Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

К истории формирования концепции УР




Заказать ✍️ написание работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Реакцией на угрозу миру западной модели цивилизации стали представления об УР. Их истоки теряются в глубокой древности, тем не менее, наиболее активно они развивались в последние десятилетия ХХ века.

Становление биосферного мышления. В 1945 г. возникла Организация Объединенных Наций (ООН), главной задачей которой была задача консолидации мирового сообщества (Марфенин, 2002). В том же году при ООН была создана ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная Организация ООН), задачей которой было решение продовольственной проблемы народонаселения Земли. В 1946 г. была создана ЮНЕСКО – Организация ООН по вопросам образования, науки и культуры со штаб-квартирой в Париже. Одним из главных направлений деятельности ЮНЕСКО стала охрана окружающей среды. Через два года по инициативе ЮНЕСКО возник Международный союз охраны природы и природных ресурсов (МСОП) – межправительственная научно-консультативная организация, имеющая целью сохранение природных богатств Земли. В 1961 г. возник WWF – Всемирный фонд дикой природы, деятельность которого помогла сохранить множество видов, находящихся на грани полного уничтожения (в том числе и в РФ).

Создание этих важнейших организационных структур позволило провести целый ряд конференций и подготовить различные конвенции, регулирующие использование «ничьих» ресурсов, в первую очередь морских. В 1958 г. в Женеве состоялась I Конференция ООН по морскому праву, на которой принят целый ряд важных конвенций (см. 11.3.2).

В эти годы активизируются общественные экологические движения и деятельность независимых природозащитников. Так, независимая американская биолог-океанолог Рейчел Карсон провела собственное расследование последствий применения ДДТ и обнародовала ужасающие факты в своей, ставшей знаменитой, книге «Безмолвная весна» (1962).

В 1966 г. МСОП опубликовал первую международную Красную книгу (см. 8.1), с 1964 по 1974 гг. под эгидой ЮНЕСКО были осуществлены Международные биологические программы, внесшие большой вклад в познание структуры и функционирование экосистем, их продуктивности, описание редких видов, а также в оценку антропогенного воздействия на биосферу.

В начале 70-х гг. активно продолжался процесс принятия международных документов, направленных на охрану окружающей среды и биоразнообразия: Брюссельская (1971), Рамсарская (1972), Парижская (1973), Вашингтонская (1973), Лондонская (1978) конвенции (см. 11.3).

Однако все, что было сделано в этот период, касалось частных вопросов охраны природы и рационального природопользования. Накопленные знания и опыт организации природоохранных мероприятий позволили в 70-х гг. приступить к формулированию глобальных проблем оптимизации отношений человечества и природы.

Стокгольмская конференция. В июне 1972 г. в Стокгольме прошла Конференция ООН по вопросам охраны природы. Это был первый крупный международный форум экологической направленности, в котором приняло участие 113 стран. 5 июня была принята «Декларация об охране окружающей среды» (этот день стал международным днем охраны окружающей среды). Генеральный секретарь Стокгольмской конференции Морис Стронг сформулировал понятие «экоразвитие», которое является синонимом сменившего его позже клише «устойчивое развитие». Под экоразвитием Стронг предлагал понимать экологически ориентированное социально-экономическое развитие. На этой же конференции была создана специальная структура – Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП), задачей которой была разработка рекомендаций по наиболее острым проблемам преодоления экологического кризиса.

В Стокгольмской декларации, которая «…поражает общецивилизационной гуманистической доминантой» (Марфенин, 2002) были сформулированы пять принципов экоразвития:

1. Человек имеет право на благоприятные условия жизни в окружающей среде;

2. Природные ресурсы Земли и особенно репрезентативные образцы естественных экосистем должны быть сохранены на благо нынешнего и будущих поколений;

3. Должна поддерживаться способность Земли воспроизводить жизненно важные ресурсы;

4. Человек несет особую ответственность за сохранение и разумное управление продуктами живой природы и ее среды, что должно быть положено в основу планирования экономического развития;

5. Невосполнимые ресурсы Земли должны использоваться так, чтобы обеспечить их защиту от истощения в будущем.

