Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ЛЕКЦИЯ 4. ЭПОХА ПЕТРА ВЕЛИКОГО





Реформы и государство

Российская общественная система, отличительными чертами которой были корпоративность и сильное, деспотическое государство, была малоподвижной. Ее сближение с европейским типом не могло произойти путем естественной эволюции. Опыт Европы говорит об этом. Она ломала средневековую корпоративность болезненно: революции, массовые движения. Европейским тип не мог быть также итогом выбора снизу (это показала смута). Народ существовал столетиями в рамках общественной системы близкой к восточному типу. Поэтому европейский тип мог быть привнесен только сверху, путем реформ. Петр I, страстный приверженец западного рационализма и деловитости, предпринял глубокое реформирование российского общества. Он мечтал сделать Россию страной открытой, процветающей, придать ей динамизм.

Петр I оказался на престоле вместе с братом Иваном в 1682 г. Однако фактическим правителем стал в 1689 г. В 1697 г. Петр I в составе большой делегации под чужим именем отправился в Европу. Инкогнито русского царя было скоро раскрыто, а сама поездка получила название Великого посольства. Царь посетил Англию, Голландию, некоторые другие страны и проявил живой интерес ко всем сторонам жизни европейцев. Он воочию увидел колоссальную разницу между Европой и Россией того времени. По образному выражению В.О. Ключевского, Европа предстала перед ним в виде шумной и дымной мастерской с машинами, кораблями, верфями, фабриками, заводами. В то время в Европе было развито книгопечатание, выводили труды по философии и политической экономии таких классиков как Гоббс, Спиноза, книги по астрономии, естественным наукам и технике. Издавались газеты, работали театры. Петр I внимательно подмечал все, осматривал фабрики, мастерские, китобойный флот, госпитали, воспитательные дома. Посмотрел чудо тогдашней европейской техники —микроскоп Левенгука. Он был поражен развитием медицины. В анатомическом театре его восхитило искусство врача, который на трупе ребенка показал ему, как устроено внутри человеческое тело. Пораженный Петр I поцеловал труп ребенка. Русская делегация отпрянула в ужасе и в отвращении. Тогда у Петра вполне проявились деспотические качества русских царей. Чтобкг члены делегации преодолели отвращение, он заставил их кусать труп ребенка, чем привел в ужас уже медиков, ц



Что тогда было в России? Несколько железоделательных заводов (в Туле, Кашире, близ Москвы и Воронежа), несколько мануфактур (писчебумажные, стекольные, соляные и т.д.). Не тысячи, не сотни, а 20—30 на всю страну. Армии по существу не было. Она состояла из нескольких солдатских полков, стрельцов и дворянской конницы, причем плохо вооруженных. Между войнами эту армию распускали по домам, чтобы не тратить на нее государственные средства. Школы были при церквах, в которых учили грамоте и священному писанию. Да и тех было мало. Светского образования не существовало, не было национальной медицины, не было ни одного русского врача, кроме редких иноземцев. Существовала одна аптека на всю страну, и та — царская. Типография печатала в основном церковные книги: псалтырь, евангелие и т.д.

Для Европы Россия того времени была варварской державой на уровне Крымской и Ногайской "Татарии". В 1690 г. в Голландии известный географ Николае Витсоп состчкил карту России, которая называлась "Новая Ландкарта Северной и Восточной Татарии 1687 г.", а позже написал отдельную книгу "Северная и Восточная Татария", которую посвятил Петру I. Многие смотрели на Россию как на будущую колонию Европы. Один из знаменитых ученых XVIII в. Г.В. Лейбниц полагал, что будущее России — это превращение ее в колонию Швеции. Предупреждением для России была судьба Османской Турции, которая находилась на вершине могущества в XVI в., а в XVIII в. она стала добычей иностранного, в основном английского и французского капитала, который завладел внешней и в значительной мере внутренней торговлей. К концу XVIII в. Османская Турция превратилась в страну зависимую от Запада.

Петр I не хотел такой судьбы для России. Из посещения Европы он извлек следующие важные уроки.

1. Россия не сможет быть наравных с европейскими странами, не сможет сохранить независимость, если не ликвидирует разрыв в уровнях развития.

2. Развитие промышленности, торговли, напрямую зависит от уровня образования, науки, общей культуры, свободных от давления религии.

