Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Национальное движение внутри страны и за рубежом в 1910-е гг. и Первомартовское движение





 

1) Национальное движение за рубежом в 1910-е гг.

 

В результате господства в Корее японского империализма, когда стало затруднительным развитие движения за независимость внутри страны, многие патриотически настроенные деятели эмигрировали в Маньчжурию и российское Приморье, где развернули активную деятельность. В Маньчжурии агрессия японцев была относительно слабой, а в район Цзяньдао (кор. Кандо) в бассейне Амноккана и Тумангана множество корейцев эмигрировало еще во времена Корейской империи, что облегчало возможность создания там базы национально-освободительного движения. Деятели движения за независимость, активно работавшие в Цзяньдао и Приморье, представляли собой консерваторов, которые активно проповедовали идеи Тэджонгё (вера в Великого предка, реформированное конфуцианство с культом основателя – Прим. пер.). Превратив Цзяньдао в базу движения за независимость, они собирались в дальнейшем вернуть Корее часть территории Маньчжурии, в древности входившую в состав Когурё и Пархэ, и создать Великую Корею (Тэджосон), во имя чего они создавали там множество образовательных учреждений, военные организации и промышленные предприятия, выдвинув лозунг достижения независимости страны вооруженным путем. Одним словом, они собирались продолжить дело отрядов Ыйбён и развернуть войну за независимость Кореи.

В качестве центра национального движения за независимость, созданного сторонниками Тэджонгё, был избран орган автономии под названием «Кёнхакса» («Общество сеятелей») в местности Самвон в западном Цзяньдао (уезд Юха), основанный Ли Хвеёном, Ли Сиёном, Ли Доннёном, Ли Саннёном и др. Под эгидой его был учреждён Синхынский учебный центр для подготовки кадров Армии независимости (в 1919 г. он был переименован в Синхынское офицерское училище). Кроме того, в училище Тончхан, учреждённом в 1911 г. в местности Хванин (Хуанжэнь) Юн Себоком (третьим патриархом Тэджонгё), преподавали известные корейские историки Син Чхэхо, Пак Ынсик и другие, создавшие биографии великих людей Кореи в качестве учебного пособия, а исторические сочинения Ким Гёхона (второго патриарха Тэджонгё) «Синдан сильги» («Подлинные записи истории священного Тангуна», 1914 г.), «Синдан минса» («История народа священного Тангуна», 1914 г.) и другие исторические работы получили широкое распространение среди корейцев, проживавших в Маньчжурии. В этих учебных заведениях придавалось огромное значение историческому воспитанию и военной подготовке. От участников движения за независимость Маньчжурии 39 представителей опубликовали в декабре 1919 г. декларацию «Тэхан тоннип сононсо» («Декларация независимости Кореи», иногда называемую «Декларацией независимости года муо»), которая выражала непреклонное стремление к вооружённому сопротивлению.



А в Приморской области Сибири ещё в 1905 г. было учреждено общество «Ханминхве» («Общество корейского народа») как орган самоуправления корейцев и развернулось активное движение по созданию национальных органов печати (газеты «Хэджо синмун» – «Прибой») и корейских национальных школ. Начиная с закрытия Ханмин хаккё (Корейской школы) в 1909 г., с 1910 г. Ли Сансоль, Ли Донхви и другие создали в 1914 г. во Владивостоке «Тэхан кванбоккун чонбу» («Военное правительство возрождения Кореи»), являвшееся временным правительством за рубежом, которое планировало создание Армии независимости и развёртывание вооружённой борьбы. Кроме того, Ли Сансоль учредил в маньчжурском городе Лундине (Ёнджоне) так называемый Соджонский интернат (Соджон сосук) в качестве центра национального образования. В 1917 г. был учреждён Центральный комитет Всероссийского собрания корейцев, ставший ядром корейского движения в Сибири, а в 1919 г. переименованный в Корейский национальный совет (Тэхан кунмин ыйхве). Кроме того, в Приморской области возникли и развернули деятельность многочисленные корейские организации: «Квонопхве» («Общество предпринимателей») во главе с Ли Сансолем, Корейское молодёжное просветительское общество, Общество общих интересов, Общество взаимопомощи корейцев, объединение «Чхольхёльдан» («Общество железа и крови») и проч. Под влиянием русской революции 1917 г. Ли Донхви и другие создали в Хабаровске партию Ханин сахведан (Социалистическую партию корейцев), преобразованную в 1921 г. в Корё консандан (Коммунистическую партию Кореи).

