Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Понятие о государстве и его признаки





Реферат

 

По дисциплине «Государство и право»

Понятие государства и государственной власти. Функции государства

Понятие о государстве и его признаки

 

Вопрос о том, что есть государство, был актуален на протяжении всей истории развития человеческой мысли. Чем более развито человеческое общество, тем актуальнее он становится. Для современного общества, в том числе и российского, он приобрел особую злободневность.

В связи с ростом уровня правосознания и правовой культуры, и особенно с происходящим в настоящее время резким изменением системы ценностей, усиливается нигилистическое отношение ко всей предшествующей истории государства, обретают все большее число сторонников идеи адекватности человеческих интересов и потребностей сущности, формам, функциям и принципам организации и деятельности государства.

История политико-правовой мысли человечества полна попыток дать исчерпывающее определение понятия государства. От античности до наших дней человечество волнуют вопросы: каким должно быть идеальное государство? может ли быть фактически существующее государство со всей несправедливостью и частыми проявлениями произвола по отношению к индивиду и обществу идеальным? Как определить понятие государства, если из века в век оно изменяется и постоянно не удовлетворяет людей, хотя в целом увеличиваются их возможности воздействовать на основы его организации и деятельности.

Традиционно новые определения понятия государства строятся на сравнении предшествующих его определений. В известной мере такой подход к решению данного вопроса не ориентирован на исследование собственно государства, поэтому сам по себе он недостаточен.

Представляется более целесообразным для определения понятия государства выявить его существенные признаки и социальное назначение, характеризуемые его целью и задачами, а также выражающими их функциями.

Получение и обобщение такой информации позволяет дать общее определение понятия государства. Впрочем, такой же подход применим и при определении конкретного государства.



Попытаемся кратко рассмотреть указанные выше вопросы.

Прежде всего, отметим, что еще во времена античности выделялись весьма важные признаки государства.

Во-первых, оно рассматривалось как общение; во-вторых, применительно к государству речь могла идти о свободных людях; в-третьих, их должно было объединять стремление к общему благу. По существу это означало общение людей, признающих власть их собственного объединения (Платон, Аристотель).

Со временем к этим признакам был добавлен новый – согласие в вопросах права (Цицерон).

Одним из существенных свойств так понимаемого государства было то, что осуществляемая им власть была органической[1], т.е. саморазвивающейся и самодостаточной, совпадающей со свободным сообществом. При этом масса несвободных людей оказывались вне государства. Так, если население древних Афин в период расцвета в них демократии составляло более 300 тыс. человек, то только 30-40 тыс. из них являлись гражданами государства. Была установлена специальная процедура подготовки и записи лиц в качестве граждан афинского государства, описанная Аристотелем.

Одним из первых термин государство ввел в науку Макиавелли, относившийся к числу тех мыслителей, которые обосновывали самостоятельный характер политики, отделяя ее от религии и морали.

Утвердившееся затем в политической мысли разграничение общества и государства стало основой для новых определений государства, в которых фиксировалось его обособление от общества в качестве не совпадающей с ним организации власти, аппарата управления. При этом в одних политических концепциях понимание государства базировалось на приоритете государства перед обществом, в других - на приоритете общества перед государством. Этим разграничением в политико-правовой мысли было положено противоречие между древним пониманием государства как формы организации граждан в целостность, которым принадлежит власть и которые составляют собственно государство, и новым пониманием государства, когда оно отождествляется фактически лишь с системой органов государственной власти и управления, перестав включать в себя самих граждан. На этой основе в теоретической литературе утвердилось отождествление государства с правителем, королем и т.д., а впоследствии с парламентом или другими избираемыми органами власти. Это отождествление официально закреплено в законодательствах многих современных государств, в преамбуле конституций которых содержится положение о принятии их народом. Например, действующая Конституция США начинается с известной фразы: «Мы, народ Соединенных Штатов…, принимаем настоящую Конституцию». Хотя на самом деле она была принята не народом на референдуме, а специальным представительным органом. Это отождествление народа и государства фиксируется и в тех конституциях, в которых права народа закрепляются как права органов государственной власти (например, Конституция Японии). Такое отождествление имеет место и в тех случаях, когда народовластие на деле сводится к системе парламентаризма. Из сказанного следует, что два отмеченных выше понимания государства в научной литературе оказались разведенными друг от друга, но в них зафиксировано основное противоречие государства, которое должно быть снято в его определении.