Римский клуб. В эти же годы возможности построения общества УР активно исследует «Римский клуб», неправительственная организация, которая была создана в 1968г. под председательством крупного экономиста-футуролога Аурелио Печчеи (1909-1984). Спонсорами этой организации были крупные компании («Фиат», «Фольксваген» и др.). «Клуб» объединил представителей разных стран и разных культур и заказывал разработку прогнозов решения глобальных проблем различным ученым.

Наиболее известным стал подготовленный Д. и Д. Медоузами доклад "Пределы роста", опубликованный в тот же год, когда состоялась конференция в Стокгольме. Доклад имел очевидно алармистскую направленность (см. 2.2.2), в нем были обоснованы положения об исчерпаемости ресурсов и "энтропийной ловушке», т.е. неизбежности выбрасывания в окружающую среду возрастающего количества загрязнения. Различные виды ресурсов, по мнению авторов, будут исчерпаны в ближайшие 20-100 лет, одновременно за этот же период загрязнение достигнет уровня, который резко ухудшит состояние биосферы и затруднит жизнь людей. Авторы доклада сравнивали человечество с самоубийцей, которому невозможно помочь до тех пор, пока он не откажется от своего намерения: "Человечество продолжает вести себя как самоубийца, и больше не имеет смысла аргументировать что-либо самоубийце, готовому выпрыгнуть из окна".

В основе этих прогнозов лежали расчеты, полученные с использованием математической модели «World 3». Пределами роста (в сравнении с 1970 г.), авторы считали:

– общая площадь потенциальных пахотных земель – вдвое больше;

– максимальная урожайность – втрое выше среднемирового показателя;

– общие доступные запасы невозобновимых ресурсов – в 250 раз больше;

– уровень поглощения загрязняющих веществ биосферой – в 25 раз выше.

В докладе подчеркивалось, что рост населения и производства взаимно ускоряют друг друга, придают ему экспоненциальный характер, выводят из равновесия всю глобальную систему, результатом чего будет экологический апокалипсис.

Выводы Медоузов была неверны в своей основе, т.к. игнорировались региональные различия разных цивилизаций и не учитывалась обратная связь, которая неизбежно возникает между обществом и состоянием окружающей среды (принцип «наступания на грабли»). Кроме того, основная рекомендация Медоузов – остановить рост народонаселения – была воспринята реально мыслящими политиками как невыполнимая. В то же время у прогнозов Медоузов были горячие сторонники, в частности, среди российских экологов, стоящих на позициях консервационизма (см. 2.2.2).

Спустя два года, М.Месарович и Э.Пестель (1974) опубликовали доклад «Человечество на перепутье», в котором были преодолены крайности «Пределов роста»: вместо приостановления роста народонаселения предлагался «органический рост», который, по существу, соответствовал пониманию УР. Кроме того, в этой работе мир был разбит на 10 регионов, различающихся по экологически значимым параметрам (обеспеченности ресурсами, социально-политическим системам, уровню развития хозяйства, особенностям национальных культур).

Еще ближе к пониманию УР подошли А.Кинг и Б.Шнейдер в докладе «Первая глобальная революция» (1990). В этой работе, кроме детального рассмотрения проблем построения УР (демографической, экологической, продовольственной, экологической), содержалась критика рыночной экономики. Так, авторы писали: «Рынок плохо приспособлен к действиям, имеющим перспективную направленность, затрагивающим интересы будущих поколений и связанных с использованием ресурсов, находящихся в общественной собственности» (цит. по Лавров, Гладкий, 1999). Для уравновешивания недостатков рыночной экономики предлагалось создать Совет безопасности ООН по окружающей среде.

