Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Преступлений против здоровья населения и общественной нравственности, связанные с оборотом наркотических средств и психотропных веществ





 

В ряду преступлений против здоровья и общественной нравственности особое место занимает склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ - преступление, предусмотренное ст. 230 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Общественно опасные последствия указанного преступного деяния проявляются прежде всего в том, что в незаконный оборот наркотических средств и психотропных веществ в форме незаконного потребления вовлекаются все новые и новые потребители, у которых формируется наркозависимость. Указанное обстоятельство способствует созданию условий для устойчивого спроса на наркотические средства и психотропные вещества, ведет к расширению рынка их незаконного сбыта. Кроме того, возможно наступление и иных последствий: заражение ВИЧ-инфекцией, самоубийство, развитие душевной болезни, прерывание беременности и т.п[37].

Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации" ст. 230 УК РФ была дополнена примечанием, в соответствии с которым ее действие не распространяется на случаи пропаганды применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ, если эти деяния осуществлялись по согласованию с органами исполнительной власти в области здравоохранения и органами по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ.

Целесообразность включения в ст. 230 УК РФ подобной оговорки в научной литературе не исследовалась, хотя у практических работников органов она вызывает вполне обоснованное недоумение[38].

Действительно, в отличие от пропаганды наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, которая определена в п. 1 ст. 46 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах" как деятельность физических или юридических лиц, направленная на распространение сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, понятие "пропаганда применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ" в законодательстве Российской Федерации не раскрыто.



При таких обстоятельствах следует исходить из смысла слова "пропаганда" (лат. propaganda от propagare - распространять), под которой понимается распространение и углубленное разъяснение каких-либо идей, учений, взглядов, знаний; идейное воздействие на широкие массы[39]. Следовательно, обоснованно будет дать определение пропаганды применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний соответствующих инструментов и оборудования, используемых для потребления наркотических средств и психотропных веществ, как распространения и углубленного разъяснения необходимости применения в целях профилактики ВИЧ-инфекции и других опасных инфекционных заболеваний определенных инструментов и оборудования (в том числе и тех, которые используются для потребления наркотических средств и психотропных веществ), имеющего целью сформировать у широких масс населения определенный стереотип поведения.

В соответствии со ст. 46 Федерального закона № 3 в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров запрещаются:

- пропаганда наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров;

- производство и распространение книжной продукции, продукции средств массовой информации, распространение в компьютерных сетях сведений о способах, методах разработки, изготовления и использования, местах приобретения наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров;

- совершение иных действий в этих целях;

- пропаганда каких-либо преимуществ использования отдельных наркотических средств, психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров;

- пропаганда использования в медицинских целях наркотических средств, психотропных веществ, подавляющих волю человека либо отрицательно влияющих на состояние его психического или физического здоровья.

С учетом данного обстоятельства отнесение изделий медицинского назначения в виде шприцев многоразового и одноразового использования с иглами инъекционными или без них к инструментам, используемым для потребления наркотических средств и психотропных веществ, возможно лишь постольку, поскольку они отнесены к числу инструментов. Иных оснований отождествления их с инструментами, о которых говорится в примечании к ст. 230 УК РФ, не имеется[40].

Следует также иметь в виду, что наркотические средства и психотропные вещества могут потребляться не только путем инъекций, но и другими путями: прием вовнутрь в виде таблеток и порошка, вдыхание через нос, курение, жевание.

Однако в любом случае для наличия состава преступления, предусмотренного ст. 230 УК РФ, виновный должен совершить любые активные умышленные действия, направленные на возбуждение у другого лица желания к потреблению именно наркотических средств и психотропных веществ (уговоры, предложения, в том числе однократное, дача совета, обман, принуждение, потребление таких средств и веществ под видом иных веществ и т.п.).

Причем субъективная сторона данного преступления характеризуется виной исключительно в форме прямого умысла. Виновный осознает, что совершает действия, непосредственно направленные на то, чтобы добиться потребления наркотических средств или психотропных веществ другим человеком, и желает, чтобы тот их употребил.

Общественная опасность преступления предусмотренного ст. 231 УК РФ состоит в том, что в результате его совершения в незаконный оборот попадает большое количество наркотических растений и производных от них веществ.

