Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Сверху водрузили крест





И хвостами написали:

Как-то пес стащил обед

Со стола большого босса.

Грянул меткий выстрел вслед,

Ни собачки, ни вопросов.

Только псы из этих мест

Друга в землю закопали…

 

Останавливается. Действия повторяются.

Только псы из этих мест

Друга в землю закопали…

 

Останавливается. Действия повторяются. Ниже.

Только псы их этих мест…

 

Замолкает, на мгновение замирает, затем снова принимается лихорадочно метаться по сцене из угла в угол. Опять останавливается возле дерева, мечется, возле ботинок, мечется, бежит к левой кулисе, смотрит вдаль, к правой кулисе, смотрит вдаль. В этот момент из левой кулисы выходит Эстрагон, босой, с опущенной головой, и медленно пересекает сцену. Владимир оборачивается и замечает его.

 

ВЛАДИМИР. – А, ты снова здесь! (Эстрагон останавливается, не поднимая головы. Владимир направляется к нему.) Дай, я тебя обниму!

ЭСТРАГОН. – Не трогай меня!

Владимир, почувствовав, что его осадили, сникает. Молчание.

ВЛАДИМИР. – Ты хочешь, чтобы я ушел? (Пауза.) Гого! (Пауза. Владимир внимательно смотрит на Эстрагона.) Тебя опять били? (Пауза.) Гого! (Эстрагон по-прежнему молчит, опустив голову.) Где ты провел ночь? (Молчание. Владимир приближается к нему.)

ЭСТРАГОН. – Не трогай меня! Ни о чем меня не спрашивай! Ничего мне не говори! Побудь со мной!

ВЛАДИМИР. – Разве я когда-нибудь бросал тебя?

ЭСТРАГОН. – Ты позволил мне уйти.

ВЛАДИМИР. – Посмотри на меня! (Эстрагон не двигается. Громовым голосом.) Говорю тебе, посмотри на меня!

Эстрагон поднимает голову. Они долго смотрят друг на друга, то отходя, то приближаясь, наклонив головы, как будто рассматривают предмет искусства, все больше и больше чувствуют взаимное притяжение, потом вдруг бросаются обниматься, хлопают друг друга по спине. Конец объятиям. Эстрагон, потеряв точку опоры, чуть не падает.

ЭСТРАГОН. – Ну и денек!

ВЛАДИМИР. – Кто тебя так отделал? Расскажи мне.

ЭСТРАГОН. – Еще один день протянули.



ВЛАДИМИР. – Еще нет.

ЭСТРАГОН. – Для меня он закончился, что бы там ни случилось. (Пауза.) Ты только что пел, я слышал.

ВЛАДИМИР. – Ну да, я помню.

ЭСТРАГОН. – Меня это расстроило. Я сказал себе: он остался один, он уверен, что я ушел навсегда, и поет.

ВЛАДИМИР. – Настроению не прикажешь. Весь день я был в отличной форме. (Пауза.) И ночью не вставал, ни разу.

ЭСТРАГОН (печально). – Вот видишь, без меня ты лучше писаешь.

ВЛАДИМИР. – Мне тебя не хватало. И в то же время я был рад. Забавно, да?

ЭСТРАГОН (возмущенно.) – Рад?

ВЛАДИМИР (поразмыслив). – Может быть, это не совсем точное слово.

ЭСТРАГОН. – А сейчас?

ВЛАДИМИР (подумав как следует). – Сейчас… (радостно) ты снова здесь… (нейтрально) мы снова здесь… (грустно) я снова здесь.

ЭСТРАГОН. – Вот видишь, со мной тебе хуже. Мне тоже, я себя лучше чувствую, когда один.

ВЛАДИМИР (уязвленный). – Тогда зачем нам снова быть вместе?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – А я знаю. Потому что ты не умеешь защищаться. Я бы не дал тебя побить.

ЭСТРАГОН. – Ты бы не смог им помешать.

ВЛАДИМИР. – Почему?

ЭСТРАГОН. – Их было десять.

ВЛАДИМИР. – Да нет, я хотел сказать, что не дал бы тебе нарваться.

ЭСТРАГОН. – Я ничего такого не делал.

ВЛАДИМИР. – Тогда почему они тебя побили?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Нет, Гого, видишь ли, есть вещи, в которых ты ничего не смыслишь, а я кое-что смыслю. Ты должен это чувствовать.

ЭСТРАГОН. – Говорю же тебе, я ничего такого не делал.

ВЛАДИМИР. – Может, и нет. Но есть манера, есть определенная манера поведения, если тебе жизнь дорога. Ладно, хватит об этом. Я рад, что ты вернулся.

ЭСТРАГОН. – Их было десять.

ВЛАДИМИР. – Ты тоже, признайся, в глубине души ты тоже должен быть рад.

ЭСТРАГОН. – А чему радоваться?

ВЛАДИМИР. – Тому, что мы снова вместе.

ЭСТРАГОН. – Ты думаешь?

ВЛАДИМИР. – Скажи, даже если это неправда.

ЭСТРАГОН. – Что сказать?

ВЛАДИМИР. – Скажи: я рад.

ЭСТРАГОН. – Я рад.

ВЛАДИМИР. – Я тоже.

ЭСТРАГОН. – Я тоже.

ВЛАДИМИР. – Мы рады.

ЭСТРАГОН. – Мы рады. (Пауза.) Что дальше будем делать? С нашей радостью?

ВЛАДИМИР. – Ждать Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Со вчерашнего дня здесь кое-что изменилось.

ЭСТРАГОН. – А что если он не придет?

ВЛАДИМИР (после минутного непонимания). – Тогда и посмотрим. (Пауза.) Я тебе говорю, что со вчерашнего дня здесь кое-что изменилось.

ЭСТРАГОН. – Все течет…

ВЛАДИМИР. – Посмотри на дерево.

ЭСТРАГОН. – Нельзя дважды ступить в одну гниль.

ВЛАДИМИР. – На дерево, на дерево посмотри.

Эстрагон смотрит на дерево.