В 1992 г. (в год форума в Рио-де-Жанейро) Д.Медоуз с соавторами опубликовали новую работу «За пределами роста» (на русском языке она вышла в 1994 г.). В этой работе они отошли от алармистского взгляда и по существу сформулировали свой вариант представлений об УР. Ими была предложена формула глобального развития:

I = PAT,

где I – нагрузка на окружающую среду; P – население; A – благосостояние, T – технология.

В этой книге были учтены региональные различия и подчеркнуто, что каждая часть мирового сообщества может внести свой вклад в улучшение экологической обстановки: Юг – за счет снижения рождаемости; Запад – преодолением потребительства, Восток – экологически ориентированными технологическими усовершенствованиями.

В целом недостатки, присущие «Пределам роста», сохранились и в новой книге: прогнозы (в общей сложности было предложено 12 различных сценариев) были получены с использованием той же модели «World 3» и носили довольно формальный характер. Кроме того, авторы опирались на достаточно сомнительные «пределы», в частности, считали, что урожайность зерновых можно увеличить в 2-4 раза, а площадь обрабатываемых земель – в 2-2,5 раза. Л.Браун (2001) считает, что на большей части планеты урожаи уже достигли своего предела, а ресурсы для дальнейшего расширения площади пашни исчерпаны (см. 5.1).

Важную роль в формировании представлений об УР сыграл новый доклад «Римскому клубу» Э.Вайцзеккера, Э.Ловинса, Л.Ловинса (2000) «Фактор четыре. Затрат – половина, отдача двойная». Авторы считают, что если бы эффективность использования ресурсов возросла в четыре раза, а материальное производство в два раза (по сравнению с существующим), то это позволило бы по крайней мере в два раза ослабить нагрузку на окружающую среду. По их мнению, наступил момент, когда приоритет роста производительности труда должен смениться приоритетом повышения продуктивности ресурсопотребления. Причем, это задача в большинстве случаев может решаться без дополнительных инвестиций, а иногда даже с получением прибыли.

В докладе обоснованы оптимистические перспективы энергосбережения и ресурсосбережения. Об этом красноречиво говорят названия глав книги: «Двадцать примеров революционных преобразований в использовании энергии», «Двадцать примеров революционного повышения эффективности использования материалов».

Авторы этого доклада весьма скептически относятся к возможностям экологизации стиля жизни за счет рыночных механизмов и считают обязательным государственное регулирование рынка с «подталкиванием» его к решению задач сохранения окружающей среды. На этой основе они считают возможным построение нового типа капитализма – экокапитализма, в котором будут реализованы восемь основных принципов (приведем их в формулировке К.Я.Кондратьева, 1998):

выбирай наиболее дешевые пути достижения цели;

инвестируй в ресурсосбережение, когда это дешевле, чем затраты ресурсов;

создавай рынок сбереженных ресурсов;

используй цены, отражающие «экологическую правду». Все остальное – самообман;

стимулируй монетаризацию конкуренции по сравнению с другими выборами;

поощряй желательное экономическое поведение, но не наоборот;

устанавливай налоги на нежелательное, но не наоборот;

заблаговременно устраняй неэффективные устройства, заменяя их эффективными.

В качестве положительного примера приводится прогресс энергосбережения, достигнутый в США: за последние 17 лет за счет энергосбережения «получено» в 4 раза больше энергии, чем путем ее производства, причем 1/3 вновь произведенной энергии получена за счет ВИЭ.

«Worldwatch». В 1974 г. в США был создан институт «Worldwatch», который быстро стал одним из самых авторитетных научных центров по оценке современного состояния мира и разработки прогнозов будущего. Его бессменным руководителем вплоть до 2001 г. был крупный экономист Лестер Браун (в 2001 г. он создал новый Институт политики Земли).