Другая система признаков государства основывалась на понимании государства как организации власти, посредством которой обеспечивается подчинение одной части общества другой.

Существенными признаками такого государства являются:

§ наличие публичной власти, не совпадающей с обществом и сосредоточенной в специальном аппарате управления – принуждения; государство характеризуется не как общение свободных людей, стремящихся к общему благу, а как организованное чиновничество, обеспечивающее интересы господствующего в данном обществе класса (рабовладельцев, феодалов, буржуазии, пролетариата);

§ территориальная организация населения, заменяющая догосударственные формы его организации и отличающаяся от негосударственных форм организации людей (партии, союзы и т.д.);

§ налоги и займы, необходимые для содержания государственного аппарата.

В советской юридической литературе подробно анализировались указанные признаки государства. В ряде исследований и учебников по теории государства и права к ним добавлялись и другие (государственный суверенитет, право – как признак государства), но в целом трактовка Ф. Энгельсом признаков государства рассматривалась как фундаментальная основа теории государства. Наличие столь прочной исследовательской установки в определенной мере сдерживало углубленное изучение развивающейся государственности. Считалось, что все основное уже сказано Энгельсом.

Это является еще одним примером абсолютизации в нашей научной литературе положений классиков марксизма-ленинизма, на деле выступавшее как запрет на проработку соответствующий проблем, причем, явно не вытекающее из самого этого учения.

А в результате ряд важнейших проблем остался не только серьезно н исследованным, но и не поставленным в качестве объекта исследования. К числу таких проблем относится, в частности, проблема легитимности и ответственности власти.

Одним из существенных свойств так понимаемого государства явилось то, что его власть стала по преимуществу организационной [2] властью организации, не совпадающей с человеческим сообществом.

В советской научной литературе утвердилась трактовка государства, вытекавшая из марксистско-ленинского учения о происхождении государства. Она была обусловлена тем, что, как уже отмечалось, возникновение государства прямо связывалось с разделением труда, частной собственностью и разделением общества на антагонистические классы, интересы которых по своей природе непримиримы. Существование государства, его назначение прямо связывалось с указанными факторами.

Идея об объективной обусловленности отмирания, ликвидации государства во всех его разновидностях в этих условиях основывалась на преодолении факторов, обусловивших происхождение государства. С этим было связано понимание государства как политической организации экономически господствующего класса.

Необходимость слома буржуазного государства аргументировалась положением о том, что оно является диктатурой буржуазии – классового противника пролетариата. Не уничтожив его, пролетариат не может рассчитывать на удовлетворение своих интересов. Но, уничтожая буржуазное государство, пролетариат должен создать свое, пролетарское, государство для организации управления обществом, подавления своих классовых противников.

На этом основано первое определение социалистического государства: «пролетариат, организованный как господствующий класс», содержащееся в «Манифесте коммунистической партии», написанном К. Марксом и Ф. Энгельсом в 1848 г.

Эти положения являлись исходными для теории социалистического государства, которая сложилась в нашей стране и отражала конкретную практику социалистического строительства. Как опыт строительства новой государственности, она является неотъемлемой частью нашей истории, точно так же, как и теоретическое отражение этого опыта представляет собой составную часть нашего развивающегося общественного знания.

Сегодня стало очевидным, что в теоретических исследованиях государственности в нашей стране оказались абсолютизированными классовый подход, принципы партийности.

Но означает ли правомерное осознание односторонности, абсолютизации данного подхода к анализу государства его полную несостоятельность? Думается, что нет. Ведь в основе этого подхода лежит рациональная идея о необходимости изучения, выявления всей совокупности интересов, взаимодействующих в данном обществе, определения социальных сил, стоящих за этими интересами, а значит хорошее знание социальной структуры общества, в целом социальной системы. Может ли вообще существовать серьезная политика, не опирающаяся на эту рациональную идею?

