Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Тарелка спутниковой антенны 7 глава





— Наверняка тебе станет лучше, ты и сама не заметишь, — сказала другая женщина ясным голосом. —Иногда все проходит так же быстро, как начинается.

Аннет написала: «№ 2 пытается вернуть № 1 в состояние готовности».

— Сомневаюсь, — сказала полная женщина. — Не помню, когда моя спина не болела. Наверное, придется просто к этому привыкнуть. Обезболивающие тоже не помогают. Честно говоря, я не уверена, чтомой врач знает, что делает.

Аннет записала: «№ 1 как будто не хочет возвращаться в состояние готовности». Прочитав это, Сара засмеялась и закрыла рот ладонью.

Официантка подошла к столику принять заказ. Сара и Аннет переглянулись. Они радовались, что уже собрали столько доказательств.

После того как официантка отошла, девочки услышали, как заговорила третья женщина.

— Элизабет, ты уже рассказала Эмили про свой сюрприз?

Сара и Аннет написали: «№ 3 меняет тему. Ощущает себя лучше».

Еще нет, но как раз собиралась, — радостно сказал ясный голос. — Я получила работу. Я переезжаю в город!

В город? — сказала первая женщина. — Ты не боишься ехать в город в одиночку?

Боюсь? Чего? — сказал ясный голос, уже не такой звонкий.

Ты же знаешь, как опасно жить в городе. Разве ты не смотришь новости? Там творятся ужасные вещи. Я за тебя волнуюсь. Надеюсь, с тобой ничего не случится.

О, не стоит волноваться, — сказала Лиз. — Все будет в порядке. — Но голос ее звучал так, словно она была в этом не уверена. На самом деле теперь как будто говорил совсем другой человек.

Аннет написала: «№ 1 выигрывает, № 2 вышла из состояния готовности».

— В жизни все всегда в порядке, — сказала третья женщина. — Лиз, ты всегда справляешься, где бы ни оказалась и что бы ни делала. С тобой хоть раз что-нибудь плохое случалось? Нет, — ответила она сама нас вой вопрос. — Не случалось. Никогда! Лиз, тебя словно кто-то охраняет, и я не вижу, почему это должно меняться. В городе у тебя будут прекрасные возможности. И ты их заслужила. Я так за тебя рада, и я уверена, что ты прекрасно проведешь время. Я так тобой горжусь!



Сара и Аннет переглянулись.

— Вот это да! Какой взрыв состояния готовности. Их настолько поразил этот поток позитивных слов, что на мгновение они забыли, что прячутся. Обе встали, желая посмотреть на того, кто произнес эту прекрасную речь.

Нашли, что искали, девочки? — крикнул им Пит из-за стойки.

Да, — сказала Сара. — То есть нет, не совсем. — Девочки выскочили из аптеки.

Давай подождем здесь, Сара.

Чего?

Разве ты не хочешь получше их разглядеть? Проверить, сможем ли мы определить, кто есть кто?

О, конечно! — ответила Сара.

Девочки сели на скамейку перед единственным в городе банком и принялись ждать, когда три женщины закончат обедать. Наконец колокольчики на двери аптеки снова зазвенели, и три женщины вышли на улицу. Они несколько минут стояли перед аптекой, обмениваясь несколькими фразами, которые Сара и Аннет не расслышали, а потом пошли каждая своей дорогой.

Затем одна из них свернула и подошла прямо к Саре и Аннет. Она была стройной женщиной и выглядела счастливой; на ней было красивое платье с яркими цветами, а на плече — симпатичная сумочка. Она шла, словно плыла, по улице и, проходя мимо Сары и Аннет, сказала:

Девочки, вы когда-нибудь видели такой прекрасный день?

Нет, мэм, — ответили они хором.

И я — нет, — сказала женщина. — Как нам повезло!

Очень повезло, — сказала Аннет и сделала еще одну пометку в блокноте: «№ 3 все еще в состоянии готовности и хочет поделиться им с другими».