ЭСТРАГОН. – Вчера его здесь не было?

ВЛАДИМИР. – Было. Ты не помнишь. Мы на нем чуть не повесились. (Задумывается.) Да, точно (артикулируя слова), чуть-не-повесились. Ты не захотел. Не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Тебе приснилось.

ВЛАДИМИР. – Ты в самом деле уже забыл?

ЭСТРАГОН. – Да, я такой. Или сразу забываю, или не забываю никогда.

ВЛАДИМИР. – А Поццо и Лакки, их ты тоже забыл?

ЭСТРАГОН. – Поццо и Лакки?

ВЛАДИМИР. – Он все забыл!

ЭСТРАГОН. – Я помню одного сумасшедшего, который надавал мне пинков, а после прикинулся дурачком.

ВЛАДИМИР. – Это был Лакки!

ЭСТРАГОН. – Значит, я его помню. Только когда это было?

ВЛАДИМИР. – А того, который им командовал, ты тоже помнишь?

ЭСТРАГОН. – Он дал мне кости.

ВЛАДИМИР. – Это был Поццо!

ЭСТРАГОН. – Ты говоришь, все это было вчера?

ВЛАДИМИР. – Ну да.

ЭСТРАГОН. – На этом самом месте?

ВЛАДИМИР . – Ну конечно! Ты его не узнаешь?

ЭСТРАГОН (внезапно разозлившись). – Узнаешь, не узнаешь! Да что тут узнавать? Я тащу свою телегу жизни по пустыне. А ты хочешь, чтобы я замечал в пейзажах тонкости-подробности! (Обводит взглядом окрестности.) Посмотри на эту дрянь вокруг! Я никогда из нее не выбирался!

ВЛАДИМИР. – Стоп, успокойся!

ЭСТРАГОН. – Да пошел ты со своими пейзажами. Может, лучше поговорим о том, что под землей?

ВЛАДИМИР. – Ты же не станешь утверждать, что это (жест) похоже на Воклюз! Здесь все совсем не так.

ЭСТРАГОН. – Воклюз! А кто говорит про Воклюз?

ВЛАДИМИР. – Но ты же был в Воклюзе?

ЭСТРАГОН. – Нет, я никогда не был в Воклюзе! Все мое существование протекало, как триппер, в одном месте! Здесь протекало! Слышишь ты, здесь, в Говноклюзе!

ВЛАДИМИР. – Мы были в Воклюзе вместе с тобой, руку даю на отсечение. Мы работали на сборе винограда, у какого-то – да, точно – у какого-то там Боннелли, в Русийоне.

ЭСТРАГОН (успокаиваясь). – Может быть. Я не заметил.

ВЛАДИМИР. – Но там все красное!

ЭСТРАГОН (устало). – Говорю тебе, я не заметил!

Пауза. Владимир глубоко вздыхает.

ВЛАДИМИР. – С тобой невозможно, Гого.

ЭСТРАГОН. – Нам лучше разойтись.

ВЛАДИМИР. – Ты всегда так говоришь. А потом каждый раз возвращаешься.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Правильней всего было бы меня убить, как других.

ВЛАДИМИР. – Каких других? (Пауза.) Каких других?

ЭСТРАГОН. – Как биллионы других.

ВЛАДИМИР (поучительно). – Каждый несет свой маленький крест. (Вздыхает.) Во время короткого сейчас и мгновенного потом.

ЭСТРАГОН. – Пока мы ждем, давай попробуем говорить спокойно, раз уж мы неспособны молчать.

ВЛАДИМИР. – И правда, мы неистощимы.

ЭСТРАГОН. – Это чтобы не думать.

ВЛАДИМИР. – У нас есть оправдание.

ЭСТРАГОН. – Чтобы не слышать.

ВЛАДИМИР. – У нас есть основание.

ЭСТРАГОН. – Всех этих мертвых голосов.

ВЛАДИМИР. – Похожих на шелест крыльев.

ЭСТРАГОН. – Листьев.

ВЛАДИМИР. – Песка.

ЭСТРАГОН. – Листьев.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Они все говорят одновременно.

ЭСТРАГОН. – Не вслух, про себя.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Скорее шепчут.

ЭСТРАГОН. – Бормочут.

ВЛАДИМИР. – Шушукаются.

ЭСТРАГОН. – Бормочут.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – О чем они говорят?

ЭСТРАГОН. – О своей жизни.

ВЛАДИМИР. – Им мало было ее прожить.

ЭСТРАГОН. – Нужно еще о ней рассказать.

ВЛАДИМИР. – Им мало быть мертвыми.

ЭСТРАГОН. – Этого недостаточно.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Это как шум перьев.

ЭСТРАГОН. – Листьев.

ВЛАДИМИР. – Песка.

Эстрагон. – Листьев.

Долгая пауза.

ВЛАДИМИР. – Скажи что-нибудь!

ЭСТРАГОН. – Ищу слова!

Долгая пауза.

ВЛАДИМИР (подавленный). – Что угодно, только говори!

ЭСТРАГОН. – Что делать будем?

ВЛАДИМИР. – Ждать Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Как это трудно!

ЭСТРАГОН. – А что если тебе спеть?

ВЛАДИМИР. – Нет-нет. (Задумывается.) Просто нужно начать сначала.

ЭСТРАГОН. – По-моему, это как раз не трудно.

ВЛАДИМИР. – Трудно сделать первый шаг.

ЭСТРАГОН. – Начать можно с чего угодно.

ВЛАДИМИР. – Да, но на это нужно решиться.

ЭСТРАГОН. – Точно.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Помоги мне!

ЭСТРАГОН. – Ищу слова!

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Когда ищешь слова, начинаешь их слышать.

ЭСТРАГОН. – Конечно, конечно.

ВЛАДИМИР. – Это мешает искать.

ЭСТРАГОН. – Вот-вот.

ВЛАДИМИР. – Это мешает думать.

ЭСТРАГОН. – Мы же как-то думаем.

ВЛАДИМИР. – Нет, это невозможно.