Необходимо понять, что точное знание о политике возможно и необходимо. Одним из аспектов марксистской политической теории безусловно было стремление иметь такое точное знание. Достаточно вспомнить, какое первостепенное значение уделялось в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В.И. Ленина детальнейшему анализу социальных интересов, социальной структуре общества, служившему главной основой для принятия политических решений. Другое дело – проблема использования этого знания. Она может стать основой для поиска гражданского мира, вариантов гармонизации социальных интересов, создания механизмов их согласования. И, наоборот, - для ведения политической борьбы, достижения в ней перевеса, подавления и уничтожения своих политических противников.

В XIX в. в научной литературе прочно утвердился взгляд, в соответствии с которым власть, население и территория признавались в качестве важнейших признаков государства. При этом подчеркивалось внутреннее единство данных признаков, которое и выступало как главное в определении государства.

Нельзя, однако, не видеть и того, что перечисленные признаки носят слишком общий характер, могут быть отнесены и к другим социальным институтам, не являющимся государством. Без этих признаков государство действительно не может существовать. Но не все, без чего не может существовать государство, является его признаками (атмосферный воздух, вода и т.п.). Например, власть может быть и негосударственной, население может существовать и не будучи организованным в государство. Территория как сфера общения людей существовала всегда. Для государства характерен способ организации населения и власти, который в отличие от других социальных организаций в государстве является территориальным.

Можно выделить третью систему признаков государства, к которым можно отнести:

- Наличие гражданства как политико-юридической основы государства;

- Общение свободных людей (все члены общества), интересы которых публично признаны в качестве их прав, свобод, обязанностей и определяют внутреннее устройство, смысл и содержание деятельности государства;

- Публичная власть. В советской научной литературе этот признак государства традиционно трактовался как выражение несовпадения государства и общества, как отчужденность от общества власти, воплощаемой в аппарате государственной власти. Такая трактовка была связана с господствовавшим пониманием государства, в котором абсолютизировалась лишь одна его сторона – наличие специального аппарата власти, рассматривавшегося как управляющая система.

При этом предавалась забвению другая сторона государства – как форма организации населения в целостность; и в этом качестве важнейшая сторона жизни всех граждан. Разумеется, отдельным периодам развития государства такая абсолютизация одной из сторон государства могла соответствовать, но общее определение государства должно исключать ее. Как уже отмечалось, в противоречии названных сторон государства, а точнее говоря, в специфических способах постоянного разрешения данного противоречия более точно проявляется сущность государства, чем в одной из его сторон. В этом прежде всего проявляется двойственность государственной власти, которая иногда усматривалась в том, что государство характеризовалось как орган господства одного класса над другим, вынужденный наряду с этим заниматься решением так называемых общих дел. Причем, со временем все большее значение приобретала тенденция растущего приоритета общих дел в деятельности государства по сравнению с удовлетворением потребностей отдельных частей общества.

В политических концепциях древности государственность прочно ассоциировалась с указанным приоритетом, что нашло свое отражение в понятии «республика» (общее дело).

В юридической литературе уже обоснованно критиковалась очень узкая трактовка содержания термина «общие дела», которая не соответствовала идее о том, что общие дела вытекают из природы общества и включают все то, что объективно необходимо для существования и нормального функционирования человеческого общества безотносительно к его социально-экономическому строю. Их объем, содержание и формы выполнения, так же как роль государства, в их осуществления на различных исторических ступенях развития человеческого общества различны. С учетом данного обстоятельства формулировалось определение государства как единственно возможной всеобщей универсальной политической формы организации исторически сложившегося классового общества, обеспечивающей как решение сугубо классовых задач, так и выполнение общих дел, вытекающих из природы общества[3].

Обобщая изложенное по данному вопросу, можно отметить, что публичная власть как признак государства означает организационную оформленность и персонифицированность этой власти, позволяющую ей выступать единственным официальным представителем всего общества. Это означает, что не любая организация власти правомерно называется государством, а та, которая носит публичный характер в указанном выше смысле.

