Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Глава II «Исследование политико-правовых основ возрождения казачества в современных условиях»





 

Однако в советский период казачество было лишено социально-правового статуса сословия, пережило неоднократные реорганизации административно-территориального устройства региона, разрушившие традиционные формы местного казачьего самоуправления, а также массовые репрессии расказачивания. Вследствие этого оно утратило некоторые существенные признаки социальной организации, политико-правового и административно-территориального оформления.

Демократические преобразования нашего общества, начатые горбачевской перестройкой в 1985 г., создали социально-психологические, политические и правовые предпосылки для реализации запросов населения на укрепление гражданских прав и свобод народов России, их приведение в соответствие с международными стандартами.

В 1989 г Верховный Совет РСФСР принял Декларацию прав и свобод человека и гражданина, которая соответствует Всеобщей декларации прав человека. Эти документы создали реальные правовые условия для активизации социокультурных и национально-патриотических движений народов, репрессированных в годы сталинизма.

14 ноября 1989 г. Верховный Совет СССР принял Декларацию «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав».18

В 1991 г. общественные организации репрессированных народов добились принятия закона РСФСР «О реабилитации репрессированных народов».19 В нем содер­жатся политические оценки депортации некоторых народов России в годы Великой Отечественной войны, признана несправедливость их огульного политического опорочивания и поголовно-массового выселения, декларированы принципиально важные политико-правовые основания восстановления политического равноправия всех народов Российской Федерации.

В законе получило правовое закрепление общественное мнение о том, что казачество также является репрессированным народом. При­чем, как представляется, законодатели сделали это в не очень коррект­ной форме, дав следующее определение категории «народ»: нации, на­родности или этнические группы и иные исторически сложившиеся куль­турно-этнические общности людей, например, казачество.20



Казаки, также подвергавшиеся массовым политическим репресси­ям в советские годы, не получили реальную государственную поддержку для восстановления традиционных административно-территориальных образований,21 инициировали движение за возрождение казачества в России. Под его давлением федеральные органы государственной власти причислили казачество к репрессированным народам, что полу­чило правовое закрепление в указе Президента России от 15.06.1992 г. № 632 «О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реа­билитации репрессированных народов» в отношении казачества»22 и Постановление Верховного Совета РФ от 16.07.1992 г. №3321-1 «О реа­билитации казачества».23 Указанные документы отразили очевидную борьбу между Президентом и Верховным Советом России за общест­венную популярность в традиционных казачьих регионах.

Стремление российского Правительства выработать государственный механизм, обеспечивающий возрождение казачества, проявилось в постановлении Правительства РФ от 22.04.1994 г. №355 «О концепции государственной политики по отношению к казачеству». К сожалению, из-за необеспеченности ресурсами концепция так и осталась декларацией.

Для реализации конкретных запросов казачества, дальнейшего совершенствования деятельности казачьих формирований, государственного управления этим процессом, в 1994 г. при Президенте России был образован

Совет по делам казачества24, который в течение двух лет выполнял функции координатора взаимоотношений казачьих организаций и государственных органов как федерального, так и регионального, местного уровней.25

Указом Президента РФ от 16.04.1996 г. № 563 «О порядке при­влечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе» утверждено соответствующее Положение. В его 2-ом разделе «Виды службы», к которой привлекаются члены казачьих об­ществ, и порядок привлечения их к службе» предусмотрено, что члены казачьих обществ могут участвовать в охране общественно­го порядка с пограничной, природоохранительной, и иной служебной деятельности.26

Генеральным Штабом Вооруженных Сил Российской Федерации во исполнение этого Указа была разработана Директива № 315 К/3/1502 от 22.04.1999 г. «Об особенностях организации воинского учета членов казачьих обществ и порядок комплектования казаками соединений и воинских частей Вооруженных Сил Российской Федерации, органов о пограничных войск Федеральной пограничной службы», согласно которой были разработаны методические указания по комплектованию казаками соединений и воинских частей, а также определен перечень соединений и воинских частей Вооруженных Сил Российской Федерации, подлежащих комплектованию членами казачьих обществ (смотри приложение таблица № 6).

