Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Структура выпуска новостей





В выпуске у нас в среднем около трех-четырех новостей. И его структура зависит от того, тематический он или нет.

Мы начинаем «основные новости» с курса доллара в обменных пун­ктах. Причем даем средний курс, не углубляясь, какой конкретно, где, в каком банке, потому что их миллион. Средний курс можно найти в интернете. Можно, в конце концов, послать корреспондента пройтись по десяти обменным пунктам, вычислить средний курс и выпустить его в эфир как можно раньше. В Москве средний курс можно дать уже в 10-часовом выпуске новостей. Что касается курса Центробанка, то обычно в 11:30 он уже появляется на электронных торгах СЭЛТ ММВБ и совпадает с тем, что будет объявлено как официальный курс Центробанка на завтра. То есть в 12:30 дня мы уже имеем курс, кото­рый сообщаем в течение дня на завтра, напоминая также сегодняш­ний курс.

Первой новостью в выпуске чаще всего идет российская. Но если на сегодняшний день сенсация и главная новость — зарубежная (допу­стим, выборы в Югославии или Ближний Восток), то, в зависимости от важности ее для аудитории, мы можем начать с нее.

Важность новостей, их «тяжесть» уменьшается ближе к концу вы­пуска. А развлекательность, соответственно, увеличивается. У нас при­нято заканчивать какими-то легкими новостями: новостями шоу-биз­неса, автомобильными и так далее.

Часто последней новостью мы ставим репортаж.

Мы убеждены, что на радио без погоды и валюты не обойтись.

У нас погода вынесена за рамки выпуска, так как мы говорим о погоде во время каждого выхода ди-джея. Люди слушают радио утром в среднем 15—20 минут, и во время прослушивания человек обязатель­но должен попасть на выпуск прогноза погоды. Если мы оставим про­гноз погоды только в рамках выпуска новостей, который идет один-два раза в час, то есть риск, что человек не услышит погоду и захочет послушать ее на другой станции. Поэтому мы вынесли прогноз погоды за рамки новостей. Но это тоже не аксиома. Возможны самые разные варианты.



Наполнение выпуска новостей

Есть станции, которые обходятся без политики. Например, радио «Максимум». Мы же считаем, что наша задача — объяснить, почему те или иные события, скажем, в Думе или в мире в целом касаются каж­дого из наших слушателей. Если сегодня вводят новый Администра­тивный кодекс, и выясняется, что неправильно припаркованные ма­шины на улицах не будут эвакуировать — мы непременно должны на­чать с этого и с информации о Думе, потому что этот вопрос решается там. Но если для объяснения сути вопроса требуется две минуты, то мы об этом не говорим.

В конечном счете, критерием отбора информации для выпуска яв­ляются потребности и интересы нашей аудитории.

Нашего слушателя интересует его будущее, но не в исполнении Павла Глобы. Наш слушатель — молодой человек, активный мужчина, который привык оперировать фактами и верить не астрологам, а курсу Центробанка. Его интересуют деньги. И для нас важен денежный ас­пект любой темы. Текст должен дать понять слушателю, что он на этом экономит или сколько он на этом теряет. Его интересует соб­ственное здоровье и здоровье его близких, образование, автомобили, а также то, что происходит в Москве: спорт, секс, компьютеры, техноло­гии, развлечения, сплетни. Его не интересует неудачный старт Шатла. Там нет ни одного российского космонавта, они не взорвались и даже не упали. Зачем об этом рассказывать, когда у нас на все — про все три минуты? Его не интересует благотворительность компании «Макдо-налдс», потому что он подозревает, что эта компания ничего не делает

просто так. Его не интересует количество сбитых вчера прохожих и количество конфискованной милицией соломки мака (такая информа­ция приходит каждый день, и милиция с радостью ее предоставляет). Но если вчера зафиксировано рекордное количество сбитых прохожих или, наоборот, день обошелся без жертв (а обычно сбивают по сто человек), то об этом стоит рассказать. Нашего слушателя не интересует также концерт артиста, не входящего в формат нашей радиостанции. Другое дело, если в вашем городе приезд любого артиста — это собы­тие и тем более, если на концерт пришло рекордное количество народа или не пришел никто — об этом захотят услышать. Но, имея дело с московской аудиторией, мы знаем, что мы не будем рассказывать о музыке, которая не входит в наш формат. Только если приедет Пол Маккартни, наверное, мы об этом расскажем. Обычно же мы говорим об артистах и шоу-бизнесе только нашего формата.