ЭСТРАГОН. – Правильно, давай поспорим.

ВЛАДИМИР. – Это невозможно.

ЭСТРАГОН. – Ты так считаешь?

ВЛАДИМИР. – Думать нам больше не грозит.

ЭСТРАГОН. – Тогда на что нам жаловаться?

ВЛАДИМИР. – Думать – это еще не самое худшее.

ЭСТРАГОН. – Ну вот. Уже получается.

ВЛАДИМИР. – Что значит уже получается?

ЭСТРАГОН. – Правильно, давай задавать друг другу вопросы.

ВЛАДИМИР. – Что ты хочешь сказать своим уже получается?

ЭСТРАГОН. – По крайней мере, уже получается.

ВЛАДИМИР. – В общем, да.

ЭСТРАГОН. – А что? Может, попробовать считать себя счастливыми?

ВЛАДИМИР. – Нет, все-таки ужасно, что мы думали.

ЭСТРАГОН. – А это когда-нибудь с нами случалось?

ВЛАДИМИР. – А откуда все эти трупы?

ЭСТРАГОН. – Эти останки?

ВЛАДИМИР. – Вот именно.

ЭСТРАГОН. – В общем, да.

ВЛАДИМИР. – Наверно, мы должны были немножко думать.

ЭСТРАГОН. – В самом начале.

ВЛАДИМИР. – Бойня, настоящая бойня.

ЭСТРАГОН. – Главное туда не смотреть.

ВЛАДИМИР. – Притягивает взгляд.

ЭСТРАГОН. – Точно.

ВЛАДИМИР. – Как ни пытайся его отвести.

ЭСТРАГОН. – Как-как?

ВЛАДИМИР. – Как ни пытайся его отвести.

ЭСТРАГОН. – Надо решительно повернуться к природе.

ВЛАДИМИР. – Мы уже пробовали.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

ВЛАДИМИР. – Конечно, это еще не самое худшее.

ЭСТРАГОН. – Что это?

ВЛАДИМИР. – То, что мы думали.

ЭСТРАГОН. – Конечно.

ВЛАДИМИР. – Хотя могли обойтись и без этого.

ЭСТРАГОН. – Что поделаешь.

ВЛАДИМИР. – Знаю, знаю.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Славная у нас разминка получилась.

ВДАДИМИР. – Ну да, только теперь придется искать другую тему.

ЭСТРАГОН. – Сейчас.

ВЛАДИМИР. – Сейчас.

ЭСТРАГОН. – Сейчас.

Задумываются.

ВЛАДИМИР. – О чем я говорил? Можно обратно к этому вернуться.

ЭСТРАГОН. – Когда?

ВЛАДИМИР. – В самом начале.

ЭСТРАГОН. – В начале чего?

ВЛАДИМИР. – Вечера. Я говорил… Я говорил…

ЭСТРАГОН. – По-моему, ты от меня слишком много требуешь.

ВЛАДИМИР. – Подожди… мы обнялись… мы радовались… радовались… что дальше будем делать… с нашей радостью… ждать… сейчас… сейчас вспомню… ждать… с нашей радостью… сейчас… вспомнил! Дерево!

ЭСТРАГОН. – Дерево?

ВЛАДИМИР. – Ты не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Я устал.

ВЛАДИМИР. – Посмотри на него.

Эстрагон смотрит на дерево.

ЭСТРАГОН. – Не вижу ничего особенного.

ВЛАДИМИР. – Вчера оно было черное и сухое как скелет. А сегодня покрыто листьями.

ЭСТРАГОН. – Листьями!

ВЛАДИМИР. – За одну ночь!

ЭСТРАГОН. – Не иначе, весна пришла.

ВЛАДИМИР. – Это за одну-то ночь!

ЭСТРАГОН. – Говорю же тебе, вчера нас здесь не было. Тебе приснилось в кошмарном сне.

ВЛАДИМИР. – Тогда где мы, по-твоему, были вчера вечером?

ЭСТРАГОН. – Не знаю. Не здесь. В другом отстойнике. Пустоты всегда хватает.

ВЛАДИМИР (уверенный в своей правоте). – Хорошо. Вчера нас здесь не было. Тогда скажи, что мы делали вчера?

ЭСТРАГОН. – Что делали?

ВЛАДИМИР. – Постарайся вспомнить.

ЭСТРАГОН. – Ну… болтали, наверно.

ВЛАДИМИР (сдерживая себя). – О чем?

ЭСТРАГОН. – Ну там… о разном, короче, ни о чем. (Уверенно.) Точно, вспомнил, вчера мы болтали ни о чем. Мы так уже полвека делаем.

ВЛАДИМИР. – И ты не помнишь ни одного факта, ни одного обстоятельства?

ЭСТРАГОН (устало). – Не мучай меня, Диди.

ВЛАДИМИР. – Солнце? Луна? Не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Они должны были быть на месте, как обычно.

ВЛАДИМИР. – Значит, ты не заметил ничего необычного?

ЭСТРАГОН. – Нет, к сожалению.

ВЛАДИМИР. – А Поццо? А Лакки?

ЭСТРАГОН. – Поццо?

ВЛАДИМИР. – Кости.

ЭСТРАГОН. – Острые были, наверно рыбьи.

ВЛАДИМИР. – Тебе дал их Поццо.

ЭСТРАГОН. – Не уверен.

ВЛАДИМИР. – А пинок, который ты получил?

ЭСТРАГОН. – Пинок? Точно, меня кто-то пнул.

ВЛАДИМИР. – Это был Лакки.

ЭСТРАГОН. – Все это было вчера?

ВЛАДИМИР. – Покажи ногу.

ЭСТРАГОН. – Которую?

ВЛАДИМИР. – Обе. Штанины подними. (Эстрагон, стоя на одной ноге, протягивает другую ногу Владимиру, чуть не падает. Владимир держит его за ногу. Эстрагон шатается.) Подними штанину.

ЭСТРАГОН (качаясь). – Не могу.

Владимир закатывает штанину, осматривает ногу, отпускает. Эстрагон чуть не падает.