Шанхай, который был удобен для тесного сотрудничества с китайским гоминьдановским правительством, также становился одним из важных зарубежных центров движения за независимость. Примером сотрудничества с Китаем является организованное в 1912 г. деятелем Тэджонгё Син Гюсиком общество «Тонджеса» («Общество сотрудничества»). Син Гюсик, который принимал участие в Синхайской революции (1911 г.), имел тесные связи с деятелями Гоминьдана, и «Тонджеса» было организовано совместно с гоминьдановцами и издавало журнал под названием «Чиндан» («Корея»). Его дипломатическая деятельность впоследствии оказала большую помощь в работе Временного правительства Корейской республики. Находившиеся в Шанхае национальные лидеры в январе 1918 г. создали «Синхан чхоннёндан» («Молодежную организацию новой Кореи»), которая направила Ким Гюсика своим представителем на Парижскую мирную конференцию после Первой мировой войны (в феврале 1919 г.), а также активно развернула дипломатическую деятельность по другим направлениям.

Национальное движение в Америке стало развертываться на Гавайских островах, где проживало много корейских эмигрантов, причем еще в 1903 г. там было создано общество «Синминхве», в 1907 г. – «Ханин хапсон хёпхве» («Ассоциация объединения корейцев»), а затем и множество других организаций. На американском континенте центром движения стал Сан-Франциско, где также было много эмигрантов-корейцев; там был организовано общество «Коннип хёпхве» («Коллективное общество», 1905 г.) и др. После убийства корейцами Чан Инхваном и Чон Мёнуном бывшего советника корейского правительства по иностранным делам Стивенса в 1908 г. усилилась сплоченность находившихся в США корейцев, и в 1909 г. корейцы Гавайев и континентальной части США объединились в единую организацию «Кунминхве» («Национальное общество», позже переименованное в «Тэханин кунминхве» – «Национальное общество корейцев»). Центральными фигурами этой организации были Пак Ёнман и Ли Сынман. Ли Сынман перебрался в США в 1904 г., окончил там университет Дж. Вашингтона и Гарвардский университет (где получил степень магистра), а затем Принстонский университет (Ph.D., 1910 г.). На Гавайских островах он участвовал в движении за независимость, а в 1919 г., с созданием Шанхайского Временного правительства, был избран его Президентом в возрасте 44 лет.

В Лос-Анджелесе развернулась активная деятельность общества «Хынсадан» («Организация воспитания джентльменов», 1913 г.), организованного членом «Синминхве» Ан Чханхо. Американские корейцы, бывшие в большинстве своем верующими христианами, развернули национальное движение путем воспитания военных кадров и активной дипломатической деятельности.

Уже накануне окончания Первой мировой войны в Японии в среде обучавшихся там молодых студентов-корейцев постепенно поднималось движение за независимость. Деятели «Чосон чхоннён тонниптан» («Корейской молодежной организации независимости») во главе с Чхве Пхарёном, вдохновленные идеями самоопределения наций, распространившимися после Первой мировой войны, и примером русской революции, собрались 8 февраля 1919 г. во Дворце молодых христиан в Токио и провозгласили Декларацию и Резолюцию независимости («И-пхаль тоннип сонон»), которые явились толчком, вызвавшим внутри страны Первомартовское движение.

 

2) Национальное движение внутри страны в 1910-е гг.

 

Жестокие репрессии японцев серьёзно ограничивали развёртывание движения за независимость внутри страны. В результате «анакского инцидента» и судебного «Дела 105-ти» большой урон понесло движение за независимость на северо-западе страны, но, несмотря на препятствия, по всей стране возникали подпольные организации движения.

Во втором десятилетии XX в. движение за независимость в целом имело форму вооружённого сопротивления путём воспитания отрядов Армии независимости или оказания помощи их организации. В отношении характера будущего государства после завоевания независимости существовали две точки зрения, одна из которых сводилась к идее восстановления Корейской империи, а другая – к строительству республиканского государства, в котором власть принадлежала бы народу.