Дополнительные мотивационные меры для более активного привлечения казаков к государственной и иной общественно-полезной предусматривались в указе Президента РФ от 16.04.1995 г. № 564 «Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим обществам и их членам, на обязательства по несению государственной и иной службы».27

Для реализации поручений, изложенных в Указе Президента РФ, принималось специальное постановление правительства России от 18.01.1999 г. № 67 «О Федеральной целевой программе государственной поддержки казачьих обществ, в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации на 1999-2000 годы»28 и ряд краевых правовых актов. К их числу отно­сятся постановление государственной Думы Ставропольского края от 30.05.1996 г. № 370-29 ГДСК «О Положении о порядке предостав­ления земельных участков казачьим обществам в Ставропольском крае»29 и постановление губернатора Ставропольского края от 25.03.1999 г. № 161 «О государственной поддержке казачьих обществ Ставропольского края, внесенных в государственный реестр казачьих обществ Российской Федерации». В бюджете Ставропольского края были предусмотрены денежные средства для предоставления ссуд на возвратной основе казачьим крестьянско-фермерским хозяйствам (смотри приложение таблица № 7).

В 1996 г. вместо Совета по делам казачества при президенте РФ создано по-военному хорошо организованное Главное управ­ление казачьих войск при Президенте Российской Федерации (ГУКВ).30 Оно состояло из трех отделов со штатной численностью 32 человека.31

ГУКВ проводило большую организационную работу по фор­мированию российского казачества, разрабатывало проекты нор­мативных актов по актуальным проблемам казачьего движения. Только за 1996-1998 гг. ГУКВ подготовило и передало на подпись Президенту РФ проекты 26 указов и распоряжений, касающихся казачества. Для их реализации федеральные министерства и ведомства издали около 20 нормативных актов, обеспечивающих механизм привлечения казаков к государственной службе.32

К 1998 г. стало ясно, что для дальнейшего улучшения работы государства с казачеством необходимо значительно повысить статус ГУКВ до уровня федерального органа с правами министерства или государственного комитета. С этой целью 12 февраля 1998 г. РФ подписал указ №162 «О мерах по совершенствованию структуры Администрации Президента Российской Федерации», согласно которому ГУКВ выводилось из состава Администрации Президента РФ и было постановлено считать его государственным органом при Президенте России для осуществления функций федерального органа по выработке единой государственной политики по возрождению российского казачества.33 Эта реоргани­зация могла значительно повысить возможности ГУКВ в решении казачьих проблей. Но указ Президента РФ был исполнен лишь частично. Как свидетельствует Т.В. Таболина, против придания Главному управлению казачьих войск статуса федерального государственного органа выступил С. В. Кириенко, занимавший в то время должность Правительства РФ. Он не подписал документы, необходимые для реорганизации и оно не было включено в указ РФ от 30.04.1998 г. № 384 «О структурах федеральных органов исполнительной власти». Искусственно созданная таким образом ситуация положения ГУКВ в политической подрывала основы энергично начавшегося процесса создания государственных структур, целенаправленно занижающихся организацией государственной службы реестровых казаков.31

Но возрождение казачества к тому времени стало необратимым процессом. Для его продолжения объективно требовался единый федеральный координирующий центр. Мнение об этом уже укрепилось в общественном сознании. Компромиссом стало при­нятое 7 августа 1998 г. решение об образовании нового специали­зированного казачьего федерального органа в форме Управления Президента России по вопросам казачества (УПВК).32 Его начальником назначен потомственный казак, генерал армии, Герой России П. С. Дейнекин, что повышало авторитет нового государственного органа среди казачьей общественности и в государственной аппа­рате. Однако по сравнению с ГУКВ объем полномочий нового управления значительно уменьшился, численность аппарата со­кратилась вдвое. Эти обстоятельства снизили возможности управления в решении казачьих проблем.33

