Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Процессуальная справедливость: представление о справедливой процедуре, культура и предпочтения, связанные с процедурой





Под процессуальной справедливостью понимается справедливость процедуры и процессов принятия решения. Первое исследование в этой области относилось к сфере юриспруденции и было посвящено процедуре разрешения конфликтов (Thibaut & Walker, 1975,1978). Данные этой работы свидетельствуют прежде все­го о том, что люди предпочитают такую процедуру разрешения конфликта, кото­рая позволяет конфликтующим сторонам контролировать процесс, предполагая одновременно, что принятие решения осуществляется беспристрастными третьи­ми лицами (контроль результатов). Широко известным примером процедуры, ко­торая обладает названными характеристиками, является система состязательного судебного разбирательства в англоязычных странах. В ходе такой процедуры при рассмотрении дела обе стороны представляют свидетелей и приводят доводы в свою пользу, ставя цод сомнения доводы противной стороны, в присутствии неза­интересованных третьих лиц, судьи и присяжных, которые затем выносят оконча­тельное решение по данному делу. Желание сторон контролировать процесс отра­жает их стремление представить свою позицию так, как они того хотят, а готовность отказаться от принятия решения обусловлена страхом, вызванным мыслью о бес­конечно продолжающемся конфликте.

Такие рассуждения представляются разумными, если не учитывать того, что существует и простое альтернативное объяснение имеющихся эмпирических дан­ных. Поскольку судопроизводство в США представляет собой состязательную процедуру, возможно, американцы просто предпочитают статус-кво, а психологи­ческие соображения, о которых говорят Тибо и Уокер (Thibaut & Walker, 1975, 1978), не оказывают на них никакого влияния.

Чтобы исключить эту вполне вероятную возможность, Линд, Эриксон, Фрид-ланд и Дикенбергер (Lind, Erickson, Friedland & Dickenberger, 1978) включили в сферу исследований континентальную Европу, где нормой судопроизводства яв­ляется следственная процедура. В процессе следствия судья играет более актив­ную роль в расследовании дел, в связи с чем возможности контроля процесса со стороны конфликтующих сторон снижаются. В соответствии с теорией Тибо и Уокера (Thibaut & Walker, 1975, 1978), Линд с соавторами (Lind, Erickson, Fried-land & Dickenberger, 1978) обнаружили, что испытуемые из Франции и Германии отдавали устойчивое предпочтение состязательному судебному разбирательству, несмотря на незнание лми этой процедуры.



Теория Тибо и Уокера (Thibaut & Walker, 1975, 1978) находит подтверждение в Западной Европе и в США, однако она не согласуется с данными по другим стра­нам, которые содержатся в большей части литературы по антропологии. Нейдер и Тодд (Nader & Todd, 1978) и Гулливер (Gulliver, 1979) считают, что в тех обществах, где межличностные отношения имеют прочный и продолжительный характер, предпочтение отдается процедуре, которая допускает возможность компромисса, например посредничеству и переговорам. Свидетельств популярности состяза­тельной процедуры в антропологической литературе немного. Так, устойчивое предпочтение посредничеству отдается в Японии (Kawashima, 1963), Китае (Doo, 1973; J. A. Wall & Blum, 1991), и Турции (Starr, 1978).

Чтобы объединить эти два направления в научной литературе, Лейнг (Leung, 1987) обратился к схеме индивидуализм—коллективизм и выдвинул предположе­ние, что предпочтение состязательному судебному разбирательству является бо­лее выраженным в индивидуалистических культурах по сравнению с коллективи­стскими. Теория Тибо и Уокера (Thibaut & Walker, 1975, 1978) получила убеди­тельное подтверждение в индивидуалистических обществах, однако в отношении коллективистских обществ имеется достаточно много противоречащих ей данных. Подтверждая свое предположение, Лейнг (Leung, 1987) обнаружил, что китайские испытуемые из Гонконга демонстрируют более явное предпочтение посредниче­ству и переговорам, чем американцы. Эти культурные различия имеют место, по­скольку в понимании китайцев две названные процедуры ведут к снижению враж­дебности. Моррис, Лейнг и Сети (Morris, Leung & Sethi, 1995) получили сходные данные, работая с китайскими и американскими испытуемыми. Подобным обра­зом Козан и Эргин (Kozan & Ergin, 1998) обнаружили, что при игре в дилемму уз­ника студенты из Турции стремились прибегнуть к помощи посредника, тогда как студенты из США предпочитали непосредственный контакт.

В ходе дальнейших исследований процессуальных предпочтений перечень про­цедур был расширен за счет включения неформальных процедур. Лейнг, Ау, Фер­нандес-Доле и Иваваки (Leung, Аи, Fernandez-Dols & Iwawaki, 1992) сравнивали предпочтения в отношении расширенной совокупности процедур в четырех стра­нах: Испании, Японии, Нидерландах и Канаде. Они обнаружили, что испанцы и японцы — коллективисты — оказывали более выраженное предпочтение перегово­рам и уступкам, то есть процедурам, которые способствуют достижению гармонии. Голландцы и канадцы — индивидуалисты — оказались более склонны к угрозам и обвинениям в ходе разбирательства. Бирбрауер (Bierbrauer, 1994) сравнивал пред­почтения граждан Германии и ливанцев и курдов, ищущих убежища, в отношении официальной и неофициальной процедуры разрешения конфликтов. В соответ­ствии с предположением Лейнга (Leung, 1987), ливанцы и курды, уровень коллек­тивизма которых выше, чем у немцев, меньше стремились к разрешению конфлик­та между членами семьи или знакомыми при помощи государственного права, чем жители Германии. Бирбауер обнаружил, кроме того, что курды и ливанцы, по срав­нению с немцами, считали применение религиозных и традиционных норм при разрешении конфликта более правомерным, чем применение государственного права. В целом данное исследование показало, что при разрешении конфликтов индивидуалисты чаще идут на прямую конфронтацию, в то время как коллекти-

висты предпочитают процедуру, которая позволяет сохранить гармоничные отно­шения между участниками конфликта.

Хотя очевидно, что культуры различаются в отношении процедурных предпоч­тений, исследования показывают, что одни и те же принципы, определяющие спра­ведливость процедуры, имеют место в разных культурах. Так, позитивная взаимо­связь между возможностью контроля процедуры (который предусматривает сама процедура) и ее справедливостью, впервые выявленная Тибо и Уокером (Thibaut & Walker, 1975,1978), была обнаружена не только в США, но и в Британии, Фран­ции, Германии (Lind et al., 1978), Гонконге (Leung, 1987), Японии и Испании (Leung et al., 1992). Результаты позитивной оценки процессуальной справедливо­сти также, судя по всему, сходны в разных культурах. Так, в США (Lind & Tyler, 1988; Tyler & Beis, 1990), Гонконге и материковом Китае (Leung et al., 1993; Leung, Chiu & Au, 1996; Leung & Li, 1990) позитивная оценка процессуальной справедли­вости ведет к позитивной оценке результатов этой процедуры и тех, кто принима­ет решение. Подобным образом Пирс и соавторы (Pearce, Bigley & Branyczki, 1998) говор*ят о том, что ощущение справедливости имеет позитивную связь с обязатель­ствами по отношению к организации и доверием к своим сотрудникам в Литве.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2018 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.