ВЛАДИМИР. – Другую. (Эстрагон протягивает ту же ногу.) Другую, говорю! (Проделывают то же самое с другой ногой.) Видишь, рана уже загноилась.

ЭСТРАГОН. – И что из этого?

ВЛАДИМИР.- Где твои ботинки?

ЭСТРАГОН. – Выбросил, наверно.

ВЛАДИМИР. – Когда?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Почему?

ЭСТРАГОН. – Не помню.

ВЛАДИМИР. – Нет, я имею в виду, почему ты их выбросил?

ЭСТРАГОН. – Мне в них было больно.

ВЛАДИМИР (показывая на ботинки). – Вот они. (Эстрагон смотрит на ботинки.) На том же месте, где ты их вчера оставил.

Эстрагон подходит к ботинкам, наклоняется, пристально их разглядывает.

ЭСТРАГОН. – Это не мои.

ВЛАДИМИР. – Не твои!

ЭСТРАГОН. – Мои были черные, а эти желтые.

ВЛАДИМИР. – Ты уверен, что твои были черные?

ЭСТРАГОН. – Я имел в виду, что они были серые.

ВЛАДИМИР. – А эти желтые? Дай-ка взглянуть.

ЭСТРАГОН (поднимая один ботинок). – Скорее, зеленоватые.

ВЛАДИМИР (подходя ближе). – Покажи. (Эстрагон дает ему ботинок. Владимир разглядывает его. Со злостью швыряет.) Ну, знаешь!

ЭСТРАГОН. – Вот видишь, все это…

ВЛАДИМИР. – Я знаю, что это. Да, я знаю, что случилось.

ЭСТРАГОН. – Все это…

ВЛАДИМИР. – Это просто, как здрасьте. Явился какой-то тип, забрал твои ботинки, а тебе оставил свои.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Свои ему не подходили. Вот он и взял твои.

ЭСТРАГОН. – Они же были малы.

ВЛАДИМИР. – Тебе, а не ему.

ЭСТРАГОН. – Я устал. (Пауза.) Пойдем отсюда.

ВЛАДИМИР. – Мы не можем.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да. (Пауза.) Что делать будем?

ВЛАДИМИР. – Да ничего.

ЭСТРАГОН. – Я больше не могу.

ВЛАДИМИР. – Редиску хочешь?

ЭСТРАГОН. – Это все, что есть?

ВЛАДИМИР. – Только редиска и репа.

ЭСТРАГОН. – А морковки больше нет?

ВЛАДИМИР. – Нет. И вообще ты ешь слишком много моркови.

ЭСТРАГОН. – Ладно, давай редиску. (Владимир роется в карманах, находит одну только репу, наконец вытаскивает редиску, отдает ее Эстрагону, который к ней приглядывается и фыркает.) Да она же черная!

ВЛАДИМИР. – Это редиска.

ЭСТРАГОН. –Я люблю только розовую, ты это знаешь.

ВЛАДИМИР. – Значит, такую ты есть не хочешь?

ЭСТРАГОН. – Я люблю только розовую!

ВЛАДИМИР. – Тогда верни обратно.

Эстрагон отдает редиску.

ЭСТРАГОН. – Пойду поищу морковку.

Не двигается.

ВЛАДИМИР. – Все это уже неважно.

ЭСТРАГОН. – Не до такой степени.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Может, попробуешь?

ЭСТРАГОН. – Я все перепробовал.

ВЛАДИМИР. – Я имею в виду, надеть ботинки?

ЭСТРАГОН. – Думаешь, стоит?

ВЛАДИМИР. – Время быстрей пройдет. (Эстрагон колеблется.) По крайней мере отвлечемся.

ЭСТРАГОН. – Развлечемся.

ВЛАДИМИР. – Отвлечемся.

ЭСТРАГОН. – Развлечемся.

ВЛАДИМИР. – Попробуй.

ЭСТРАГОН. – А ты мне поможешь?

ВЛАДИМИР. – Конечно.

ЭСТРАГОН. – У нас неплохо получается, а, Диди, когда мы вместе?

ВЛАДИМИР. – Ну да, ну да. Давай сначала левый попробуем.

ЭСТРАГОН. – Мы всегда что-нибудь находим, а, Диди, чтобы убедить себя в том, что мы существуем?

ВЛАДИМИР (нетерпеливо.) – Ну да, ну да, мы волшебники. Главное не позволять себе отвлекаться от того, что мы решили. (Поднимает ботинок.) Иди сюда, подставляй ногу. (Эстрагон подходит к нему, поднимает ногу.) Другую, дурак! (Эстрагон поднимает другую ногу.) Выше! (Переплетясь телами, они нелепо передвигаются по сцене, пока Владимиру, наконец, не удается одеть ботинок.) Попробуй пройтись. (Эстрагон идет.) Ну как?

ЭСТРАГОН. – Нормально.

ВЛАДИМИР (достав из кармана шнурок). – Сейчас мы его зашнуруем.

ЭСТРАГОН (с горячностью). – Нет, нет, никаких шнурков!

ВЛАДИМИР. – Ну и зря. Ладно, попробуй надеть другой. (Те же действия.) Что скажешь?

ЭСТРАГОН. – Тоже нормально.

ВЛАДИМИР. – Не жмут?

ЭСТРАГОН (делая несколько натужных шагов). – Пока нет.

ВЛАДИМИР. – Тогда можешь оставить их себе.

ЭСТРАГОН. – Они мне велики.

ВЛАДИМИР. – Может быть, когда-нибудь у тебя появятся носки.

ЭСТРАГОН. – Точно.

ВЛАДИМИР. – Значит, ты их оставляешь себе?

ЭСТРАГОН. – Хватит о ботинках.

ВЛАДИМИР. – Да, но…

ЭСТРАГОН. – Хватит, я сказал! (Пауза.) Пойду сяду.

Ищет глазами, куда бы сесть, затем направляется туда, где сидел в начале первого акта.

