Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Законодательно-нормативная база рынка ценных бумаг Казахстана





 

Традиционно рынок ценных бумаг понимается как та область правоотношений, в рамках которой совершаются различные гражданско-правовые сделки с ценными бумагами как особенной разновидностью вещей, причем таких ценных бумаг, в которых выражаются кредитные отношения и отношения совладения бизнесом или предприятием /10/.

Такой подход обоснован именно юридической природой ценной бумаги как документа, удостоверяющего имущественные права собственников ценных бумаг; документа, в своем обращении связанного с удостоверяемым им имущественным правом настолько, что для осуществления такого имущественного права или для передачи этого права третьим лицам необходимо передать подлинник документа соответственно должнику или правопреемнику упомянутого собственника бумаги. Однако современное развитие практики и законодательства свидетельствует о целесообразности корректировки этого подхода, как это уже осуществлено в развитых странах.

Являясь простыми листами бумаги, такие документы приобретают стоимость в основном за счет стоимости того имущественного права, которое они собой удостоверяют. Так как такие ценные бумаги представляют собой предметы материального мира, то при их обращении в сфере гражданского оборота на них полностью распространяется установленный Гражданским кодексом Республики Казахстан правовой режим вещей. При этом, поскольку каждая ценная бумага со своими специфическими реквизитами, требуемыми законодательством, удостоверяет своим содержанием конкретное, уникальное имущественное право ее надлежащим образом легитимированного владельца, то законодательством установлен такой режим, при котором ценные бумаги обращаются в качестве движимого имущества – вещей индивидуально определенных, незаменимых. Например, согласно статье 132 ГК РК /11/ при передаче прав по именной ценной бумаге прежний документ аннулируется, а на имя нового правообладателя оформляется другая именная ценная бумага.



Основываясь на таком понимании правовой природы ценных бумаг, статья 129 ГК РК содержит традиционное определение понятия ценной бумаги как документа. Это уже отмечалось выше. Эта же статья предусматривает альтернативный способ фиксации имущественных прав в виде записей в специализированных реестрах. Причем, регулируя такой способ фиксации имущественных прав, статья 135 ГК РК оперировала понятием «бездокументарные ценные бумаги», однако неоднозначно определяла это понятие. В связи с этим, эта статья исключена из ГК РК Законом РК №416 от 16 мая 2003 года. Так, вопрос о том, что представляют собой бездокументарные ценные бумаги – запись в реестре как способ удостоверения определенной категории имущественных прав или сами эти права, остается на данный момент без четкого законодательного ответа.

В частности, можно ошибочно предположить, что поскольку классические ценные бумаги удостоверяют имущественные права, то бездокументарные ценные бумаги также являются способом удостоверения таких прав, т.е. они являются записями в реестрах. Но тогда напрашивается другой закономерный вопрос – что в таком случае регулируется гражданским правом? Получается, что применительно к бездокументарным ценным бумагам объектом гражданских прав становится обычная запись в книжном или электронном реестре. Полагаю, однако, что такой вывод является тупиковым, поскольку запись в реестре, скорее всего не является объектом права и предметом гражданских правоотношений. Таким образом, выяснение правовой природы бездокументарных ценных бумаг имеет важное значение для теории гражданского права Казахстана, национального законодательства и практики обращения ценных бумаг. Решение этого вопроса в данной работе важно постольку, поскольку долговые ценные бумаги являются предметами массовых эмиссий и объектами рынка ценных бумаг. Более того, в ряде случаев законодательство прямо предписывает, что эмиссионные ценные бумаги, предназначены к обращению на организованных рынках ценных бумаг, должны быть выпущены только в бездокументарной форме.