Да что такое, — услышали они ворчание со стороны машины на другой стороне улицы. Они не удивились, увидев полную женщину из аптеки. Она стояла рядом с открытой дверцей машины. Рукав зацепился за ручку, и она неловко за него тянула.

— Ну вот. Теперь я порвала платье. Просто прекрасно.

Сара и Аннет тихо захихикали. Аннет записала в блокноте: «У № 1 дела не идут на поправку. Все еще не в состоянии готовности».

— Смотри! — крикнул кто-то. Сара и Аннет увидели пустую тележку для покупок, которая катилась по парковке прямо к машине Номера Один. Та замерла за рулем, не в силах ничего сделать. Она закрыла лицо руками и запричитала: «О нет, муж меня убьет».

Как только Сара поняла, что происходит, она бросилась к тележке и успела поймать ее перед тем, как тележка врезалась в машину женщины. Женщина сидела в напряжении, ожидая неизбежного столкновения, а когда его не произошло, она открыла глаза и увидела Сару, которая улыбнулась ей.

Здравствуйте, — тихо сказала Сара. — Тележка едва вас не задела.

Эй, леди, похоже, у вас сегодня удачный день, — крикнул ей кто-то, кто видел всю сцену.

Я так не думаю, — саркастически сказала женщина. — У меня их не бывает.

Кого их? — переспросила Сара, думая, что женщина разговаривает с ней.

Удачных дней. Моя кузина, с которой я только что обедала, все время рассказывает, как ей повезло. У нее все дни удачные. Но не у меня. У меня их не бывает.

Ну, — смущенно начала Сара, — а как насчет удачных моментов? Можно начать с них.

Посмотрев на милое личико Сары, женщина почувствовала, что напряжение покидает ее, и мягко улыбнулась.

Знаешь, девочка, может быть, ты и права. Благодаря тебе удачный момент у меня точно был. Что ж, хорошего тебе дня, — сказала она, заводя мотор. Из радиоприемника вырвалась песня. — Ой, знаешь что? — сказала она, посмотрев на Сару. — Это моя любимая песня.

Ну вот, — засмеялась Сара. — Два удачных момента подряд. По-моему, это не просто так.

Женщина рассмеялась.

— Может быть, ты и права. Будем держать пальцы крестом.

Сара скрестила пальцы на обеих руках и подняла так, чтобы женщине было видно. Та засмеялась.

Меня зовут Сара, - сказала Сара, протягивая руку, как учила ее мама, и пожимая ладонь женщины.

А меня — Эмили, — ответила женщина. — Подожди, у меня есть визитка. Вообще™ это визитка моего мужа, но я написала на ней и свое имя.

Сара взяла красивую карточку и едва ее не уронила, прочитав: «№ 1 в домашнем ремонте».

«Аннет, ты не поверишь!» — подумала она.


Глава 24

Аннет сообщила Саре, что несколько дней ее не будет в доме на дереве, потому что она вместе с семьей уезжает из города навестить тетю, поэтому Сара не торопилась, возвращаясь из школы домой. Она решила заглянуть в аптеку Пита и купить шоколадку.

Сара уже расплатилась за шоколадку, но, когда шла к дверям аптеки, внутрь вошла миссис Вильзенхольм.

— О, здравствуй, Сара, — сказала миссис Вильзенхольм. — Я так рада, что тебя встретила.

Сара засмеялась, вспоминая последний раз, когда они случайно встретились, — тогда они с Аннет практически наткнулись на миссис Вильзенхольм на тропинке. Миссис Вильзенхольм знала, почему Сара смеется, и тоже рассмеялась.

На этот раз обстоятельства получше, правда, милая?

Да уж, — сказала Сара, все еще улыбаясь.

Сара, я не могла не заметить, что ты была не слишком рада, когда услышала про мой плавательный бассейн. Я хотела сказать тебе, что вы с друзьями можете плавать в нем, сколько захотите, как только его построят. Я не весь город приглашаю, как ты понимаешь. Но мне нравишься ты и эта милая девочка —

Аннет, правильно? И, конечно, твой друг Сет. Вас троих я всегда буду рада видеть. Если, конечно, вы захотите прийти. Тебе ведь нравится плавать, Сара?