Территориальная организация населения. Этот признак государства отражает факт установленности пространственных пределов осуществления власти, размещение по территории государства аппарата власти (центральные и местные органы власти и управления).

Государственный суверенитет – признак государства, характеризующий его взаимодействие с иными организациями в обществе (политическими, социальными, экономическими, религиозными и т.д.), а также с другими государствами в международных отношениях. Традиционно он понимается как верховенство государства внутри страны и его независимость во внешних отношениях.

Данный признак выражается в распространении верховенства государства на все население и организации страны, в праве, с соблюдением установленных Законом оснований и процедур отменять и признавать не имеющими силы акты любой власти в обществе, в наличии специальных средств воздействия, которыми не обладает никакая другая власть в закрепленности специальных, официальных, хотя бы самых простых форм осуществления государственной власти.

Легитимность власти. В советской юридической литературе данный признак не рассматривался в качестве признака государства. Да и сам термин «легитимность» не только не был объектом специальных исследований, но и крайне редко употребляется.

В истории же политико-правовой мысли он использовался достаточно широко. В концепции Аристотеля проблема легитимности власти рассматривалась в контексте ответа на вопрос о праве на власть, правомерности власти, как применение критерия власти при оценке власти. В той или иной мере эта проблема анализировалась в рамках ряда политико-правовых концепций[4].

Достаточно детально изучались основания легитимности (знание политического искусства и умение владеть им, производность от бога, разум, превосходство, основанное на добродетели; соглашение, договор, право и т.д.), понятие (способность власти обеспечить себе поддержку в обществе в условиях контроля общества за ее осуществление, значимость существующего порядка для населения и т.д.); механизмы обеспечения (право наследования, выборность и т.д.), а также способы изучения легитимности конкретной власти (социологические, политологические, правовые).

В конкретном плане легитимность государственной власти означает соответствие установленной власти праву, власти, учреждаемой народом, как единственным источником государственной власти, той власти, которая реально осуществляется, несводимость легитимности власти лишь к факту ее установления, ответственность власти за свои действия. Легитимность власти в обобщенном виде характеризуется и как способ правового развития власти, противопоставляемый насильственному ее захвату и узурпации.

- Наличие развитой системы государственной службы;

- Существование основных институтов гражданского общества.

Существенным свойством так понимаемого государства является правовой[5] характер осуществляемой им власти, проявляющийся в ее единстве и разделении на различные виды, ответственности перед обществом и индивидом.

В современном государстве должны быть сняты все односторонности его исторического существования, отразившиеся в приведенных выше первых двух группах признаков государства.

На основе проведенного выше краткого анализа основных признаков государства, с учетом его общественных целей и социального назначения можно сформулировать следующее определение понятия о государстве.

Государство есть политико-территориальная организация общества, его публичной, суверенной и легитимной власти, обеспечивающая безопасность, содействующее развитию свободы и благосостояния как общества в целом, так и его составных частей.

Такое понимание государства представляется принципиально важным в современных условиях по ряду причин.

Настало время, когда необходимо провести хотя бы теоретическое очищение государственности, освободиться о стереотипа называть государством практически любую организацию власти, осуществляющую насилие и подавление, ибо не все, что существует как государство, – действительно как государство. Соотношение действительного и существующего в государстве отражает сложный характер государства, реальную противоречивость его как социального явления, которое в связи с этим практически невозможно определить однозначно только как благо или только как зло. Как известно, такие односторонние символические и образные характеристики государства широко применялись в художественной и публицистической литературе.

Их усвоение и использование студентами в процессе изучения государства позволяет конкретнее понять и представить суть различных подходов к пониманию государственности. Так, представляют интерес образы демократии, используемые Платоном: «рынок», «пестрая ткань», характеризующие многоликость данной формы государства. Образ государства как «искусственного человека», «машины» (Т. Гоббс), «ночного сторожа».

Все эти символы и образы государства ярко отражают как объективную необходимость и полезность государства, так и его негативные характеристики и опасные для общества проявления.