Такой пробел в теории ценных бумаг привел к тому, что законодателем была сделана попытка объединить общим термином два различных правовых явления, два различных объекта гражданских прав. Это, в свою очередь, создало почву для различного рода ограничений, а нередко и нарушений прав владельцев ценных бумаг. На практике такие ограничения могут быть связаны с неясностью в вопросах о том, с какого момента права по бездокументарным ценным бумагам считаются переданными, каким образом управомоченный субъект может «предъявить» требования об исполнении по таким бумагам, как удостоверяется такое исполнение, и др. Кроме того, суды сейчас создают практику защиты прав по бездокументарным ценным бумагам, поскольку вполне очевидно, что некоторые традиционные средства защиты гражданских прав не применимы к правоотношениям по бездокументарным ценным бумагам.

В сущности же, дело в том, что Гражданский кодекс Республики Казахстан ориентирован преимущественно на регулирование оборота вещей, права на которые нередко подтверждаются лишь фактическим обладанием или пользованием, а передача прав на такие вещи сопровождается передачей соответствующих материальных предметов. Оборот же ряда имущественных прав как объектов гражданских правоотношений регламентирован недостаточно. В частности, пункт 1 статьи 129 и статей 130–134 ГК РК регулирует режим классических ценных бумаг, существующих в форме документов. Содержание этих статей практически полностью соответствует теории ценных бумаг, сформировавшейся в правовой науке человечества несколько столетий назад.

Основываясь на содержании статьи 115 ГК РК, полагаю, что более корректным было бы определить, что бездокументарные ценные бумаги представляют собой удостоверяемые особым способом имущественные права в области привлечения, перераспределения и обратной выплаты средств, привлекаемых субъектами гражданского оборота в форме заемного или акционерного капитала для осуществления предпринимательской деятельности. Способом удостоверения таких имущественных прав, как уже отмечалось, является запись в специальном реестре, совершенная в соответствии с установленными требованиями к указанию содержания удостоверяемого права и субъекта этого права. Здесь хотелось бы отметить, что некоторые исследователи в странах СНГ также считают, что «под бездокументарными ценными бумагами законодатель понимает только права».

Ценные бумаги появляются в гражданском обороте на основании договора. В сущности, ценная бумага в своем содержании перечисляет условия этого договора. Эмитент ценной бумаги предлагает потенциальному владельцу принять ее в качестве подтверждения отношений займа или инвестирования в предприятие на иных условиях. Если вторая сторона принимает ценную бумагу, договор считается заключенным на условиях, исчерпывающе перечисленных в тексте бумаги. Любая ценная бумага считается свободно обращающейся после принятия от эмитента подлинника соответствующего документа. С этого момента и возникает право владельца ценной бумаги требовать исполнения по ней, при наступлении указанных в документе условий и соответствующая ему, обязанность эмитента предоставить это исполнение. С этого же момента у владельца ценной бумаги возникает право собственности на документ. И, как можно справедливо отметить, это право на клочок бумаги дает единственную возможность осуществления содержащегося в ней права. Поэтому под передачей права на ценную бумагу подразумевается одновременная передача и выраженного в ней права. В зависимости от вида ценной бумаги способы их передачи могут быть различными – от самого простого до наиболее усложненного. Однако при этом обращение ценных бумаг подчиняется специфическим правилам передачи и осуществления права собственности на них. Такими правилами являются следующие:

а) При передаче ценной бумаги достаточно передать подлинник документа. В случае бумаги на предъявителя фактическая передача подлинника документа означает передачу права собственности на него. При передаче права собственности на ордерную ценную бумагу фактическая передача оригинала документа должна сопровождаться совершением на нем передаточной надписи в соответствии с требованиями законодательства. Передача ценной бумаги Гражданским Кодексом не предусматривается, поскольку она оформляется на имя конкретного лица. Однако передача удостоверяемого ею имущественного права допускается, но уже в порядке уступки требования. Пункт 2 статьи 132 ГК РК определяет, что «при передаче прав по именной ценной бумаге другому лицу, передаваемая бумага аннулируется, а на имя нового владельца выдается другая ценная бумага». Но и в этом случае передача прав по именной ценной бумаге невозможна без наличия подлинника документа.