О, да, мэм. Это очень мило с вашей стороны. Я рада, что вы строите бассейн. По-моему, это очень здорово. Я просто... — Сара осеклась.

Что, милая?

Я просто удивилась, что сарая больше нет.

А, эта старая развалина. Он был старше этих холмов. Почти как я.

Сара засмеялась. Миссис Вильзенхольм была очень веселой.

— Сара, посиди со мной, выпей газировки. Ненавижу сидеть одна. Что тебе хочется? — Миссис Вильзенхольм направилась к столикам в глубине аптеки, не дожидаясь ответа от Сары, но предполагая, что Сара последует за ней.

Сара действительно пошла за ней, и они сели в большой кабинке в конце аптеки. Миссис Вильзенхольм заказала шипучку с мороженым.

Старина Пит до сих пор делает лучшее мороженое в мире, — сказала миссис Вильзенхольм. — Хочешь мороженого, Сара?

Да, с удовольствием. — Сара улыбнулась. Трудно было отказаться от того, что рекомендовали как лучшее в мире.

А теперь, Сара, расскажи мне, что в моем старом сарае было для тебя так важно?

Миссис Вильзенхольм начинала казаться старым другом. Приятно было встретить взрослого, настолько интересующегося тем, что интересно Саре.

— Понимаете, — начала Сара, — Аннет может качаться... — Сара остановилась посреди предложения. Внезапно ей показалось неразумным рассказывать владелице деревьев, на которых они качались, что один из них висит на канате вверх ногами и безрук над рекой. Что, если миссис Вильзенхольм на- сторожится? Что, если им всем запретят ходить в дом на дереве?

Продолжай, Сара. Что умеет делать Аннет?

Ну, — замялась Сара, пытаясь найти способ объяснить сложный вопрос. — Аннет гимнастка. Очень хорошая. Она может... Она сказала, что научит меня некоторым своим трюкам, но сначала нужно найти толстый надежный канат. И я вспомнила, что видела такой у вас в сарае. Мы думали, что спросим у вас, нельзя ли на нем потренироваться, но оказалось, что сарая уже нет. Вот и все.

Что ж, Сара, мне кажется, что эту проблему легко решить. Нам не нужен сарай, чтобы вешать в нем канат, правильно? Вокруг ведь столько деревьев. Вот что, милая: я спрошу мистера Вильзенхольма, что стало со старым толстым канатом, и мы найдем место, где его привязать. Наверняка твой друг Сет сможет найти подходящее место возле дома на дереве.

От слов миссис Вильзенхольм Сара подпрыгнула. Странно было слышать, как кто-то, кроме самой Сары, Сета и Аннет, говорит о доме на дереве.

Официантка принесла их шипучку с мороженым. Сара немедленно начала пить через соломинку, пытаясь скрыть от миссис Вильзенхольм неловкость из-за упоминания дома на дереве.

— Я часто туда хожу, — продолжила миссис Вильзенхольм. Сара ушам своим не верила. Миссис Вильзенхольм ходит в их личный дом на дереве?

Миссис Вильзенхольм заметила беспокойство Сары.

— Обычно я хожу туда, когда вы в школе. На берегу реки есть большой плоский камень, на котором мне нравится сидеть. Хорошее место, чтобы просто сидеть неподвижно. Ничто так не поднимает настроение, как вид текущей воды. Я никогда не хожу туда, если там можешь оказаться ты и твои друзья. Я знаю, как важно, чтобы у тебя было свое собственное место.

Сара глубоко вздохнула и снова потянулась к соломинке.

Вкусная штучка?

Да, очень, — ответила Сара. — Спасибо, что пригласили меня.

На прошлой неделе я видела в доме на дереве очень большого филина,—сказала миссис Вильзенхольм, внимательно следя за реакцией на лице Сары. — Ты его видела?