К сожалению, современная нормативно-правовая база федерального законодательства и механизм взаимодействия государства с казачеством не имеют однообразного подхода к правовому регулированию процесса возрождения казачества, обеспечения его хозяйственной и иной государственной деятельности. Для преодоления такого состояния специальный федеральный о который способен устранить противоречия законодательства, создать реальные условия для несения государственной и иной службы, обеспечения надежной и социальной защиты казаков, выполняющих служебные обязанности.

Именно о необходимости такого закона говорил вновь назначенный советник Президента РФ, Герой России, Трошев Геннадий Николаевич.

В связи с несовершенством федерального законодательства и его отставанием от актуальных запросов казачества разработкой нормативно-правовой базы для его возрождения занимаются также республиканские, краевые, областные органы государственной власти, расположенные в местах компактного проживания казаков.

При этом обнаружилась закономерность: казачье движение возрождается активнее там, где получает поддержку со стороны населения и органов государственной власти. Таким критериям со­ответствует Ставропольский край. Он территориально приближен к Чеченской Республике и другим конфликтогенным, «горячим точкам» Северного Кавказа, где имеется реальная угроза жизни рус­скому, казачьему населению.34

На Ставрополье иммигрирует значительная часть вынужденных переселенцев, беженцев из северные и центральных «казачьих» районов Чечни и других национально-государственных образований, расположенных в «горной» зоне Северного Кавказа. Русский народ и его передовой отряд - казаче­ство - всегда выступали стабилизирующим фактором в регионе и вносили огромный вклад в создание материальных и культурных общенациональных ценностей, в современных условиях оказались в бедственной положении вследствие разрушения наукоемких и высокотехнологичных отраслей промышленности, крупных сель­скохозяйственных товаропроизводителей, где они в основном ранее трудились. Имеются многочисленные факты массовых убийств и истязаний русскоязычного населения в Чеченской Республике исключительно по признаку национальной принадлежности к «нечеченцам». Это указывает на потерю влияния не только русской, нации, но и всего российского государства на социально-политические процессы в некоторых частях Северо-Кавказского региона.35

Беженцы привносят в массовое сознание жителей Ставрополья компонент тревоги, отражающий пережитые ими беды, последствия «парада суверенитетов» и практически не прекращающихся кровопролитных крупномасштабных общевойсковых и специальных операций по восстановлению конституционного порядка и борьбе с терроризмом.

Материальное и психологическое состояние вынужденных переселенцев из горячих точек» учитывается органами государственной власти и местного самоуправления Ставропольского края. Они пытаются принимать адекватные меры защиты своих сограждан.

Как показывает сравнительный анализ 1993-1998, государственные органы Ставропольского края разрабатывали правовые основы возрождения казачества в более быстром темпе, чем это делал федеральный центр и некоторые другие субъекты Российской Федерации.

При организации нормотворческого процесса Государственная и Губернатор края учитывают не только пожелания избирателей, но и реально наблюдаемые негативные последствия массовой вынужденной иммиграции населения в Ставропольский край. По мнению губернатора Ставропольского края А.Л. Черногорова, неуправляемая миграция в значительной мере влияет на состояние общественной безопасности, резко обостряет межнациональные отношения. Значительный приток вынужденных мигрантов осложняет жилищные проблемы, приводит к росту цен на жилье и продукты питания, перегрузке социально-культурной инфраструктуры, прежде всего, образовательных школ.

При этой правоохранительные органы отмечают рост преступлений, совершенных мигрирующими преступниками и преступными группировками.