б) Для осуществления права, выраженного в ценной бумаге, необходимо предъявить и передать подлинник документа обязанному субъекту, имя которого обозначено в тексте бумаги.

В случае предъявления к исполнению бумаги на предъявителя обязанный субъект должен немедленно и в полной мере предоставить исполнение. И только этот субъект несет ответственность за неисполнение по документу.

в) При осуществлении и передаче прав, удостоверяемых ценными бумагами, действуют два специфических правила, которые сформулированы нормами Гражданского Кодекса РК, но вытекают из их смысла.

Лицо, владеющее подлинником ценной бумаги, признается являющимся ее собственником и субъектом, управомоченным требовать исполнения по ней, если содержание этой бумаги указывает на правомочность соответствующего признания. Этот принцип называется публичной достоверностью.

Из вышеуказанного принципа вытекает правило об ограничении возражений. Это правило означает, что недопустимо отказывать в предоставлении исполнения по ценной бумаге, задерживать исполнение или исполнять ненадлежащим образом со ссылкой на какие-либо факты, не нашедшие отражения в тексте бумаги. Обязанное лицо, которому ценная бумага предъявлена к исполнению, может отказать, например, если документ предъявлен раньше указанного в нем срока исполнения. Любой выход за пределы содержания документа противоречит природе ценных бумаг. Такое положение находит свое прямое отражение в законодательстве. Пункт 2 статьи 133 ГК РК говорит о том, что не допускается отказ от исполнения удостоверяемого ценной бумагой обязательства со ссылкой на отсутствие основания возникновения этого обязательства, либо на его недействительность. В этом находит выражение абстрактность ценной бумаги.

г) Правоотношениям по ценным бумагам присуще специфическое распределение риска. Этот факт отметил М. Агарков в своей монографии «Учение о ценных бумагах». Действительно, утрата, уничтожение, серьезное повреждение ценной бумаги влечет за собой риск неполучения причитающегося по ней исполнения. Хотя это не означает прекращение того обязательства, которое удостоверяется утраченным документом.

Подчиняясь изложенным четырем правилам, ценные бумаги обращаются как специфический объект гражданских прав и могут выступать объектом различных гражданско-правовых сделок: купли-продажи, дарения, мены, займа, залога, наследования, хранения, страхования. В числе перечисленных сделок сделки об отчуждении имущества и являются основанием приобретения права собственности на ценные бумаги. Все иные основания приобретения права собственности, предусмотренные ГК РК, не являются основаниями приобретения права собственности на ценные бумаги в силу юридической природы последних как формы сделок.

С передачей ценной бумаги к новому обладателю переходят в совокупности все удостоверяемые ею права. В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре.

Ценным бумагам свойствен признак публичной достоверности. Его суть заключается в том, что законом предельно ограничен круг тех оснований, опираясь на которые должник вправе отказаться от исполнения лежащей на нем обязанности. В частности оформленная по всем правилам ценная бумага не может быть оспорена должником со ссылкой на отсутствие основания возникновения обязательства либо на его недействительность. Допускаются лишь возражения по формальным основаниям, в частности, ссылка на пропуск срока представления ценной бумаги к исполнению либо оспаривание ценной бумаги со ссылкой на ее подделку либо подлог. Владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить к лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и о возмещении убытков.

Наконец, характерным признаком ценной бумаги является то, что осуществление воплощенного в ней субъективного гражданского права возможно лишь при предъявлении ценной бумаги. Утрата ценной бумаги влечет за собой, как правило, невозможность реализации закрепленного ею права. Вместе с тем, лицо утратившее ценную бумагу, вправе обратиться в суд с заявлением о признании утраченной ценной бумаги недействительной и о восстановлении прав по ней.