Сара подавилась напитком. Она закрыла лицо салфеткой, пытаясь собраться. Она не могла поверить тому, что слышала.

Это очень красивая птица. Она пролетела над рекой прямо в ваш дом на дереве, а потом снова пересекла реку, прямо к тому месту, где сидела я. Она как будто осматривала меня. А потом она снова вернулась в дом на дереве. Ты ее видела, Сара?

Да,—сказала Сара, пытаясь говорить спокойно и не слишком заинтересованно. — Я ее видела несколько раз.

Хм-м.

Сара затаила дыхание.

— Вот что мне так нравится в деревенской жизни, Сара. Вокруг столько прекрасных птиц и животных, которые живут совсем рядом. Они опасаются людей, и в этом они правы, но мы все равно замечательно ладим. Мне нравится думать, что этот мир достаточно велик для всех нас. Мне нравится делить свои деревья с тобой и твоими друзьями, и с этим филином.

Сара облегченно выдохнула. «Близко прошло, — подумала она. И еще: — Мне очень нравится миссис Вильзенхольм».

Сара выпила последние капли восхитительной шипучки со дна стакана с громкими хлюпающими звуками. Миссис Вильзенхольм сделала так же вместе с ней. Они рассмеялись.

— Я спрошу у мистера Вильзенхольма про канат сегодня вечером. Мы придумаем, как привязать его к дереву, когда он у нас появится.

Сара хотела найти слова, чтобы как-нибудь объяснить миссис Вильзенхольм, что не хочет, чтобы кто-нибудь ходил к дому на дереву и привязывал там канат. Но как она могла сказать миссис Вильзенхольм, что ей не рады на ее собственной земле?

— А с другой стороны, - добавила миссис Вильзенхольм, — может быть, лучше, чтобы никто туда не ходил. Незачем всему городу знать о вашем тайном месте.

Сара испытала облегчение. А потом удивление. Миссис Вильзенхольм как будто читала ее мысли.

Ну, мы что-нибудь придумаем. Я сообщу тебе, когда найду канат.

Спасибо, — сказала Сара. — И спасибо за лучшую шипучку в мире.

Всегда пожалуйста, милая. До встречи!

Глава 25

Соломон, тебе известно, что миссис Вильзенхольм про тебя знает?

Почему это так тебя удивляет, Сара?

Потому что я считала, что ты — мой секрет. Я думала, что Сет, а теперь еще и Аннет, были единственными, кто знает про тебя, кроме меня.

Миссис Вильзенхольм была примерно твоего возраста, когда мы с ней познакомились, Сара.

Что?! Ты знал ее еще девочкой?

Ее зовут Мадлен, между прочим. Тогда ее все называли Мэдди. Она была настоящим сорванцом. Эти деревья тогда были не такими высокими, как сейчас, по все равно она проводила много времени на их ветвях. Ее отец владел лесопилкой и складом пиломатериалов, а в завещании оставил все это миссис Вильзенхольм и ее мужу.

Соломон, как миссис Вильзенхольм — то есть Мэдди — с тобой познакомилась?

Мне кажется, тебе лучше будет спросить об этом у самой Мэдди.

Сара огорчилась. Она очень хотела узнать побольше о том, как Соломон познакомился с миссис Вильзенхольм, когда она была еще девочкой. Саре не хотелось рассказывать миссис Вильзенхольм о своих отношениях с Соломоном. Соломон так долго был тщательно охраняемым секретом, что казалось неправильным открыто говорить о нем кому-либо еще.

— Я поговорю с тобой позже, милая, — сказал Соломон, расправляя крылья и готовясь улететь.

— Соломон, подожди! — торопливо сказала Сара. Соломон снова сложил крылья и с любовью поглядел на Сару.

Соломон, сколько еще людей в городе знают о тебе?

О, я полагаю, что за все эти годы набралось довольно много. Но большинство из них уже не помнят о наших встречах. Некоторые меня не узнавали никогда; другие знали, но со временем забыли.

Я никогда тебя не забуду, Соломон! — воскликнула Сара. — Как может кто-то...