Стихийная миграция ведет к сокращению доли русских жителей в структуре населения. За последние 18 лет в крае она уменьшилась с 88 до 83 процентов и сохраняет устойчивую тенденцию к понижению.36

В свою очередь, Ставрополье более 10 лет живет в состоянии необъявленной террористами войны. Сопредельные с Чеченской Республикой южные районы края с конца 80-х годов подвергались неоднократным «набегам» чеченских бандитов, которые не только воровали, скот и имущество, но и убивали мирных граждан, захватывали заложников с целью получения выкупа.

Не получив достойного сопротивления правоохранительных органов, бандиты участили свои нападения, сделали их регулярными. Попытки местной милиции организовывать противодействие бандитам объективно были мало результативными, приводили к новым человеческим жертвам. Только в казачьей роте патрульно-постовой службы станиц Галюгаевской и Стодеревской Курского района за последние годы погибли 9 казаков-милиционеров.37

Казачьи общества признают недостаточность мер федеральных государственных органов, выражают обоснованную тревогу по поводу их неэффективности, настойчиво добиваются принятия краевых и местных нормативных актов; регулирующих миграционные процессы, готовность участвовать в их реализации. Однако до настоящего времени эффективные политико-правовые и социально-экономические механизмы миграционной политики для Северо-Кавказского региона, Ставропольского не разработаны. Это приводит к тому, что в экстремальных ситуациях обострения межнациональных отношений казачество действует стихийно, излишне эмоционально, незаконно проводит проверки соблюдения паспортного режима и другие правоохранительные меры, не предусмотренные законодательством.

В пределах своих полномочий органы государственной власти восполняют «пробелы» федерального законодательства посредством разработки и принятия краевых законов, постановлений главы администрации (Губернатора) края, создающих правовые основы местной самообороны населения и привлечения казачества к охране общественного порядка.

29 апреля 1993 г. малый Совет краевого Совета народных депутатов принял решение о пакете нормативно-правовых документов, регламентирующих организацию и деятельность казачества в Ставропольском крае. Этот пакет включал Типовой устав казачьего общества, положение о наделении казачьих обществ землей, Временное положение о местном референдуме по установлению казачьего местного самоуправления в населенных пунк­тах Ставропольского края, решение об освобождении казачьих обществ от налога в краевой бюджет.38

Постановлением главы администрации края от 11.11.1993 г. «О наименовании органов местного самоуправления в сельских населенных пунктах на территории компактного проживания казачества» предусматривалось, что в населенных пунктах, до 1917 г. являвшихся казачьими станицами и хуторами органы местного самоуправления именуются станичными (хуторскими) кругами, а главы органов местного самоуправления - атаманами.39

Для финансовой поддержки казачьего движения Государственная Дума Ставропольского в сентябре 1994 г. создала краевой внебюджетный фонд «Возрождение казачества».40 (смотри приложение таблица № 8)

С учетом запросов казачьих обществ и предложений краевых министерств и ведомств, Государственная Дума Ставропольского края

разработала и в мае 1996 г. утвердила "Положение о казачестве в Ставропольском крае».41

В первом пункте определено, что «казачество - исторически сложившаяся культурно-этнический общность людей в составе населения Ставропольского края, имеющая самобытные традиции, обычай, культуру, хозяйственный уклад, православную религию и строящая взаимоотношения с органами государственной власти Ставропольского края на основе индивидуального и коллективного выполнения обязательств по несению различных видов государственной службы».42

Предпосылки для более активного привлечения казаков к го­сударственной и иной, в том числе правоохранительной, службе, созданные Положением о казачестве в Ставропольском крае, не были реализованы в полном объеме и из-за слабого их организа­ционного, материального обеспечения краевыми и местными орга­нами государственной власти; а также из-за отсутствия реальной поддержки федерального центра, декларированной в ряде феде­ральных документов. Несмотря на это, Положение создало необходимые нормативно-правовые предпосылки возрождения казачества в крае и его привлечения к государственной службе.

Для создания политико-правовых и экономических условий возрождения казачества на Ставрополье за последние годы были приняты постановление главы администрации Ставропольского от 28.08.1996 г. № 65-р «О мерах по формированию целевого земельного фондам».