Статья 134 ГК РК предусматривает возможность восстановления прав по некоторым видам ценных бумаг. Гражданско-процессуальным законодательством, в частности, предусмотрена процедура вызывного производства по восстановлению прав по утраченным ценным бумагам на предъявителя.

Здесь обращает на себя внимание тот факт, что восстановление права по утраченной предъявительской ценной бумаге означает выдачу дубликата документа, то есть новой ценой бумаги. Это в очередной раз иллюстрирует связь и невозможность раздельного существования документа и подтверждаемого им имущественного права.

Однако упомянутые права без каких-либо затруднений могут быть восстановлены только в случае отсутствия еще каких-либо претендентов на эти права. Если же на одно и то же право будут претендовать несколько субъектов и один из них будет обосновывать свое право, предъявляя подлинник соответствующей ценной бумаги, то данный спор будет решен в пользу именно этого субъекта, если не будет доказана его недобросовестность при приобретении данного документа.

Восстановление прав по утраченным ордерным ценным бумагам осуществляется также в судебном порядке и возможно при условии признания выдачи утраченной ценной бумаги лицом, выдавшим документ, а исполнение по восстановленной ценной бумаге можно будет получить при условии восстановления все передаточных надписей, имевших место на утерянном документе. Вместе с тем, восстановление прав по ордерной ценной бумаге с бланковыми индоссаментами является практически невозможным в силу того, что данный вид передаточной надписи позволяет легитимировать лишь того субъекта, который в данный момент действительно владеет документом. Признать же такого субъекта неуправомоченным требовать исполнения по данной бумаге представляется возможным только в случае доказанности неправомерного попадания документа в его владение.

Восстановление прав по утраченной ордерной ценной бумаге с именными индоссаментами может иметь затруднения исключительно практического характера, когда индоссанты будут отказываться от восстановления индоссаментов или кого-либо из этих индоссантов невозможно будет найти либо по иным подобным причинам.

Восстановление прав по утраченным именным ценным бумагам представляется возможным только в случае признания выдачи соответствующего документа обязанным по нему лицом.

Ценные бумаги как индивидуально-определенные вещи могут быть истребованы из чужого незаконного владения. Однако шансы доказать чужое незаконное владение предъявительской и ордерной с последним бланковым индоссаментом крайне не велики. Более того, если ценные бумаги на предъявителя находятся во владении добросовестного приобретателя, то они не могут быть от него истребованы.

Право собственности на ценные бумаги прекращается по основаниям, предусмотренным Гражданским Кодексом РК. Это – отчуждение документа, отказ владельца ценной бумаги от права собственности на нее, уничтожение документа. Однако в отличие от первых двух оснований уничтожение ценной бумаги, как уже отмечалось, не означает того, что ее владелец утрачивает право требования по ней, но в тоже время отсутствие подлинника документа не позволит осуществить это право.

Право собственности на ценные бумаги может быть прекращено и в некоторых случаях принудительного изъятия, предусмотренных статьей 249 ГК РК: обращение взыскания на имущество по обязательствам владельца ценных бумаг; конфискация; в иных случаях, предусмотренных Гражданским Кодексом Республики Казахстан. Таким случаем, в частности, является принудительный выкуп акций банков и организаций осуществляющих отдельные виды банковских операций, в случае наличия у них отрицательного размера капитала.

По поводу ценных бумаг могут возникать и залоговые отношения. Однако, не всякая ценная бумага может быть предметом залога, поскольку понятие залога в статье 299 ГК РК определено таким образом, что в случае неисполнения обязательства должником залогодержатель приобретает не право собственности на предмет залога, а лишь преимущественное право получить удовлетворение от стоимости заложенного имущества. То есть при наступлении указанных обстоятельств предмет залога должен быть продан, и только вырученные средства посылаются на погашение соответствующего обязательства.