Различные определения и образы государства на деле отражают его многообразие; каждое из них содержит элемент истины и вместе с тем вполне уязвимо для серьезной критики. Из этого следует, что любое определение государства оказывается имеющим право на существование, а в отдельные периоды развития государства может приобретать преобладающее значение с учетом особенностей конкретного этапа развития общества и самого государства. Важно поэтому не просто «сталкивать» одни определения с другими, а рассматривать их как отражения конкретно-исторической практики, с которой связаны эти определения.

Кроме того, весьма существенным здесь представляется синтез органической, организационной и правовой, юридической власти, который объективно становится характерным для подлинного и, хорошо бы, современного государства.

 

Государственная власть

 

Как уже отмечалось, в человеческом обществе существуют и взаимодействуют различные разновидности социальной власти. Среди них важнейшее значение имеет государственная власть, являющаяся одним из признаков, свойств государства как разновидности социальной организации. В этом положении находит свое отражение как необходимость разграничения понятий государства и государственной власти, так и их единство.

Чем цивилизованнее государственная власть, тем тоньше, прочнее должна быть связь ее с общественной системой. Поэтому исследованию государственной власти должно предшествовать рассмотрение ее основ, т.е. коренных начал (материального и сознательно-волевого характера), которые определяют сущность, содержание и формы осуществления государственной власти.

В отечественной литературе традиционно относили к такого рода основам:

- экономическую основу (господствующую форму собственности);

- политическую основу (под которой формально понималась система представительных органов государственной власти, а на самом деле господствующая политическая партия);

- идеологическую основу (в виде систематически изложенного мировоззрения, имеющего политически ангажированное содержание. В СССР это была марксистско-ленинская идеология как система взглядов на общество, личность, политическую систему, государство и право).

Можно говорить и о социальной основе власти, имея в виду ее общественный характер. В ее структуре, принципах и методах деятельности проявляется борьба социальных интересов и стоящих за ними социальных субъектов (групп, слоев, элит и т.п.). Учет данного обстоятельства имеет весьма существенное значение. В абсолютизированном виде он нашел свое обоснование в господствовавшем в нашей стране марксистско-ленинском учении о государстве.

Наличие правовой основы отнюдь не характерно для любой разновидности государственной власти. Как правило, она имеет нормативную основу, которая по преимуществу является юридической в том смысле, что требует четкой закрепленности своей структуры, определенных правил деятельности в юридических нормах, но, как подчеркивалось ранее, это обстоятельство само по себе не создает правовой основы. Последняя имеет место только тогда, когда система прав, свобод человека, его правовых обязанностей, правовых запретов и правовых ограничений, потребности ее эффективного функционирования становится принципом организации и осуществления государственной власти. О том, насколько это охотно делалось государственной властью в истории каждого народа, свидетельствует дата принятия Деклараций или законов о правах человека в сравнении со временем существования данной общности в качестве народа.

Достаточно обратить внимание на то, что первая Всеобщая декларация прав человека была принята только 10 декабря 1948 г. Генеральной Ассамблеей ООН.

С этой точки зрения заслуживает всемерной поддержки положение о правовой, юридической власти[6], в которой заключена возможность власти права. Переход к ней мог бы сильно потеснить необычайно разросшуюся и усилившуюся государственную власть, которая, утрачивая характер органической власти, все более становится организационной, что свидетельствует о ее существенных деформациях, поскольку органическая, организационная и правовая власть должны гармонично сочетаться в нормальной «здоровой» государственной власти.

Кроме того, к основам государственной власти должны быть отнесены основные принципы ее организации и осуществления. Их формирование является обобщением основ государственной власти, их взаимодействия.

И, наконец, как нам представляется, важнейшей основой государственной власти, без которой невозможно ее функционирование, является политическая воля, которая по существу воплощает в себе и переводит формальное единство основ государственной власти во внешний мир, выступает как способ проявления названных основ в деятельности легитимных политических лидеров соответствующего народа.

В переходной государственной власти, к которой может быть отнесена и современная государственная власть России, эти основы не являются четко определившимися, стабильными образованиями, скорее, это не приведенные в состояние гармонии, точнее говоря, не развивающиеся гармонично элементы разрушенных старых и формирующихся новых основ государственной власти.