Правовые акты, принятые государственными органами края, не обеспечивали потребности движения за возрождения каза­чества. Поэтому на совещании в правительстве Ставропольского края 14 июля 1996 г., посвященном перспективам возрождения казачества, констатировалось: «Опыт практической работы в по­следние годы показал, что в существующееправовое поле, во многом унаследованное от недавнего прошлого, не вписываются. Для дальнейшего продвижения срочно необходим закон о Российском казачестве.

Попытки принять закон о российском казачестве предпринимались неоднократно как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов Российской Федерации. К сожалению, они не увенчались успехом.

Отставание законотворческого процесса от реальных потребностей общества заставляет казачество самостоятельно искать решение актуальных проблем своего возрождения. В связи с этим примечательно замечание начальника управления Президента РФ по вопросам казачества генерала армии П. С. Дейнекина, высказанное им на заседании координационного совета по делам казачества при Полномочном представителе Президента РФ в Южном федеральном округе (Ставрополь, 24.04.01 г.). Говоря о проблемах законодательного обеспечения процесса возрождения казачества, он заявил: «Там, где атаман и правление не занимаются демагогией, а занимаются делом, им хватает нормативно-правовой базы, которая содержит 120 нормативно-правовых актов… Так что вы сами не робейте и не ждите, когда федералы решат. …там чиновник гораздо сильнее, но он не понимает ситуации, которая сложилась на передовой. Он не ползал здесь вдоль Терека, не хоронил казаков ни в Стародеревской, ни в Галюгаевской, не видел перерезанные горла у мирных жителей…».43

Казаки Терского Казачьего Войска стараются не только использовать имеющуюся нормативно-правовую базу, но и добиваться ее совершенствования, приведения в соответствие с актуальными потребностями потомков казаков и процесса возрождения казачества в России.


Заключение

 

Проведенное исследование возрождения российского казачества на Северном Кавказе выявило нелинейный характер многоэтапного развития этого социально-политического процесса, направленного на восстановление в структуре российского общества социальной общности, идентифицирующей себя с казачеством. Как народом, репрессированным советским государством. Политические репрессии прервали генезис казачества как субэтноса и социально-политического института, имевшего в дореволюционной России форму военно-земледельческого полупривилегированного сословия, выполнявшего ответственные ответственные государственные функции (смотри приложение таблицы №№ 1-5).

В современных условиях можно подводить только предварительные, промежуточные итоги возрождения российского казачества. Этот долговременный процесс продолжает динамично развиваться и, очевидно, в ближайшее время проявит новые качества, факторы, движущие силы. Для их описания и выявления динамических характеристик, естественно, потребуются дополнительные изыскания.

Основополагающими факторами процесса возрождения казачества в современных условиях являются: организация государственной и иной службы казачьих обществ, развитие традиционной казачьей экономики, построенной на основе коллективного землепользования, а также укрепление и развитие традиций образования и воспитания.

Для формирования и мобилизации выявленных факторов возрождения российского казачества в современных условиях требуется система социально-политических и иных государственных и общественных институтов, способных осуществлять эффективные межэлементные связи – отношения в соответствии с нормативно-правовыми предписаниями.

В современных условиях государственно-общественный механизм возрождения российского казачества имеет неустойчивую структуру, элементы которой создаются и упраздняются, количественно и качественно изменяются, трансформируются в новые формы в соответствии с основными законами диалектики.

Появление в механизме новых социальных элементов или изменение выполняемых функций вызывает необходимость модернизации всей системы или отдельных ее подсистем. В свою очередь, утрата по объективным причинам или насильственное волюнтаристское упразднение какого-либо элемента механизма может привести к всеохватывающему системному кризису, из-за которого процесс возрождения казачества способен изменить динамику, прерваться или реверсировать.