Реформы Петр I начал уже на следующий день после прибытия из-за границы. Бояре пришли поздравить царя с возвращением. Принимая поздравления, царь потребовал ножницы и начал собственноручно обрезать бороды у высшей московской знати. Этот шаг при всей внешней анекдотичности, имел глубокий смысл. Дело в том, что православная церковь на протяжении нескольких столетий создавала культ бороды. Борода считалась "Богом данным украшением для мужчины". "Русская правда", правовой кодекс Киевской Руси, предусматривала наказание за лишение человека бороды. Это рассматривалось как преступление. Не случайно, даже в наше время, если человек увлекается классическим русским православием, то он, как правило, начинает с отращивания бороды. Таким образом, стрижка бороды — это был шаг, направленный на ограничение влияния православия в повседневной практической жизни, шаг к рационализации общественного сознания.

Православная церковь расценила эти новшества как удар по своим позициям. Патриарх Адриан объявил брадобритие смертным грехом, безбородых людей называл котами, псами и обезьянами. Однако Петр I упорно менял образ и стиль жизни людей, разрушал религиозную регламентацию: одежда должна быть удобной для работы, распорядок дня определяется практическими делами, а не расписанием церковных служб. Замкнутый прапосланный мир разрушался, уступая место европейской деловитости и новому темпу жизни.

Петр I, приступая к глубоким преобразованиям, не мог не коснуться духовной сферы, положения церкви. Каково было личное отношение Петра I к религии? Его ранние годы прошли в окружении глубоко религиозных людей. Мать царя Наталья Кирилловна Нарышкина шагу не могла ступить без оглядки на религиозные установления, буквально ненавидела иностранцев (иноверцев) и не допускала их к целованию руки, хотя это требовалось по этикету. Естественно, Петр I сложился как человек верующий, приверженный православию. Однако он был категорическим противником обособления русской православной церкви, проповеди ее исключительности по сравнению с остальным христианским миром. В необходимости разрушить обособленность русского православия его еще более убедили страшные, кровавые бунты староверов в начале его царствования. Юный царь был потрясен жестокостью религиозных фанатиков.

Ему не нравилось, что церковь регламентирует повседневную жизнь: постничество, бесконечное битье поклонов перед иконами, распорядок дня, подчиненный звону церковных колоколов. У него было другое представление о роли христианства. Однажды он написал боярину Стрешневу: "Мы по заповеди Божией к праотцу Адаму в поте лица своего хлеб едим". Обратите внимание: царь считал, что главное в христианстве это проповедь активного труда (европейского типа установка на активную деятельность). "Молись и трудись", — часто повторял он и добавлял слова апостола: "...Аще кто не хощет делати, ниже да ясть". Кто не работает, тот не ест, — так сурово ставил вопрос царь, опираясь на христианские установки.

Православная церковь не только не поддерживала реформы Петра, но выступала категорически против. Бритье бород, курение табака воспринималось как крушение христианского мира. Некоторые священнослужители даже считали царя Антихристом. Любопытно, что Московское духовенство было наиболее консервативно, оно осуждало Петра I, впрочем как и значительная часть московского общества. Не случайно царь так стремился создать новую столицу. Одним из немногих церковников, которые поддерживали царя по реформированию России был новгородский митрополит Иов.

Ко времени Петра I, начала его царствования, относится появление элементов западной реформации — попытки снизу, со стороны верующих ограничить роль церкви и церковной атрибутики. Однако эти попытки были очень робкими, выглядели эпизодами, часто сводившимися к общим заявлениям против регламентирования церковью жизни человека. Любопытно, что это поддерживали, в основном, люди из низов. Известно, что фельдшер Тверитинов, который работал с полковым врачом-иностранцем, видимо протестантом по убеждениям, выступил против церковной обрядности, призвал отказаться от поклонения иконам, кресту, мощам святых и других церковных установлений. У него объявились последователи среди мастеровых, стрельцов. Эта слабая попытка освободиться от церкви была жестоко подавлена. Брадобрей Фома Иванов был казнен по приговору гражданского суда.

Петр I, узнав о расправе над русскими протестантами, был недоволен, он выступал за большую религиозную свободу. Для него было очевидно: если оставить церковь в том виде, в каком она есть, то она будет тормозом для реформ. Поэтому после смерти в 1700 г. патриарха Адриана, царь решил повременить с выборами нового патриарха. Колоссальная церковная собственность была доставлена под контроль и управление государственных органов.

