Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Тарелка спутниковой антенны 5 глава





Отлично сделано, Сара, — услышала она голос Соломона у себя в голове.

Спасибо, — тихо сказала она. — Спасибо за помощь.

Глава 18

Странно было идти в дом на дереве, точно зная, что Сета там не будет. Аннет сказала, что тоже вряд ли сможет прийти, потому что отец хотел познакомить ее с новой домработницей, или что-то вроде этого.

Сара решила зайти в аптеку Пита и купить шоколадку. Она долго стояла перед стендом с шоколадками, выбирая, какую купить. Сначала выбрала одну, потом передумала и положила ее на место. Выбрала другую, но снова передумала. Про себя она посмеялась своей нерешительности. За свою жизнь Сара с удовольствием съела тысячи шоколадок. Но сегодня ни одна ей не нравилась.

— Ну ладно, вот ты выглядишь ничего, — сказала она, выбирая наконец «Херши» с миндалем. Она встала к прилавку, ожидая, когда Пит примет у нее деньги.

Пит стоял за аппаратом с газировкой, разговаривая с людьми, сидевшими на барных стульях. Он не замечал Сару и продолжал свой рассказ, машинально вытирая стойку.

— В общем, с младшим все вроде бы в порядке, —услышала Сара голос женщины в белом платье. —А старшему досталось больше. У него наверняка будут серьезные шрамы. Гак жалко. Он был очень красивым мальчиком. Ох уж эти дети. Ничему не учатся.

Сара оставила шоколадку на прилавке и вышла из аптеки. Она совершенно потеряла интерес ко всяким шоколадкам. Усталой походкой она направилась к дому на дереве.

Забравшись в домик, она села, прислонившись спиной к дереву и подтянув колени к груди, и опустила на них подбородок. День был по-осеннему теплым, и звуки ветра, шуршащего в деревьях, и падающих повсюду листьев окружали ее и заглушали все остальные звуки в мире. Сара глубоко вдохнула.

— Привет, Соломон, где бы ты ни был. Сегодня мы будем только вдвоем, ты и я. Как в старые добрые времена.

Сара легла на спину на полу дома, глядя вверх, на ветки большого старого дерева. Время от времени более сильный порыв ветра проносился между деревьями, и вокруг нее шел дождь из золотых листьев. Сара задумалась, сколько времени понадобится, чтобы листья полностью засыпали ее тело. Она улыбнулась при мысли о Сете, который поднимется по лестнице и найдет ее неподвижное тело, полностью скрытое опавшими листьями. «Хотела бы я, чтобы он оказался здесь, — подумала она, когда ее охватило усилившееся чувство одиночества. — Ох, Соломон, почему у людей могут оставаться шрамы?



Сара услышала громкое шуршание листвы у себя над головой, потом вокруг на нее посыпались листья, и наконец Соломон сел на пол дома на дереве, прямо рядом с ней. Сара села, смеясь и вытряхивая листья из волос.

У всех людей остаются шрамы, Сара?

Не знаю. Разве нет?

У всех бывает по-разному. У одних остаются, у других нет. Все на самом деле зависит от уровня сопротивления. Зависит от того, насколько они впускают поток естественного Благополучия в свои физические тела. Видишь ли, твое тело состоит из триллионов клеток, и каждая хранит представление о своем совершенстве и об идеальном месте в идеальном целом.

Разве клетки умеют думать? Ты говоришь о них, как о крошечных людях.

У них бывают разные намерения, и они сосредотачивают свое сознание не так, как это делаешь ты, но они обладают сознанием, как и ты, и умеют думать. Они понимают. Они обладают важными знаниями. А главное — каждая из них хранит ясный образ своего совершенства, и четко и постоянно требует того, что необходимо, чтобы поддерживать бесконечное совершенство. На самом деле Жизненная Сила, которую ощущает твое тело, приходит благодаря постоянным требованиям этих клеток.