ВЛАДИМИР. – Вчера вечером ты тоже там сидел.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Хорошо бы уснуть.

ВЛАДИМИР. – Вчера вечером ты спал.

ЭСТРАГОН. – Сейчас попробую.

Принимает позу эмбриона, уткнувшись головой в колени.

ВЛАДИМИР. – Подожди. (Подходит к Эстрагону и начинает громко распевать.)

Баю-баюшки-баю

ЭСТРАГОН (подняв голову). – Не так громко.

ВЛАДИМИР (не так громко).

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю

Баю-баюшки-баю

Эстрагон засыпает. Владимир снимает с себя пиджак и набрасывает его на плечи Эстрагону, затем принимается ходить туда-сюда, похлопывая руками, чтобы согреться. Эстрагон внезапно просыпается, вскакивает, ничего не понимая, делает несколько шагов. Владимир подбегает к нему, заключает в объятия.

ВЛАДИМИР. – Я здесь, я здесь, не бойся.

ЭСТРАГОН. – А!

ВЛАДИМИР. – Я здесь, я здесь. Все кончилось.

ЭСТРАГОН. – Я падал.

ВЛАДИМИР. – Все кончилось. Не думай об этом.

ЭСТРАГОН. – Я был на…

ВЛАДИМИР. – Нет, нет, не говори ничего. Давай лучше пройдемся.

Берет Эстрагона за руку и заставляет его ходить туда-сюда, пока Эстрагон не отказывается.

ЭСТРАГОН. – Хватит! Я устал.

ВЛАДИМИР. – По-твоему, лучше сидеть на одном месте и ничего не делать?

ЭСТРАГОН. – Да.

ВЛАДИМИР. – Как знаешь.

Отпускает Эстрагона, подбирает свой пиджак и надевает его.

ЭСТРАГОН. – Пойдем, а?

ВЛАДИМИР. – Мы не можем.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да. (Владимир снова принимается ходить туда-сюда). Может, остановишься наконец?

ВЛАДИМИР. – Я замерз.

ЭСТРАГОН. – Мы пришли слишком рано.

ВЛАДИМИР. – Как всегда, к ночи.

ЭСТРАГОН. – Что-то не темнеет.

ВЛАДИМИР. – Темнота опустится внезапно, как вчера.

ЭСТРАГОН. – А потом будет ночь.

ВЛАДИМИР. – И мы сможем уйти.

ЭСТРАГОН. – А потом еще один день. (Пауза.) Что делать, что делать?

ВЛАДИМИР (остановившись, вспылив). – Прекратишь ты когда-нибудь ныть или нет? Ты мне надоел со своими причитаньями.

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР (заметив шляпу Лакки). – Смотри-ка!

ЭСТРАГОН. – Прощай.

ВЛАДИМИР. – Шляпа Лакки! (Подходит к ней.) Я здесь уже целый час, а до сих пор ее не заметил. (Довольный.) Вот это да!

ЭСТРАГОН. – Больше ты меня не увидишь.

ВЛАДИМИР. – Значит, я не ошибся местом. Мы можем быть спокойны. (Подбирает шляпу Лакки, рассматривает ее, расправляет.) Наверно, хорошая была шляпа. (Надевает ее вместо своей, которую протягивает Эстрагону.) Подержи.

ЭСТРАГОН. – Что?

ВЛАДИМИР. – Подержи, говорю.

Эстрагон берет шляпу Владимира. Владимир обеими руками поправляет шляпу Лакки. Эстрагон надевает шляпу Владимира, вместо своей, которую протягивает Владимиру. Владимир берет шляпу Эстрагона. Эстрагон обемими руками поправляет шляпу Владимира. Владимир надевает шляпу Эстрагона вместо шляпы Лакки, которую протягивает Эстрагону. Эстрагон берет шляпу Лакки. Владимир обеими руками поправляет шляпу Эстрагона. Эстрагон надевает шляпу Лакки вместо шляпы Владимира, которую протягивает Владимиру. Владимир берет свою шляпу. Эстрагон обеими руками поправляет шляпу Лакки. Владимир надевает свою шляпу вместо шляпы Эстрагона, которую протягивает Эстрагону. Эстрагон берет свою шляпу. Владимир поправляет свою шляпу обеими руками. Эстрагон надевает свою шляпу вместо шляпы Лакки, которую протягивает Владимиру. Владимир берет шляпу Лакки. Эстрагон поправляет свою шляпу обеими руками. Владимир надевает шляпу Лакки вместо своей, которую протягивает Эстрагону. Эстрагон берет шляпу Владимира. Владимир поправляет обеими руками шляпу Лакки. Эстрагон протягивает шляпу Владимира Владимиру, который берет ее и протягивает Эстрагону, который берет ее и протягивает Владимиру, который берет ее и выбрасывает. Все происходит в быстром темпе.

ВЛАДИМИР. – Мне идет?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Нет, как я выгляжу?

Кокетливо поворачивает голову вправо-влево, принимает позы манекенщика.

ЭСТРАГОН. – Чудовищно.

ВЛАДИМИР. – Не хуже, чем обычно?

ЭСТРАГОН. – Ровно также.

ВЛАДИМИР. – Тогда я ее оставлю. Моя была слишком узкой. (Пауза.) Как бы это сказать? (Пауза.) У меня от нее голова постоянно чесалась.

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР. – Ты не хочешь поиграть?

ЭСТРАГОН. – Во что?

ВЛАДИМИР. – Ну, мы могли бы поиграть в Поццо и Лакки.

ЭСТРАГОН. – А кто эти люди?

ВЛАДИМИР. – Я буду Лакки, а ты Поццо. (Принимает положение Лакки, согнувшегося под тяжестью багажа. Эстрагон смотрит на него с недоумением.) Начинай.

ЭСТРАГОН. – И что мне делать?

ВЛАДИМИР. – Ругай меня.

ЭСТРАГОН. – Нехороший человек!

ВЛАДИМИР. – Грубее!

ЭСТРАГОН. – Козел! Мудак!

Владимир то приближается, то отступает, все также согнувшись.