Отмена выборов патриарха произвела сильное отрицательное впечатление на приверженцев русского православия. В Москве распространилось мнение, что близко нашествие Антихриста, что столица превратилась в безбожный новый Вавилон, все жители которого неизбежно погибнут. Паника среди глубоко религиозных людей была так велика, что некоторые рыли себе могилы, делали гробы, закутывались в саваны, ложились в гроб и ждали конца света. Однако Петра I это не остановило. В 1721 г. была создана государственная коллегия по управлению церковными делами — Святейший Синод Фактически патриаршество ликвидировалось, хотя официальных актов не принималось (патриаршество было восстановлено в 1917 г.). Синод занимался не только имущественными делами церкви, но и распределением епархий среди священнослужителей. Его члены назначались царем, а деятельность определялась Духовным регламентом.

Таким образом, церковь была подчинена светской власти и была обязана работать на государственные интересы. Показательно: требовалось обязательное исполнение исповеди и донесение священников властям об их содержании. Обратите внимание: никакие изменения в основах вероучения, взаимоотношениях церкви и верующих не произошли. Православная церковь была административно ограничена и законсервирована.

Надо иметь в виду. Петр I оставался верующим человеком, часто обращался к Богу в трудные моменты, но его сознание — рационально. Рациональные мотивы в его деятельности преобладали безусловно. Он был знаком с новейшими достижениями науки, техники и стремился, порой наивно, воплотить их в жизнь, в общественную организацию.

С 1 января 1700 г. в России было введено новое летоисчисление по юлианскому календарю. До этого момента страна жила в другом времени. Летоисчисление велось от сотворения мира. В соответствии с этим в России шло уже восьмое тысячелетие, а Европа вела счет от рождества Христова и жила во втором тысячелетии. В результате реформы календаря Россия стала жить в одном времени с Европой, стала ощущать себя во временном смысле частью Европы.

Будучи западником, сторонником западного рационализма, Петр I провел реформы по-азиатски, опираясь на государство. Поэтому в итоге роль государства и государственных институтов усилилась. Произошло тотальное огосударствление хозяйственной и торговой деятельности, усилилась центральная власть. Россия стала империей, а глава государства — императором. Будучи за границей, царь бывал и в английском парламенте, и в Оксфордском университете, и в Английском королевском обществе, являвшемся центром научной мысли. Если наука, достижения техники в Европе интересовали Петра I практически, с целью применения в своей стране, то английский парламент не произвел на него никакого впечатления и к парламентской системе он остался равнодушным. Петр I посетил еще раз Европу в 1717 г. в зрелом возрасте (ему было 45 лет). В Париже и в других местах он проявлял поражавшую всех любознательность. Его по-прежнему интересовали арсеналы, мануфактуры, новейшие достижения науки и техники. Но европейская демократия, индивидуализм его не интересовали. Петр I сказал однажды приближенным: "Английская вольность здесь не у места, как к стене горох. Надлежит знать народ, как оным управлять". Активно разрушая обособленность России от Европы, вводя светские порядки, Петр I был и оставался продуктом русского общества. В европейском опыте он видел лишь орудие усиления России. "Европа, — писал он, — нужна нам только на несколько десятков лет. А после того мы можем обернуться к ней задом".

Петр I, приступая к реформам, не имел четкого плана (вряд ли это было возможно!), но тем не менее, очевидно, что главным в модернизации России он видел следующее.

1. Внедрение в России рыночных отношений, предпринимательства и соответствующей им светской культуры, науки и образования.

2. Опора в проведении реформ не на инициативу людей (это потребовало бы перехода к демократическому устройству), а на государственный механизм.

Обратите внимание: демократия на Западе дала свободу личности и тем самым запустила механизм прогрессирующего саморазвития. Поскольку Петр I не видел ценности в демократии, он решил из государства сделать механизм, ускоряющий развитие. Государственная машина, созданная Петром I, рассчитана на подстегивание общества, выжимание максимальных сил и средств. Естественно, это означало, что государство применяет по отношению к обществу открытое насилие. Насилие, жестокость при Петре I имели колоссальные масштабы. Силовые элементы в государственной системе — армия, полиция, созданная Петром I, играли важную роль в гражданской жизни.

