Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Методика судебно-медицинской экспертизы потерпевшего




 

Судебно-медицинскую экспертизу причинения вреда здоровью производит судебно-медицинский эксперт путем медицин­ского обследования потерпевших. Судебно-медицинская экспертиза потерпевших (как уже было сказано) проводится в специальных судебно-медицинских амбулаториях (в крупных городах), поликлиниках и больницах, помещениях органов следствия и суда, а также иногда на дому у подэкспертного, если он по состоянию здоровья не может явиться на экспертизу в другое место. При этом обязательно устанавливают личность подэкспертного по паспорту или иному заменяющему его документу (военному билету, удостоверению военнослужащего); предъявленный подэкспертным паспорт или заменяющий его документ указывают в «Заключении эксперта» («Акте»). Затем изучаются обстоятельства дела (предварительные сведения).

Предварительные сведения. Источником предварительных сведений об обстоятельствах происшествия может послужить постановление о назначении экспертизы, направление на экспертизу или другой документ органов дознания, следствия или суда. В нем содержатся данные о личности подэкспертного, краткие сведения о происшествии, а также цель экспертизы — вопросы, которые следует разрешить судебно-медицинскому эксперту. Чаще обстоятельства дела узнаются со слов подэкспертного, который отвечает на вопросы, поставленные экспертом.

В первую очередь необходимо выяснить: а) когда (день, час) и где (дома, на улице, на работе и т.д.) были нанесены повреж­дения; б) кто нанес повреждения (фамилия, имя, отчество, пол, возраст и внешнее физическое развитие лица, нанесшего трав­му); в) каким орудием и способом были причинены поврежде­ния (удары кулаками, ранения ножом, ожоги и пр.); г) какая часть тела подверглась повреждению (голова, грудь, руки и т.д.).

Кроме того, целесообразно выяснить, каково было самочув­ствие потерпевшего в первый период после нанесения повреж­дения, в частности, не терял ли он сознания, не было ли тош­ноты, рвоты, головокружения, кровотечения, обращался ли он за лечебной помощью и если обращался, то в какое лечебное учреждение и пр.

При расспросе подэкспертного не следует задавать прямых наводящих вопросов, поскольку при определении степени тя­жести повреждений могут иметь место элементы намеренного преувеличения (аггравации) и даже притворства (симуляции). Кроме того, нередко повреждения, являясь кульминационным моментом какой-нибудь ссоры, семейной драмы и т.д., сопро­вождаются значительной психической травмой, которая ухуд­шает общее состояние организма и приводит к тому, что по­терпевший может и без умысла преувеличивать симптомы по­вреждения.

Наряду с этим нельзя исключить случаи патологической си­муляции (например, при истерии), когда симуляция является одним из симптомов основного заболевания.

Поэтому постановка наводящих вопросов врачом может привести к значительному преувеличению субъективных сим­птомов повреждения со стороны потерпевшего.

Из сказанного, конечно, не следует, что судебно-медицинский эксперт не должен учитывать анамнестические сведения. Он обязан подвергать их тщательному анализу, сопоставляя с данными объективного исследования и основывая свое мнение на результатах последнего.

Объективное исследование. Производя объективное исследо­вание потерпевшего, следует помнить, что судебно-медицинская экспертиза есть врачебное, научно-практическое исследование, и оно должно проводиться по всем правилам современной ме­дицинской науки. Вместе с тем судебно-медицинская эксперти­за не представляет собой сугубо клинического исследования и поэтому не нужно стремиться к полному описанию общего со­стояния, а только к тщательному описанию состояния тех орга­нов и систем, которые имеют или могут иметь значение для судебно-медицинской оценки повреждения.

Общее состояние организма потерпевшего исследуется в судебно-медицинской практике примерно в том же объеме и по­рядке, какие существуют при обычном амбулаторном приеме больных. Большее внимание следует уделять состоянию нервной системы и психики потерпевшего, так как в судебно-медицинской практике повреждения нередко усугубляются еще и психической травмой.

Повреждения целесообразно выделять особо, примерно так же, как это делается в амбулаторной хирургической практике.

Судебно-медицинская экспертиза повреждений подчинена, в первую очередь, разрешению тех вопросов, которые необходимо отразить в заключении. К ним относятся:

1) вид и характер повреждения (кровоподтек, рана, ожог и т.д.);

2) время нанесения повреждения, т.е. его давность;

3) тип орудия или средство, которым могло быть причинено данное повреждение;

4) квалификация степени тяжести вреда здоровью, принятая в Уголовном кодексе РФ.