Ух ты! Но Соломон, если эти клетки знают, кто они такие, и хранят образ совершенства — как получается, что люди заболевают, или почему у них остаются шрамы?

Так происходит только потому, что люди иногда удерживают себя в месте тревоги, или страха, или гнева; они не позволяют Энергии — которая требуется клеткам — проходить через них без помех. Их тревожные мысли вызывают в теле своего рода запор, который не позволяет Энергии течь сквозь него без сопротивления.

Видишь ли, Сара, каждый раз, когда кто-то, даже крошечная клетка в твоем теле, просит о чем-то, он это получает. Поэтому когда тело так или иначе повреждено, клетки, ближайшие к ране, рассчитывают, что именно им нужно, чтобы восстановить равновесие, и отправляют срочное требование. И Энергия немедленно начинает течь, и все остальные аспекты тела начинают реагировать. Специальные помогающие исцелению питательные вещества начинают двигаться по телу, и немедленно начинается естественное исцеление. А когда человек, который живет в этом тем, счастлив, или желает исцелиться, или полон благодарности, то исцеление выполняется. Но если этот человек печален, или сердит, или боится чего-то, исцеление замедляется, ему что-то мешает.

— Хм-м. Но, наверное, не так-то просто чувствовать себя счастливым или благодарным, когда ты только что пережил несчастный случай.

Верно. В такой ситуации это делать труднее. Но даже так, приложив некоторые усилия, любой человек сможет справиться, особенно если он понимает., что его тело выполняет, естественный процесс исцеления. Однако большинство людей совершают одну и ту же ошибку: вместо того, чтобы обращать внимание на свою ситуацию и осознавать, насколько они позволяют себе исцелиться, или сопротивляются исцелению, и оценивать результаты — вместо этого они оценивают множество других людей. И когда они видят, что другие не исцеляются, они решают, что именно так все и бывает, когда человек ранен. Они не думают о том, позволял ли другой человек течь исцеляющей Энергии. Большинство людей не понимают силу исцеления, которое происходит внутри нашего тела. Поэтому, вместо того, чтобы чувствовать себя сильными и крепкими, они чувствуют себя осторожными и ранимыми. Это довольно странно, учитывая, сколько свидетельств исцеления их окружает.

Значит, ты хочешь сказать, что если Сет будет чувствовать себя счастливым, то шрамов у него не останется?

Именно так, Сара. Его тело помнит, каким оно было до ранения. И если ему позволить, то оно восстановит себя до того же совершенства.

Но посмотри на мой шрам, Соломон. — Сара подтянула штанину, показывая длинный тонкий шрам, идущий вдоль голенной кости. — Я стояла на ветке дерева, а она сломалась. И я сильно поцарапалась, когда падала. Почему- у меня остался такой уродливый шрам?

Что ты помнишь о том дне?

Я порвала штаны, и у меня ужасно текла кровь. Мама на меня рассердилась, потому что я не должна была залезать на дерево. Она выкинула мои штаны; сказала, что они испорчены так, что уже не починишь. А потом она смазала мою ногу шипучей мазью сверху донизу. Было очень больно. Она сказала, что это убьет бактерии. А потом она обмотала мою ногу бинтом, всю-всю. Выглядело так, будто у меня вся нога поранена.

Что еще!

Ну... в ту субботу вся моя семья поехала в плавательный бассейн в Фоулервилле, а мне не разрешили лезть в воду. И я помню, как было жарко, и повязка прилипала к царапине. Было очень больно, когда мама ее отрывала. И я очень долго не могла даже принять ванну. И...

Пока достаточно, Сара. Сейчас, вспоминая все это, как бы ты описала, что чувствовала тогда: ты была. скорее счастливой, бодрой и благодарной или сердитой, расстроенной и печальной?

На это ответить несложно. Я ужасно сердилась на себя за то, что упала. Надо было смотреть, что делаю. И я злилась из-за того, что испортила штаны; и я знала, что из-за этого попаду в неприятности, и за то, что упала с дерева, и за то, что вообще полезла на дерево.