В отличие от «Римского клуба», в котором сотрудничают эксперты из разных стран, в «Worldwatch» работают только исследователи из США (около 50 человек). Институт ежегодно выпускает специальные обзоры состояния проблем экологии в мире – ежегодники «State of the world». Три из них – за 1990, 1991 и 2000 гг. были переведены на русский язык: «ХХ век: последние 10 лет. 1990-1991», 1992; «Состояние мира. 1999», 2000. Ежегодник 1994 г. включил, наряду с обзорными главами по основным разделам состояния природных ресурсов и влияния на них человека, две главы (их авторы – Сандра Постел и Лестер Браун), в которых сформулированы два понятия, крайне важных для разработки модели общества УР – «поддерживающая емкость» (carying capaciti) планеты и «продовольственная безопасность» (food security).

Первое понятие обозначает некую максимальную нагрузку на биосферу, при которой она способна восстанавливаться за счет механизмов самоорганизации. Второе понятие уже по своему содержанию предполагает оптимальное соотношение плотности народонаселения и возможностей биосферы снабжать его продуктами питания как из естественных экосистем (в первую очередь – океанических), так и из искусственных – сельскохозяйственных экосистем.

Институт сформулировал представления об «инвайронметальной эре», которая является синонимом УР. Ключевым признаком "инвайронментальной эры" Браун считает переключение систем национальной безопасности с решения военных задач (период "холодной войны") на вопросы обеспечения населения продовольствием, регулирования роста народонаселения и охраны окружающей среды. По его мнению, в этот период должен практически прекратиться рост производства, а национальные доходы разных стран переключены на поддержание экологической безопасности и экологически оправданное перераспределение производственных мощностей между разными территориями.

Источниками оптимизма для Брауна были политические события в мире, которые позволяют резко сократить военные ресурсы: крушение берлинской стены, освобождение из тюрьмы Н.Манделлы, рукопожатие Я.Арафата и И.Рабина (увы, оптимизм Л.Брауна был чрезмерным, так как Рабин был убит именно сторонниками непримиримых отношений между евреями и арабами), 40-миллионная субсидия Конгресса США на решение проблемы регулирования роста народонаселения, личное участие президента США Билла Клинтона в принятии конвенции об охране биологического разнообразия и другие. Еще больший удар по оптимизму Брауна нанесли террористические акты в Нью-Йорке в 2001 г., потребовавшие проведения крупномасштабной международной контртеррористической операции в Афганистане. Путь к УР будет долгим и тернистым…

Модель В.Леонтьева. Независимо от «Римского клуба» и «Worldwatch» работала группа экспертов ООН, которой руководил видный американский экономист В.Леонтьев, создавшая модель «Будущее мировой экономики» (1979). В этой достаточно сложной модели по 15 регионам мира учитывалось взаимодействие 45 различных отраслей хозяйства, 8 видов загрязнения окружающей среды и 5 видов очистной деятельности. Авторы рассчитали доли ВВП, которые необходимо направлять на преодоление экологического кризиса (1,5-2,5%, а в странах с сильно нарушенными экосистемами – до 4-5%). Исходя из этой модели, было очевидно, что выравнивание уровней жизни развитых и слаборазвитых стран – неизбежно.

Спустя год, 300 крупных американских ученых создали книгу «Мир в 2000 году», в которой, опираясь в основном на идеи В.Леонтьева, углубили представления о решении проблем развивающихся стран. В целом американские прогнозы достаточно оптимистичны: при экологизации всех сфер деятельности человека вполне возможно построение общества УР.

Доклад «Наше общее будущее». Как в американских прогнозах, так и в последних докладах «Римского клуба», понятие УР не использовалось. Оно появилось 1980 г. в докладе «Всемирная стратегия охраны природы», представленного Международным союзом охраны природы и природных ресурсов, а в обиход вошло после публикации доклада «Наше общее будущее» (1987), подготовленного Комиссией ООН по окружающей среде и развитию (Комиссией Брунтланд).

В составлении и обсуждении этого доклада приняли участие 823 специалиста и 84 организации. Из отечественных ученых в подготовке этого важного документа приняли участие академики Н.Н.Моисеев, В.Е.Соколов, В.А.Легасов, Р.З.Сагдеев, Ю.А.Израэль, И.Т.Фролов.

