Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Умышленные профессиональные преступления медицинских работников




 

Как правило, умышленные преступления медицинских ра­ботников совершаются при наличии косвенного умысла, по­скольку врачи и их помощники обычно сознательно не желают причинить вреда больному, но в таких случаях и не могут его исключить. Закон же предусматривает, что независимо от фор­мы и характера умысла он при всех условиях включает осозна­ние медицинским работником общественно опасных последст­вий своего действия или бездействия.

Из всех умышленных преступлений медицинских работни­ков наиболее антипрофессиональным и, по нашему мнению, значительно общественно опасным преступлением является от­каз от оказания помощи больному.

Неоказание помощи больному. Широко разветвленная сеть скорой и неотложной помощи, большое число медицинских ра­ботников в районах, где нет скорой и неотложной помощи, соз­дают объективные условия, исключающие возможность неока­зания помощи больному.

В случаях, угрожающих жизни гражданина, медицинские ра­ботники имеют право использовать бесплатно любой имеющий­ся вид транспорта для перевозки гражданина в ближайшее ле­чебно-профилактическое учреждение (ст. 39 «Основ законода­тельства Российской Федерации об охране здоровья граждан»). Поэтому любой случай неоказания медицинской помощи боль­ному всегда подвергается общественному осуждению, нередко с привлечением виновных в этом медицинских работников к уго­ловной ответственности по ст. 124 УК РФ.

Вопрос о том, является ли причина неоказания помощи ува­жительной, решается следственными органами и судом в каждом конкретном случае на основании всех обстоятельств дела. С юри­дической точки зрения, уважительной причиной, по которой ме­дицинские работники не несут уголовной ответственности за не­оказание помощи больному, является болезнь их самих, невоз­можность в момент вызова оставить другого тяжелобольного или опасность передвижения к месту нахождения больного.

Под тяжкими последствиями неоказания помощи Уголовный кодекс РФ предусматривает тяжелую болезнь, тяжкий вред здоро­вью, причем уголовная ответственность за эти последствия, так же, как и за смерть больного, наступает лишь тогда, когда винов­ный в этом медицинский работник сознавал (или мог и должен был сознавать) возможность наступления тяжких для больного последствий, вызванных неоказанием ему медицинской помощи.

Неоказание помощи больному чаще всего проявляется в не­явке медицинского работника по вызову, в отказе госпитализиро­вать его и организовать заним наблюдение, в отказе оказать не­отложную медицинскую помощь гражданам в дороге, на улице и гл. Практика показывает, что чаще подобные случаи встреча­ются в условиях, когда оказать медицинскую помощь для меди­цинского работника не составляло особого труда.

Вместе с тем эффективность медицинской помощи зависит от своевременности ее оказания, а следовательно, и от времени обращения за ней со стороны больного, его родственников или окружающих лиц. Следует иметь в виду, что оказание помощи человеку, находящемуся в опасности, является не только мо­ральным долгом, но и обязанностью каждого гражданина. Об этом, в частности, говорит ст. 125 УК РФ.

Следовательно, к уголовной ответственности может быть привлечен любой гражданин, если он сам не оказал помощи лицу, находящемуся в опасном для жизни состоянии, или не сообщил надлежащим учреждениям или лицам о необходимости оказания такой помощи.

Незаконное производство аборта. Наказание за это преступ­ление предусмотрено ст. 23 УК РФ. Ответственность врача за производство аборта вне больницы или другого лечебного учре­ждения исключается, если врач действовал в состоянии крайней необходимости (например, беременную женщину нельзя было перевезти в больницу, а по медицинским показаниям аборт должен был быть произведен немедленно).

В настоящее время имеются объективные условия полной ликвидации криминальных абортов. Однако встречаются слу­чаи, когда женщина по тем или другим соображениям, чаще желая скрыть прерывание беременности, старается произвести аборт вне больницы.

Следует подчеркнуть, что ответственность за незаконное производство аборта зависит не только от последствий, но и от всех обстоятельств совершения преступления, в частности пове­дения врача, когда он устанавливает наступление тяжких по­следствий (кровотечение, перфорацию матки, шок и др.).

Судебно-медицинская экспертиза при смерти от незаконного производства аборта разрешает следующие основные вопросы:

1. Какова причина смерти?

2. Была ли женщина беременна, если да, то каков срок бе­ременности?

3. Имело ли место прерывание беременности?

4. Есть ли признаки вмешательства с целью прерывания бе­ременности и каким способом беременность была прервана?

5. Обнаружены ли повреждения в области половых органов, если да, то чем они могли быть причинены?

6. Могла ли умершая сама прервать свою беременность?

7. Имеются ли признаки введения в полость матки каких-либо предметов, веществ, жидкостей?

8. Не установлены ли при исследовании трупа признаки от­равления, каким веществом могло быть вызвано отравление? Каким путем попал яд в организм?

9. Обнаружена ли на предметах, изъятых с места происшест­вия, кровь? Если да, то какова ее видовая, групповая и половая принадлежность? Кровь это плода или взрослого человека?

Кроме того, на разрешение судебно-медицинской экспертизы в случаях аборта ставятся и такие вопросы: 1) в чем отличие ис­кусственного прерывания беременности от самопроизвольного аборта; 2) какова давность аборта, т.е. время, прошедшее с мо­мента производства аборта до экспертизы женщины; 3) в какой обстановке и каким способом произведен аборт; 4) какой ущерб здоровью женщины был причинен абортом и т.д.