Сара тяжело вздохнула. Только лишь вспоминая об этом, она снова испытала то, что чувствовала в тот несчастливый день.

Обычно я не стал бы поощрять тебя проводить столько времени за воспоминаниями о таком неприятном для тебя событии, но поскольку ты спрашиваешь о таком важном аспекте позволения телу исцелиться, важно, чтобы ты понимала, что делала такого, что мешало ему исцелиться.

Ты хочешь сказать, что если человек просто чувствует себя хорошо, то его раны заживут и даже не оставят шрама?

Именно так.

Сара посидела молча, потирая шрам на ноге. Он был тут уже более двух лет. Трудно было представить, что его не было бы.

— Хорошие ощущения — ответ на все хорошие жизненные переживания.

Сара машинально продолжала тереть ногу, пытаясь вспомнить больше о том дне, когда она упала с дерева. Семья из города пришла к ним на ланч и провела весь день с семьей Сары. Они приезжали один-два раза в год, и Сару никогда не радовали их визиты. Они всегда означали, что ей придется больше работать, чтобы привести дом в порядок к их приезду, и еще тратить лишнее время на покупку и приготовление еды. И хотя ее родителям нравилось проводить время с друзьями, Саре их дети вовсе не нравились. Их было двое: мальчик, ровесник ее младшего брата, и девочка Кей, на год старше Сары. Кей была очень городской девочкой, носила красивую одежду и, насколько видела Сара, обладала крайне высокомерными манерами. Она постоянно сравнивала свою прекрасную городскую жизнь и явно худшую деревенскую жизнь Сары. Сара всегда прикладывала все усилия, чтобы оставаться вежливой, несмотря на то, что замечания Кей казались ей намеренно грубыми, но когда Кей выразила сожаление, что в городе Сары нет рынка, где можно было бы купить подходящие продукты для особых случаев, чаша терпения Сары внезапно переполнилась. Она вспомнила, как развернулась и убежала на задний двор, намереваясь сделать что-нибудь такое, что меньше всего походило бы на поведение городских девочек. И с таким настроением она залезла на дерево, надеясь никогда больше не встречаться с той противной девчонкой.

Если подумать, то не находишь ли ты, что падение с дерева в точности соответствовало тому, что ты чувствовала в тот момент?

Точно, — засмеялась Сара. — Это очевидно.

А теперь, когда ты оцениваешь то, что чувствовала тогда, и то, какое сопротивление в тебе было, прежде чем ты упала с дерева, не кажется ли тебе очевидным, что сопротивление оставалось таким же сильным и ПОСЛЕ того, как ты упала с дерева ? Тебе было больно, ты порвала штаны, и твоя мама сердилась.

Хотя Соломон продолжал объяснять, собственные мысли Сары временно заглушили его голос. Сара до сих пор помнила злорадное выражение лица Кей, которая смотрела на нее сверху вниз, пока она лежала на траве, потому что у нее выбило дух.

— Было такое ощущение, словно все гадости, которые целый день говорила Кей про нашу семью, оказались правдой. И я была доказательством этого, когда лежала на земле перед ней.

Соломон молчал. Он знал, что Сара все правильно поняла.

Сара посмотрела на него и тяжело вздохнула:

— Тогда неудивительно, что у нас остаются шрамы. Нелегко пропустить через себя отток Благополучия.

Соломон засмеялся.

Что ж, Сара, со временем это будет становиться все легче и легче. Но для этого нужна практика.

Ладно, Соломон, мне, наверное, пора идти. Спасибо.

Всегда пожалуйста, Сара.

Соломон, — торопливо сказала Сара, спеша поймать его, пока он не улетел. — Разве Сет был в плохом настроении и поэтому поранился, когда пытался спасти Сэмюэля?

