Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Сатоу Э. Руководство по дип.практике





Книга известного английского дипломата Эрнеста Сатоу (1843—1929) «Руководство по дипломатической практике» пользуется мировой известностью. Это своего рода дипломатическая энциклопедия, детально излагающая в историческом плане и на большом фактическом материале вопросы дипломатического протокола, теории и практики дипломатических привилегий и иммунитетов, правила и обычаи разных стран, соблюдаемые в международном общении.

Книга Сатоу «Руководство по дипломатической практике» дает богатый материал по многим вопросам. В ней подробно освещены порядок назначения и отзыва дипломатических представителей, вручения верительных грамот в различных странах, рассмотрены вопросы старшинства. Отдельная глава посвящена языку и формам дипломатической переписки. Читатель найдет в этой книге немало примеров из прошлой и современной дипломатической практики о неудачах и промахах отдельных дипломатов, что убедительно доказывает необходимость осторожности и сдержанности дипломатов при любых обстоятельствах.

Автор подробно излагает теорию о дипломатических иммунитетах и привилегиях, дает целый ряд примеров из практики разрешения спорных вопросов в этой важной области международного права. Хотя главы, касающиеся этих вопросов, частично уже устарели, они представляют несомненный интерес как для дипломатов, так и для специалистов по так называемому «посольскому праву».

Приведенные в книге положения о дипломатических рангах требуют некоторых дополнительных разъяснений. Деление на дипломатические ранги, установленное Венским регламентом, закрепило принцип неравенства между государствами: послами обменивались только великие державы, в зависимые страны назначались министры-резиденты. В настоящее время деление дипломатических представителей на ранги несколько изменилось. В марте—апреле 1961 года в Вене состоялась конференция представителей 37 стран, которая в выработанной конвенции упразднила ранг министра-резидента. Были оставлены ранги посла и приравненные к нему ранги посланника и поверенного в делах. Упомянутая конвенция вступит в действие после ее ратификации по меньшей мере 22 странами.



Основным недостатком «Руководства по дипломатической практике» является полное отсутствие характеристики новых форм и методов международных отношений, вошедших в международную практику с возникновением советской дипломатии и получивших большое развитие в последнее время. В современных международных отношениях роль профессиональной дипломатии заметно упала. С одной стороны, современные средства связи дают возможность правительству широко контролировать деятельность своих представителей за границей, что повышает роль правительства в международных отношениях. С другой стороны, в международную практику прочно и в широком масштабе вошли такие формы сношений между странами, как личные контакты и переписка глав государств и глав правительств, межпарламентские связи, взаимные контакты партийных, общественных, профсоюзных и других организаций различных стран, обмен делегациями между специальными ведомствами государств и т. п. Наиболее ярко эти новые тенденции проявляются в отношениях между странами социалистической системы. {7} Будучи буржуазно ограниченным и преследуя определенные политические цели, редактор нового английского издания «Руководства» не смог перешагнуть каноны старой буржуазной дипломатии, и новые моменты в дипломатической практике остались неосвещенными.

Никак нельзя согласиться и с характером материала, включенного в главы о международных союзах. В книге дается очерк только союзов западных империалистических держав и даже не упоминается об экономических, политических и культурных объединениях между социалистическими странами. Основанные на политике равенства, братского сотрудничества и товарищеской взаимопомощи отношения между социалистическими странами являются прообразом будущей всемирной организации отношений между странами и народами.

К недостаткам книги следует отнести также то, что в ней почти

Ничего не говорится об организации и работе центрального аппарата ведомств иностранных дел в различных странах, хотя в каждом государстве учреждения, ведающие вопросами внешних сношений, имеют свои особенности. Этот недостаток особенно ощутим теперь, когда в результате борьбы за национальную независимость созданы и создаются многие новые государства в Азии и Африке, которые широко участвуют в международном общении, но не имеют опыта организации дипломатической службы.

Неоправданно большое место отведено в книге описанию различных церемониалов, в том числе церемониала приема послов и монархов римским папой. В наши дни чисто церемониальные моменты приема государственных деятелей и послов теряют свое значение. То же можно сказать и о вопросах личного старшинства, которые не играют теперь заметной роли.

«Руководство по дипломатической практике» — труд выдающегося буржуазного дипломата — представляет безусловный интерес для работников советской внешней политики, специалистов по международному праву, а также для широкого круга советских людей, интересующихся событиями международной жизни.

 

Макиавелли

Особенно ярко выразилось во взглядах Макиавелли на методы осуществления государственной власти, способы и приемы политической деятельности.

В произведениях Макиавелли политика противопоставлялась общераспространенным представлениям о должном и недолжном, позорном и почетном. Деятельность государства он исследовал как такую сферу проявления интересов, чувств, настроений людей, социальных общностей и правительств, в которой действуют особые правила, не тождественные нормам морали, регулирующей отношения между частными лицами.

