Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ЗАНУДИЯ — СТРАНА МЕЛКИХ УЧЕНЫХ





 

…Вечером следующего дня Даша заявила Натали, что она устала от колючего Ёжистана и от кричащих упрямых ёжистанцев и поэтому она бы хотела попасть в какую-нибудь очень спокойную страну.

— Вы правы, — откликнулась Натали, лукаво улыбнулась и тут же поправилась: — С удовольствием. Мы уже в Занудии.

Дети даже не заметили, как Натали взмахнула своим волшебным веером. Они огляделись… Да-а-а, что-то тут не так.

— Как-то здесь всё одинаково… — начал было Миша.

— Да-да, — подхватила Даша, — и все люди тоже одинаковые…

— Vous avez raison, — прошептала почему-то Натали. — Только будьте осторожны, господа, не зацепите чем-нибудь занудийцев. Тогда мы пропали.

Но Миша не поверил ей — как это можно здесь пропасть — ничего страшного, никакой опасности не чувствовалось и он закричал во всё горло:

— Здравствуйте, занудинцы!!!

Проходящие мимо занудиицы вздрогнули и повернули свои побледневшие лица к нашим героям. Тут же несколько человек собрались в кружочек и дети услышали:

— Эники, беники, ели вареники…

— Считаются, — ахнула Даша. — Зачем это они?

Считалка кончилась на одном старом и важном занудийце. Он шаркающей походкой направился к детям.

 

— Зззапомните, ззарубите себе на носу, так не зздороваются. Зачем так кричать? Зззначение этого замечательного слова «здравствуйте» — ззначительно. Нельзя так стоять… Зззапомните… Зззапишите… Зззачем… Не зззря…

Дальше уже в ушах у детей слышалось сплошное: «ззззззззз».

— Бабушка наша говорит про такое: зудит как осенняя муха, — пробормотала Даша, но занудиец её не слышал. Его худой палец, как маятник, раскачивался перед носами и глазами детей. Другие занудиицы стояли полукругом и одобрительно кивали головами. У всех было одинаковое выражение — никакого выражения. «Как рыбы», — подумала Даша.

— Пошли! Мы так всю жизнь простоим, — и Миша повернулся, чтобы уйти от занудного занудийца.

— Non, non. Je compatis avec vous, — начала было Натали, но вовремя спохватилась: — Нет, нет. Я вам сочувствую, господа, но надо обязательно дослушать старшего человека. Если вы этого не сделаете, то будет очень невежливо с вашей стороны.



— А с их стороны вежливо, так нас пилить, зззэ-эззэ! — возмутился Миша.

Тогда Натали решилась.

— Извините меня за то, что я вмешиваюсь… — начала она тоном хорошо воспитанной девочки.

Вот тут-то, наконец, занудиец замолчал и воззрился на Натали. Видно было, что он совсем не ожидал, что есть ещё другие языки, кроме занудийского.

— Зззапомните… — обратился он теперь к Натали и поднёс к её носику свой худой кривой палец.

Натали покраснела и опустила голову. Миша и Даша возмущались очень сильно, но молча, про себя: они боялись подвести Натали, хуже-то будет ей.

— Зузу, — позвал кто-то. — Иди на Большой совет мелких учёных. Приехали мечтанты.

Старый Зузу заспешил, но успел всё-таки прошипеть всем троим:

— Ззапомните!

Все занудийцы направились к зданию, несколько большему, чем другие. Там они рассаживались ровными рядами перед небольшим возвышением, на котором стоял мягкий диван, а перед ним — маленький столик.

На возвышение поднялся мечтант. Дети сразу его узнали. Он направился к дивану и разлёгся на нём, как будто бы в зале никого не было, и надел розово-голубые очки, от которых тянулось много-много разноцветных проводочков к какой-то сложной машине.

— Компьютер? — удивился Миша, — откуда он здесь?

Натали и дети сидели в задних рядах большого зала. Никто их не заметил, и поэтому не делал им никаких замечаний.

— Понимаете, — торопилась объяснить Натали, — занудийцы живут по очень строгим и неизменным правилам. У них никогда ничего не случается, но и нового они тоже ничего придумать не могут. Поэтому они приглашают мечтантов и используют всё то, что те изобретут. Вот так у них и компьютер появился. Правда, я сама его вижу впервые. В наше время таких сложных машин ещё не было.

Тут за спиной у мечтанта, лежащего на диване, замигали экраны. Их было много: чего только они не показывали — и дворцы, и какие-то сложные чертежи, и колонки цифр, и какие-то тексты, и даже просто картины.

Специальные записывающие устройства всё запоминали. Дети и Натали выбрались из зала и пошли к парку.

— Потом они отберут всё, что им подходит. И по чужим проектам сделают всё очень тщательно и аккуратно, но только немного подправят по своему вкусу, — тихонько продолжала свой рассказ Натали.

— Понятно, — усмехнулся Миша, — по-занудски. Вон у них какая скукотища в городе. Всё серое, унылое.

— Зато они помогают всем, что у них есть, мечтантам, — заметила Натали: она всегда отыскивала в других что-нибудь хорошее. — Но, правда, с искусством, со стихами и песнями у них получается не очень удачно. Вот послушайте, вы должны это знать:

— У одной пожилой женщины проживал детёныш козы серой окраски, — с трудом пропела Натали.

— Что это? — вытаращила глаза Даша и встала как вкопанная посреди дороги.