Как показывает анализ, в государственно-общественном механизме возрождения российского казачества отсутствуют или недостаточно представлены организационно-исполнительские структуры, специально занимающиеся взаимодействием государственных органов и ведомств с казачьими обществами и организациями. Но и некоторые ранее созданные элементы механизма в последнее время стали утрачиваться, а принятые нормативные акты – устаревать, вступать в противоречие с новыми федеральными законами.

Недостатки структуры механизма государственного управления процессом возрождение казачества привели к тому, что многие политико-правовые документы не выполняются и запросы казачества не реализуются. Поэтому государство и гражданское общество должны восстанавливать утраченные элементы или перераспределять их функции между другими участниками процесса возрождения российского казачества.

Анализ показывает, что государство пока не смогло реализовать взятые и документально зафиксированные обязательства по реабилитации казачества, как репрессированного народа, во многом из-за того, что государственным органам, их руководителям не хватает не только материально-финансовых ресурсов, но и воли, настойчивости.

Изучение основных этапов возрождения казачества в современных условиях показывает, что этот процесс в последние годы утратил активность, перешел в режим малопродуктивного функционирования. На годы растянулось решение проблем оформления казаков на государственную и иную службу.

Федеральные органы не решили проблемы правового статуса и социальной защиты казаков, добровольно участвующих в деятельности отрядов местной самообороны, правоохранительных казачьих дружин и муниципальных гвардий, пограничной стражи и т. п. Это привело к сокращению численности казаков, на регулярной основе участвующих в обеспечении региональной безопасности и общественного порядка.

Казаки, проживающие в «горячих точках» Северного Кавказа, все настойчивее выражают запросы на вооружение членов казачьих добровольных правоохранительных дружин, отрядов местной самообороны для самозащиты населения в Чечне, граничащих с ней районах Ставрополья и Дагестана, и других территориях, где имеется серьезная угроза жизни населения. Такие запросы казаков, естественно, вызывают осторожную реакцию Государственных органов, которые под предлогом недопущения межэтнических конфликтов фактически оставляют без защиты казачество и другие «нетитульные народы» в республиках Северного Кавказа для сохранения внешне благополучной обстановки «ни мира, ни войны». Результатом такой «политической осторожности» стал массовый исход русскоязычного, казачьего населения из Чечни и других северокавказских республик.

Казачья экономика, призванная консолидировать казаков и привлекать их для решения актуальных социально-экономических проблем, не получает необходимую материально-финансовую поддержку, обещанную руководящими государственными органами. Существенные недостатки обнаруживаются в реализации решений о выделении земельных наделов для казачьих обществ и фермерских хозяйств. Это осложняет развитие казачьей экономика, которая потенциально может служить материальной основой саморазвития казачьего движения.

Сегодня актуализируется социально-политическая потребность в формировании четко определенной структуры единой казачьей общности, которая имеет отдельные неоднородные элементы в форме «самостоятельных» казачьих общественных объединений граждан, идентифицирующих себя с казачеством. Их потенциал, например, в Ставропольском крае недостаточно используется в интересах возрождения казачества и государства.

Практика показывает, что без реальной государственной поддержки казачество не способно самостоятельно решить все проблемы своего возрождения. Поэтому в казачьих обществах и организациях отмечается рост социальной напряженности, обнаруживается из политизация.

Научно обоснованная адекватная оценка места и роли казачества в реализации проблем Северного Кавказа, своевременное выполнение требования населения об организации местной самообороны в районах, граничащих с Чеченской республикой, может радикально изменить тенденции появления в крае и регионе националистических, экстремистских общественно-политических формирований, прекратить попытки вовлечения в них казаков. Поэтому, органы государственной власти и правопорядка должны активизировать сотрудничество с казачеств, использовать его созидательный потенциал для решения актуальных проблем края и региона при одновременном удовлетворении социально значимых запросов как казаков, так и других социальных групп.