Темп преобразования России при Петре I поражает. Это ярко видно на примере законодательной активности. За 20 лет — с 1700 по 1720 гг. самим Петром и учрежденным им правительствующим Сенатом было издано 1700 законодательных актов, которые в корне меняли жизнь страны, предполагали ломку общественного устройства, экономики, культуры, всего образа жизни. В 1720—1725 гг., в последние пять лет царствования было издано 1200 законодательных актов.

Государство при Петре I модернизировалось в соответствии с новыми задачами, но не изменило своей деспотической сущности. В руках царя была сосредоточена вся полнота

законодательной, исполнительной, судебной и духовной власти. Причем деспотизм единоличной власти даже увеличился. Царь активно вмешивался во все сферы общества, в повседневную жизнь людей. Власть царя никогда не была такой полной, абсолютной. Систему власти, созданную Петром I, принято именовать абсолютизмом.

Государственная машина была усовершенствована, появился правительствующий Сенат, который являлся высшим учреждением. В своей деятельности он полностью подчинялся царю. Члены Сената назначались государем. В расчет при назначении принимались исключительно деловые качества. Создаваемый заново государственный аппарат, в основе которого имелись европейские образцы, был вписан в систему единоличной, ничем и никем неограниченной власти и превратился в военно-бюрократический механизм реализации этой власти.

Устаревшая система приказов была отменена. Введены коллегии, каждая из которых занималась определенной отраслью государственного управления: иностранных дел, военная, мануфактурная коллегия и т.д. Хотя в коллегиях устанавливался совместный (коллегиальный) принцип рассмотрения дел, все же степень централизации была крайне высокой. Создано новое административное деление. Вся страна. была разделена на восемь губерний, во главе которых были поставлены губернаторы, обладающие всей полнотой исполнительной и судебной власти на местах.

В результате реформы Россия получила большой разветвленный бюрократически-полицейский аппарат, который будет усовершенствоваться, в чем-то меняться, но в своей основе сохранится до 1917 г. При отсутствии демократии, контроля общества за властью, это открывало безграничные возможности для злоупотреблений. Петр I это понимал. Не будучи ни в малейшей степени сторонником демократии, Петр I выбрал другой путы поставил деятельность государственной бюрократии под контроль с помощью соответствующих законов. Принимаются разного рода регламенты, установления, которые детально регулируют деятельность чиновников. В силу этого государство времен Петра I называют регулярным; все действия чиновников оговорены соответствующей процедурой в регламентах.

Принятие Петром I в 1721 г. титула императора стало символом абсолютной единоличной власти монарха, опирающегося на разветвленный государственно-бюрократический аппарат.

Государство превратилось в корпоративного собственника. Собственность государства уже тогда была значительна:

— Из 200 мануфактур, созданных при Петре I, половина принадлежала государству. В основном это оружейные, судостроительные, металлургические предприятия.

— Земли, на которых жили свободные крестьяне-общинники (черносошные), были объявлены государственной собственностью. Таким образом, свободные крестьяне превратились в зависимых от государства. Их так и называли — государственные крестьяне. Их положение было значительно лучше, чем крепостных у помещиков, но все же они находились в полной зависимости от государства.

— Монополия государства на торговлю рядом товаров внутри страны (соль, табак, водка и т.д.), а также некоторые монополии на торговлю за рубежом приносили в казну значительный доход.

Наличие значительной доли собственности превращало государство в субъект экономической деятельности с преимущественными правами по отношению к другим субъектам. Государство определяло правила игры и, безусловно, в свою пользу.

Особо следует сказать о роли бюрократии. Эта роль была большой с момента возникновения и усиления Московского государства. Но с ростом империи, ее территории и населения роль бюрократии возросла, усложнилась ее структура.

Характерные черты русской бюрократии.

1. Зависимость чиновников, даже самых высших от воли и капризов монарха.

2. Строгая иерархия государственных учреждений и должностных лиц.

3. Детальная регламентация деятельности чиновников многочисленными уставами, регламентами и т.д.