ВЛАДИМИР. – Скажи, чтобы я думал.

ЭСТРАГОН. – Как это?

ВЛАДИМИР. – Скажи: думай, свинья!

ЭСТРАГОН. – Думай, свинья!

Пауза.

ВЛАДИМИР. – Я не могу!

ЭСТРАГОН. – Хватит!

ВЛАДИМИР. – Скажи, чтобы я танцевал.

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР. – Танцуй, свинья! (Вертится на одном месте. Эстрагон поспешно уходит.) Нет, не могу! (Поднимает голову, видит, что Эстрагона больше нет, испускает душераздирающий крик.) Гого! (Молчание. Принимается почти бегом носиться по сцене. Эстрагон поспешно возвращается, запыхавшийся, бежит к Владимиру. Оба останавливаются в нескольких шагах друг от друга.) Наконец-то ты вернулся!

ЭСТРАГОН (едва переводя дух). – Я проклят!

ВЛАДИМИР. – Я думал, ты ушел навсегда. Где ты был?

ЭСТРАГОН. – У самого края. Сюда идут.

ВЛАДИМИР. – Кто?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Сколько их?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР (торжествующе). – Это Годо! Наконец-то! (Горячо обнимает Эстрагона.) Гого! Это Годо! Мы спасены! Пойдем ему навстречу! Идем же, идем! (Тащит Эстрагона к кулисе, Эстрагон сопротивляется, высвобождается, убегает в противоположную сторону.) Гого! Вернись! (Тишина. Владимир бежит к кулисе, за которой только что исчез Эстрагон, смотрит вдаль. Эстрагон поспешно возвращается, бежит к Владимиру, который от него отворачивается.) Опять вернулся!

ЭСТРАГОН. – Я обречен!

ВЛАДИМИР. – Далеко ты был?

ЭСТРАГОН. – У самого края.

ВЛАДИМИР. – На самом деле, мы с тобой на подмостках, то есть на помосте, то есть на подносе. Нас преподносят на подносе.

ЭСТРАГОН. – С той стороны тоже идут.

ВЛАДИМИР. – Мы окружены! (Обезумевший Эстрагон спешит к заднику, запутывается в нем, падает.) Дурак! Там же нет выхода! (Владимир помогает ему подняться, подводит к рампе. Показывает на аудиторию.) Там никого нет. Беги туда. Вперед. (Подталкивает его к яме. Эстрагон в страхе пятится.) Не хочешь? Это можно понять. Сейчас подумаем. (Думает.) Тебе остается только исчезнуть.

ЭСТРАГОН. – Где?

ВЛАДИМИР. – За деревом. (Эстрагон в нерешительности.) Быстро! За дерево! (Эстрагон бежит за дерево, которое почти его не закрывает.) Не двигайся! (Эстрагон выходит из-за дерева.) Да, дерево нам не поможет. (Эстрагону.) Ты что, с ума сошел?

ЭСТРАГОН (спокойней.) – Я потерял голову. (Стыдливо опускает голову.) Прости меня! (Гордо поднимает голову.) Этого больше не повторится. Вот увидишь. Скажи, что нужно делать.

ВЛАДИМИР. – Да ничего, все бессмысленно.

ЭСТРАГОН. – Так, иди сюда. (Тащит Владимира к левой кулисе, разворачивает его в направлении дороги, спиной к сцене.) Теперь не двигайся. Смотри в оба. (Бежит к другой кулисе. Владимир смотрит на него через плечо. Эстрагон останавливается, смотрит вдаль, поворачивается. Оба смотрят друг на друга через плечо.) Спиной к спине, как в старые добрые времена! (Секунду продолжают смотреть друг на друга, затем возвращаются к наблюдению за местностью. Долгая пауза.) Ты ничего не видишь?

ВЛАДИМИР (поворачиваясь.) – Что?

ЭСТРАГОН (громче.) – Ты ничего не видишь?

ВЛАДИМИР. – Нет.

ЭСТРАГОН. – Я тоже.

Снова наблюдают. Долгая пауза.

ВЛАДИМИР. – Наверно, ты ошибся.

ЭСТРАГОН (поворачиваясь). – Что?

ВЛАДИМИР (громче). – Наверно, ты ошибся.

ЭСТРАГОН. – Не кричи.

Снова наблюдают. Долгая пауза.

ВЛАДИМИР, ЭСТРАГОН (одновременно поворачиваясь). – А…

ВЛАДИМИР. – Прости.

ЭСТРАГОН. – Я тебя слушаю.

ВЛАДИМИР. – Нет, это я тебя слушаю!

ЭСТРАГОН. – Нет, я!

ВЛАДИМИР. – Я тебя перебил.

ЭСТРАГОН. – Совсем наоборот.

Злобно смотрят друг на друга.

ВЛАДИМИР. – Ну знаешь, давай без церемоний.

ЭСТРАГОН. – Ну знаешь, не будь занудой.

ВЛАДИМИР (резко). – Договаривай, я тебе сказал.

ЭСТРАГОН (так же). – Нет, ты договаривай.

Пауза. Направляются один к другому. Останавливаются.

ВЛАДИМИР. – Ничтожество!

ЭСТРАГОН. – Правильно, давай поругаемся! (Обмен ругательствами. Пауза.) Теперь давай помиримся.

ВЛАДИМИР. – Гого!

ЭСТРАГОН. – Диди!

ВЛАДИМИР. – Дай руку!

ЭСТРАГОН. – Держи!

ВЛАДИМИР. – Позволь тебя обнять, вот этими самыми руками!

ЭСТРАГОН. – Вот этими самыми?

ВЛАДИМИР (раскрывая объятия). – Иди ко мне!

ЭСТРАГОН. – Иду.

Обнимаются. Пауза.

ВЛАДИМИР. – Как быстро летит время, когда есть чем заняться!

Пауза.

ЭСТРАГОН. – Что дальше будем делать?

ВЛАДИМИР. – Пока ждем.

ЭСТРАГОН. – Пока ждем.

Пауза.