В докладе говорилось: «Человечество способно придать развитию устойчивый и долговременный характер, с тем, чтобы оно отвечало потребностям ныне живущих людей, не лишая будущие поколения возможности удовлетворять свои потребности. Концепция УР действительно предполагает определенные ограничения в области эксплуатации природных ресурсов, но эти ограничения являются не абсолютными, а относительными и связаны с современным уровнем техники и социальной организации, а также со способностью биосферы справляться с последствиями человеческой деятельности. Устойчивое и долговременное развитие представляет собой не измененное состояние гармонии, а скорее процесс изменений, в котором масштабы эксплуатации ресурсов, направление капиталовложений, ориентация технического развития и институционные изменения согласуются с нынешними и будущими потребностями. Мы не утверждаем, что данный процесс является простым и беспрепятственным. Болезненная процедура выбора неизбежна. Таким образом, в конечном счете в основе устойчивого и долговременного развития должна лежать политическая воля» («Наше общее…», 1989, с. 20).

Г.С.Розенберг (Розенберг и др., 1999) заметил, что примерно сходных взглядов на будущее придерживался Лев Толстой: «жизнь истинная есть только та, которая продолжает жизнь прошедшую, содействует благу жизни современной и благу жизни будущей».

Представления об УР, разработанные Комиссией Брунтланд, стали основой документов, принятых на Международной конференции по окружающей среде и развитию в 1992г. в Рио-де-Жанейро (см. 11.2).

Вклад российских ученых. Идеи экоразвития были популярны в середине 90-х гг. в России, когда обсуждалась проблема формирования экологического самосознания (40 вариантов концепций, представленных политическими движениями, группами ученых и отдельными исследователями!). Конструктивный вклад в разработку концепции внесли философы (А.Д.Урсул, В.А.Лось, Э.В.Гирусов), экономисты (М.Я.Лемешев, В.И.Данилов-Данильян), математики (Н.Н.Моисеев), географы (К.С.Лосев, К.Я.Кондратьев), литераторы (Л.М.Леонов, С.П.Залыгин) и экологи (А.В.Яблоков, А.Л.Яншин).

Интересную работу «Путь человечества: самоуничтожение или устойчивое развитие» опубликовал депутат Госдумы РФ Х.А.Барлыбаев (2001), который проанализировал экономические и социальные аспекты глобализации (см. 11.1).

В России в разработке концепции УР важную роль играет Международный независимый эколого-политологический университет, публикующий ежегодники «Россия в окружающем мире» (1998-2002).

Контрольные вопросы

1. Кто является автором термина «экоразвитие». Что оно означает?

2. Как изменились представления «Римского клуба» об УР в 70-90-е годы?

3. Расскажите об институте «Worldwatch».

4. Какую роль в становлении концепции УР сыграл доклад «Наше общее будущее»? Кем и когда он был подготовлен.

5. Что означает «фактор 4» Э.Вайцзеккера?

Сценарии перехода к УР

 

УР – это некая сверхзадача человечества, решение которой создаст равные возможности для благополучной жизни ныне живущих и будущих поколений. Несмотря на то, что «…целевая установка данного феномена трактуется довольно однозначно» (Дрейер, Лось, 1997, с. 9), сценарий развития человечества в направлении создания общества УР разными футурологами видится совершенно по-разному. Все разнообразие видения будущего можно свести к трем основным сценариям:

– сциентистский – возможность решения любых проблем будущего за счет развития науки;

– консервационистский – восстановление естественной природы при резком снижении численности народонаселения;

– центристский – «золотая середина» между двумя первыми сценариями.

 

Сценарий 1: сциентистский

 

В основе этого сценария лежит мировоззрение сциентизма (от англ. science – наука, синоним – технократизм), краеугольным камнем которого является принцип познаваемости мира и на этой основе возможность решения любых проблем, стоящих перед человечеством – энергетических, демографических, политических и т.д. В США этот взгляд на мир называют также корнукопианством (от лат. cornucopia – рог изобилия).