Незаконное занятие частной медицинской практикой или част­ной фармацевтической деятельностью (ст. 235 УК РФ). С юриди­ческой точки зрения, незаконное врачевание может совершаться только с прямым умыслом, когда виновный осознает, что зани­мается частной медицинской или фармацевтической практикой как профессией и желает этим заниматься.

По уголовному законодательству незаконное занятие частной медицинской практикой или частной фармацевтической дея­тельностью является преступлением независимо от того, насту­пили или не наступили в результате этого вредные для больного последствия.

Нарушение санитарно-эпидемиологических правил (ст. 236 УК РФ). «Основы законодательства Российской Федерации об ох­ране здоровья граждан» предусматривают проведение комплекса мер по обеспечению санитарно-эпидемического благополучия граждан России. Контроль за их осуществлением осуществляют центры санитарно-эпидемиологического надзора. При наруше­нии санитарно-эпидемиологических правил предусмотрена уго­ловная ответственность.

Ответственность по ст. 236 УК РФ наступает и в случае, ко­гда нарушение названных в ней правил имело своим последст­вием распространение эпидемических и других заразных заболе­ваний, и в случае, когда в результате нарушения указанных пра­вил возникла реальная угроза их распространения. Под распространением заболеваний следует понимать любое увели­чение числа случаев заболевания однородной болезнью. Степень общественной опасности конкретного нарушения правил зави­сит не только от масштабов распространения заболевания, но и от характера болезни и ее исхода. Субъективная сторона этого преступления выражается в умысле или неосторожности в от­ношении возникших последствий.

Служебный подлог. Противозаконное составление и выдача медицинскими работниками различных заведомо ложных офи­циальных документов рассматривается органами следствия и судами как служебный подлог, предусмотренный ст. 292 УК РФ.

С юридической точки зрения, подлог документов выражается в изменении содержания подлинного документа путем внесения в него ложных сведений (вместо содержащихся в нем правильных), поправок, подчисток и т.д. (например, изменение даты рождения, подделка подписи в официальном документе, ложный диагноз заболевания и т.п.), либо в составлении и выдаче документа, со­держание которого не соответствует действительности (в частно­сти, выдача ложной справки о трудовом стаже, о наличии бере­менности, какого-то заболевания при их отсутствии и др.).

По закону официальным следует считать всякий документ, исходящий от государственного или общественного учреждения, организации или предприятия и свидетельствующий о фактах, имеющих юридическое значение. Официальный характер имеют также документы, исходящие от отдельных лиц, если они нахо­дятся в делах государственных или общественных учреждений, предприятий или организаций и имеют юридическое значение. Поэтому подделка таких документов должностным лицом, у ко­торого они находятся в силу занимаемого им служебного поло­жения (например, выдача ложной врачебной справки о заболевании лицу, которым тот заведомо не страдает), также карается по ст. 292 УК РФ.

Закон предусматривает под служебным подлогом преступле­ние, которое совершается с прямым умыслом. Мотивом его могут быть корысть, т.е. желание извлечь из подлога какую-либо мате­риальную выгоду (например, получить взятку), или иные личные соображения (оказать услугу близким или знакомым и т.д.) неза­висимо от того, удалось или не удалось достигнуть цели, ради которой был совершен служебный подлог.

Судебная и экспертная практика показывает, что служебный подлог медицинских работников чаще связан с выдачей ложных свидетельств и справок о болезни, физическом состоянии, бе­ременности, возрасте и т. д. Большинство подобных уголовных дел относится к выдаче заведомо ложных листков нетрудоспо­собности или результатов обследований (в том числе и при при­зыве в вооруженные силы).

Среди других заведомо ложных медицинских документов в настоящее время встречаются случаи выдачи подложных спра­вок о состоянии здоровья для оформления пенсии по болезни, для получения страховой премии при страховании от несчаст­ного случая или болезни, ложные справки о беременности и т.п.

Незаконные изготовление, приобретение, хранение, перевозка, пе­ресылка либо сбыт наркотических средств или психотропных веществ.Поскольку применение наркотических или психотропных веществ может быть опасным для жизни и здоровья людей, производство их осуществляется только по специальному разрешению. Уголовная ответственность за нарушение такого разрешения предусмотрена ст. 228 УК РФ, а за хищение этих средств — ст. 229 УК РФ.

К уголовной ответственности по этим статьям могут при­влекаться как частные лица, так и должностные. В первую очередь это относится к медицинским и фармацевтическим работникам, имеющим доступ к наркотическим средствам или психотропным веществам.

В новый Уголовный кодекс РФ введена ст. 233, предусмат­ривающая ответственность за незаконную выдачу либо подделку рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ.

Статьей 234 УК РФ предусмотрена ответственность за неза­конный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта.

Сильнодействующими признаются включенные Государствен­ной фармакопеей в список «Б» вещества, которые могут при их употреблении в определенных дозах либо недозволенным путем причинить вред здоровью.

Ядовитыми считаются вещества, которые оказывают отрав­ляющее действие на человека и способны при их употреблении в определенных, даже небольших, дозах вызвать смерть человека или причинить тяжкий вред здоровью. Ядовитые вещества отне­сены Государственной фармакопеей к списку «А».

Правила производства, приобретения, хранения, учета, от­пуска, перевозки или пересылки сильнодействующих и ядови­тых веществ издаются компетентными государственными орга­нами, в частности Министерством здравоохранения РФ. За на­рушение этих правил установлена дисциплинарная, административная и уголовная ответственность.

Оценка тяжести нарушения правил производится в каждом конкретном случае с учетом всех обстоятельств дела. В частности, принимается во внимание, в каком количестве, для каких целей и в отношении каких именно веществ допущены нарушения правил.





©2015- 2017 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.