Наличие в обороте огромной массы наркотиков, потоки которых трудно контролируемы, создает благоприятную почву для злоупотребления ими различными слоями населения, что самым серьезным образом отражается на состоянии здоровья нации. Кроме того, незаконный посев и выращивание наркотикосодержащих растений непосредственно посягает на государственную монополию на основные виды деятельности, связанные с оборотом наркотических средств и психотропных веществ, и, прежде всего, на культивирование растений, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации.

Предметом преступления являются запрещенные к возделыванию растения, а также сорта конопли, мака и другие растения, содержащие наркотические вещества.

Федеральным законом от 8 января 1998 г. № 3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах"[41] на территории Российской Федерации запрещено культивирование следующих растений: опийный мак, кокаиновый куст. Помимо того, этим же Законом к числу запрещенных к возделыванию растений отнесены все сорта конопли, культивируемые в целях незаконного потребления или использования в незаконном обороте наркотических средств.

В Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, включен опийный мак (растение вида Papaver somniferum L). В культуре различают две его формы: масличную, разводимую из-за содержащегося в семенах легко сохнущего масла, и опийную, дающую продукцию для наркорынка.

На территории Российской Федерации нелегально выращиваются несколько подвидов опийного мака, отличающихся размерами (определяющими урожай маковой соломы), числом цветков на растении и, соответственно, числом коробочек, выходом опия-сырца (опийностью) с одной коробочки и процентным содержанием морфина (морфийностью). Китайский подвид, характерный для Дальнего Востока и юга Восточной Сибири, турецкий подвид (районы Северного Кавказа), иранский подвид и так называемый полудикий вид. К числу других растений, содержащих наркотические вещества, относятся: растения семейства кактусовых, содержащие изохинолиновые алкалоиды типа мескалина; растения семейства вьюнковых, которые содержат алкалоиды эрголиновой группы, куда относятся также производные лизергиновой кислоты; растения семейства эфедровых, сырье которых используется для производства эфедрина, и др. Сюда входят любые типы грибов, содержащих псилоцибин и (или) псилоцин. Всего же, по экспертным оценкам, насчитывается более двухсот видов растений, обладающих наркогенной активностью[42].

Объективная сторона преступления может выражаться в трех самостоятельных формах:

1) в посеве запрещенных к возделыванию растений;

2) в выращивании запрещенных к возделыванию растений;

3) в культивировании сортов конопли, мака и других растений, содержащих наркотические вещества.

Для наличия состава рассматриваемого преступления достаточно одной формы.

Под посевом запрещенных к возделыванию растений следует понимать внесение семян в почву или рассады без надлежащего разрешения на любых земельных участках, в том числе на пустующих землях. Преступление считается оконченным с момента посева независимо от последующего всхода либо произрастания растений.

Приобретение семян, их проращивание вне почвы или в небольшом количестве почвы, в котором растение не может достигнуть зрелости (выращивание рассады), следует рассматривать как приготовительные действия.

Под выращиванием запрещенных к возделыванию растений понимается уход за посевами или всходами с целью доведения их до стадии созревания.

Культивирование означает возделывание наркотикосодержащих растений и включает в себя их посев и выращивание. Наряду с этим под культивированием следует понимать также совершенствование технологии выращивания наркотикосодержащих растений, выведение новых сортов, повышение их урожайности, развитие устойчивости к неблагоприятным погодным условиям, уход за дикорастущими растениями (например, рыхление почвы, полив) и т.д.

Состав преступления - формальный, т.е. вопрос об ответственности здесь не связывается с наступлением определенных последствий. Данное преступление признается оконченным с момента посева (внесения семян или рассады в почву) или работ по выращиванию (принятия мер по уходу) растений.

Преступлением признается сам факт посева, выращивания (культивирования) указанных растений без разрешения на то полномочных органов, независимо от наличия последующих всходов или произрастания растений и получения урожая. Не имеет значения место посева (приусадебный участок, земли предприятия, организации и т.п.), размер посевной площади и судьба посевов.

З. осужден за незаконное культивирование запрещенных к возделыванию растений, содержащих наркотические вещества, а также за незаконный сбыт наркотических средств.

Согласно приговору З. совершил преступления в гор. Партизанске Приморского края при следующих обстоятельствах.