Как ни парадоксально, это мировоззрение, ставящее человека на место Бога, вовсе не атеистично. Несмотря на то, что сциентизм наиболее полно проявился в начале нашего столетия, его истоки уходят в религию, возникшую в Передней Азии, – иудейство и христианство (особенно в протестантском варианте), которые опирались на общий исторический сценарий сотворения человека Богом: Бог сотворил мир для человека, создав последнего по своему образу и подобию и отдав ему мир для использования. Немалый вклад в формирование сциентизма внесла классическая наука, родившаяся в эпоху Возрождения и бурно прогрессирующая в XIX и XX столетии.

Сциентизм был очень характерен для русских ученых конца XIX – начала XX столетия. В этот период революционно настроенная российская интеллигенция верила не только в возможность быстрого переустройства общества, но и в необходимость коренного улучшения природы в глобальном масштабе.

К.Э. Циолковский.Ярчайший пример сциентизма – работа К.Э.Циолковского «Будущее Земли и человечества» (1928), которую достаточно иронично рассматривает известный историк и публицист И.В.Бестужев-Лада (1998). Он открывает обсуждение сценария будущего по-Циолковскому с цитаты: «Только тогда, когда население Земли увеличится в тысячу раз (к началу ХХ в. оно превысило 1,5 млрд. – Ред.), человек сделается хозяином почвы, океана, воздуха, погоды, растений и самого себя. Следовательно, разум нам указывает, что на первом плане должно быть размножение и одновременное завоевание земель».

Остальную часть этого чудовищного сценария Бестужев-Лада дает в своем пересказе: «Создаются растения, способные утилизировать не один-два, а пятьдесят процентов солнечной энергии, падающей на землю[1]. Для этого азот атмосферы связывается в твердые вещества, в воздухе остаются лишь необходимые человеку кислород (90%) и углекислота (10%). Удержать такую атмосферу у земной поверхности можно с помощью экрана из кварца почти полуметровой толщины (в те времена не знали современных сверхпрочных пластиков) на высоте 10 м над землей. При таких условиях для пропитания одного человека будет достаточно всего лишь одной сотки (0,01 га) плантаций. Таким образом, суша сможет вместить 400 млрд. человек. А если закрыть океаны гигантскими «плотами» – искусственными островами, покрытыми плодородной почвой – то питания хватит еще на 1200 млрд. Итого – более полутора триллионов…» (с. 6).

Критика «ноосферы» В.И.Вернадского. Близки к космизму Циолковского представления В.И.Вернадского о ноосфере с «автотрофным питанием человека». И в этом случае будут сняты ограничения с роста народонаселения, так как разрывается цепь «солнце – растение – человек» (площадь, на которой произрастают растения, ограничена и растения не могут фиксировать более 1-2% солнечной энергии, а человек даже при вегетарианском питании – усваивать более 10% энергии, накопленной растениями). Вообще, ноосфера понималась Вернадским как сфера разума, планетарный аналог коммунизма, гармоничное соединение природы и общества, торжество разума и гуманизма, слитые воедино наука, общественное развитие и государство, мир без оружия, войн и экологических проблем, в котором реализуется вера человечества в великую миссию науки. «Вопрос о плановой, единообразной деятельности для овладения природой и правильного распределения богатства, связанный с сознанием единства и равенства всех людей, единства ноосферы, стал на очередь дня» (Вернадский, 1977, с. 109).