— А я догадался, — закричал Миша и сразу стал с опаской оглядываться по сторонам: но, к счастью, занудийцев вокруг не было. — Я догадался. Это: «Жил-был у бабушки серенький козлик».

— Да, да, — заулыбалась Натали. — А вот ещё: «Пожилая приятная женщина воспитывала двух гусей, которые всё время смеялись».

— Знаем, знаем, — вместе закричали Миша и Даша и запели песенку, которую они сразу же перевели с занудийского на человеческий язык.

Вдруг Даша замолчала и грустно сказала:

— Мне жаль занудийских детей.

— Я согласна с вами, — начала Натали взволнованно и докончила по-русски. — Мне тоже их очень жаль. Но есть ещё более несчастные страны, например Икария. Давайте сядем на скамейку, сейчас я вам про неё расскажу.

 

НЕСЧАСТНАЯ ИКАРИЯ

 

Вот что рассказала Натали детям.

Это древний греческий миф, вроде сказки о богах. В давние-предавние времена жил в Греции Дедал, художник и строитель. Он был удивительным мастером столяром, от него и пошло столярное искусство. Дедал придумал клей, отвес, рубанок.

Обучил Дедал своему мастерству племянника Талоса, а тот превзошёл его мастерством.

Не вынес этого Дедал и убил своего племянника и ученика Талоса. Пришлось ему тогда бежать на остров Крит к царю Миносу.

На Крите Дедал построил сложный лабиринт для чудовища Минотавра, получеловека-полубыка. У критского царя Миноса была дочь красавица Ариадна. Ариадна полюбила прибывшего на Крит Тесея. Но Тесея должны были бросить в лабиринт на съедение Минотавру. Ариадна решила спасти Тесея. Тесей убил в лабиринте страшного Минотавра, а выбрался оттуда с помощью нити. Ариадна дала Тесею клубок и прикрепила нить к выходу. А этот клубок подарил Ариадне Дедал.

Слушайте дальше. Страшно разозлился царь Минос и заточил в лабиринт самого Дедала и его сына Икара.

Тело мёртвого Икара морской волной прибило к острову. Этот остров назвали в честь него Икарией. Там Икар и был похоронен. Вот такая печальная история.

— Я знаю такую страну Икарию. Не знаю: та ли эта Икария или другая, но её судьба ужасна, — продолжала Натали. — Там люди решили использовать такие силы природы, с которыми сами не смогли справиться. И всё погибло.

— Вот бы хоть одним глазком взглянуть на Икарию, — замирая от ужаса, прошептала Даша. Но ужас не уменьшал её любопытства.

Натали вздохнула:

— Мы можем только пролететь над Икарией. Попасть туда невозможно — там опасный воздух и пыль там ядовитая. Сейчас я вызову из зала заседаний занудийцев какой-нибудь летательный аппарат, который придумал кто-нибудь из мечтантов. Это, конечно, мечта, но мы на нём сумеем полетать.

Натали достала из кармашка лёгкий платочек и бросила его. Платочек тут же подхватил ветер, и его втянуло в открытое окно зала заседаний. Из окна сразу же вылетел странный удивительный аппарат.

— Смотрите, смотрите, — вскрикнула Натали. — Он похож на тарелку, на которую поставили прозрачный стакан вверх дном. Как смешно! Таких летающих тарелок не бывает! Это же просто мечта!

Но дети переглянулись.

— Ничего смешного, — значительно произнёс Миша, и Натали сразу перестала смеяться.

 

— Мы уже летим. Какая скорость, — восхищается Миша.

— Смотри, как раз сейчас. Под нами Икария. Какой ужас! — Почти беззвучно одними побелевшими губами прошептала Натали.

— Нажми ту кнопку, на которой изображено ухо, — попросила Натали Мишу.

И тотчас в их прозрачную кабину ворвались звуки: высокие, тоскливые, надрывающие душу.

— И-и-и-иии, — ныли пески.

— И-и-и-иии-и, — тихо и печально шелестели целые громады пыли. И в тот стон Икарии, в этот плач по уничтоженной Жизни врезался другой звук:

— Кар-кар-кар, — жутко кричали страшные птицы.

— И-и-и — кар-кар — и-и…

От этих стонов и криков стало совсем невыносимо, и Миша ещё раз нажал на кнопку. Стало тихо, спокойно и даже уютно. Внутри кабины продолжалась жизнь. Но в ушах ещё стоял стон Икарии:

— И-и-и-и — кар-кар — и-и-и…

— Я знаю, почему она называется Икарией. Не только из-за того, что здесь погиб Икар, — Миша был так серьёзен, что девочки промолчали.

Потом Натали опять вздохнула.

— Наверное, Икария предупреждает людей: не покоряйте природу — погибнете сами… О, мы уже прилетели, — обрадовалась Натали.

Тарелка зависла прямо над родным домом. И тут Миша и Даша начали вдруг зевать. Спинки у кресел медленно отвалились назад, глаза закрылись… И вот они уже спят крепким сном в своих кроватках.

Натали помахала над ними своим волшебным веером, чтобы сон про Икарию им не приснился… И сама исчезла.

 

А в это время Мише снилась говорящая ворона. Она ни разу не каркнула, а только говорила: «Слетайте в страну Муравию. Там хорошо, ах, как там хорошо!». А Миша смеялся во сне и соглашался с вороной.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.