Поэтому в данных условиях резко возрастает роль политической воли легитимных политических лидеров, которые призваны поддерживать и последовательно проводить преобразования, в совокупности составляющие направления перехода от старого состояния основ государственной власти к новым основам.

Это обстоятельство подвергает сомнению правомочность рассмотрения основ государственной власти как независимых от воли и сознания людей, непреодолимых условий их деятельности. Наоборот, именно в переходные периоды развития общества и государственной власти отчетливо проявляется их «рукотворный» характер, и здесь крайне важно учесть проводившееся еще Гегелем различие между разумной свободной волей как основой подлинной свободы и неразумной несвободной волей – символом произвола, разрушения, не права.

Понятие государственной власти. В научной литературе существует множество определений понятия государственной власти, анализ которых позволяет обратить внимание на ряд методологических особенностей их получения, бесспорно влияющих на адекватность отражения в них реальной сущности государственной власти. К числу таких особенностей можно отнести:

1. Выведение определения государственной власти из весьма абстрактных общих определений власти вообще[7], имеющих своим источником не анализ действительно осуществляемой власти, а сопоставление разных определений понятия власти, в силу чего рассмотрение вопроса об определении власти давно перестало иметь в качестве предмета изучения реальную власть.

При этом каждый исследователь стремится свести многообразные определения власти к одной единственно верной точке зрения и на основе полученного таким образом абстрактного определения понятия власти дать определение понятия государственной власти. Представляется, что такой подход к определению последнего допустим лишь в качестве одного из моментов анализа, но не может быть абсолютизирован, поскольку в данном случае понятие государственной власти выводится из понятия власти без должного учета многочисленных ее действительных свойств.

2. В сложившихся определениях понятия государственной власти односторонне абсолютизируются отдельные ее проявления или свойства, при этом все содержание государственной власти сводится именно к отдельным проявлениям и свойствам. В данном случае одна из сторон проявления или свойства власти абсолютизируется, что создает предпосылку для господства в научной литературе односторонних определений понятия власти и соответственно государственной власти. Анализ конкретного явления при этом подменяется подбором компонентов абстрактного понятия из окружающего мира.

3. Существующие определения государственной власти отражают не сущность зрелого, реального явления, а неразвитые ее состояния, фиксирующие их отчужденный от человека характер. С нашей точки зрения, методологически важно исходить при определении государственной власти из анализа ее развитых состояний, когда достаточно четко выявляется ее социальное назначение и правовой характер, получающие отражение в ее целях и задачах, составе субъектов и их взаимоотношениях, дифференциации по ее разновидностям, способам и процедурам соответствующего осуществления.

Отметим несколько господствующих до сих пор определений власти и государственной власти, отражающих отмеченные выше особенности. В первую очередь это определения, характеризующие власть как отношения господства и подчинения, которые уже Аристотель не считал политическими, относимыми к государству, ибо, по его мнению, государство существует лишь там, где есть общение свободных людей как способ их публичной жизнедеятельности. Отношения же господства и подчинения (господина и раба) в связи с этим отнесены им к другим формам социальной организации (семье).

К этому же ряду следует отнести определения, характеризующие власть как способность субъекта подчинять себе поведение других людей, выражающие волевую трактовку власти, превращающие ее в свойство субъекта власти или ее носителя, будь то отдельное лицо или система органов.

Таковы же, по нашему мнению, определения, которые исходят из понимания государственной власти:

как средства функционирования социальной общности при подчинении воли отдельных лиц и их объединений руководящей в данном сообществе воле. Государственной власть становится тогда, когда эта воля исходит от государства (М.И. Байтин);

как способности одного элемента системы достигать своей цели посредством преодоления сопротивления другой (Парсонс);

как системы властеотношений, реализующей функции государства и основанной на аппарате принуждения (С.С. Алексеев).

Большинство определений государственной власти опирается на точку зрения М. Вебера, который писал: «Власть означает любую возможность проводить внутри данных социальных отношений собственную волю, даже вопреки сопротивлению, независимо от того, на чем такая возможность основана».