«Учение о ноосфере» стараниями его интерпретаторов было превращено в теоретическую платформу покорения природы, что встретило острую критику со стороны многих философов и экологов (Баландин, 1988; Кутырев, 1990; Акимова, Хаскин, 1998; Левит, 2000). Так, Г.С.Розенберг (Розенберг и др., 1999) пишет: «Во многих вариантах Концепций (имеются в виду Концепции перехода к УР, разработанные в России, Б.М. и Л.Н.) подчеркивается, что Россия как ни одна страна подготовлена к началу реализации концепции УР учением о ноосфере В.И.Вернадского. И даже предлагается положить его в основу Программы взамен достаточно неопределенного термина «устойчивое развитие». Но делать этого не следует. Более того, представляется целесообразным отказаться от понятия «ноосферы» в том смысле, который подразумевается ее сторонниками в отечественной литературе» (с. 356).

Т.А.Акимова и др. (2001) подчеркивают, что никакого «учения» не существует, т.к. идея была сформулирована лишь в общем плане, и никакого научного описания процесса ноосферогенеза дано не было. Они считают невозможным создание ноосферы в связи с двумя обстоятельствами:

1) в основе «учения о ноосфере» лежит идея гармонизации отношений человека и природы (причем, эта гармонизация, по Вернадскому, происходит сама собой как самоорганизующееся явление). На самом деле человеческая деятельность «…на протяжении всей истории и особенно сильно в ХХ веке была по отношению к биосфере целиком деструктивна. Человечество не приближается к ноосфере, а с большой скоростью движется в противоположном направлении. За последние полвека это отдаление стало настолько большим, что если бы В.И.Вернадский (1863-1945) мог увидеть это, он, вероятно, усомнился бы в осуществимости идеи ноосферы…Глубокоукоренившаяся природопокорительская идеология и оторванный от экологических ограничений техногенез не приблизили, а отдалили человечество от этих идеалов (ноосферы, Б.М..и Л.Н.)» (с. 349). Об отсутствии самоорганизации мысли как планетарного явления пишет и Г.С.Левит (2000);

2) большие сомнения вызывает принципиальная возможность контроля над биосферой со стороны человека, т.к. «…биота экосферы несравненно совершеннее и «умнее» человеческой цивилизации».

В.А.Кутырев (1989) противопоставляет сциентизму гуманизм и пишет о том, что только встраивание человека в биосферу дает ему шанс на выживание. О необходимости коадаптации человека и биосферы с целью перевода ее в некое квазиустойчивое состояние неоднократно писал Н.Н.Моисеев (1995 и др.). При таком подходе ноосфера должна пониматься не как сфера разума, а как сфера разумности, где человек не будет центральной фигурой. Он может выжить только в том случае, если сохранит эту роль за природой, которая, по словам Б.Коммонера, "знает лучше".

Как ни парадоксально, в отечественной литературе по социальной экологии (Дрейер, Лось, 1997; Урсул, 2002) «русский космизм» Циолковского – Вернадского по сей день принято рассматривать как высшее достижение философской мысли.

А.В.Чаянов и А.Д.Сахаров. В числе российских утопистов того же периода – крупный эколог-экономист А.В.Чаянов, предлагавший разобрать на полив реки, которые питают Аральское море, и, «пожертвовав Аралом», создать на его месте цветущий сад (что получилось после забора даже части стока этих рек, мы уже знаем). Не избежал утопичности в своих намерениях и великий Н.И.Вавилов, который предлагал увеличить площадь орошаемых земель в Средней Азии в десять раз и даже поговаривал о том, что надо вырубить тропические леса, заменив их культурными плантациями.

Полностью утопическими были и футурологические идеи А.Д.Сахарова о разделении всей территории планеты на две части – эксплуатируемую (рабочие территории, РТ) и заповедную (заповедные территории, ЗТ). Отводя на РТ всего 30% суши, он предполагал за счет атомной энергетики, основанной на новых принципах, полностью насытить энергией тундру, создав гигантские плантации закрытого грунта, и пустыню, расширив поливные земли.