На основании этой нормы в залог могут быть переданы только ценные бумаги на предъявителя и ордерные ценные бумаги с последним банковым индоссаментом. Именно эти ценные бумаги в отличие от именных позволяют любому их держателю, в том числе залогодержателю, продать их самостоятельно и в любое время, поскольку как отмечалось выше, фактическое обладание такими документами является достаточным легитимирующим фактом. Этот факт лежит и в основе того, что при залоге ценных бумаг последние должны быть переданы залогодержателю или размещены в банке.

Имеющееся в данном пункте дополнение о том, что договором могут быть предусмотрены иные условия залога, не вполне обосновано с точки зрения обеспечения надежности залогового правоотношения. К примеру, стороны вправе договориться об оставлении предъявительских ценных бумаг во владении законодателя или третьих лиц. Но в случае отчуждения ценных бумаг законодателем в нарушение договора добросовестному приобретателю залогодержатель не сможет истребовать от последнего эти ценные бумаги.

Залог ценных бумаг должен быть оформлен письменным договором как того требует статья 307 ГК РК. Само право залога в отношении ценных бумаг в силу их правовой природы возникает с момента передачи их залогодержателю или фактическое их размещение в банке.

Операция с ценными бумагами представляет собой законченное действие или ряд действий с ценными бумагами или денежными средствами на фондовом рынке для достижения поставленных целей:

– обеспечения финансовыми ресурсами деятельности субъекта операции – формирование и увеличение собственного капитала, привлечения заемного капитала или ресурсов в оборот. По своему экономическому назначению – это пассивные операции, которые осуществляются через эмиссию ценных бумаг, поэтому название эмиссионных операций;

– вложение собственных и привлеченных финансовых ресурсов в фондовые активы субъектом операций от своего имени. По своему экономическому назначению – это активные операции, которые осуществляются путем приобретения фондовых ценностей на фондовой бирже, в торговой системе, на внебиржевом рынке, поэтому носят название инвестиционных операций.

Особенностью рынка ГКО является отработанная технология осуществления инвестиционных операций на основе использования механизма кассовых сделок. Целесообразно вспомнить, что при классификации сделок прежде всего используется такой критерий, как срок, в течении которого они должны быть выполнены. В соответствии с этим признаком биржевые сделки можно разделить на кассовые, т.е. подлежащие немедленному выполнению, и срочные, при которых продавец обязуется представить ценные бумаги к установленному сроку в будущем, а покупатель – принять их и оплатить по условиям сделки.

В соответствии с Гражданским Кодексом Республики Казахстан под сделкой с ценными бумагами следует понимать взаимное соглашение, связанное с возникновением, прекращением или изменением имущественных прав, заложенных в ценных бумагах. Они возможны при покупке и продаже, уступке прав, наследовании, дарении, учете, зачете и т.д. Наиболее часто происходит покупка и продажа ценных бумаг: осуществляя эмиссионную операцию, эмитент продает свои ценные бумаги их первому держателю, любая инвестиционная операция связана с покупкой инвестором и продажей владельцем фондовых ценностей и т.д. Таким образом, правовой аспект операции отражает те права и обязанности, которые приобретают участники в процессе ее совершения, включая имущественную ответственность при нарушении условий сделки.

Законодательство о ценных бумагах Республики Казахстан определяет круг субъектов рынка ценных бумаг. В Казахстане это могут быть эмитенты, брокеры, дилеры и инвесторы, в роли которых выступают как органы государственного управления, так и юридические и физические лица. Инвесторами, то есть приобретателями ценных бумаг, вложившими в них свои средства, могут быть любые юридические и физические лица, а также государство в лице его органов управления.

Эмитентом может являться государство или юридическое лицо, выпускающее от своего имени ценные бумаги и обязующееся выполнить обязательства, предусматриваемые в условиях выпуска. Государство, например, может выпускать облигации государственного займа, быть эмитентом казначейских обязательств. Юридические лица могут эмитировать акции, корпоративные облигации и другие ценные бумаги. Законодательством Республики Казахстан воспрещается лишь выпускать ценные бумаги для покрытия убытков предприятия, связанных с его хозяйственной деятельностью.