Весной 2003 года З., проживая в квартире 46 дома 31 по улице Мирошниченко, незаконно выращивал в цветочном горшке запрещенные к возделыванию кусты растений рода конопля, содержащих наркотическое вещество тетрагидроканнабинол, ухаживая за ними путем полива. 28 апреля 2003 года при производстве обыска по месту жительства З. были обнаружены и изъяты два куста конопли.

29 апреля 2003 года З. по месту своего жительства незаконно сбыл, продал, Подгорнову И.Д. наркотическое средство весом 0,22 грамма[43].

Совершение таких деяний, как приобретение, хранение, перевозка, пересылка или сбыт, а также хищение или вымогательство растений, содержащих наркотические вещества, следует квалифицировать, соответственно, по ст. 228 или 229 УК.

В части 2 ст. 231 УК содержатся квалифицирующие признаки - деяние совершено группой лиц по предварительному сговору, организованной группой или в крупном размере.

Субъективная сторона преступления характеризуется прямым умыслом. Цель посева, выращивания (культивирования) запрещенных к возделыванию культур значения для квалификации по ст. 231 УК не имеет. Если лицо изготовило из выращенных культур наркотическое средство, хранило, перевозило, пересылало либо сбывало их, содеянное квалифицируется по совокупности ст. 231 и 228 УК.

При посеве или выращивании указанных культур с целью использования их для хозяйственных нужд (получение волокна, семян, масла и т.п.) деяние не утрачивает общественной опасности (другие лица могут этим воспользоваться для получения наркотических средств). Поэтому и в этих случаях оно квалифицируется по ст. 231 УК.

Субъектом преступления может быть как частное, так и должностное лицо (например, руководители сельскохозяйственных организаций, предприятий), достигшее 16-летнего возраста[44]..

Отвественность за содержание притонов предусмотена ст. 232 УК. Основным непосредственным объектом преступления является здоровье населения, т.е. общественные отношения, возникающие и складывающиеся при реализации конституционного права каждого гражданина Российской Федерации на охрану здоровья и медицинскую помощь (ст. 41 Конституции России). Организация либо содержание притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ создает реальную угрозу здоровью людей, поскольку приводит к их распространению и злоупотреблению здоровой частью населения.

Рассматриваемое преступление посягает и на другие общественные отношения. В некоторых случаях использование жилого помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ создает невыносимые условия проживания другим лицам, препятствует их нормальному отдыху и тем самым причиняет вред общественному порядку.

Предмет преступления - наркотические средства и психотропные вещества.

Объективную сторону преступления составляют две самостоятельные формы:

1) организация притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ;

2) содержание таких притонов.

Для наличия состава преступления достаточно одной из них. Притон - жилое или нежилое помещение, используемое для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Под организацией притонов для потребления наркотических средств или психотропных веществ понимают умышленные действия, выражающиеся:

- в приискании соучастников;

- в подборе посетителей-наркоманов;

- в приобретении наркотических средств или психотропных веществ, инструментов или оборудования, используемых для их изготовления;

- в приспособлении помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ и т.п.

Все эти действия взаимосвязаны между собой. Их объединяет одна цель - создать притон для потребления наркотических средств или психотропных веществ. По своей конструкции - это усеченный состав преступления. Преступление считается оконченным с момента начала действий, непосредственно направленных на организацию притона. При этом не требуется, чтобы эти действия привели к его функционированию, т.е. к потреблению там наркотических средств или психотропных веществ[45].

Содержание притона для потребления наркотических средств или психотропных веществ понимается как систематическое предоставление помещения третьим лицам для потребления наркотических средств и психотропных веществ.

Данное определение позволяет выделить четыре обязательных признака, при наличии которых возможно говорить о наличии состава преступления:

1) предоставление помещения;

2) систематическое предоставление помещения;

3) предоставление помещения третьим лицам;

4) использование помещения третьими лицами для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Предоставление помещения означает передачу помещения третьим лицам для потребления в нем наркотических средств или психотропных веществ.

Не может квалифицироваться как содержание притона приспособление мест в помещениях, к которым виновное лицо не имеет никакого отношения (заброшенный дом, сарай, подвал или чердак многоэтажного дома).