Мэдди — одна из тех немногих, с кем, как и с тобой, Сара, у меня вечная связь. Она навеки связана и с тобой. Доброго вечера, Сара.

Соломон скрылся из вида в небе.

Сара села на пол дома на дереве. У нее кружилась голова от всех этих новостей. Она не могла понять, что ей теперь делать, и даже что ей чувствовать. Ей хотелось найти Сета и обо всем ему рассказать: новостей было слишком много, чтобы держать их в тайне.

«У меня вечная связь с миссис Вильзенхольм? — думала Сара. — Как странно. Интересно, что Соломон имел в виду? Поэтому миссис Вильзенхольм появляется в самый подходящий момент, чтобы нам помочь?»

Сара! Я рад, что ты еще там. Я думал, что могу упустить тебя!

Сет! Сет! Я так рада тебя видеть! Что ты тут делаешь? Я думала, тебе нельзя сюда приходить. У тебя не будет неприятностей? Ах, Сет, я так скучала! Мне столько нужно тебе рассказать!

Сара смотрела на Сета. Было невероятно хорошо снова его увидеть.

Сет, тебе уже лучше. Я даже не вижу, где были раны. И никаких шрамов не осталось!

Не-а, — беспечно сказал Сет. — На мне никогда не остается шрамов.

Сара улыбнулась. Им о стольком нужно было поговорить!

— Когда я сегодня пришел домой из школы, — продолжил Сет, — мама сказала, что ей позвонил отец и передал, чтобы я встретился с ним и мистером Вильзенхольмом у конюшен, у них есть для меня какое-то дело. Так что я пошел в конюшни, и отец вручил мне огромный канат и сказал, что я должен передать его миссис Вильзенхольм. Отец сказал, что предлагал отвезти его на пикапе, но мистер Вильзенхольм особо подчеркнул, что миссис Вильзенхольм хотела, чтобы именно я его принес. Так что отец сказал: «Она хозяйка, не мое дело возражать». И велел мне отнести канат и сделать с ним все, что она скажет. Что-то насчет того, что у нее есть для меня дело, которое может занять много недель после уроков, если я захочу. А потом он посмотрел мне в глаза и сказал: «Ты ведь хочешь, правда, Сет?»

Сара рассмеялась. Она не могла удержаться. Сет ухмыльнулся, видя ее неконтролируемый хохот.

Сара, ну что такого смешного? Расскажи мне, Сара, что смешного?

Ох, мне столько тебе надо рассказать, — сказала Сара, все еще смеясь и не в силах остановиться. — Она одна из нас, Сет.

Из нас? О чем ты говоришь?

Мэдди. Миссис Вильзенхольм. Она одна из нас. Она знает про Соломона. Она знала про Соломона с тех пор, как была как мы.

Что ты хочешь сказать? — Сет не мог понять, о чем Сара говорит.

Сет, только подумай. Подумай о том, как миссис Вильзенхольм появляется у нас на дороге в самый подходящий момент; вспомни, как она спасла дом на дереве и деревья?

Да, — неуверенно сказал Сет.

И помнишь, что это была ее идея — что твой отец станет хорошим бригадиром?

Сет кивнул.

Да, точно.

А теперь посмотри на это. Она не просто умудрилась сделать так, чтобы тебе снова разрешили ходить в дом на дереве. Она заставила твоего отца приказать тебе это делать. Ох, Сет, она просто потрясающая. И она одна из нас! Она знает про Соломона.

Сара, а ты откуда все это знаешь?

Я на нее все время натыкаюсь, в прямом смысле слова. Как будто куда бы я ни пошла, она оказывается там. И она пригласила меня сегодня выпить с ней шипучки с мороженым и рассказала, что приходит к дому на дереве, очень часто, но тогда, когда нас здесь нет, потому что знает, что мы предпочитаем оставаться в уединении. И что она приходит на это место в лесу много лет. И она сказала, что видела в доме на дереве большого филина — и спросила меня, видела ли ее я.