Субъектом рынка ценных бумаг является государство в лице своих органов, выдавая лицензии на право ведения операций с ценными бумагами. Выпуская ценные бумаги в обращение, регистрируя акционерные общества и др.

Основными же субъектами являются дилеры и брокер, которые и создают собственно вторичный рынок ценных бумаг. Действуют они как на фондовой бирже, так и на внебиржевом рынке. Суть их деятельности состоит в осуществлении посреднических операций на рынке ценных бумаг. Согласно законодательству на ведение посреднической деятельности на рынке ценных бумаг республики юридическим и физическим лицам необходимо иметь разрешение, выдаваемое АФН.

Имеющие такую лицензию брокеры и дилеры становятся профессиональными участниками рынка ценных бумаг. Различие между дилерами и брокерами состоит в том, что первые осуществляют посредническую деятельность за счет собственных средств и на свой риск, вторые же занимаются этой деятельностью за счет клиента. Доход дилеров формируется за счет разницы в курсах при покупке и продаже ценных бумаг. Доход брокеров составляют проценты, взимаемые за оказание посреднических услуг, общее же между ними то, что и те и другие являются посредниками на рынке ценных бумаг.

Законодательством закреплено понятие профессиональных участников рынка ценных бумаг и четко очерчен их круг. Чтобы стать профессиональным участником рынка ценных бумаг, помимо необходимого уровня квалификации и профессионализма требуется разрешение от имени государства на ведение, как уже отмечалось, профессиональной деятельности, а также деятельности по выпуску ценных бумаг в обращение, их распространению и т.д. Таким образом, в круг профессионалов рынка ценных бумаг входят еще и субъекты, выполняющие функции эмитентов, занимающиеся выпуском ценных бумаг на основе договоров, распространителей ценных бумаг, то есть организации, которые по поручению и в интересах эмитентов на основе соответствующего договора занимаются выпуском ценных бумаг, их размещением, а также депозитарной деятельностью.

Анализируя теорию и законодательство иностранных государств, я бы хотела обратить внимание на то, что определением понятия классических ценных бумаг фактически высвечивается два специфических аспекта: а) содержание удостоверяемого правоотношения, т.е. подтверждение участия в имуществе эмитента или обязательство этого эмитента по передаче определенного имущества и б) юридический смысл в существовании ценной бумаги, заключающийся в том, что ценная бумага как специфический способ удостоверения прав целесообразна для оборота только с позиции передачи удостоверяемых ею прав. Иными словами, появление ценной бумаги в хозяйственном обороте обусловлено потребностью придать обращению имущественных прав максимально возможную степень мобильности при одновременном сохранении достаточной твердости оборота, когда передача документа представляет собой передачу удостоверяемого им права.