ВЛАДИМИР. – А что если повторить наши упражнения?

ЭСТРАГОН. – Наши телодвижения.

ВЛАДИМИР. – На гибкость.

ЭСТРАГОН. – На расслабление.

ВЛАДИМИР. – На укрепление.

ЭСТРАГОН. – На расслабление.

ВЛАДИМИР. – Чтобы разогреться.

ЭСТРАГОН. – Чтобы остыть.

ВЛАДИМИР. – И… начали.

Начинает подпрыгивать. Эстрагон повторяет его движения.

ЭСТРАГОН (останавливаясь). – Хватит. Я устал.

ВЛАДИМИР (останавливаясь). – Мы сегодня явно не в ударе. Давай хотя бы упражнение на дыхание сделаем.

ЭСТРАГОН. – Я больше не хочу дышать.

ВЛАДИМИР. – Понимаю. (Пауза.) Сделаем хотя бы еще одно упражнение, на равновесие. Кстати, как оно называется? Какое-то там дерево.

ЭСТРАГОН. – Дерево?

Владимир, шатаясь, делает упражнение.

ВЛАДИМИР (закончив). – Теперь твоя очередь.

Эстрагон, шатаясь, делает упражнение.

ЭСТРАГОН. – Думаешь, Бог меня видит?

ВЛАДИМИР. – Нужно закрыть глаза.

Эстрагон закрывает глаза, шатается сильнее.

ЭСТРАГОН (закончив, потрясая кулаками, орет что есть мочи). - Сжалься надо мной, о Боже!

ВЛАДИМИР (обиженно). – А надо мной?

ЭСТРАГОН (все также потрясая кулаками, вопит). – Надо мной! Надо мной! Сжалься надо мной!

Входят Поццо и Лакки. Поццо ослеп. Лакки, также как в первом акте, навьючен багажом. Веревка как в первом акте, но значительно короче, чтобы Поццо было удобней за ней следовать. На Лакки новая шляпа. Увидав Владимира и Эстрагона, Лакки останавливается. Поццо, продолжая идти вперед, натыкается на него. Владимир и Эстрагон отходят подальше.

ПОЦЦО (вцепившись в Лакки, который шатается под новой тяжестью). – Кто здесь? Кто кричал?

Лакки падает, выпустив вещи из рук, и увлекает Поццо вслед за собой. Они остаются лежать без движения посреди поклажи.

ЭСТРАГОН. – Это Годо?

ВЛАДИМИР. – Кстати они приземлились! (Направляется к куче. Эстрагон следует за ним.) К нам подкрепление!

ПОЦЦО (бксцветным голосом). – Помогите!

ЭСТРАГОН. – Это Годо?

ВЛАДИМИР. – Мы начали было сдавать позиции. Но теперь до конца вечера продержимся.

ПОЦЦО. – Ко мне!

ЭСТРАГОН. – Он зовет на помощь.

ВЛАДИМИР. – Нам больше не нужно одним ждать ночи, ждать Годо, ждать, ждать. Весь вечер мы сражались, пользуясь своими собственными ресурсами. Теперь этому конец. Мы уже завтра.

ПОЦЦО. – Сюда!

ВЛАДИМИР. – Уже и время течет совсем по-другому. Солнце закатится, луна взойдет, и мы уйдем – отсюда.

ПОЦЦО. – Сжальтесь надо мной!

ВЛАДИМИР. – Бедный Поццо.

ЭСТРАГОН. – Я так и знал, что это он.

ВЛАДИМИР. – Кто?

ЭСТРАГОН. – Годо.

ВЛАДИМИР. – Это не Годо.

ЭСТРАГОН. – Не Годо?

ВЛАДИМИР. – Не Годо.

ЭСТРАГОН. – А кто это?

ВЛАДИМИР. – Поццо.

ПОЦЦО. – Я это, я. Поднимите меня!

ВЛАДИМИР. – Он не может подняться.

ЭСТРАГОН. – Пошли отсюда.

ВЛАДИМИР. – Мы не можем.

ЭСТРАГОН. – Почему?

ВЛАДИМИР. – Мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – А, ну да.

ВЛАДИМИР. – Может, у него еще остались для тебя кости?

ЭСТРАГОН. – Кости?

ВЛАДИМИР. – Куриные. Ты не помнишь?

ЭСТРАГОН. – Это был он?

ВЛАДИМИР. – Ну да.

ЭСТРАГОН. – Спроси у него.

ВЛАДИМИР. – Может, сначала ему поможем?

ЭСТРАГОН. – В чем?

ВЛАДИМИР. – Подняться поможем.

ЭСТРАГОН. – Он не может подняться?

ВЛАДИМИР. – Он хочет подняться.

ЭСТРАГОН. – Ну так пусть поднимается.

ВЛАДИМИР. – Он не может.

ЭСТРАГОН. – А что с ним?

ВЛАДИМИР. – Не знаю.

Поццо извивается, стонет, стучит по земле кулаками.

ЭСТРАГОН. – Может, сначала попросим у него кости? А там посмотрим: если откажет, оставим все как есть.

ВЛАДИМИР. – Ты хочешь сказать, что он в нашей власти?

ЭСТРАГОН. – Да.

ВЛАДИМИР. – И что нужно определить стоимость наших услуг?

ЭСТРАГОН. – Да.

ВЛАДИМИР. – Выглядит разумно. Я боюсь только одного.

ЭСТРАГОН. – Чего?

ВЛАДИМИР. – Как бы Лакки не выкинул какой-нибудь номер. Тогда нам не сдобровать.

ЭСТРАГОН. – Лакки?

ВЛАДИМИР. – Ну, тот самый, который вчера на тебя напал.

ЭСТРАГОН. – Я же сказал, их было десять.

ВЛАДИМИР. – Нет, до них, тот, который тебя пнул.

ЭСТРАГОН. – Он здесь?

ВЛАДИМИР. – Смотри. (Делает жест.) Пока он неподвижен. Но того и гляди оживет.

ЭСТРАГОН. – А что если нам с тобой хорошенько его проучить?