Основные устои деятельности бюрократии были определены в Генеральном регламенте. Вводилось обязательство действовать в соответствии с инструкциями, регламентами и указаниями. Там же был приведен текст присяги, под которой ставили подписи как сенаторы, так и канцелярские служащие. Должностные лица и учреждения от самых высоких правительственных инстанций до самых низких были наделены особыми инструкциями и регламентами. Зависимость чиновника от государства была больше, чем в Московской Руси. В Московской Руси думные чины (особенно бояре, окольничие) обеспечивались землей и крестьянами и имели определенную экономическую независимость. Иное дело в петровской России. Сенаторы, например, как и прочие чиновники, получали жалование, а прекращение деятельности в Сенате влекло за собой и прекращение выдачи жалованья. Введение должностных жалований, усиливало, с одной стороны, заинтересованность в должности, а с другой — зависимость бюрократии от вышестоящей инстанции и императора как вершины власти.

Любопытно, что принципы коллективизма, соборности находили отражение в регламентах. В 1720 г., когда составлялся Генеральный регламент, была предпринята попытка обосновать преимущества коллегиального управления. Однако это не удалось. Зато в Духовном регламенте, определяющем деятельность коллегии по делам церкви, содержалось положение о преимуществах коллегиальной формы управления в духовной области. Выдвигалась идея замены единоличной формы правления (патриаршества) коллегиальной (Синодом). Любопытно обоснование: "Сие правление (коллегиальное — Л. С) соборное и всегдашнее, и аки всегдашний Синод или синедрион, совершеннейшее есть и лучшее, нежели единоличное правительство, наипаче же в государстве монаршем, каковое есть наше Российское"'.

На практике господствовали единоначалие и строгая должностная иерархия. Это способствовало зависимости низших служащих от высших. Строгая иерархия российской бюрократии нашла отражение в Табели о рангах, которая устанавливала 14 рангов. Вся бюрократия от коллежского регистратора до фельдмаршала и канцлера была расписана в соответствии с этой табелью. Табель — это лестница служебной иерархии. Переход со ступени на ступень строго регламентировался. Например, чтобы из "подлого" сословия перейти в дворянство надо было дослужиться по гражданской части — до восьмого ранга, по военной — до первого офицерского чина. В последующем дворянство могло стать наследственным. Интересно, что мерилом успешной работы чиновника являлось не состояние дела, а упорядоченное делопроизводство.

Однако никакие регламенты и Табели о рангах не могли спасти от того, что неизбежно в любой бюрократической системе: казнокрадства, коррупции, волокиты и т.п. Павел Ягужинский, обер-прокурор, говорил царю: "Мы все воруем, только один более и приметнее, чем другой". Чем выше чиновник, тем выше, взятки. Бороться с этим можно только путем расширения демократии, контроля общества за властью. Однако в России это было исключено. Способы борьбы со злоупотреблениями — тоже бюрократические. Вводится фискальная служба, которой было поручено негласно надзирать над всем и вся. Все граждане были обязаны "доносить". Фискалы пользовались нелестной репутацией, злоупотребляли своим положением. Доносительство часто становилось формой сведения счетов. Фискальная система, созданная при Петре I, хотя ее контрольные и ревизионные возможности расширялись, не была эффективной. Она не предупреждала преступления, а лишь регистрировала их. Фискал был даже заинтересован в совершении преступления, поскольку это давало очевидные улики. Контроль охватывал всю иерархию учреждений. Возглавлял его генерал-прокурор Сената.

Петр I, разрушая многое в старой системе Московского государства, не только не затронул корпоративность, но даже усилил ее. Были введены гильдии для купцов, ремесленники были объединены в цехи. В Западной Европе цехи как средневековый институт давно ушли в прошлое, а в России они появились при Петре I. Цехи, гильдии и т.д. тормозили личную инициативу, продолжали традиции средневековой корпоративности, которая вела к ограничениям передвижений по стране, в выборе занятий, в изменении социального статуса. Следовательно, она сдерживала возникновение рыночных отношений.

Традиционная для России общинная демократия на низовом уровне сохранялась и даже сфера ее в городах была расширена. Если в XVII в. посадская община подчинялась царскому чиновнику — воеводе, то Петр I дал посаду выборное самоуправление — земскую избу. Имущее население городов избирало для ведения городских дел магистрат. Несмотря на это демократические традиции России наибольший урон понесли при Петре I. Государственный контроль свел действенность демократии до минимума. Парадокс: шли к европейскому типу и перекрыли демократические традиции. Декабристы, А. Радищев, отдавая дань деятельности Петра I, в то же время справедливо отмечали, что он "истребил последние признаки вольности в своем отечестве".