Вид и характер повреждения устанавливают на основании судебно-медицинского исследования и представленных медицин­ских документов. При этом необходимо указать локализацию повреждения по отношению к определенным анатомическим точкам тела, форму, размеры, цвет, характеристику краев, при­знаки заживления, состояние тканей, окружающих повреждение (краснота, припухлость, болезненность и пр.), наличие инород­ных тел и другие особенности. Ощущение болезненности при повреждении следует определять на основании болевой реакции потерпевшего во время исследования (ощупывания, постукива­ния, объема активных и пассивных движений и пр.), стараясь отвлечь внимание подэкспертного.

Конечно, судебно-медицинское исследование не должно причинять дополнительного вреда здоровью потерпевшего. Если эксперт не имеет возможности соблюсти правила асептики и антисептики из-за отсутствия стерильного перевязочного мате­риала или специальной перевязочной, он не должен снимать наложенную в лечебном учреждении стерильную повязку. В та­ких случаях он предлагает потерпевшему явиться после оконча­ния лечения с амбулаторной картой, в которой должно быть от­ражено полное описание повреждения. Естественно, что подоб­ные случаи не могут быть правилом, поскольку судебно-медицинское исследование, являясь исследованием медицин­ским, должно проводиться в условиях, отвечающих современ­ному состоянию медицинской науки.

Форму повреждения принято сравнивать с геометрическими фигурами и общеизвестными предметами (например, круглая, овальная, квадратная, прямоугольная, треугольная, трапецие­видная, ромбовидная, дугообразная, линейная, крестообразная, звездчатая, веретенообразная и т.д.). Если повреждение по форме не соответствует названным фигурам или предметам, то го­ворят о повреждении «неправильной формы».

При описании окраски повреждения применяют общепри­нятые названия цветов: синий, красный, багровый, зеленый, желтый и т.д. Если повреждение (например, кровоподтек) имеет неоднородную окраску, то отмечают цвет его центра, краев, ок­ружающих неповрежденных тканей и пр.

Размеры повреждения должны измеряться в сантиметрах (три размера: длина, ширина, высота). В судебно-медицинской прак­тике не рекомендуется сравнивать размеры повреждения с вели­чиной каких-нибудь предметов (монета, горошина, орех и т.д.).

Если до экспертизы повреждение подвергалось хирургиче­ской обработке, необходимо запросить у лечащего врача под­робное описание размеров и характера повреждения, имевшихся до этого. Такие сведения должны быть зафиксированы врачом в истории болезни или амбулаторной карте.

Время нанесения повреждения определяется по тем изменени­ям, которые наблюдаются в тканях в процессе его заживления. Точность определения давности повреждения в первую очередь зависит от времени обследования. Чем раньше произведено ис­следование, тем более точно может быть определена давность причинения повреждения.

Давность кровоподтеков определяется по изменению окра­ски, причем следует иметь в виду, что изменение окраски кро­воподтеков при прочих равных условиях зависит от локализации повреждения, обширности и глубины кровоизлияния. Напри­мер, кровоподтеки на лице из-за лучшего кровоснабжения бы­стрее изменяют свою окраску, чем на ногах. При глубоких кро­воподтеках окрашивание кожи нередко появляется через 2—3 дня, а иногда и вообще может отсутствовать. Первоначальный сине-багровый или синий цвет кровоподтека в среднем на 3-й — 6-й день сменяется зеленоватым и в начале 2-й недели превра­щается в желтый, после чего постепенно исчезает.

Необходимо отметить, что изменение цвета кровоподтеков на слизистых губ, конъюнктивах и склерах глаз в большинстве слу­чаев вообще не наблюдается, а происходит лишь постепенное побледнение окраски до полного исчезновения кровоподтека.

Кровоподтеки могут появляться не только соответственно месту нанесения удара, но и в другом месте, что связано с пере­мещением излившейся крови по фасциальным пространствам.

Например, при травме области брови и надбровья кровоподтеки обычно появляются на верхнем веке и под глазом.