Казахстанское законодательство, однако, исходит из другой предпосылки. Так, статьи 129 – 130 ГК РК, наоборот, определяя ценную бумагу исходит из того, что она нужна для осуществления удостоверенного ценной бумагой имущественного права путем предъявления ей подлинника. Думается, что в данном случае осуществление имущественного права могло бы иметь место и без требования о необходимости удостоверения этого права ценной бумагой. Для этого достаточно любых иных легитимирующих форм, например письменного договора, показаний свидетелей, записей в книгах сторон, писем, факсограмм, телеграмм и др. Вместе с тем ценная бумага как квалифицированная письменная форма сделки нужна для того, чтобы упростить передачу удостоверяемых ею прав. Именно поэтому законодательство традиционно устанавливает режим, при котором каждый раз при передаче прав по ценным бумагам не требуется перезаключение договора, уведомление должника, заключение договора уступки требования и т.д. Для этого достаточно лишь передать подлинник соответствующей ценной бумаги с соблюдением в некоторых случаях определенной процедуры. Этот режим имущественных прав, удостоверяемых ценными бумагами и обусловил установление специфического режима для самих ценных бумаг, при котором последние, в силу неразрывности документа и права, были признаны объектом гражданских прав с режимом движимых вещей. Возможно, в связи с тем, что Гражданский кодекс изначально при определении ценной бумаги не уделил должного внимания именно такой функции ценной бумаги, как обслуживание передачи удостоверяемых ею имущественных прав, стало возможным, что оппоненты разработчиков Гражданского Кодекса РК добились исключения векселя и чека из категории ценных бумаг и что был установлен столь нецелесообразный режим ипотечных свидетельств при котором каждая передача ипотечных свидетельств должна сопровождаться регистрацией в соответствующих регистрирующих органах. Это же основание, а также правовая традиция, видимо легли в основу того, что Гражданский кодекс отнес к ценным бумагам и именные ценные бумаги, хотя десятилетия назад М. Агарков обращал внимание на существенную специфику именных ценных бумаг по сравнению с ордерными и предъявительскими, отмечая, что именные ценные бумаги «не всегда относятся к числу ценных бумаг», поскольку «отличие их от других ценных бумаг весьма существенно».

Безусловно, именные ценные бумаги отвечают тому критерию, что для осуществления прав по ним необходимо предъявление должнику подлинника документа. Однако передача прав по именным ценным бумагам осуществляется согласно статье 132 ГК в порядке, установленном для обычной уступки требования, что препятствует обращению ценных бумаг, во всяком случае на организованных рынках ценных бумаг. Полагаю, что именные ценные бумаги в данном случае более сходны с простой письменной формой одностороннего договора.

Кроме этого, казахстанское законодательство о ценных бумагах также концептуально отличается от законодательства развитых рыночных государств и по другому признаку. В частности, если обратиться к идее, заложенной в основу правовых режимов ценных бумаг в развитых странах, то можно прийти к выводу о том, что законодательство развитых государств за основу регулирования принимает незыблемую категорию – имущественное право и тем самым оставляет простор для установления разнообразнейших форм удостоверения этих имущественных прав. Законодательство же Казахстана, наоборот, за исходную точку принимает форму правоотношения, чем заводит в тупик законодательное регулирование режима ценных бумаг. Та же проблема в российском законодательстве, Гражданский кодекс которого, как и казахстанский, основан на рекомендациях модельного гражданского кодекса для стран СНГ. А поскольку в законодательстве о ценных бумагах Казахстана и России имеют место одинаковые проблемы, то исследователи обеих стран стремятся к их целесообразному разрешению, и определенные сходные результаты в теории уже достигнуты. В частности, выводы о природе классических ценных бумаг и бездокументарных ценных бумаг практически совпадают.

Определяя понятие бездокументарных ценных бумаг, исследователи и в России, и в Казахстане, как уже отмечалось выше, больше склоняются к выводу о том, что этим термином определяется особая категория имущественных прав. Попытки окончательно соотнести две эти категории, по крайней мере, в теории гражданского права России и Казахстана нельзя признать удачными.

Законом Республики Казахстан «О бюджетной системе» от 1 апреля 1999 г. предусмотрен выпуск государственных ценных бумаг Правительством и местными исполнительными органами республики, а также Национальным банком Казахстана. По экономическому содержанию государственные ценные бумаги, как и корпоративные облигации, являются долговыми.

Большинство из упомянутых и, в сущности, известных в мировой практике ценных бумаг удостоверяют собой право их собственников требовать выплаты денег, поскольку они выпускаются в обращение на основании либо предоставления приобретателем ценной бумаги денежного займа эмитенту этих ценных бумаг, либо отсрочки платежа деньгами. Таким образом, имущественное право, удостоверяемое этими ценными бумагами, представляет собой обязательство по уплате денег надлежащим образом легитимированному обладателю соответствующего права требования.