Несмотря на то, что общество находилось под контролем государства и лишалось возможности проявлять инициативу, самостоятельность, результаты реформ, проведенных Петром I, были очень значительны. Создана новая структура государственной власти. Изменилась жизнь и быт слоев, связанных с западноевропейским укладом. Россия вошла в сообщество европейских государств. Более того, перед ней открылась возможность войти в состав держав, решающих судьбу континента.

Уже при Петре I за 20—30 лет произошли колоссальные изменения: 1) промышленность выросла в 7—10 раз (было 20—30 мануфактур, стало более 200); по металлу страна вскоре оказалась на первом месте в мире; 2) созданы крупнейшая в Европе регулярная армия, артиллерия, современный флот;

3) пробито "окно в Европу", завязаны разнообразные дипломатические и торговые связи, из-за рубежа приглашены сотни специалистов; 4) построена новая столица — Санкт-Петербург, заложены новые города, прорыты каналы.

Особо следует сказать об образовании и культуре. Почти через 600 лет после Европы Россия активно вводила светское образование. Появились инженерные, медицинские, горные, штурманские, военные, ремесленные школы, школы начального обучения. Это был колоссальный прорыв. Была образована Академия наук. Развернуто издание светских книг, прежде всего учебных: "Арифметика", "Букварь", "Грамматика Славянская" и даже славяно-греко-латинский "Лексикон" (Словарь). Печатались книги по военным, морским делам, по юриспруденции и истории, художественные произведения. Осуществлен переход от церковнославянского на новый гражданский шрифт. Создавалась светская культура, свободная от церковной регламентации. Светская живопись, театр, библиотеки — все это входит в жизнь российского общества. Выдавалось разрешение на выезд за границу для получения образования.

Однако прививалось все это очень трудно. В немногочисленные школы учеников набирали с трудом, часто под плач и крики матерей. Просвещение и культура светского характера во времена Петра I охватывали очень узкий круг людей — 0,5% населения'. Подавляющее большинство населения продолжало существовать в традициях Московского царства.

Государство выколачивало средства из общества на новое строительство, на масштабные проекты. Дело доходило до таких вещей, которые можно было бы считать анекдотом, если бы это не касалось печальной стороны человеческой жизни — смерти. В 1705 г. последовал приказ, по которому все готовые дубовые гробы в государстве надо было сдать органам власти по установленной цене. Затем эти гробы продавались по цене, увеличенной вчетверо. Таким образом, даже на смерти людей добывались средства для реформ.

Существовала ли оппозиция петровским преобразованиям? Серьезной оппозиции реформам в высших слоях российского общества не было. Это говорит о том, что необходимость реформ осознавали многие. "Три-четыре заговора" против царя среди поборников старины — это мало при таком крутом повороте. Правда с оппозицией была связана личная трагедия царя. Его сын Алексей выступил на стороне тех, кто отстаивал традиции Московского царства, и погиб в борьбе с отцом.

В низах, которые несли на своих плечах основную тяжесть реформ, протест был значительным. Число беглых крестьян к концу царствования Петра I достигло 200 тыс.. В 1705 г. началось восстание в Астрахани среди стрельцов. Поводом послужило насильственное брадобритие и обязательное ношение иноземной одежды. К стрельцам присоединились купечество и духовенство. Восставшие выступали против иноземных новшеств, в защиту православия и старых порядков. Любопытно, что восставшие для управления избрали совет старшин. Они хотели склонить на свою сторону донских казаков, но это им не удалось. Восстание было подавлено вооруженной силой.

Но более, чем иноземные нововведения, возмущал народ тяжелый государственный пресс, налоги, насилие, жесткий контроль. Бесконечные возмущения наблюдались на протяжении царствования Петра I. Особенно крупное — восстание казаков под руководством Кондрата Булавина. Однако в целом жесткая государственная система контролировала ситуацию в обществе, не давала ему в условиях, реформ пойти в разнос. Этот опыт многим политикам современной России не дает покоя. Призывы проводить реформы под жестким контролем государства раздаются постоянно. Однако надо помнить и о другой стороне: государственный контроль ведет к масштабному применению насилия, к большим человеческим потерям, медленному темпу реформ. Такой путь не дает обществу механизмов саморазвития.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2018 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.