Во всех случаях обвинения лиц в содержании притона органы следствия и суды должны располагать данными, подтверждающими правомочия этих лиц владеть, пользоваться и распоряжаться помещением, используемым для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Систематическое предоставление помещения предполагает неоднократную (два и более раза) передачу помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Ни в уголовном законе, ни в руководящих разъяснениях Верховного Суда Российской Федерации не содержится положения о промежутке времени, в течение которого предоставляется помещение. Думается, что такой период должен исчисляться одним годом. Разрыв во времени между двумя деяниями более одного года будет свидетельствовать об отсутствии систематичности в действиях виновного и, следовательно, отсутствии в деянии состава преступления. Как показывают исследования и следственно-судебная практика, отрезок времени длительностью один год вполне достаточен для объективной уголовно-правовой оценки поведения и направленности действий виновного[46].

Предоставление помещения третьим лицам подразумевает передачу помещения лицам, которые не обладают никакими правомочиями по распоряжению и управлению помещением. Общее число посетителей не влияет на квалификацию действий виновного. Однако, исходя из разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации, уголовная ответственность за содержание притона наступает за предоставление помещения одним и тем же либо разным лицам. Это означает, что их общее число должно составлять не менее двух.

Для квалификации по ст. 232 УК не имеет никакого значения, чье здоровье ставит в опасность содержатель притона - близких родственников или незнакомых лиц. Важно, чтобы эти лица использовали предоставляемое им помещение для потребления наркотических средств или психотропных веществ.

Использование предоставляемого помещения третьими лицами для потребления наркотических средств или психотропных веществ означает потребление в нем таких средств или веществ. Помещение нельзя признать притоном, а его предоставление - преступлением, если среди всех других признаков содержания притона отсутствует один - в нем не потребляются наркотические средства или психотропные вещества.

Вопрос об ответственности за содержание притона связывается с достижением определенного преступного результата. Преступление признается оконченным с момента потребления посетителями наркопритона наркотических средств или психотропных веществ.

В случаях ошибочного представления виновного о том, что он предоставил помещение для потребления наркотических средств или психотропных веществ, хотя в действительности это помещение использовалось третьими лицами для временного проживания или хранения имущества, содеянное надлежит квалифицировать как покушение на преступление, предусмотренное ст. 30 и ч. 1 ст. 232 УК.

Субъективная сторона преступления характеризуется умышленной виной в форме прямого умысла. Виновный осознает, что организует или содержит помещение для потребления наркотических средств или психотропных веществ, и желает этого.

Обязательным признаком субъективной стороны деяния является специальная цель - предоставление помещения для потребления наркотических средств или психотропных веществ. При этом не имеет значения, преследовал ли виновный цель извлечь из осуществления незаконной деятельности материальную выгоду или нет.

Одним из распространенных способов, применяемых преступниками для получения наркотических средств, является использование поддельных рецептов (иных документов), дающих право на получение наркотиков в организациях, которые в установленном законом порядке занимаются производством, хранением, отпуском указанных средств (аптеки, склады, лечебно - профилактические учреждения органов здравоохранения и др.).

Выявление таких преступлений требует от работников правоохранительных органов специальной подготовки, определенного опыта, значительных трудозатрат, особенно если подделка осуществляется лицами, имеющими специальные познания в области фармацевтики, медицине и опыт работы в данной сфере[47].

В связи с этим в УК РФ включена новая норма, устанавливающая уголовную ответственность за незаконную выдачу или подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ (ст. 233).

Законодатель поместил ст. 233 в гл. 25 "Преступления против здоровья населения и общественной нравственности" Особенной части УК РФ. Подделка рецептов на получение наркотических средств не является самоцелью, совершая ее, преступник осознает, что конечной целью является получение наркотиков, и тем самым посягает не только на здоровье населения, но и на порядок управления и интересы государственной власти и государственной службы (в случае, если указанные действия совершены должностным лицом).

Рецепт представляет собой письменное предписание врача о выдаче (приобретении) определенного лекарства конкретному лицу, способе его применения, заполненное на специальном бланке, содержащее необходимые реквизиты: наименование (штамп) лечебного учреждения, круглая печать учреждения, личная печать и подпись врача.

