Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Методологические особенности грамматики китайского языка в процессе обучения





 

В обучении грамматическому строю китайского языка одной из главных задач является разрушение с первых дней обучения школьного, упрощенного понимания таких категорий, как подлежащее и сказуемое. Более того, необходимо всячески избегать употребления этих терминов при объяснении структуры китайского предложения. Наиболее продуктивным способом объяснения является опора на такие категории, как «топик» (данное) и «комментарий» (новое) или «субъект» и «предикат». Отношения между подлежащим и сказуемым в русском предложении — это грамматическое согласование двух словоформ. В китайском языке по причине отсутствия форм отсутствует и согласование, следовательно, подлежащее (элемент структуры, выполняющий эту функцию) может состоять и из одного слова, и из словосочетания, и из предложения, и даже из группы предложений [Кочергин 2006].

Говоря о фиксированном порядке слов в китайском предложении, необходимо подчеркивать, что фиксированность эта имеет место только в рамках генерального правила: в китайском предложении сначала следует субъект, затем — предикат, т. е. в китайском предложении нет необходимости искать слова или словосочетания, выражающие субъект и предикат — они всегда (зафиксированы) на своих местах. Вопрос же заключается в том, что выбрать в качестве субъекта и предиката, какие слова и словосочетания налепить этими функциями и поставить на соответствующие позиции при порождении собственного высказывания? Ответ определяется коммуникативным контекстом и коммуникативным намерением говорящего. Именно в этом заложена главная трудность и путаница для русскоговорящих обучаемых, возникающая в случае оперирования категориями подлежащего и сказуемого, ибо у наших обучаемых они, во-первых, всегда ассоциируются с существительным и глаголом, соответственно, а во-вторых, их по привычке пытаются искать в китайском предложении, так же как и в русском. Посмотрим это на примере.



1。我昨天见到了张老师。Wǒ zuótiān jiаn dаole zhāng lǎoshī. Я вчера встретил учителя Чжана.

2 。张老师,我昨天见到了。Zhāng lǎoshī, wǒ zuótiān jiаn dаole. Учителя Чжана я встретил вчера.

3。我昨天见到的是张老师。Wǒ zuótiān jiаn dаo de shм zhāng lǎoshī. Вчера я встретил учителя Чжана.

4。张老师是我昨天见到的。Zhāng lǎoshī shм wǒ zuуtiān jiаn dаo de. Я вчера встретил учителя Чжана.

5。昨天见到张老师的是我。Zuótiān jiаn dаo zhāng lǎoshī de shм wǒ. Это я вчера встретил учителя Чжана.

В переводе каждого из этих предложений на русский язык подлежащее будет одно и то же слово - «я», и если отталкиваться от этого, как часто и происходит на практике, то все эти предложения воспринимаются как полные синтаксические синонимы. В китайских же предложениях в качестве субъекта и предиката выступают различные компоненты (предикаты в примерах выделены подчеркиванием), из чего следует, что эти структуры синонимичными не являются и на русский язык должны переводиться по-разному. Понимание описанной ситуации очень важно для обучения продуктивной речи на китайском языке, т.е. при формировании навыков грамматического оформления мысли и интонационного логического выделения при устном продуцировании текста.

Предложение № 2 в учебных материалах обычно трактуется как «предложение с вынесенным дополнением», что, конечно же, неверно, поскольку только в первом примере сочетание张老师является «прямым дополнением», т.е. объектом деятельности, в составе предиката. Во втором примере это - топик, так же, как и в четвертом, в третьем - предикат, в пятом - составная часть топика.

Из вышеприведенных примеров следует, что того самого «фиксированного» порядка слов как бы и не существует, но это не так. Этот порядок существует как в генеральной схеме развертывания мысли говорящим на китайском языке, так и внутри предложения - в структуре сложного субъекта и сложного предиката, а также на уровне текста, где имеют место текстовый субъект и текстовый предикат. Важнейшей методической задачей в этом плане является формирование навыка определения границы между субъектом и предикатом в китайском речевом произведении, воспринимаемом как зрительно - в форме иероглифического текста, так и на слух - в форме звучащего высказывания. Для решения этой задачи обучаемым необходимо сообщить информацию о разных маркерах этой границы и организовать тренировку, начиная с простых предложений и заканчивая речевыми произведениями сверхфразового уровня.

Необходимо также постоянно подчеркивать и напоминать обучаемым, что главным в грамматической структуре является предикат, какой бы частью речи или каким бы семантико-синтаксическим блоком (группа слов- смысловое единство) он не был выражен. Это положение подтверждается тем фактом, что в условиях естественного речевого общения свертыванию подвергается именно субъект, как нечто данное и однозначно воспринимаемое коммуникантами, а предикат, как новое, постоянно воспроизводится. Вот несколько примеров.

В ответ на стук в дверь: (我)来了,来了! (Wǒ) lбi le, lбi le! (Я) Иду, иду! 2. При встрече кого-либо: (你)辛苦了!(Nǐ) xīn kǔ le! (Ты) Устал!

3. В подтверждение чего-либо: (我)知道了!(Wǒ) zhīdаo le! (Я) Знаю. (Понятно.) [Кочергин 2006].