Сет был в прекрасном месте чувства, когда Сэмюэль упал в реку. Именно потому, что Сету было так хорошо — и он был так тесно связан с Направляющей Системой — он и выбрал в тот день именно эту дорогу домой. Менее связанный с потоком Благополучия человек вообще не смог бы спасти Сэмюэля.

Но я не понимаю, Соломон. Если Сет был так хорошо связан с Направляющей Системой, почему тогда он так сильно поранился?

Сара, не позволяй разговорам в аптеке приводить тебя к негативным умозаключениям. С более широкой точки зрения все получилось как нельзя лучше.

Но разве Сет не мог бы спасти Сэмюэля, не получив ран?

Конечно, Сара, это возможно. Но ты не должна допускать, что произошло что-то категорически неправильное. Чудесные возможности иногда скрываются за кажущимися сложностями. Только если ты понимаешь, что Благополучие действительно вездесуще, ты можешь увидеть дарящие жизнь самородки, которые лежат повсюду.

Ну ладно, Соломон. Ты всегда прав. Мне просто кажется, что...

Ты помнишь, Сара, как твой мохнатый друг сбил тебя с бревна в реку ?

Никогда этого не забуду.

И как, по-твоему, другие люди оценивают этот мучай ? Ты думаешь, они рады тому, что тебя столкнули в реку, и ты много миль плыла вниз по течению ?

Нет. Они считают, что это было ужасно. Они думают, что в первую очередь было глупо с моей стороны ходить по бревну. И они считают, что мне вообще не следовало быть возле реки.

— А ты сама что думаешь, Сара? Ты жалеешь, что тебя столкнули в реку ?

Лицо Сары озарила широкая улыбка понимания.

Нет, Соломон. Я не жалею, что упала в реку.

Почему нет ? Почему ты не относишься к истории с рекой так же, как все остальные?

Потому что, когда я в тот день выбралась из реки, я нисколько не боялась ее и того, что может случиться. Я чувствовала себя очень сильной. Как будто все, что кто-либо когда-либо говорил о реке, пытаясь меня напугать, оказалось неправдой. Я чувствовала себя в безопасности, что бы они там ни думали. Соломон, ведь именно тогда я поняла, что река мне не угрожает! Я думаю, что тогда впервые попробовала Благополучие. Я ни за что бы не отказалась от этого опыта. Ни за что.

— Значит, ты согласна, что иногда, когда ты смотришь на что-то извне, то можешь не вполне понимать его истинное значение?

Сара улыбнулась. Соломон был таким мудрым. Он все понимал.

— И что только человек, который пережил событие сам, полностью понимает его значение, и причины ?

Пережитое Сетом, как и пережитое тобой, представляет для пего огромную ценность. Ценность, которая будет раскрываться в течение многих будущих лет. Благополучие всегда изобильно, Сара, какой бы ситуация ни выглядела поначалу или при взгляде со стороны.

Сара улыбнулась. Она чувствовала себя прекрасно.

— Спасибо тебе, Соломон. Огромное, огромное спасибо!

Глава 19

Сара едва могла дождаться, когда наконец снова встретится в доме на дереве с Сетом и Аннет. Ее переполняло новое понимание Благополучия, и она ожидала быстрого выздоровления Сета. Ей не терпелось рассказать Сету о клетках его тела и о том, как они сами знают, что делать, и что он сам не заметит, как вернется в подходящую форму для катания на канате. Сара испытывала фантастическое новое чувство полноты жизненной силы и энтузиазма.

Переходя из класса в класс, она высматривала Сета и Аннет. Мысленно она репетировала их возможный разговор. Ей так хотелось как можно скорее рассказать им обо всем, что она теперь поняла, о том, как иногда, когда кажется, что дела обстоят ужасно, на самом деле все хорошо.

Сара увидела приближающуюся к ней Аннет и отошла на край коридора, дожидаясь ее. Аннет выглядела нерадостной.

Что не так? — спросила Сара и тут же пожалела, что начала разговор с такой негативной ноты.

