволюции, вызываемое широким распространением информационных технологий, - дополнение ее традиционных измерений качественно новым: эволюцией человеческого сознания.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.