Наиболее типичной организацией, преследовавшей цель восстановления Корейской империи (Тэхан чегук), было «Тоннип ыйгунбу» («Военное правительство независимой Кореи», 1913 г.). Эта организация, возглавляемая Лим Бёнчханом, участвовавшим вместе с Чхве Икхёном в вооружённой борьбе Ыйбён еще в конце старой династии, развернула вооружённое сопротивление на территории провинции Южная Чолла, но в связи с арестом Лим Бёнчхана в 1914 г. и ссылкой его на остров Комундо, где он покончил жизнь самоубийством, с 1916 г. организация перестала существовать. Кроме того, в 1907-1915 гг. на территории провинций Хванхэ и Пхёнан отряды Ыйбён во главе с Чхэ Ыноном вели вооружённую борьбу.

Среди нелегальных организаций, ставивших задачу создания республики, наиболее заметной была «Тэхан кванбоктан» («Организации освобождения Кореи», 1913 г.), организованная Пак Санджином и Ким Чваджином (в 1915 г. переименована в «Тэхан кванбокхве», «Общество освобождения Кореи»). Эта организация, созданная в Тэгу, имела свои отделения во всех провинциях и была связана с патриотическими деятелями за рубежом. Она ставила задачу подготовки вооружённых сил для борьбы и ликвидации прояпонских элементов, но в 1918 г. она была раскрыта, и её деятельность сузилась; организация вновь активизировалась с началом Первомартовского движения.

На территории провинции Кёнсан конфуцианские учёные Юн Сантхэ, Со Саниль, Ли Сиён и другие, опиравшиеся на идеологию Тэджонгё, создали в 1915 г. организацию «Чосон кукквон хвебоктан» («Организацию по восстановлению суверенитета Кореи»). С началом Первомартовского движения они принимали в нём активное участие и руководили массовыми демонстрациями.

Среди организаций республиканской ориентации, возникших на территории провинции Пхёнан, следует отметить «Чосон кунминхве» («Корейское национальное общество», 1917 г.). Эта организация, состоявшая в основном из учащихся пхеньянской школы Сунсиль и христианской молодёжи, поддерживала связь с национальной организацией «Тэджосон кунминдан» («Организация граждан Великой Кореи») на Гавайях и национально-освободительными организациями в Цзяньдао, развернула деятельность по сбору средств на создание армии и на покупку вооружения, а с началом Первомартовского движения руководила массовыми демонстрациями на территории провинции Пхёнан.

Кроме того, существовали такие организации, как «Чосон санджик чаннёге» («Объединение по поощрению корейского национального производства», 1914 г.), созданное учителями Сеула, «Чариптан» («Организация самостоятельности», 1915 г.), созданная в Танчхоне провинции Хамгён, «Сонджукхве» (Организация сосны и бамбука», 1913 г.), организованная учителями пхеньянской школы Сунсиль, «Миндан чохап» («Объединение народных организаций», 1915 г.), «Чаджинхве» («Общество самостоятельного прогресса, 1918 г.) и множество других нелегальных объединений, которые сосредоточили свое внимание главным образом на культурно-просветительской деятельности и на воспитании сил для борьбы за независимость.

В руководстве национальным движением в 1910-е гг. находились представители городского среднего сословия, учителя, учащиеся, конфуцианские ученые и другие представители интеллигенции, которые объединялись в христианские, буддийские и прочие религиозные организации (Тэджонгё, Чхондогё и др.).

Важными центрами культурно-просветительской работы по распространению духа независимость играли частные учебные заведения и конфуцианские школы (содан). Таким образом, силы, накопленные в течение второго десятилетия XX в., взорвались в виде Первомартовского восстания.

 

3) Развертывание Первомартовского движения

 

Уже с заключением «Договора [о протекторате] года ыльса» стало нарастать национальное возмущение, и все слои корейского народа восставали против порабощения страны японцами, а после 1910 г., испытав на себе варварское, террористическое управление Японии, это возмущение усилилось, охватывая все бóльшие слои населения и обширные территории страны, а национальные силы стали сплачиваться воедино. Наконец, 1 марта 1919 г. мирные демонстрации протеста поднялись по всей стране.