Ох, Сара! Я встретила Сета, и он сказал, что его родители запретили ему ходить в дом на дереве. Они вообще запретили ему появляться у реки. Что же мы теперь будем делать?

Сара застыла как вкопанная. Она не могла поверить тому, что слышала.

— Не приходи к выводам так быстро, Сара, — услышала она голос Соломона у себя в голове. — Ты раньше сталкивалась с ситуациями, которые выглядели хуже, чем сейчас, — и все равно все обернулось только к лучшему. Не поддавайся негативным размышлениям.

Аннет выглядела так, словно вот-вот расплачется. Но хотя Сара тоже была еще потрясена ужасными новостями, слова Соломона успокоили ее, потому что Сара знала, что он прав.

Не волнуйся, Аннет, — попыталась утешить свою подругу Сара. — Мы уже с таким сталкивались, но все закончилось хорошо.

Может быть, — грустно сказала Аннет.

Честное слово! Мистер Вильзенхольм владеет теми землями, на которых стоит дом на дереве. По-моему, ему принадлежит вообще половина города. Когда он узнал, что мы лазаем там по деревьям, он возмутился и даже приказал срубить деревья у реки.

Ты не шутишь? — сказала Аннет. — Все эти прекрасные деревья? Просто ужасно.

Да, но послушай, что было дальше! Он их не срубил. Он передумал. Соломон говорит, что мы все можем изменить, чтобы получилось так, как мы хотим, — надо только изменить свои мысли.

Зазвенел звонок, и девочки подскочили. Было трудно отвлечься от важной и значимой темы и вернуться к скуке следующего урока. Сара хотела рассказать Аннет, как миссис Вильзенхольм, увидев, как Сара спасла ее котенка с высокого дерева, убедила своего мужа, что Сет и Сара находятся в совершенной безопасности даже на деревьях. Как было множество примеров, когда казалось, что все идет совсем не так, и как Сет и Сара, под руководством Соломона, сумели изменить свои мысли, что изменило и их чувства — и принесло чудесные результаты. Она хотела рассказать Аннет о том, как однажды семья Сета была практически вынуждена уехать из города, потому что его отец потерял работу в скобяной лавке, и как рады были Сара и Сет, когда мистер Вильзенхольм предложил ему работу бригадира на своем ранчо. И как ужасно они себя чувствовали, когда отец Сета отказался от новой работы, но как потом он передумал, потому что лучше оценил ситуацию. За недолгий срок знакомства Сары и Сета они видели столько свидетельств Благополучия в образе того, что сначала казалось кризисом.

Все будет в порядке, — постаралась убедить Аннет Сара. — Давай встретимся в доме на дереве после уроков.

Надеюсь, Соломон поможет нам все исправить.

Все будет хорошо, — повторила Сара. — Вот увидишь.

Ох, я надеюсь, — сказала Аннет, возвращаясь в свой класс.

«Я тоже надеюсь», — сказала Сара про себя, понимая, что чувствует себя не так уверенно, как хотела бы показать.

Глава 20

По дороге к дому на дереве Сара злилась все больше и больше. Она думала о том, что сказал Соломон: о том, как исцеляется человеческое тело, и как, если чувствовать себя счастливым, меньше возникает сопротивления, поэтому тело исцеляется быстрее. «Родители Сета делают ужасную глупость, — думала Сара. — Вместо того, чтобы помочь Сету почувствовать себя лучше, они наказывают его, запрещая ему делать именно то, что он любит больше всего на свете. Они только мешают ему исцелиться!»

Сара, подожди меня! — услышала она голос Сета у себя за спиной. Ей стало стыдно, потому что Сет застал ее на, вероятно, самой негативной мысли, которую она думала в своей жизни. Она попыталась быстро изменить свое настроение, но выражение лица ее выдало.

Что случилось, Сара? Ты выглядишь так, словно твою кошку переехала машина в десятый раз.