Время нанесения ссадин определяется на основании подсыхания, появления и образования буроватой корочки (от не­скольких часов до 2—4 суток), степени эпителизации под ко­рочкой и отпадения корочки (7-й—9-й день). Давность ран устанавливается по степени их заживления, в частности, по вы­раженности воспалительного процесса, наличию грануляцион­ной ткани и по характеру формирования рубцов. Давность пере­ломов определяется с учетом развития костной мозоли.

При установлении давности повреждений следует учитывать возраст освидетельствуемого, его состояние здоровья, способы лечения повреждения и другие особенности.

Определение типа орудия производится на основании тех признаков повреждения, которые характерны именно для этих орудий. Так, резаные раны характеризуются ровными краями, острыми углами, отсутствием перемычек, значительным зияни­ем. Напротив, ушибленные раны имеют неровные осадненные края, тупые углы, относительно мало зияют, на дне их отмеча­ются перемычки.

Ушибленные раны кожи и мягких тканей, близко прилежа­щих к костям (на голове, передней поверхности голени и т.д.), могут иметь линейную форму, довольно ровные края и по внешнему виду быть похожими на раны резаные. Однако нали­чие перемычек на дне таких рассеченных ран свидетельствует о действии твердого тупого предмета, т.е. об ушибленной ране.

О свойствах повреждающего орудия можно в ряде случаев судить по форме ссадин и кровоподтеков. Например, ссадины, причиненные ногтями человека, как правило, имеют полулун­ную форму. Иногда форма кровоподтека указывает на то, каким орудием он был причинен (кровоподтек вследствие отпечатка пряжки ремня, кровоподтек линейной формы в результате нане­сения его веревкой, палкой и т.д.).

Характер переломов костей зачастую дает возможность вы­сказать предположение о виде примененного орудия или о ме­ханизме его возникновения. Так, косой перелом костей пред­плечья чаще возникает не от прямого насилия в месте перелома, а от падения на вытянутые руки и удара о твердую поверхность. Поперечные переломы, особенно нижних конечностей, свиде­тельствуют о действии предметов с большой силой соответст­венно месту перелома.

Что касается идентификации конкретного экземпляра ору­дия по характеру повреждений, то на этот вопрос судебно-медицинский эксперт обычно не может дать ответа, поскольку различные виды тупых и острых орудий могут причинять сход­ные повреждения.

Для установления характера насилия в ряде случаев большое значение имеет не только форма, особенности, но и локализа­ция повреждений. Так, ссадины полулунной формы около рта и носа или на шее свидетельствуют о попытках удушения, ссади­ны на внутренней поверхности бедер и в окружности половых органов женщины наблюдаются при изнасиловании, при борьбе и самообороне ссадины могут располагаться на лице, кистях рук, грудной клетке и т.д.

Естественно, что судебно-медицинский эксперт не может владеть всеми методиками клинического исследования по раз­личным специальностям. В частности, при повреждении глаз требуется консультация офтальмолога, при жалобах на сниже­ние слуха — отоларинголога и т.д. Поэтому эксперт при необхо­димости направляет подэкспертного на консультацию к врачу-специалисту в поликлинику по месту жительства или работы.

Для установления делового контакта и взаимопонимания между врачом-консультантом и судебно-медицинским экспер­том последний должен указывать в направлении характер и цели экспертизы, ставить на разрешение определенный круг вопро­сов, входящих в его компетенцию. В первую очередь нужно вы­яснить, связано ли данное повреждение или заболевание с имевшей место травмой, каков срок излечения этого поврежде­ния или заболевания при обычном исходе, в какой степени по­влияет или уже повлияло данное повреждение на состояние здоровья подэкспертного или на ухудшение его основного забо­левания и каковы объективные признаки ухудшения.

Постановка перед врачом-консультантом широкого круга вопросов окажет существенную помощь в производстве экспер­тизы. И напротив, отсутствие вопросов в направлении эксперта дает возможность врачу-консультанту отвечать в очень краткой форме, ограничится лишь диагнозом. Последнее обстоятельство не только затрудняет работу судебно-медицинского эксперта, но и затягивает сроки экспертизы, поскольку переписка между экспертом и консультантом (с соответствующим направлением потерпевшего) иногда может продолжаться довольного долго.

Если до экспертизы потерпевший находился на излечении в больнице или поликлинике, то эксперту следует через следовате­ля обязательно запросить подлинник истории болезни или амбу­латорной карты, заверенный печатью лечебного учреждения.