Хотя Первомартовское движение было дальнейшим продолжением антияпонской борьбы, прошедшей путь от движения Чхокса ундон через крестьянскую войну Тонхак к вооруженной борьбе Ыйбён, непосредственной причиной взрыва Первомартовского движения стали специфические условия внутреннего и международного положения страны.

Во-первых, в 1917 г. поднялась революция в России, затем в 1918 г. с окончанием Первой мировой войны и поражением империалистической Германии в мире широко распространилась вера в то, что наступает новая эпоха отступления милитаризма и империализма и торжества идей гуманизма, мира и самоопределения народов. С созданием при руководящей роли американского президента В. Вильсона Лиги Наций и провозглашением им принципов самоопределения наций усилилась вера в грядущее преобразование мира. Такое изменение международной обстановки корейцы восприняли как благоприятную возможность стать независимыми и развернули по всей стране демонстрации под лозунгами «гуманистической и мирной революции без оружия» (тосу хёнмён).

Во-вторых, 21 января 1919 г. произошло событие, которое еще больше увеличило ненависть к Японии среди простого народа, несведущего в международной политике, – внезапная смерть бывшего императора Коджона от еды, принятой им в ту ночь в павильоне Хамнёнджон дворца Токсугун, после чего широко распространились слухи о том, что императора отравили японцы. Император Коджон до конца отвергал японские требования отказаться от движения за независимость и вместе со своим сыном от наложницы из рода Чан Ли Ганом (1877-1955 гг.; он имел титул Ыйчхинван) помогал освободительному движению, чем завоевал любовь народа.

В-третьих, то, что участники национального движения за рубежом воспользовались открытием Парижской мирной конференции, созванной для урегулирования послевоенных проблем, и развернули активную дипломатическую деятельность во имя независимости Кореи, послужило сильным толчком для деятелей национального движения внутри страны. В январе 1919 г. партия «Синхан чхоннёндан» («Молодежная партия новой Кореи») в Шанхае решила направить Ким Гюсика своим делегатом на Парижскую конференцию, а до этого в декабре 1918 г. общее собрание «Тэханин кунминхве» («Национального общества корейцев») в США приняло решение направить туда Ли Сынмана и других в качестве делегатов. В феврале 1919 г. корейские студенты в Токио собрались во Дворце молодых христиан и провозгласили Декларацию независимости Кореи.

Среди участников движения за независимость внутри страны, уделявших основное внимание умеренным формам деятельности – просветительской, дипломатической и культурной, религиозные организации наиболее активно реагировали на развитие международной ситуации. Деятели Чхондогё (Сон Бёнхи, Чхве Рин и др.), христианские деятели (Ли Сынхун и др.), буддийские деятели (Хан Ёнъун и др.) сплотились, чтобы добиться поддержки независимости Кореи со стороны внешних сил, а внутри страны, следуя трём принципам – массовости, единения и ненасилия, они разработали линию на подъем движения. Выступление было намечено на полдень 1 марта, за два дня до похорон императора Коджона, намеченных на 3 марта, а Декларация независимости, подписанная тридцатью тремя представителями нации[2], была тайно подготовлена Ли Джонилем и заблаговременно распространена по всей стране.

Представители нации в Сеуле сначала собирались провозгласить Декларацию независимости в Парке пагоды (Тхапколь конвон), где собирается множество людей, но, боясь возможности столкновения с полицией, собрались в ресторане «Тхэхвагван», где прочитали Декларацию независимости, а затем сообщили о ней японским властям, после чего были арестованы. Тогда в Парке пагоды студенты, провозгласив Декларацию независимости, возглавили массовую демонстрацию.

Одновременно с демонстрациями в Сеуле движение за провозглашение независимости поднялось во всех крупнейших городах Севера – Пхеньяне, Чиннампхо, Анджу, Ыйджу, Сончхоне, Сонсане и других, а в конце первой декады марта распространилось на территорию Юга на все города и территории Южной Кореи. В этом движении участвовало более двух миллионов жителей всех 218 округов и уездов страны, которые провели более полутора тысяч демонстраций и митингов, продемонстрировав общенациональное стремление к независимости. Руководили ими представители интеллигенции, молодёжи, учащихся и религиозных деятелей, но в движение были вовлечены и мелкие и средние предприниматели, и крестьяне.