Несоответствие механизма возрождения казачества социально-политическим запросам на полную реабилитацию казачества обнаруживает потребность в модернизации этого механизма посредством формирования на всех его уровнях взаимосвязанных и эффективно взаимодействующих государственных и общественных формирований, нацеленных на создание государственно-общественного института российского казачества, организацию его государственной и иной службы, возрождение самобытной казачьей духовной культуры. Очевидно, для этого необходимы конкретные действия по привлечению казачьих обществ к активной государственной общественно-значимой службе.

В свою очередь, казачьим общества предстоит перейти к более активной деятельности по самореализации проблем, связанных с полной реализацией казачества. Для этого нужна долговременная стратегия решения казаками своих интересов с частичным участием органов государственной власти и местного самоуправления. Такую стратегию казачьи общества могут выработать не «методом проб и ошибок», а только на основе материалов комплексного исследования проблем возрождения российского казачества в современных условиях и разработки научно обоснованной модели государственно-общественного механизма его обеспечения. Такой механизм, как показало исследование, пока имеет большое количество недостатков.

Вероятно, дальнейшее возрождение российского казачества возможно при действительно заинтересованном отношении к нему органов государственной власти и местного самоуправления, с одной стороны, и при одновременном повышении активности казачьих обществ в делах, одобряемых государством и обществом, с другой стороны. Именно такое взаимовыгодное сотрудничество государственных органов и казачьих обществ, как элементов гражданского общества, способно обеспечить дальнейшее возрождение российского казачества. В противном случае, отсутствие фактора государственной и иной, приравненной к ней службы, в ближайшие годы может привести казачество к состоянию социально-культурной общности, отличающейся от других групп населения только общностью субкультуры и горькими воспоминаниями о нереализованных в современных условиях предпосылках полнокровного возрождения казачества в социально-политической структуре общества.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Авксентьев В. А. Этническая конфликтология: В поисках научной парадигмы. Ставрополь. 2001.

2. Арсеньева М. Казачьи районы Чечни должны оставаться казачьими // Казачий Терек. 2001. №1 (32)

3. Ауский С. Казаки. Особое сословие. Санкт-Петербург, 2002.

4. Белозеров В. С. Этнодемографические процессы на Северном Кавказе. Ставрополь, 2000.

5. Бердяев Н. А. Философия неравенства. М., 1990.

6. В тисках проблем. Из доклада губернатора Ставропольского края А. Л. Черногорова на расширенном заседании совета по экономической и общественной безопасности, состоявшегося 30 января 1999 года // Казачий Терек. 1999. №2 (7).

7. Заседателева Л. Б. Терские казаки. М., 1974.

8. Караулов М. А. «Терское казачество в прошлом и настоящем». Пятигорск, 2002

9. Лубский А. В. Северный Кавказ – периферия Российской цивилизации // Научная мысль Кавказа.-2000.-№ 2.

10. Масалов А. Г. Возрождение казачества на Северном Кавказе в конце XX- начале XXI веков. Ставрополь, 2002

11. Масалов А.Г. Современное казачество на охране региональной безопасности и общественного порядка. Ставрополь, 2001

12. О Главном управлении казачьих войск при Президенте Российской Федерации. Указ Президента РФ от 20.01.1996 г. №67 // Собрание законодательства РФ. 1996. №4.

13. О мерах по реализации Закона Российской Федерации «О реабилитации репрессированных народов» в отношении казачества. Указ Президента РФ от 15.06.1992 г. №632 // Росс. газета. 1992. 22 июня.

14. О мерах по совершенствованию структуры Администрации Президента Российской Федерации. Указ Президента РФ от 12.02.1998 г. // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №7.

15. О пакете нормативных актов, регулирующих организацию и деятельность казачества в Ставропольском крае. Решение малого Совета Ставропольского краевого Совета народных депутатов от 29.04.1993 г. № 40

16. О Положении о казачестве в Ставропольском крае. Постановление Государственной Думы Ставропольского края от 30.05.1996 г. № 370-29 ГДСК // Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 1996. № 6.