Соломон?! Она видела Соломона?! — спросил Сет.

Да, а когда я рассказала Соломону, что она его видела, он и глазом не моргнул. Он просто спокойно сказал: «О да, мы с Мэдди дружим много лет». Он сказал, что многие в городе знали о нем, когда были детьми, как мы, но большинство больше об этом не помнят. Но миссис Вильзенхольм помнит до сих пор.

Сет! Сет! Я так рада, что ты здесь! — крикнула Аннет задыхающимся голосом, взбираясь по лестнице в дом на дереве.

Аннет, ты вернулась? Это так здорово! Ты хорошо провела время? Ох, Аннет, ты не поверишь, что произошло!

— Расскажи мне. Что происходит? Сет, что ты тут делаешь? У тебя не будет неприятностей? Дайна тебя посмотреть. Тебе стало лучше. Сет, ты прекрасно выглядишь.

Сет расхохотался. Обе девочки говорили так быстро. Хорошо было всем втроем снова оказаться вместе.

— У меня не будет неприятностей, — сказал Сет, медленно и весомо. — Более того, мне приказали быть здесь.

Сара кивнула.

Ах, Аннет, нам столько нужно тебе рассказать!

Сара, ты достала канат! — восторженно сказала Аннет.

Откуда ты знаешь? — спросила Сара.

Потому что я видела его внизу у дерева, — сказала Аннет и перегнулась через перила, указывая вниз.

Сара и Аннет стояли, облокотившись на перила и глядя на долгожданный канат, — и улыбались друг другу.

Получилось! — сказали они хором.

Да, что с этим канатом, кстати? — спросил Сет.

С чего бы начать? — сказала Сара, покачав головой.

Это была идея Соломона, — предложила Аннет.

— Ну да, в некотором роде, — сказала Сара. — Мы сидели в доме на дереве, сразу после того, как тебе запретили сюда ходить, и нам тебя очень не хватало. Без тебя тут было совсем не весело. А когда мы спросили Соломона, что делать, он сказал (как он обычно говорит), что нужно найти мысли, которые ощущаются лучше. Но мы ничего не смогли найти относительно того, что тебя тут нет, что ощущалось бы хорошо. Даже когда мы пытались думать счастливые мысли о тебе, это просто напоминало нам, что тебя тут нет. Поэтому Соломон сказал, что нам нужно думать о чем-то другом. И мы по очереди катались на канате. И тут Аннет решила, что будет учить меня качаться вниз головой. Потом она сказала, что нам нужно найти толстый канат, чтобы я могла потренироваться висеть вниз головой, прежде чем пробовать это над рекой. И тогда мы как-то забыли о том, как нам грустно, что тебя здесь нет. И у нас возникла задача — найти толстый канат...

Сара осеклась и начала смеяться. Аннет тоже рассмеялась.

Что смешного? — спросил Сет.

Соломон такой умный, — сказала Сара. Соломон слетел с высокой ветки и сказал:

Ну что ж, как я вижу, вся, банда в сборе.

Соломон, у нас получилось!

Что получилось? — Сет все еще не мог понять, о чем они говорят.

Конечно, получилось, Сара. Всегда получается.

Что всегда получается? — по-прежнему недоумевал Сет.

Все всегда получается, — улыбнулся Соломон. — Все, что ты хочешь, всегда получается — если только ты позволяешь.

Сара и Аннет сидели, слушали и улыбались.

Сегодня эти слова слышать намного проще, чем месяц назад, когда Сету запретили сюда приходить, — сказала Аннет. Соломон улыбнулся.

Соломон, ты все это время знал, что так все закончится?

Вы никогда т окажетесь там, где «все закончится», потому что всегда будет процесс получения большего.

Но ты понимаешь, о чем я говорю. Ты знал, что миссис Вильзенхольм собирается сделать так, чтобы Сет смог вернуться в дом на дереве?

Видишь ли, Сара, я не. тратил время на то, чтобы пытаться понять, как все может получиться. Но я знал, что все получится, потому что знал, что на любую просьбу обязательно ответят. Вы видите: когда вы о чем-то просите, вам дается. Ваша задача — принять это.