Особенно тщательный анализ медицинских документов необходим тогда, когда с помощью экспертизы требуется установить, имеется ли ухудшение хронического заболевания после травмы, о чем заявляет потерпевший. В подобных случаях целесообразно узнать, в каком лечебном учреждении лечится или наблюдается потерпевший в связи со своим хроническим забо­леванием. Туда же следует направлять подэкспертного для вы­яснения вопроса, имеет ли место ухудшение состояния здоровья в связи с травмой и в чем это проявляется.

Содержание медицинских документов частично или полно­стью вносится экспертом в «Заключение эксперта» и использу­ется при составлении выводов заключения.

Следует подчеркнуть, что врач-эксперт обязан подвергать медицинские документы тщательному анализу и учитывать в них, в первую очередь, те данные, которые не вызывают сомне­ния. Нужно иметь в виду, что подэкспертный мог длительное время находиться в больнице для наблюдения и обследования в связи с его обоснованными или необоснованными жалобами (например, подозрение на сотрясение мозга).

Что касается листка нетрудоспособности, то последний мо­жет выдаваться не только при повреждениях и заболеваниях, отражающихся на общей трудоспособности, но и с учетом про­фессии пострадавшего. Так, ушиб пальца у машинистки или кровоподтек на лице у продавца дают им право на получение больничного листка в течение 7—10 дней. В то же время, на­блюдаются случаи отказа потерпевшего от получения листка нетрудоспособности или преждевременная выписка пострадавшего из больницы по его просьбе.

Поэтому при оценке степени тяжести причинения вреда здо­ровью судебно-медицинский эксперт обязан критически подхо­дить к медицинским документам и листку нетрудоспособности. Основывая свое заключение на данных объективного исследо­вания повреждения и вызванного им расстройства здоровья, длительности течения заболевания, он должен дать ответы на все вопросы, содержащиеся в постановлении следователя (опре­делении суда), за исключением тех, для решения которых экс­перт не располагает необходимыми данными.

При производстве судебно-медицинского освидетельствова­ния врач (ст. 181 УПК РСФСР) должен помочь следователю вы­явить и описать имеющиеся повреждения, их характер с меди­цинской точки зрения (ссадины, кровоподтеки, раны и др.), ло­кализацию и свойства. Другие вопросы решают только при про­ведении судебно-медицинской экспертизы.

Уголовный кодекс РФ различает: тяжкий вред здоровью, среднюю тяжесть вреда здоровью и легкий вред здоровью. Кро­ме того, УК РФ предусматривает особые способы причинения повреждений: побои, мучения, истязания, установление которых не входит в компетенцию судебно-медицинского эксперта. Ре­шение этого вопроса относится к компетенции органов дозна­ния, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Квалифицирующими признаками тяжести причинения вреда здоровью являются:

§ опасность вреда здоровью для жизни человека;

§ длительность расстройства здоровья;

§ стойкая утрата общей трудоспособности;

§ утрата какого-либо органа или утрата органом его функ­ций;

§ утрата зрения, речи, слуха;

§ полная утрата профессиональной трудоспособности;

§ прерывание беременности;

§ неизгладимое обезображивание лица;

§ психическое расстройство;

§ заболевание наркоманией или токсикоманией.

Для установления тяжести вреда здоровью достаточно нали­чие одного из квалифицирующих признаков. При наличии не­скольких квалифицирующих признаков тяжесть вреда здоровью устанавливается по тому, который соответствует большей тяже­сти вреда здоровью.

Установление неизгладимого обезображивания лица не вхо­дит в компетенцию судебно-медицинского эксперта, так как это понятие не является медицинским.

Опасным для жизни является вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здо­ровью как опасного для жизни.

Длительность расстройства здоровья определяют по продолжи­тельности временной утраты трудоспособности (временной нетру­доспособности). При экспертизе тяжести вреда здоровью учитыва­ют как временную, так и стойкую утрату трудоспособности.

С судебно-медицинской точки зрения, стойкой следует считать утрату общей трудоспособности либо при определившемся исходе, либо при длительности расстройства здоровья свыше 120 дней.

При определении величины стойкой утраты общей трудо­способности (в процентах) эксперт руководствуется «Правилами судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью» (1996 г.). Выдержки из них приведены в таблице.

Таблица





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.