Поступки основателей государств, завоевателей, узурпаторов престола, создателей законов, политических деятелей вообще, рассуждал Макиавелли, должны оцениваться не с точки зрения морали, а по их результатам, по их отношению к благу государства"

Государства, писал Макиавелли, создаются и сохраняются не только при помощи военной силы; методами осуществления власти являются также хитрость, коварство, обман. "Надо знать, что с врагом можно бороться двумя способами: во-первых, законами, во-вторых, силой. Первый способ присущ человеку, второй — зверю; но так как первое часто недостаточно, то приходится прибегать и ко второму. Отсюда следует, что государь должен усвоить то, что заключено в природе и человека, и зверя... — поучал Макиавелли. — Из всех зверей пусть государь уподобится двум: льву и лисе. Лев боится капканов, а лиса — волков, следовательно, надо быть подобным лисе, чтобы уметь обойти капканы, и льву, чтобы отпугнуть волков".

Государственный деятель не должен быть всегда верен договорам: "Мы знаем по опыту, что в наше время великие дела удавались лишь тем, кто не старался сдержать данное слово и умел, кого нужно, обвести вокруг пальца..,"; "разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание".

В политике единственным критерием оценки действий правителя государства являются укрепление власти, расширение границ государства.

Если для укрепления своей власти правителю пришлось казнить много людей, то для блага государства после этого полезно казнить того из подчиненных, кто непосредственно руководил казнями: этим правитель отведет от себя обвинение в жестокости.

"...Гибельно и опасно оставить в живых государя, лишенного престола". Для укрепления государства нужно время от времени "наводить ужас и трепет на граждан, истребляя всех, кто кажется правительству подозрительным и вредным".

Все обиды и жестокости надо учинять разом: "Чем меньше их распробуют, тем меньше от них вреда; благодеяния же полезно оказывать мало-помалу, чтобы их распробовали как можно лучше". Дела, неугодные подданным, государи должны возлагать на других, а угодные — исполнять сами.

Рекомендуя правителям государства в зависимости от того, куда дует ветер фортуны, "по возможности не удаляться от добра, но при надобности не чураться и зла", Макиавелли в то же время советовал государям притворяться носителями нравственных и религиозных добродетелей. В государственной деятельности, поучал Макиавелли, "всегда в выигрыше оказывался тот, кто имел лисью натуру. Однако натуру эту надо еще уметь прикрыть, надо быть изрядным обманщиком и лицемером". "Каждый знает, каков ты с виду, немногим известно, каков ты на самом деле, и эти последние не посмеют оспорить мнение большинства, за спиной которого стоит государство". "Самое главное для государя — постараться всеми своими поступками создать себе славу великого человека, наделенного умом выдающимся".

Эти и аналогичные рекомендации Макиавелли черпал из современной ему политической практики.

Иногда утверждалось, что Макиавелли оправдывал безнравственность политики потому, что был идеологом буржуазии. Идеалом Макиавелли, действительно, было буржуазное, гражданское ("горожанское") общество. Однако в его произведениях отражена не политика буржуазии, которая сложилась в класс и стала господствовать много позже, а выражены дух и практика современной ему эпохи. Своеобразие этой эпохи хорошо описал Ф. Энгельс, отметивший, что в период позднего Средневековья ленные отношения во всех странах образовывали запутанный клубок прав и обязанностей, порождающий непрекращающиеся конфликты феодалов, непрерывную борьбу между королевской властью и вассалами. "Вот, — писал об этой эпохе Ф. Энгельс, — причина той бесконечной, непрерывно продолжающейся вереницы измен, предательских убийств, отравлений, коварных интриг и всяческих низостей, какие только можно вообразить, всего того, что скрывалось за поэтическим именем рыцарства, но не мешало ему постоянно твердить о чести и верности".

Именно эту практику Макиавелли поднял на теоретический уровень "высокой политики" и попытался дать ей своеобразные оправдания. Многие рекомендации Макиавелли послужили практическим руководством для беспринципных политиков; поэтому "макиавеллизм" стал символом политического коварства. Произведения Макиавелли оказали громадное влияние на последующее развитие политико-правовой идеологии. В них сформулированы и обоснованы главные программные требования горожан и крестьянства: незыблемость частной собственности, безопасность личности и имущества, республика как наилучшее средство обеспечения "благ свободы", осуждение феодального дворянства, подчинение религии политике и ряд других. Наиболее проницательные мыслители Нового времени высоко оценили методологию Макиавелли, в особенности освобождение политики от теологии, рационалистическое объяснение государства и права, стремление определить их связь с интересами людей.

 

51.

Дипломатический язык – это выражение, употребляемое для обозначения двух различных понятий. Во-первых, это язык, на котором ведутся официальные дипломатические сношения и составляются международные договоры. Во-вторых, это совокупность специальных терминов и фраз, составляющих общепринятый дипломатический словарь. В настоящее время не существует обязательного единого языка для ведения официальных дипломатических сношений и составления международных договоров (в прошлом доминировал французский язык). Постепенно утверждается принцип равноправия языков. За редкими исключениями государственные органы внешних сношений ведут официальную переписку, особенно обмен дипломатическими документами, на своих национальных языках.