Степень присутствия «тяжелых», официальных новостей в выпус­ке — это уже вопрос профессионализма журналиста и того, насколько это важно вашей аудитории. Каждая новость рассматривается отдель­но. Но мы зачастую даем «тяжелые» новости первыми. Мы осознаем, что львиная доля нашей аудитории — это Москва, поэтому если убий­ство случилось в Москве и убит предприниматель, тем более, если уже ясно, что он связан с какой-то известной структурой — мы даем это первой новостью. Если новость неопределенная или незначительная, в эфир она не идет.

Отдельная тема — спорт. Вообще, спорт, это то, что интересует очень большое количество людей. Поэтому его можно давать отдельно от основного выпуска новостей. Спортивные выпуски у нас звучат только в утреннем шоу, один раз в час.

Есть основные темы, которые интересуют нашу публику: футбол, хоккей, теннис, «Формула-1». Интерес к прочим видам спорта зависит от мастерства спортивного комментатора. Например, скандал с допин­гом в легкой атлетике — это интересно. Но какие-то более специфи­ческие детали — для этого в Москве существует станция, которая рас­сказывает только о спорте. Человек, который захочет слушать о спорте более детально, переключится туда.

Подача новостей

Мы используем традиционные агентства — ИТАР-ТАСС, Интер­факс, РИА «Новости». Сейчас быстро развиваются бесплатные ин­формационные ленты в интернете, где информация выходит уже в виде дайджеста — это и «Газета.Ру», и «Лента.Ру», и РосБизнесКонсал­тинг.

Если это скучные, хотя и очень важные строки из сообщения ин­формационного агентства, я считаю, что при выпуске в две-три мину­ты давать их нужно крайне аккуратно и осторожно. А уж тем более аккуратность нужна с новостями про «министр поехал», «министр приехал», «второй день моратория», «третий день перемирия»...

Для нас важен взгляд на проблему, а не сухие формулировки ин­формационных агентств. Например, рассказывать о событиях на Ближнем Востоке стоит так, чтобы человек не почувствовал, что мы пересказываем то, о чем трубят все. Необходимо, чтобы он непремен­но понял, что это имеет прямое отношение к нему.

Вчера Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II заявил, что наша церковь поддерживает Палестину. Мы должны об этом сказать, потому что среди наших слушателей много верующих, православных людей, они соотносят свою жизнь в том числе и с действиями Пред­стоятеля. С другой стороны у многих там, на земле обетованной, есть родственники, друзья. Эти люди служат в армии или могут пойти слу­жить в армию, этот конфликт их касается. Можно апеллировать к этим чувствам, к этой части проблемы. Если вы придумали, как это сделать, например, позвонили кому-то в Израиль (пусть это будет троюродный брат друга, пусть он плохо говорит, и в обычное время вы бы не под­пустили его и на километр к микрофону), но если он может сей­час сказать: «Я вижу, из моего окна, как расстреливают...» или «Я вижу из моего окна, как взрывают...», если он может это сказать, а вы мо­жете это качественно записать по телефону — отлично. Можно это давать.

Подавать новость надо очень конкретно: приняли решение, догово­рились о перемирии, или, наоборот, война — так война, мы об этом рассказываем.

Мы считаем, что самое важное в нашей работе — это оперативность новостей, польза, лаконичность, здоровый субъективизм и юмор.

Немотивированная ирония и издевка — неприемлемы. Ирония хо­роша, но она должна сопровождать четко обоснованную точку зрения.

Мы не допускаем «желтизны» в любых проявлениях. Даже если не ссылаемся на источник после каждой сказанной фразы, теоретически мы должны быть готовы это сделать. Если тема спорная, стараемся дать разные точки зрения.

Мы стараемся помнить, что письменная и устная речь воспринима­ются по-разному, поэтому требуем от корреспондентов, чтобы они адаптировали свои тексты под ведущего. В радиорепортаже сложно передать голосом прямую речь, кавычки, скобки, тире, вопроситель­ные, восклицательные предложения, вставные конструкции и так да-

лее. Корреспондент должен думать о том, как другой человек будет читать его текст в эфире.

Что касается стилистики, мы требуем аккуратного обращения с эпитетами «лучшие», «знаменитые», «известные», «гениальные» — не нам об этом судить. Стараемся избегать штампов и уменьшительно-ласкательных суффиксов.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.