Итогом таких методологических подходов оказываются определения государственной власти, игнорирующие существенные особенности развития зрелой государственной власти, дифференциацию ее элементов и отражающие неразвитые (и поэтому, собственно, не ставшие подлинно государственными) отношения властвования, отождествляемые с произволом и насилием.

Это происходит, когда под государственной властью подразумеваются концентрированные и реально воплощенные во всем механизме соответствующего государства организованная воля и организованная сила экономически и политически господствующего класса и его союзников, распространяющиеся через властеотношения на всю территорию и все население данной страны[8].

В результате большинство определений государственной власти, существующие в научной литературе, игнорируют ее правовые основы и компоненты, отражающие как раз развитый, зрелый характер этой власти.

Необходимость включения правового компонента в определение государственной власти уже признана в научной литературе. Так, В.И. Ефимов определяет государственную власть как «право и возможность государства распоряжаться кем- и чем-нибудь, подчинять своей воле и оказывать воздействие на деятельность и поведение людей с помощью авторитета, силы, принуждения, подавления, господства и других способов и средств». В данном случае очевидно, что правовой компонент просто «вписан» в традиционные представления о власти, не развернут в своем собственном значении и роли.

Более обоснованным представляется понимание власти как системы деятельности социальных субъектов и создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им прав, полномочий и возложенных на них обязанностей, выражающих их потребности и интересы.

Такой подход синтезирует в себе основное содержание всех перечисленных выше подходов к определению понятия государственной власти, позволяет отграничить доцивилизационные формы осуществления насилия, господства, подчинения и произвола от цивилизованного понимания власти, основанной на праве и вытекающих из него свободе, равенстве, справедливости и ответственности.

С этих позиций и государственная власть может быть определена как система деятельности народа, составляющих его общностей и индивидов, а также создаваемых ими органов по осуществлению принадлежащих им публичных прав, свобод, предоставленных полномочий и обязанностей, выражающих их социальные качества и потребности.

Необходимо отметить ряд существенных моментов, вытекающих из такого определения власти:

1) в самом определении обобщенно отражен субъектный состав государственной власти, подчеркнут неотчуждаемый характер связи с ее носителями;

2) подчеркнуто, что потребности и интересы людей, определяющие их социальные качества, имеют единственный обязательный источник своей внешней фиксации, публичного признания - права, свободы и обязанности социальных субъектов, а также правомочия публичных органов, которые они создают;

3) определено единство государственной власти как системы деятельности первичных (народ, составляющие его общности и индивиды) и производных (органы государственной власти, создаваемые первичными субъектами) субъектов государственной власти;

4) установлена сущностная цель, основа осуществления государственной власти - закрепление прав, свобод и обязанностей социальных субъектов и их обеспечение.

Таким образом, речь идет о достигшей зрелости развитой государственной власти, а не о различных ее суррогатах и деформированных состояниях, имевших место в прошлом и существующих в настоящем[9].

Развитое состояние власти характеризуется возникновением и существованием ситуации, когда социальные качества человека данной эпохи становятся фундаментальной исходной основой ее устройства и деятельности. Формы организации власти, не имеющие такой основы, представляют собой состояние, не развившееся до того уровня, который позволяет применять для их характеристики понятия государственной власти.

Исторически сложившиеся и ставшие очевидными глубочайшие деформации государственной власти, выражающиеся не только в существовании многочисленных тоталитарных, тиранических форм ее осуществления, но в системе многочисленных манипуляций в процессе ее учреждения и функционирования, которые приобрели в последние столетия особенно утонченный характер, в том числе и в демократических и даже самоуправленческих формах ее реализации, характеризуют кризисное состояние власти, выражающееся в несовершенстве современной государственной власти, что во многом объясняется недостаточной изученностью самого человека. Это порождает и обостряет проблему обеспечения соответствия социальных качеств человека и власти. Решение ее требует изменения основной парадигмы изучения власти. В центре внимания исследователей должны быть социальные качества, которые воплощаются в государственной власти, придают ей свойства, свидетельствующие о близости власти и человека, о преодолении враждебной отчужденности в их взаимоотношениях[10].





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.