Сара засмеялась.

Ничего страшного. Количество жизней моей кошки не ограничено.

Наверное, Аннет тебе рассказала: я временно под арестом. — Сет постарался, чтобы это прозвучало шутливо.

Да, я слышала.

Не стоит из-за этого переживать, Сара. С нами бывали вещи и похуже. Все пройдет. Я все равно не смог бы кататься на канате с этими повязками.

Сара посмотрела на Сета. Она хотела посмотреть ему в глаза, чтобы понять, действительно ли у него такое хорошее настроение, как следует из его слов. Он и правда не тревожился, наоборот, выглядел спокойным и уверенным.

Я знаю. Ты прав, Сет. Все будет в порядке. Обязательно будет.

Вы с Аннет развлекайтесь там как следует. Увидимся позже.

Сара ощутила облегчение. Она была очень рада, что Сет не сердится на своих родителей, и что он не удерживает себя в месте сопротивления, которое помешало бы его ранам быстро зажить.

Она свернула с дороги на тропинку, которая вела к дому на дереве, а Сет пошел дальше, к своему дому, но то, что он не идет туда же, куда она, ощущалось неправильным. Саре стало очень грустно.

Пройдя последний поворот на тропинке, к берегу, она увидела Аннет, которая стояла на платформе дома на дереве и всматривалась в верхушки деревьев. Сара оставила свои вещи у подножия дерева и взобралась по лестнице на платформу, где стояла Аннет. Все казалось неправильным. Сет должен был быть здесь!

Казалось, только вчера они с Сетом радостно катались на канате в своем доме на дереве, разделяя близкую дружбу и потрясающие секреты, — а теперь не успела Сара и глазом моргнуть, как Сету запретили приходить в дом на дереве и даже встречаться с Соломоном, а вместо него тут сидит новая девочка. Саре с самого начала не нравилось, что Сет пригласил Аннет присоединиться к ним, но теперь казалось, что Аннет заменила Сета. Сета не было, зато была Аннет.

Привет, Аннет, — равнодушно сказала Сара. Услышав свой голос, она пожалела, что не постаралась, чтобы он прозвучал бодрее.

Привет, Сара, — ответила Аннет. Судя по голосу, у нее настроение было не лучше, чем у Сары.

Ну, вот мы и тут, — сказала Аннет.

Ага, — ответила Сара.

Соломон сидел на вершине дерева на другой стороне реки и наблюдал, как девочки устраиваются в домике; когда они уселись, он перелетел реку и плавно спустился на платформу.

— Здравствуйте, мои дорогие, бесстрашные, свободолюбивые бескрылые друзья!

Девочки рассмеялись.

Соломон, ты всегда такой счастливый?

Ну конечно, Аннет. Я всегда такой. Все остальное недопустимо.

Сара посмотрела на Соломона. Ее восхищала его философия — постоянно искать поводы для того, чтобы почувствовать себя лучше. Она хотела бы стать более похожей на него.

Недопустимо? — переспросила Аннет. — Ты говоришь так, словно это твой собственный выбор.

Это всегда мой выбор.

Глядя на напряженное лицо Аннет, которая нахмурилась в ответ на слова Соломона, Сара вспомнила, сколько раз они с Соломоном обменивались точно такими же словами. Сара легко могла угадать, что Аннет скажет дальше, потому что она сама много раз это говорила:

Но ведь иногда происходит что-то такое, что заставляет тебя чувствовать себя плохо, и ты просто не можешь это контролировать!

Я знаю, что иногда так кажется, но это неправда. Со временем ты начнешь понимать, что всегда можно контролировать то, что ты чувствуешь.

Сара знала, что в этом Соломон прав, потому что она сама много раз убеждалась, что может сменить точку зрения и тем самым изменить то, что чувствует. Но, слушая разговор Соломона и Аннет, она не могла не подумать о смерти матери Аннет и о том, как это должно было быть ужасно. И как невозможно, должно быть, сосредоточиться на чем-то еще, чтобы почувствовать себя лучше.