Под иными документами, дающими право на получение наркотических средств или психотропных веществ, следует понимать документы, на основании которых в установленном порядке осуществляется выдача, выписка, получение указанных препаратов. Представляется, что такими документами являются: история болезни; амбулаторная карта; заявка медицинского учреждения на получение указанных средств и веществ; лицензия на осуществление операций с наркотиками, сертификат Постоянного комитета по контролю наркотиков, необходимый для получения лицензии; документы, подтверждающие наличие необходимых условий сохранности наркотических средств или психотропных веществ; журналы учета наркотических средств и т.п.

Поэтому в случае фальсификации отчетной документации, ревизионных документов, акта об уничтожении наркотических средств или наркотикосодержащих веществ и т.п. уголовная ответственность не должна наступать по ст. 233 УК. Она направлена прежде всего на защиту установленного нормативными актами порядка выдачи рецептов и других документов, представление которых дает возможность беспрепятственно получить наркотические средства или психотропные вещества. В случае подделки отчетной и иной подобной документации, если это, например, сопровождалось изъятием наркотических средств из оборота, уголовная ответственность наступает за общий или служебный подлог документов и хищение наркотиков.

Выдача рецепта либо иного документа в буквальном понимании означает передачу, вручение, предоставление их другому лицу. Между тем смысловое значение выдачи как действия, предусмотренного ст. 233 УК, следует толковать шире. Под выдачей необходимо понимать и действия по составлению подложного рецепта или иного документа (интеллектуальный подлог). Изготовление фиктивного рецепта или иного документа, строго говоря, выступает как начальный этап их выдачи, фальсификации. Но поскольку в ст. 233 УК в качестве действий по подлогу документов также предусматривается "подделка", собственно составление подложного рецепта или иного документа образуют оконченное преступление.

Подделка документов является оконченной в момент их изготовления, независимо от того, были ли впоследствии получены по ним наркотические средства или предпринимались попытки по их получению. Использование данных документов лежит за рамками ст. 233 УК и требует самостоятельной оценки. В случае если подделыватель рецептов получает по ним наркотические вещества бесплатно, содеянное следует квалифицировать как совокупность ст. ст. 233 и 229 УК. При возмездном получении по поддельному рецепту наркотических или наркотикосодержащих средств деяние следует оценивать как незаконное приобретение наркотиков (ст. 228 УК).

Статья 233 УК представляет собой альтернативно - должностной состав. Субъектом преступления могут быть и частные лица. В случае его совершения должностным лицом этот состав конкурирует со ст. ст. 285 и 292 УК. Законодатель, предусматривая такой признак состава преступления, как "незаконная выдача", тем самым включает в круг субъектов данного состава должностных лиц. Отсюда ст. 233 УК выступает как специальная по отношению к ст. 292 УК ("Служебный подлог"). Соответственно этому применению подлежит первая норма.

По моему мнению, ст. 233 УК нуждается в дополнении и согласовании с другими нормами действующего УК. Из ее названия и диспозиции следует, что ответственность наступает в случае незаконной выдачи либо подделки рецептов (иных документов) только наркотических средств и психотропных веществ. Следовательно, подделка (незаконная выдача) документов (рецептов) на сильнодействующие, одурманивающие, ядовитые вещества не может квалифицироваться по ст. 233 УК. Таким образом, диспозиция ст. 233 УК значительно сужает уголовно - правовые возможности в борьбе с психоактивными веществами ненаркотического ряда, оказывающими сходное с ними воздействие.


Заключение

 

В заключении необходимо отметить, что вопросы толкования уголовно-правовых норм являются актуальной и достаточно сложной проблемой в уголовном праве, так как от понимания воли законодателя зависят многие аспекты правоприменительной деятельности по реализации уголовной политики в Российской Федерации.

1.В определении уголовно наказуемого использования размера наркотических веществ на практике привела не только к серьезному перекосу в правоприменительной деятельности, но и в целом в стратегии и тактике борьбы с таким социально опасным явлением, как наркомания. Фактически произошел, в ущерб другим способам предупреждения этой социальной болезни, резкий крен в сторону применения мер уголовно - репрессивного характера, повлекший, в свою очередь, в значительной степени искусственный рост преступности, связанной с незаконным оборотом наркотиков.