17. О Положении о порядке предоставления земельных участков казачьим и обществам в Ставропольском крае. Постановление государственной Думы Ставропольского края от 30.05.1996 г. №371-29 ГДСК // Сборник законов и других правовых актов Ставропольского края. 1996. № 6.

18. О порядке привлечения членов казачьих обществ к государственной и иной службе. Положение о привлечении членов казачьих обществ к государственной службе. Указ РФ от 16.04.1996 г. №563 // Росс. газета. 24.04.1996

19. О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению, и обеспечении их прав. Декларация Верховного Совета СССР от 14.11.1989 г. №772 -1 // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. 1989. №23.

20. О реабилитации казачества. Постановление Верховного Совета РФ от 16.07.1992г. №3321-1 // Росс. газета. .1992. 23 июля.

21. О реабилитации репрессированных народов. Закон РФ // Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета РСФСР. 1992. №12.

22. О Совете по делам казачества при президенте Российской Федерации. Указ Президента РФ от 1.07.1994 г. № 1389 // Собрание законодательства РФ. 1994. № 10.

23. О создании краевого внебюджетного фонда «Возрождение казачества». Постановление Государственной Думы Ставропольского края от 29.09.1994 г. // ВАПСК

24. О Федеральной целевой программе государственной поддержки казачьих обществ, включенных в государственный реестр казачьих обществ в Российской Федерации на 1999 – 2001 годы. Постановление правительства РФ от 21.07.1999 г. № 839 // Собрание законодательства РФ. 1999. №30.

25. Об Управлении Президента Российской Федерации по вопросам казачества. Указ Президента РФ от 7.08.1998 г. №920 // Собрание законодательства Российской Федерации. 1998. №32.

26. Об экономических и иных льготах, предоставляемых казачьим обществам и их членам, взявшим на себя обязательства по несению государственной и иной службы. Указ Президента РФ от 16.04.1996 г. № 564 // Собрание законодательства РФ. 1996. № 17.

27. Повышать удельный вес казачества в охране границы и общественного порядка // Казачий Терек. 2001. №5 (36).

28. Поздняков А. Необратимый характер // Казачий Терек. 1999. №2 (7).

29. Попов С. Национальная политика на Северном Кавказе // Казачий Терек. 1999. №2 (7).

30. Потто В. А. Два века Терского казачества. Ставрополь, 1991.

31. Русских - в жертву… (о возрождении казачества на Северном Кавказе) // Юрид. газета. 1992. № 43.

32. Рязанцев С. В. Демографическая ситуация на Северном Кавказе // Социологическое исследование.-2002.-№ 1.

33. Таболина Т. В. Государство и казаки: опыт взаимодействия. - Ростов-н/Д., 2001.

34. Щит Отчизны // Казачий вестник. 2001. №1 (51).


ПРИЛОЖЕНИЯ:

 

Таблица № 1

ВЕДОМОСТЬ ДОХОДОВ

станичных обществ Терского войска за 1910 г.

ОТДЕЛЫ

От аренды общественных земель От найма общественных земель От налогов за рыбную ловлю Сбор за выпас скота Кирпичные, черепичные и др. заводы Сборы с базаров и ярмарок Посаженной платы и др. сборов с иногородних Прочие доходы ИТОГО

 

Р  У  Б  Л  Е  Й

Пятигорский 177701 370 - 2484 5969 9189 22043 127931 345681
Моздокский 107524 485 4400 2285 5144 12011 3186 60305 191685
Сунженский 110434 1171 186 1014 1450 3450 7632 61516 186933
Кизлярский 300927 290 1722 3950 212 1459 1298 66865 376723
ИТОГО 696586 2316 2348 9733 13113 26149 34159 316618 1101022

 

Таблица № 2

ВЕДОМОСТЬ РАСХОДОВ

станичных обществ Терского войска за 1910 г.

ОТДЕЛЫ





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.