Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

РОДИТЕЛИ – ПРЕПОДАВАТЕЛИ




Именно мой богатый папа часто упоминал Квадрант денежного потока, когда я был еще мальчиком. Он объяснял мне различие ме­жду тем, каким должен быть человек для достижения успеха в левой стороне, и каким – для успеха в правой стороне. Но поскольку я был молодым, то действительно не уделял много внимания тому, что он сказал. Я не понимал различия между мышлением служащего и спо­собом мышления владельца собственного бизнеса. Я только учился в школе.

Все же я слышал его слова, и скоро его слова стали обретать смысл. Наличие двух динамических и успешных отцов привело к по­ниманию того, что каждый из них говорил. Наблюдая за тем, что они делали, я начал замечать различие между «Е-S» секторами квадранта и «В-I». Сначала различия были едва заметными, но затем они стали явными.

Например, один болезненный урок, который я понял в детстве, был такой: я видел, сколько времени один папа имел возможность проводить со мной, и сколько другой. Поскольку успех и выдающее­ся положение росли, становилось очевидно, что один папа имел все меньше и меньше времени, чтобы проводить со своей женой и че­тырьмя детьми. Мой реальный папа был всегда в дороге, на каких-то встречах, или спешил в аэропорт, чтобы добраться до места проведения встреч. Чем более успешным он становился, тем реже мы обеда­ли вместе. Уик-энды он проводил дома в своем небольшом кабинете, погрузившись мыслями в документы.

Мой богатый папа, наоборот имел все больше свободного време­ни, поскольку его бизнес рос. Причина, по которой я узнал так много о деньгах, финансах, бизнесе и жизни была простой; мой богатый папа все свободное время отдавал для своих детей и для меня.

Другой пример: оба папы, зарабатывали все больше денег, по­скольку они стали успешными, но мой родной папа, образованный, больше погружался в долги. Он работал еще больше, и внезапно ока­залось, что должен платить еще больший подоходный налог. В то время его банкир и бухгалтер посоветовали ему купить большой дом, на так называемых льготных условиях. Мой папа последовал их со­вету и купил большой дом, и скоро должей был работать больше, чтобы зарабатывать еще больше денег, ведь надо было оплачивать новый дом..., который все более отдалял его от семейства.

Мой богатый папа жил иначе. Он делал все больше и больше де­нег, но платил меньше налогов. Он также имел банкиров и бухгалте­ров, но не слушал советов, подобных тем, которым последовал отец.

 

ГЛАВНАЯ ПРИЧИНА

Все же главной причиной, которая не позволила мне оставаться в левой стороне квадранта, стало то, что случилось с моим образован­ным, но бедным папой на пике его карьеры.

В начале 1970-х я был уже выпускником колледжа и в штате Фло­рида посещал курсы пилотов для работы в составе морского корпуса во Вьетнаме. Мой образованный папа был теперь уже руководителем департамента образования штата Гавайи и членом команды губерна­тора. Однажды вечером мой папа позвонил мне на базу, где я прохо­дил обучение.

· – Сын, – сказал он. – Я собираюсь уходить с работы и баллотиро­ваться на пост вице-губернатора штата Гавайи от Республиканской партии.

Я сдержал волнение и затем спросил: «Ты собираешься баллоти­роваться, выставляя свою кандидатуру против твоего босса?»

– Да, – ответил он.

– Почему? – спросил я. – Республиканцы же не имеют шансов на победу на Гавайях. Демократическая партия и профсоюзы там слиш­ком сильны.

– Я знаю, сын. Я тоже знаю, что у нас нет шансов на победу. Су­дья Сэмюэль Кинг будет кандидатом в губернаторы, а я – кандида­том на пост вице-губернатора.

– Почему? – спросил я снова. – Почему ты идешь против своего босса, если знаешь, что проиграешь?

– Моя совесть не позволяет мне поступить по-другому. Игры, в которые играют эти политические деятели, тревожат меня.

– Ты говоришь, что они коррумпированы? – спросил я.

– Я не хочу говорить этого, – сказал мой родной папа. Он был че­стным человеком и редко высказывался плохо о других. Он всегда был дипломатичным. Все же я по его голосу понял, что он был сер­дит и расстроен, когда говорил: «Я могу только сказать, что моя со­весть беспокоит меня, когда я вижу то, что происходит вокруг. Я не могу жить в ладу с собой, если я должен закрывать глаза и ничего не делать. Моя работа и зарплата не столь важны, как моя совесть».

Я понял, что он уже принял решение. «Желаю удачи, – сказал я спокойно. – Я горжусь твоей храбростью и тем, что я твой сын».

Мой папа и Республиканская партия потерпели поражение, как и ожидалось. Переизбранный губернатор выдал распоряжение, из кото­рого следовало, что мой папа не должен работать в правительственных учреждениях штата Гавайи. И отец подчинился. В возрасте 54 лет мой папа вынужден был искать работу, а я направлялся во Вьетнам.

В солидном возрасте мой папа начал поиски новой работы. За ко­роткое время он сменил несколько рабочих мест на высоких должно­стях с низкой оплатой. Он работал на руководящих постах, был ис­полнительным директором и менеджером, но больших прибылей не получал.

Он был высоким, красивым, умным и динамичным человеком, в котором больше не нуждался тот мир, который он знал – мир прави­тельственных служащих. Он несколько раз пробовал начинать собст­венный небольшой бизнес. Некоторое время он работал консультан­том и даже купил известную франчайзинговую компанию, но потер­пел неудачу. Поскольку отец стал старше, ему стоило больших уси­лий начать все сначала. Его недостатки становились даже более яв­ными после каждой деловой неудачи. Он был успешным «Е», про­бующим выжить как «S», то есть в секторе, в котором он не имел ни опыта, ни образования, ни склонностей. Он любил мир общественно­го образования, но не мог найти способ вернуться в этот мир, ведь ему было запрещено работать в правительстве штата. В некоторых кругах это называется «числился в черном списке».

Если бы не социальное обеспечение и бесплатная медицинская по­мощь, он прожил бы последние свои годы в полном бедствии. Он умер расстроенным и немного сердитым, но все же с чистой совестью.

Что же оберегало меня в тот самый тяжелый период моей жизни и предостерегало от повторения ошибки? Это была память о моем об­разованном папе, воспоминание о том, как он сидел дома, ожидая те­лефонного звонка, надеясь преуспеть в мире бизнеса, в мире, кото­ром он не знал ничего.

Это и приятные воспоминания о наблюдении за жизнью моего бо­гатого папы, который становился счастливым и более успешным, хо­тя его годы клонились к закату. Вместо заката, в возрасте 54 года у бога того папы был расцвет. Он стал богатым много лет тому назад, но теперь он становился супербогатым. О нем постоянно писали в газетах как о человеке, скупающем Waikiki и Maui. Его годы систе­матического строения бизнеса и вложения капитала были теперь оп­лачены, и он становился одним из самых богатых людей на островах.

 





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.