— Но Соломон! — возразила Аннет.

Сара подтянула ноги к груди и положила подбородок на колени. Она закрыла глаза, пытаясь подготовиться к ужасным, разрывающим сердце словам, которые Аннет вот-вот произнесет — о ее матери.

— Но, Соломон. — продолжала Аннет, — как мыс Сарой можем чувствовать себя хорошо, катаясь на канате и сидя в этом чудном доме на дереве, когда нашему другу Сету, который построил этот дом, даже не разрешают больше играть с нами?

Сара открыла глаза и изумленно посмотрела на Аннет. То ужасное и неконтролируемое, о чем она говорила, — это была не смерть ее матери, а запрет Сету приходить в дом на дереве!

Соломон улыбнулся, глядя Саре в глаза и наслаждаясь невероятным пониманием, которое охватило ее.

Сара не знала, как ей это удалось, но каким-то образом Аннет оставила боль от смерти матери позади. Соломон много часов говорил с Сарой о силе переключения внимания на другие, дающие жизнь объекты, чтобы чувствовать себя хорошо в настоящем, что бы ни происходило, но Сара никогда не понимала это так ясно, как сейчас.

Она снова прислонилась к дереву, готовясь услышать, как Соломон будет объяснять все Аннет, как объяснял ей самой столько раз до этого, — о подключении к Потоку Благополучия, что бы ни происходило в твоей жизни. И о том, как нужно контролировать свои эмоции путем контроля над тем, на что ты обращаешь внимание.

Соломон начал:

— Все, что происходит, — хорошие события.

Сара и Аннет внимательно посмотрели на него. Ни одна не произнесла ни слова. Все их внимание было обращено на Соломона.

— То, что вы называете хорошим, хорошо потому, что вы ощущаете себя хорошо, когда сосредотачиваетесь на этом, и потом приходит еще больше хорошего —это совершенно естественно. То, что вы называете«плохим», на самом деле хорошо, потому что, когда вы обращаете на это внимание, у вас становится четче осознание того, что вы предпочли бы иметь. А в тот момент, когда рождается это желание, к вам. начинает приходить хорошее. Ваше желание хорошего зарождается внутри вас именно тогда. Потому что в вашем вновь сосредоточенном желании есть требование, которое всегда выполняется. Вам нужно только понять, как принять его. Это ключ, он прямо перед вами. Позвольте ему прийти, впустите его.

Слушая Соломона, Сара улыбалась. Ничто не нравилось ей так, как слушать объяснения Соломона об устройстве мира. Он говорил ей, что слова ничему не учат, а учит жизненный опыт, и что лучше всего получается, когда складываешь то и другое вместе. Саре нравилось, когда Соломон словами описывал то, чему учил ее жизненный опыт. Она помнила, как Соломон ей рассказывал, что никогда нельзя знать более точно, чего ты хочешь, чем когда ты проживаешь что-то, чего не хочешь. Но Саре понравилось и то, как совсем по-другому Соломон объясняет это Аннет:

Когда в тебе рождается новое желание, на него всегда отвечают. Тебе только нужно понять, как принять ответ. Я называю это «Искусство позволения», или «Искусство впускать».

Впускать что? — спросила Аннет.

Впускать то, что ты считаешь хорошим: ясность, жизненную силу, благополучие, здоровье, равновесие, сосредоточенность, Сета снова в доме на дереве...

То есть ты хочешь сказать, что хорошо, когда происходит что-то плохое, как, например, запрет Сету сюда ходить, потому что от этого мы начинаем хотеть то, что у нас было, еще сильнее?

Именно так!

Но разве не было бы лучше, если бы ему вообще ничего не запрещали?

Так может показаться, но на самом деле это не так, потому что новые обстоятельства заставляют вас определить, яснее, чем раньше, что вы хотите. А без контраста вы не испытали бы всего удовольствия от того, что своей сосредоточенностью вернули все на места. И вы не продвинулись бы вперед, в лучшее место.