ВЛАДИМИР. – То есть, напасть на него, пока он спит?

ЭСТРАГОН. – Да.

ВЛАДИМИР. – Неплохая идея. Но способны ли мы на это? Правда ли, что он спит? (Пауза.) Нет, лучше воспользоваться тем, что Поццо зовет на помощь, и помочь ему в рассчете на благодарность.

ЭСТРАГОН. – Но он не…

ВЛАДИМИР. – Не будем тратить время на пустые разговоры. (Пауза. С горячностью.) Сделаем что-нибудь, раз нам представился случай! Не каждый день мы кому-то нужны. Нет, не то чтобы нуждались именно в нас. Другие все сделали бы не хуже, если не лучше. Призыв, который мы только что слышали, обращен скорее к человечеству в целом. Но на этом месте, в данный момент, человечество – это мы, нравится нам это или нет. Так будем же раз в жизни достойными представителями того жалкого отродья, к которому мы имеем несчастье принадлежать. Что ты на это скажешь? (Эстрагон ничего не говорит.) Правда, когда мы, сложа руки, взвешиваем все за и против, то в равной мере поддерживаем честь нашего собрата. Тигр не раздумывая спешит на помощь своим сородичам. Или спасается в самой глубокой чаще. Но вопрос в другом. Что мы здесь делаем, вот о чем должно себя спросить. Нам повезло, мы знаем ответ. Да, во всей этой жуткой неразберихе ясно одно: мы ждем Годо.

ЭСТРАГОН. – Ну да.

ВЛАДИМИР. – Или ночи. (Пауза.) Мы ждем встречи, и точка. Мы не святые, но мы знаем, что делаем. Сколько людей может похвастаться тем же?

ЭСТРАГОН. – Масса.

ВЛАДИМИР. – Ты так считаешь?

ЭСТРАГОН. – Не знаю.

ВЛАДИМИР. – Возможно.

ПОЦЦО. – Помогите!

ВЛАДИМИР. – Никаких сомнений, время в этих условиях тянется так долго, что вынуждает нас заполнять его разными сомнительными действиями, которые, как бы это сказать, которые на первый взгляд могут казаться разумными, но для нас они не более чем привычка. Ты скажешь, это, мол, нужно для того, чтобы наш разум не угас. Само собой. Но не блуждает ли он уже сейчас в бездонных глубинах вечной ночи, вот о чем я порой себя спрашиваю. Ты следишь за моими рассуждениями?

ЭСТРАГОН. – Мы все рождаемся без царя в голове. А некоторые такими и остаются.

ПОЦЦО. – Помогите, я дам вам денег!

ЭСТРАГОН. – Сколько?

ПОЦЦО. – Сто франков.

ЭСТРАГОН. – Этого мало.

ВЛАДИМИР. – Я бы не сказал.

ЭСТРАГОН. – По-твоему, этого достаточно?

ВЛАДИМИР. – Нет, я бы не сказал, что появился на свет без чего-то там в голове. Но вопрос в другом.

ПОЦЦО. – Двести.

ВЛАДИМИР. – Мы ждем. Мы скучаем. (Поднимает руку.) Нет, не возражай, мы умираем от скуки, это не обсуждается. Но тут… тут созревает развлечение, и что мы делаем? Смотрим, пока оно сгниет. Вперед, за работу. (Подходит к Поццо, останавливается.) Через минуту все развеется, мы снова останемся одни в этой глуши. (Грезит.)

ПОЦЦО. – Двести!

ВЛАДИМИР. – Мы идем!

Он пытается поднять Поццо, не может, возобновляет попытки, запутывается в багаже, падает, пытается подняться, не может.

ЭСТРАГОН. - Что там с вами со всеми?

ВЛАДИМИР. – На помощь!

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР. – Не бросай меня. Они меня убьют!

ПОЦЦО. – Где я?

ВЛАДИМИР. – Гого!

ПОЦЦО. – Сюда!

ВЛАДИМИР. – Помоги!

ЭСТРАГОН. – Я пошел.

ВЛАДИМИР. – Сначала помоги мне. А потом уйдем вместе.

ЭСТРАГОН. – Обещаешь?

ВЛАДИМИР. – Клянусь!

ЭСТРАГОН. – И мы никогда больше сюда не вернемся.

ВЛАДИМИР. – Никогда!

ЭСТРАГОН. – Мы отправимся в Арьеж.

ВЛАДИМИР. – Куда захочешь.

ПОЦЦО. – Триста! Четыреста!

ЭСТРАГОН. – Мне всегда хотелось побродить по Арьежу.

ВЛАДИМИР. – Ты по нему побродишь.

ЭСТРАГОН. – Кто из вас навонял?

ВЛАДИМИР. – Поццо.

ПОЦЦО. – Я это, я! Сжальтесь!

ЭСТРАГОН. – Фу, гадость.

ВЛАДИМИР. – Быстрее! Быстрее! Дай руку!

ЭСТРАГОН. – Я пошел. (Пауза. Громче.) Я пошел.

ВЛАДИМИР. – В конце концов, я и сам поднимусь. (пытается подняться, снова падает.) Рано или поздно.

ЭСТРАГОН. – Что с тобой?

ВЛАДИМИР. – Да пошел ты.

ЭСТРАГОН. – Ты остаешься?

ВЛАДИМИР. – Пока да.

ЭСТРАГОН. – Ну хватит, поднимайся, а то простудишься.

ВЛАДИМИР. – За меня не беспокойся.

ЭСТРАГОН. – Послушай, Диди, не упорствуй. (Протягивает руку Владимиру, который спешит за нее ухватиться.) Давай, поднимайся!

ВЛАДИМИР. – Тяни!

Эстрагон тянет, оступается, падает. Долгое молчание.

ПОЦЦО. – Сюда!

ВЛАДИМИР. – Мы здесь.

ПОЦЦО. – Кто вы?

ВЛАДИМИР. – Люди.

Пауза.

ЭСТРАГОН. – До чего все-таки





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.