Коносамент и ипотечное свидетельство, при корректном и соответствующем их предназначению в гражданском обороте установлении правового режима, служат товарными распорядительными документами, дающими право требовать передачи поименованного в них товара или право на получение исполнения по основному обязательству и обращения взыскания на соответствующее имущество, а также дающее возможность передать поименованные права. В сущности, природой названных имущественных прав также выступает обязательство.

Несколько неоднозначен ответ о гражданско-правовой природе обязательства по акциям. Статья 139 ГК РК перечисляет права, удостоверяемые акцией. Это – право ее собственника: а) на получение части чистого дохода акционерного общества в виде дивидендов; б) на участие в управлении акционерным обществом и в) на часть имущества, оставшегося после ликвидации общества. Но в отличие от прав по вышеназванным видам ценных бумаг, права собственника акций не абсолютно безусловны. В частности, получение дивидендов возможно только при наличии у общества чистой прибыли и только в случае принятия решения о распределении дивидендов, причем их размер в большинстве случаев не является постоянной. Получение имущества обществом также обусловлено его ликвидацией. Право на участие в управлении делами акционерного общества не всегда может быть предусмотрено по конкретному виду акций, а гражданско-правовая природа этого права вообще сомнительна. Поэтому нередко права акционеров называют правами на участие в капитале и управлении акционерным обществом. Однако с позиции гражданского права полагаю, что права, упомянутые выше в категориях и, являются обязательными правами требования выплаты дивидендов в виде денег или ценных бумаг и передачи другого имущества ликвидируемого акционерного общества. Но при этом объем таких прав требования и время их реализации заранее не определяются, а обуславливаются вышеупомянутыми факторами.

Как видно, права по каждому упомянутому виду ценных бумаг могут удостоверяться различными способами, основными из которых на сегодняшний день могут быть: а) письменный двусторонний или многосторонний договор, в простой или нотариальной форме; б) ценная бумага как письменный инструмент установленной формы с определенными законодательством реквизитами; в) запись в специализированном реестре в случае, когда эти права существуют как бездокументарные ценные бумаги. Несмотря на такой выбор форм существования имущественных прав, не для каждого из имущественных прав, традиционно удостоверяемых классическими ценными бумагами, будет приемлема или целесообразна какая-либо другая форма.

Рынок ценных бумаг как область обращения эмиссионных ценных бумаг – важнейшая составляющая инфраструктуры любой национальной рыночной экономики. Посредством этого рынка происходит перераспределение огромных сумм инвестиций, ситуация на этом рынке является одним из самых чутких и точных индикаторов состояния и тенденций в экономике. Любое ответственное государство осуществляет регулярный мониторинг ситуации на национальном рынке капиталов и постоянно решает вопросы повышения защиты прав инвесторов и безопасности самой инфраструктуры этого рынка. На развитых рынках капитала пришли к пониманию проведения постоянного и глобального учета движения ценных бумаг и встречных денежных сумм. Это вылилось в создание глобальной системы хранения и обездвиживания документарных ценных бумаг и осуществление сделок с дематериализованными ценными бумагами как имущественными правами через специализированную централизованную электронную систему. В основе же существования такой системы лежит концепция бездокументарных ценных бумаг как имущественных прав подтверждаемых записью в реестре. Таким образом, в отношении прав, удостоверяемых эмиссионными ценными бумагами, и только относительно их, оказалось возможным заменить бумажную форму их удостоверения абсолютно другой формой, причем в отличие от первой эта вторая форма не является объектом гражданских прав, также и к самим этим правам не может применяться режим вещей.

Следовательно, норма статьи 135 ГК РК о том, что к такой форме фиксации прав применяются правила, установленные Гражданским Кодексом и иными законодательными актами для ценных бумаг, является необоснованной. В частности, к этой форме фиксации не применяются требования, предъявляемые к ценной бумаге, нормы о передаче прав по ценной бумаге, об исполнении по ценной бумаге и о восстановлении ценной бумаги.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.