Что касается второго значения понятия «дипломатический язык» как совокупность специальных терминов и фраз, входящих в общепринятый дипломатический лексикон (например, «добрые услуги», «третейское разбирательство», «модус вивенди», «статус-кво», «вето» и т.п.), то удельный вес таких терминов в современных дипломатических документах весьма незначителен. О языке, о стиле дипломатических документов содержится ряд заслуживающих внимания замечаний в книге X.Вильднера «Техника дипломатии».

Языковые особенности дипломатического подстиля

Лексические. Для лексикона дипломатии характерно употребление международной дипломатической терминологии и терминологии международного права, в основном латинского и французского происхождения, например: консул, конвенция; атташе, демарш, коммюнике, так как языком дипломатии в средние века был латинский, а позднее французский. Иногда в дипломатических текстах латинские термины и выражения употребляются в латинском написании: persona поn grata, status quo, право veto и т.д. Некоторые термины русского происхождения – посольство, посол, поверенный в делах, верительная грамота, советник, чрезвычайный посланник и т. д.

Дипломатические тексты отличаются наличием слов и сочетаний общелитературного языка, которые в определенных значениях употребляются в качестве терминов, стилистически связанных только с языком дипломатических документов: протокол (совокупность общепризнанных правил международного общения). Сторона (имеется в виду определенное государство и его правительство, участвующее в переговорах), невмешательство и т.п.

Для языка дипломатических текстов характерны метонимические замены. В российских дипломатических документах и документах иностранных государств слова Москва, Кремль часто служат для обозначения нашего государства, правительства страны. Например:

«В Москве готовы к дальнейшей совместной работе по развитию экономического и инвестиционного взаимодействия, его наполнению конкретными проектами в сфере инноваций и высоких технологий, активизации межпарламентских и гуманитарных контактов…» (Из поздравления премьер-министру Австралии)

История международных отношений знает немало точных формулировок, выражающих в яркой и концентрированной форме те процессы и принципиальные положения, которые отражают целые полосы в мировой политике: «мир без аннексий и контрибуций», «мирное сосуществование», «холодная война», «разрядка», «всеобъемлющая безопасность», «подвести окончательную черту под второй мировой войной» и другие.

Синтаксические. Синтаксис дипломатических документов отличается сложностью, в нём преобладают длинные предложения, осложнённые причастными оборотами; сложноподчинённые предложения с различными типами придаточных частей (преимущественно определительными и изъяснительными), пространным перечнем однородных членов, нередко подчёркнутым графически при помощи абзацного членения конструкции.

 

52 Киссинджер

 

Киссинджер и тактика «челночной дипломатии»

Американский государственный деятель, дипломат и эксперт в области международных отношений, лауреат Нобелевской премии мира 1973 года Генри Киссинджер родился в еврейской семье 27 мая 1923 года в Германии, в городе Фюрт. В 1938 году семья Киссинджеров эмигрировала в США. В 1943-м Генри-Альфред Киссинджер получил американское гражданство и был призван в армию. После окончания Второй мировой войны работал в контрразведке в американской оккупационной зоне Германии. В 1947-м поступил в Гарвардский университет и, окончив его, защитил диссертацию.

Он стал профессором политологии и занимался преподавательской и научно-исследовательской работой. В 1955-м вошел в исследовательскую группу Совета по внешним связям США. В 1957-м написал и издал книгу «Ядерное оружие и внешняя политика». В ней он предлагал отказаться от военно-политической доктрины «массированного возмездия» и перейти к более гибкой стратегии ограниченного применения ядерного оружия. Его инициатива получила признание, была названа «стратегией гибкого реагирования» и в 1960-х годах стала официальной доктриной НАТО.

Эта книга не случайно стала национальным бестселлером 1994—1995 годов. Перекликаясь с одноименной книгой Г. Никольсона, автор стремится проанализировать факторы, позволяющие оценивать прочность и долговечность того или иного мирового порядка, начиная с Вестфальского мира 1648 года и вплоть до наших дней. Перед читателем предстает ряд политических деятелей «всех времен и народов» — от Ришелье до наших современников. Выступая как участник множества исторических событий новейшего времени, автор рассматривает их как вехи становления так называемого «нового мирового порядка», складывающегося на рубеже XX−XXI веков. При этом в высшей степени интересна попытка прогнозирования хода исторического развития в последующем столетии и определения места великих держав, в частности России, в условиях краха коммунизма и появления новых национальных государств и центров могущества.

Я знаю Россию с 60-х годов. Мне даже сложно сосчитать, сколько раз я с того времени бывал в Москве. Для меня перемены, происходящие сейчас в России, на самом деле поразительны. Они имеют чрезвычайно огромное политическое значение. Конечно, процесс еще не закончен, и сделать предстоит гораздо больше, чем уже сделано. Но в целом по отношению к путинской России я настроен весьма позитивно. Россия остается великой державой. Это — факт!»





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.