Аннет это, кажется, не убедило.

Я не знаю, Соломон...

Видите ли, девочки, лучшее в вашем прекрасном физическом существовании — это понимание всего того нового, что вы желаете. Вы словно пионеры, оказавшиеся на передовом краю мысли. Вы сами решаете, в каком направлении двигаться — а потом всевозможные Вселенские силы помогают вам воплотить это в жизнь.

Сара улыбнулась его словам. Она помнила, как Соломон раньше объяснял это ей, и как он называл Вселенские силы «Феями Вселенной».

Соломон посмотрел на Сару:

— Можешь называть их Феями Вселенной.

Сара захихикала. Она обожала, когда Соломон читает ее мысли.

Я все равно не понимаю, — жалобно сказала Аннет. — Мне кажется, что...

В результате того, что здесь произошло, — сказал Соломон, — если бы ты могла говорить непосредственно с Феями Вселенной, о чем ты бы их попросила!

Чтобы Сет смог снова вернуться в дом на дереве! — воскликнула Аннет.

Хорошо, — ответил Соломон.

Но разве это не возвращает нас к тому, с чего мы начали? Разве...

В этом ты права, Аннет. Поэтому я спрашиваю тебя: о чем еще ты могла бы попросить ?

Мы хотим, чтобы тело Сета зажило, — добавила Сара.

Да, но, Соломон, — возразила Аннет, — мы просто возвращаемся к том)', с чего начинали. Какой смысл получать раны, которые потом заживут, или получать запрет, который потом снимут. Я не понимаю!

Сара нахмурилась. Аннет была права.

— Что ж, девочки, почему бы вам об этом не подумать ?Первый шаг— попробовать найти новое желание, которое выходит за рамки возвращения к тому, с чего вы начали, чего вы теперь хотите больше, чем раньше! А я, пожалуй, осмотрю картину с другой точки зрения. — И с этими словами Соломон взмахнул могучими крыльями и улетел.

Девочки остались смотреть друг на друга.

Ну спасибо, Соломон, ты очень помог, — сказала Аннет.

Да уж, — улыбнулась в ответ Сара.

Чего мы ТЕПЕРЬ хотим? — повторила Аннет слова Соломона.

Я хочу, чтобы Сет вернулся! — начала Сара.

Я хочу, чтобы у него все зажило, — добавила Аннет.

И не осталось шрамов, — сказала Сара. — И я хочу, чтобы его родители оставили его в покое и разрешили делать все, что хочет.

Да, — кивнула Аннет. — Я хочу, чтобы взрослые перестали обращаться с нами как с детьми. Мы знаем гораздо больше, чем они думают.

Да, — подтвердила Сара. — И чтобы они нам больше доверяли.

И чаще прислушивались к нашим мыслям.

И не приказывали нам.

— Чтобы мы были свободными! Сара и Аннет переглянулись.

— Ну, думаю, мы определились с тем, чего хотим. То есть мне кажется, что мы все это и раньше думали, но никогда — так четко, как сейчас, — сказала Аннет.

— Да, — кивнула Сара. — Это оно.

Соломон пролетел над рекой и вспорхнул на платформу рядом с девочками.

— Ну что ж, судя по фейерверкам над домом па дереве, я могу предположить, что ваши желания достигли нового уровня. Значит, вы проделали прекрасную работу над Первым Шагом.

Сара и Аннет улыбнулись.

Теперь перейдем к Третьему Шагу.

Третьему? — спросила Аннет. — А что случилось со Вторым Шагом?

Второй Шаг — не ваша задача, Аннет. Второй Шаг — работа Фей Вселенной. Вот как все работает: Первый Шаг — вы просите. Второй Шаг — Феи Вселенной отвечают. Третий Шаг — вы должны быть готовы принять то, о чем просили.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.