Первомартовское движение, хотя и началось как мирное ненасильственное сопротивление, в ходе распространения демонстраций постепенно приобретало насильственные формы: забастовки солидарности и пр., а затем перешло к насильственным действиям, таким, как разрушение трамваев и наземных сооружений на рудниках, а также нападения на местные административные учреждения и жандармские пункты.

Напуганные Первомартовским всенародным движением, японские империалисты, мобилизовав войска, жандармерию и полицейские силы, стали расстреливать, убивать, подвергать корейское население пыткам, истязаниям, поджогам и другим беспощадным средствам подавления, объявив его мятежным. Особенно беспощадными были японские репрессии в деревнях. Так, в волости Сонсан уезда Хвасон провинции Кёнги целая деревня была сожжена, а всё её население убито, а в деревне Чеамни волости Ханам уезда Хвасон жители деревни были заперты в церковь, которую затем подожгли каратели (15 апреля 1919 г.). По стране было убито более 7500 человек, арестовано более 40 тысяч, более 16 тысяч человек получили ранения, более 49 школ и церквей, более 715 домов мирных жителей были сожжены. На рынке Аонэ уезда Чхонан арестованные участники демонстрации были подвергнуты жестоким истязаниям и уничтожению, примером которых была ученица Ю Гвансун, подвергшаяся страшным пыткам.

Хотя за Первомартовским выступлением не последовало немедленного обретения независимости Кореей, оно не только подняло национальное движение, но и привело к тому, что японские империалисты вынуждены были сменить фашистские методы управления на так называемое «культурное управление». Первомартовское движение также оказало влияние на подъём национально-освободительного движения малых народов в различных странах мира. Под его влиянием в Китае поднялось «Движение четвёртого мая» (1919 г.), в Индии – «Движение ненасильственного сопротивления», оно дало толчок к подъёму национально-освободительных движений во Вьетнаме, на Филиппинах, в Египте и других странах.


[1] Поскольку у последнего императора Кореи Сунджона не было наследника, его сводный брат от наложницы из рода Ом Ли Ын был в 1900 г. возведен в сан вана под именем ван Ёнчхин, а в 1907 г. был повторно провозглашен императорским наследником. Генеральный резидент Ито Хиробуми в 1907 г. насильно отправил Ли Ына в Японию, чтобы то получил японское образование (сначала в Офицерское училище, а затем в Университет сухопутной армии), после чего Ли Ына женили на японке Масако. В 1910 г., когда Сунджон перестал быть императором, Ли Ын был также лишен титула императорского наследника и стал просто наследником. После смерти бывшего императора Сунджона в 1926 г. Ли Ына возвели в сан короля (вана). Этот марионеточный ван не смог вернуться на родину сразу после освобождения страны, а в 1972 г. вернулся в Корею и скончался. Его жена Масако, приехавшая вместе с ним, приняла гражданство Южной Кореи и взяла имя Ли Банджа. Она жила в покоях Наксонджэ дворца Чхандоккун и умерла в 1989 г. Сын Ли Ына Ли Гу в настоящее время живет в Японии.

[2] Имена тридцати трёх представителей нации, возглавивших Первомартовское движение: Сон Бёнхи – лидер (1861-1922 гг.), Кон Бёнсик, Кон Донджин, Ким Джанджун, Ким Бёнджо, Ким Вангю, Пэк Ёнсон, Ли Пхильджу, Киль Сонджу, Ли Сынхун, Ли Мёнён, Ли Гапсон, Рю Ёдэ, Ян Ханмок, Ян Джонбэк, На Инхё, На Ёнхван, Син Сокку, Син Хонсик, Пак Тонван, Пак Хидо, Пак Чунсын, Лим Ехван, Ли Чжониль, Ли Джонхун, Хон Гиджо, Хён Бёнги, Хан Ёнун, Чхве Рин, Чхве Сонмо, Чон Чхунсу, О Хваён, О Сечхан. Впоследствии несколько человек из их числа переметнулись в прояпонский лагерь.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.