«Искусство позволения», — сказала Сара с улыбкой.

Именно так, Сара. Есть три шага к достижению того, что ты. желаешь. Шаг Первый: попросить. Шаг Второй: получить ответ. Шаг Третий: принять его.

Выглядит очень просто, — сказал Сет. — А где ловушка?

Ловушка? — переспросил Соломон.

Да. Не может все быть так просто. Я просил о многом, чего не получил. Повсюду находятся люди, которые чего-то хотят и просят, но не получают. Так где ловушка?

Соломон улыбнулся.

— Видишь ли, Сет, «ловушка» в том., что, когда ты просишь о чем-то, чего у тебя нет, ты обычно осознаешь, что у тебя этого нет, и все в тебе пульсирует и излучает ощущение того, что у тебя этого нет. А когда ты излучаешь сигналы о том, что у тебя чего-то нет, — ты не можешь это принять.

Тебе нужно излучать сигналы, соответствующие, твоему желанию, чтобы принять свое желание.

У Сары и Аннет глаза засверкали пониманием.

— Да, Сет, мы как будто хотели, чтобы ты вернулся в дом на дереве, самым худшим способом.

Сара засмеялась. Определение «худшим способом» хорошо подчеркивало то, что Соломон сейчас сказал об испускании сигналов, которые противоречат твоему собственному желанию.

Мы все пытались думать счастливые мысли по поводу того, что ты снова вернулся в дом на дереве, но каждый раз получалось, что мы только больше скучаем по тебе, — объяснила Аннет Сету.

Да, так что Аннет придумала, что может научить меня висеть на канате вверх ногами. И это показалось мне очень интересным. И... не пойми меня неправильно, Сет, но мы как-то так увлеклись поисками толе того каната и места, куда его повесить, что забыли, насколько по тебе скучаем.

— Да, а потом найти канат оказалось не так-то просто, поэтому нам пришлось как следует подумать об этом, а потом стали все время появляться новые поводы для раздумий. Не то чтобы ты не был нам важен, Сет. Мы просто немного отвлеклись.

Соломон перебил девочек:

Самое важное — понимать, что после того, как вы попросили, множество вещей встает на свои места, чтобы дать вам то, что вы просите. Не нужно просить снова и снова. Лучше всего, если вы понимаете, что после того, как вы сделали Первый Шаг (попросили), ваше дело — переходить прямо к Третьему Шагу (принятие).

Но как же Второй Шаг? — спросил Сет.

Второй Шаг — не твоя задача.

А чья это задача? — спросил Сет.

Это работа Закона Притяжения, Творческих Жизненных Сил, Божественной Силы, Фей Вселенной. Всевозможные невидимы/; силы Благополучия сходятся для того, чтобы поспособствовать тебе в том, о чем ты просишь.

Сара, Сет и Аннет сидели молча. Слова Соломона звучали так прекрасно, так утешительно — и так уверенно.

Третий Шаг, — продолжал Соломон, — это то, над чем вы постоянно работаете. Перенос себя в такое место, где вы примете то, о чем просили.

И как мы это делаем? — Сет все еще хотел больше объяснений.

Не делая того, что ты делаешь, чтобы не принимать желаемое.

Сара и Аннет засмеялись. Сет присоединился к ним.

То, что мы делаем? Что мы делаем? Соломон, о чем ты?

Таких вещей довольно много. Но ты всегда знаешь, что делаешь что-то такое, потому что в это время ты испытываешь негативные эмоции. Видите ли, дети, каждый раз, когда вы испытываете негативные эмоции, например страх, или гнев, или вину, в этот момент вы сосредоточены на полной, противоположности того, чего хотите. Поэтому вы не можете оказаться готовы принять то, что действительно хотите, излучая вибрации того, чего не хотите.