2. Проведя подробный исторический и сравнительно-правовой анализ развития российского уголовного законодательства об ответственности за преступления, связанные с наркотиками, за последние сто лет, отмечается постепенное расширение круга указанных преступных деяний, что характеризует наступательность российского государства на проблему наркотизма. Наиболее стремительное развитие российского уголовного законодательства, направленного на борьбу с наркотизмом, приходится на 70-90-е годы ХХ столетия, что выразилось в более активном использовании уголовно-правовых средств в борьбе с этим негативным явлением посредством расширения и ужесточения наказуемости данных деяний.

3. В настоящее время в Уголовном кодексе Российской Федерации не предусмотрена ответственность за приобретение и хранение наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов в целях сбыта. Вместе с тем в соответствии с подп. (iii) п. (а) ч. 1 ст. 3 Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. данные деяния должны быть признаны уголовными преступлениями. Необходимо отметить, что ранее ответственность за указанные составы преступления была закреплена в УК и на практике успешно применялась. Однако внесенные в УК в декабре 2003 г. изменения исключили их. Восполнение данного пробела позволит привести российское законодательство в соответствие с международными нормами и повысить уровень гарантий общественной безопасности в нашей стране. Диспозицию ст.228.1 УК РФ следует дополнить указанием на приобретение и хранение наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов в целях сбыта.

4. В соответствии со ст. 188 УК незаконное перемещение через границу прекурсоров, используемых для изготовления и производства наркотиков, квалифицируется как контрабанда обычных товаров.

Общественная опасность контрабанды указанных веществ не может быть ниже общественной опасности контрабанды самих наркотических средств и психотропных веществ. В этой связи представляется необходимым усилить уголовную ответственность за такое деяние, отнеся их к предметам преступления, предусмотренного частью второй указанной статьи.

5. Купля-продажа и незаконное потребление наркотических средств или психотропных веществ часто происходят в помещениях или на территориях торговых предприятий, игорного и развлекательного бизнеса, принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю, которые, думается, не должны быть безучастными к тому, что происходит на принадлежащих им площадях. Поэтому в целях усиления профилактики наркомании целесообразно предусмотреть ответственность руководителей юридических лиц, владеющих местами отдыха и проведения досуга граждан, за непринятие необходимых мер по предупреждению и недопущению распространения и потребления в этих местах наркотических средств, психотропных веществ. Уголовный кодекс следует дополнить ст. 230.1 «Непринятие необходимых мер по предупреждению и недопущению распространения и потребления в этих местах наркотических средств, психотропных веществ»

6. В настоящее время на законодательном уровне практически отсутствует система принуждения больных наркоманией к лечению и наблюдению. В этой связи необходимо изменение действующих норм посредством определения способов и порядка принуждения и наблюдения, как правонарушителей - лиц, больных наркоманией, так и больных наркоманией, которые в связи с определенными обстоятельствами могут представлять опасность для себя и других лиц или находятся в беспомощном состоянии. В частности необходимо возвратиться к прежней редакции ст. 97 УК РФ, указав в ней на лиц страдающих наркоманией.

7. По нашему мнению, ст. 233 УК нуждается в дополнении и согласовании с другими нормами действующего УК. Из ее названия и диспозиции следует, что ответственность наступает в случае незаконной выдачи либо подделки рецептов (иных документов) только наркотических средств и психотропных веществ. Следовательно, подделка (незаконная выдача) документов (рецептов) на сильнодействующие, одурманивающие, ядовитые вещества не может квалифицироваться по ст. 233 УК. Таким образом, диспозиция ст. 233 УК значительно сужает уголовно - правовые возможности в борьбе с психоактивными веществами ненаркотического ряда, оказывающими сходное с ними воздействие.

Таким образом, уголовно - правовые меры борьбы с незаконной выдачей либо подделкой рецептов (иных документов), дающих право на получение наркотических и других веществ, нуждаются в совершенствовании. На наш взгляд, диспозиция ст. 233 УК могла бы быть изменена следующим образом: "Незаконная выдача, подделка либо сбыт рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и одурманивающих веществ..." Соответствующим образом должно быть изменено и наименование ст. 233 УК.


Глоссарий

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.