Для повышения эффективности обучения грамматическому строю китайского языка и облегчения этого процесса для русскоговорящих учащихся, необходимо обеспечить их смысловыми опорами. Это должны быть совершенно универсальные и устойчивые правила структурирования китайской речи, к тому же изложенные в доходчивой форме. В качестве основополагающих смысловых опор для обучаемых предлагается использовать следующее:

1. Генеральная схема (правило № 1) развертывания мысли на уровне предложения (для примера взято предложение типа сообщение):

Кто, когда, где, с кем, для чего, как долго (сколько раз), с каким качеством (результатом) совершает какое действие, с каким объектом.

我昨天在图书馆里跟朋友一起为了准备考试两个小时内仔细的

研究了有关资料。Wǒ zuótiān zаi tъshū guǎn lǐ gēn péngyǒu yīqǐ wиile zhǔnbиi kǎoshм liǎng gи xiǎoshн nиi zǐxм de Yбnjiū le yǒuguān zīliаo.

«Для подготовки к экзаменам вчера я с товарищем два часа тщательно изучал необходимые материалы в библиотеке».

Имея такую схему, нужно лишь двигаться от минимально допустимого состава ее компонентов и, последовательно дополняя ее, обучать студентов языковому оформлению каждого из них, т. е, выявить учебные трудности и разработать способы их нейтрализации, уделяя особое внимание несовпадающим явлениям двух языков. При этом можно пользоваться общепринятой терминологией и говорить, например, об обстоятельствах (места, времени, кратности, длительности, результата), но предпочтительнее все же оперировать коммуникативными категориями и говорить об обучении студентов средствами китайского языка запрашивать или сообщать информацию о предметах и явлениях, их свойствах, о времени и месте совершения действия, о цели его совершения, о количественных и качественных характеристиках действия и его результатах.

2. Представляется, что учебные материалы, построенные на этой основе, т. е. по функционально-тематическому принципу, могли бы быть наиболее эффективными. Правило № 2. В китайском языке определение всегда предшествует определяемому. Формулируя правило, необходимо обращать внимание обучаемых на то, что в китайском языке категория определения как члена предложения не обязательно связана с такой частью речи, как прилагательное и проявляется не только на уровне предложения, но и на уровне двусложных и многосложных сочетаний с атрибутивной связью. Именно этим правилом, например, объясняется порядок слов в обращениях:王先生Wбng xiān shēng(господин Ван), 张司机 Zhāng sī jī (водитель Чжан) и т. п., в которых фамилия выступает в качестве определения.

3. Правило № 3. Все служебные слова занимают в предложении место перед предикатом (перед группой сказуемого).

Не перед сказуемым, т. е. глаголом, а именно перед группой сказуемого, в состав которой входят все компоненты, относящиеся к предикату. А. М. Ефремов объясняет это тем, что «будучи целостным структурно-смысловым образованием, семантико-синтаксические блоки (к которым относится группа сказуемого) не "впускают" внутрь различные грамматические показатели, выполняющие выделительную (в широком смысле) функцию, и все так называемые "малые слова" типа 只、也、才ставятся не перед словом, с которым они соотносятся, а за пределами левой границы блока» [Кочергин 2006].

我只能把心留给你。Wǒ zhǐ nйng bǎ xīn liъ gмi nǐ. Я могу только сердце оставить тебе.

4. Правило № 4. Слова в китайском языке способны изменять свою принадлежность к той или иной части речи. «Для того чтобы изменить принадлежность любого слова к той или иной части речи, достаточно поместить его в другую синтаксическую позицию. При этом слово остаётся одним и тем же, в то время как в языках типа русского для приспособления к позиции меняется само слово [Кочергин 2006].

我爱路行。 Wǒ аi lщ xнng. Я люблю путешествовать. 这位爱人是我的. . Zhи wиi аirйn shм wǒ de. Этот любимый человек (супруг) – мой.

Что касается китайской грамматики, то самостоятельной наукой она стала относительно поздно: всего шестьдесят лет назад. В истории ее могут быть намечены четыре этапа. Первый этап начался в 1898 г. в эпоху реформ Кан Ю-вэя. Второй этап в развитии грамматической науки наступил в связи с «Движением 4 мая» (1919 г.). Начало третьего этапа ознаменовалось выходом в свет в 1942 г. первого тома большого трехтомного труда профессора Люй Шу-Сяна, под скромным названием «Очерк грамматики китайского языка». После победы народной революции и создания Китайской Народной Республики в истории китайского языкознания наступил четвертый этап.

В китайском языке порядок слов очень строгий: На первом месте стоит подлежащее, на втором сказуемое и на последнем месте дополнение. Эту негибкую структуру предложения следует строго соблюдать.

Иероглиф это не слово – это понятие. Основной единицей китайского языка является иероглиф. Один и тот же иероглиф может использоваться и как существительное, и как прилагательное, и как глагол, и как предлог в различных контекстах и словообразующих сочетаниях. Именно взаимное расположение всех иероглифов в предложении и определяет в каждом конкретном случае: а) какой частью речи каждый из иероглифов выступает б) какое из своих значений каждый из них выражает сам по себе или в словообразующем сочетании с соседними иероглифами.

В обучении грамматическому строю китайского языка одной из главных задач является разрушение с первых дней обучения школьного, упрощенного понимания таких категорий, как подлежащее и сказуемое. Более того, необходимо всячески избегать употребления этих терминов при объяснении структуры китайского предложения. Для повышения эффективности обучения грамматическому строю китайского языка и облегчения этого процесса для русскоговорящих учащихся, необходимо обеспечить их смысловыми опорами. Это должны быть совершенно универсальные и устойчивые правила структурирования китайской речи, к тому же изложенные в доходчивой форме.


 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.