Поэтому, — возбужденно сказала Сара, — когда мы грустили из-за того, что ты не мог приходить в дом на дереве, мы делали именно это. Но потом нас заинтересовало нечто другое, что не вызывало негативных чувств, и мы перестали это делать, и...

Мы смогли принять то, что хотели, — закончила за нее Аннет.

Что ж, ребята, я думаю, вы поняли, — сказал Соломон. — Понадобится много часов внимания, чтобы осознать, сколько замечательных вещей произошло и сколько намерений, которые вы запустили за прошлые несколько недель, воплотились.

Некоторым это кажется волшебством, другим — чудом, третьим—удачей, и везением, но на самом деле, чтобы ни происходило, сознательно гит подсознательно, намеренно или не намеренно, — вам нужно это впустить.

Только подумай, Сара! — восторженно сказала Аннет. — Почти сразу, как только мы начали искать канат, стали происходить потрясающие события.

Вообще-то потрясающие события начали происходить, как только вы сформулировали свое желание. Они начались даже тогда, когда вы решали свою проблему или дилемму. Но тогда вы не видели доказательств помощи, которую вам оказывали, пока не перестали делать то, что делали, — и приняли ее.

Хм-м, — сказала Сара задумчиво, прислоняясь к дереву. Все они чувствовали себя замечательно.

Мы такие везунчики, — сказала Аннет. — То есть я не имела в виду, что это везение, просто...

Чувствовать себя везучей — очень хорошее ощущение, Аннет. Ощущение везения, несомненно, соответствует принятию желаемого. Когда ты чувствуешь себя везучей,

или благословенной, или благодарной, или просто счастливой, ты принимаешь то, что считаешь хорошим.

Но если ты чувствуешь себя невезучей, или грустной, или подавленной, или сердитой, или виноватой, или испытываешь стыд, или любые другие плохие эмоции — в этот момент ты выходишь из состояния принятия.

Да, «везение» — это очень хорошее чувство, — Соломон улыбнулся. — Что ж, дети, я улетаю. Оставляю вас пересчитывать свои благословения.

Пока, Соломон, до завтра!

Я такой везунчик, — сказал Соломон, поднимаясь с платформы.

Все трое детей расхохотались.

Глава 26

Сара сидела в доме на дереве и ждала, когда к ней присоединятся Сет и Аннет Она лениво откинулась на ствол дерева, глядя на реку и чувствуя себя хорошо. Она глубоко вздохнула и выгнула руки над головой, и ощутила, как легкие мурашки удовольствия ползут вдоль позвоночника.

— Мне так хорошо! — громко сказала она. — Я хотела бы, чтобы всем в мире стало так же хорошо, хотя бы на мгновение. Они Никогда не захотели бы чувствовать себя хуже.

Саре казалось, что она пребывает в состоянии сдерживаемого оживления- все, что происходило раньше в течение дня, казалось очень далеким, как будто случилось с кем-то другим, и она не испытывала нетерпения перед тем, как будут разворачиваться события дня дальше. Аннет и Сет задерживались, но Сара не испытывала ни тревоги, ни желания их поторопить. Текущее мгновение казалось совершенным. Она делала все, что должна была делать, и все, что хотела бы делать, всего было достаточно — все было правильно.

— Вот как все это должно ощущаться, — сказала Сара вслух.

— Ты права, Сара, — сказал Соломон, сев на платформу рядом с Сарой. — То, как ты чувствуешь себя сейчас, — такой и должна быть жизнь в каждый момент. Совершенной и постоянно развивающейся. Достаточной, но все растущей,. Удовлетворяющей, но с желанием большего. Цельной — но никогда не завершенной.

Сара ощутила восторг и любовь, которые пульсировали в ней, когда она смотрела на своего замечательного крылатого друга.

Ох, Соломон, как хорошо чувствовать себя так хорошо. Что на меня нашло? — Сара засмеялась, произнеся это.

На тебя нашло то, что представляет твою сущность, Сара. А может, лучше будет сказать, что теперь ты принимаешь то, какая ты на самом деле. Это твое естественное состояние. Такими были бы. все — если бы они себе это позволили.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.