Сциентизм и марксизм. Неудивительно, что сциентизм был идеологией социализма («мы рождены, чтоб сказку сделать былью»), когда строились гигантские водохранилища, неимоверно высокими водозаборами на полив хлопчатника был загублен Арал. Более того, едва не были реализованы планы поворота рек с севера на юг, что привело бы к непредсказуемым экологическим последствиям. Сциентизм соответствовал идеологии марксизма-ленинизма. К примеру, В.И.Ленин был сторонником идеи неисчерпаемости природных ресурсов, называл «глупой побасенкой» закон убывающего плодородия почвы и утверждал, что вполне возможно преодолеть ограниченность плодородия почвы за счет приложения капитала, труда и науки (Лось, 1992).

Стремление покорять природу было частью общей идеологии революционных преобразований общества (Вайнер, 1991). В 20-30-е гг. предпринималось множество попыток «улучшения» состава флоры и фауны за счет интродукции разных инорайонных видов. К счастью, климат России оказался слишком суровым для того, чтобы эта акция осуществилась столь же успешно, как в Новой Зеландии, где натиск интродуцентов нанес непоправимый ущерб естественным экосистемам. Подобная точка зрения в это время была очень популярна, и потому не удивительно, что великий пролетарский писатель Максим Горький тоже ратовал за полное подчинение «непокорной» и «враждебной» природы человеку.

Таким образом, уже в трудах классиков марксизма-ленинизма содержались антропоцентрические идеи, которые в наиболее агрессивном варианте выражали "синдром покорения" и придавали человеку гегемонический статус, снимавший с его экспериментов над природой любые ограничения. Классовый подход при оценке отношений человека и природы вел к тому, что именно капитализм рассматривался как наиболее опасная разрушительная сила природы, так как капиталистическая культура, развиваемая стихийно, а не направляемая сознательно, будто бы оставляет после себя только пустыню.

Иллюзия экологической перспективности планового социалистического хозяйства оказалась удивительно живучей. Даже теоретик рационального природопользования Б.Коммонер в своем "Замыкающемся круге" (1974) писал о несравненно большей перспективности социалистической системы природопользования по сравнению с капиталистической.

Корнукопианцы. К российским утопистам прошлого примыкают и современные американские корнукопианцы – сторонники технократической модели мира. Корнукопианцы считают возможности получения энергии и ресурсы биосферы безграничными, способными обеспечивать максимальный, нерегулируемый рост народонаселения. В основе их взглядов лежат следующие положения:

природа должна быть завоевана для экономического роста;

все проблемы могут быть решены технологическими нововведениями;

всем исчерпаемым ресурсам будет найдена замена, кроме того, будут разведаны новые, ныне неизвестные, месторождения полезных ископаемых;

в мире достаточно невозобновимых энергетических ресурсов (уголь, нефть, газ, уран), они никогда не исчерпаются;

сбережение ресурсов возможно только в том случае, если затраты на него не снижают темпов роста экономического развития;

судьба диких растений и животных зависит от их пользы для человека, значительная часть их неизбежно исчезнет, так как количество видов избыточно;

высокий темп экономического роста позволит правительствам создавать очистные сооружения за счет централизованных фондов.

Линия утопистов-технократов была продолжена в период Зеленой революции 60-70-х гг., и, по сей день, за нее ратуют «планетарные патриоты»-биотехнологи, возлагающие надежды на сверхурожайные сорта растений и сверхудойные породы животных (без учета того, сколько энергии потребуется для их содержания!). Среди них – лауреат Нобелевской премии, «отец» Зеленой революции Н.Борлоуг.

Л.Браун (1990) подвергает критике специальный впуск журнала «Business Week», который опубликовал «меморандум технократов» в материале «Вы еще ничего не видели». Журнал предсказал еще более высокие темпы экономического прогресса в XXI столетии, а глобальная экономика, «оседлав волну технологического прогресса», решит все мыслимые социальные проблемы. Браун подчеркивает, что эта новая самодовольная концепция развития человеческого рода исходит из положения независимости человеческих сообществ от природного мира и опасна для будущего. «Если мы добьемся, что в следующем столетии в каждом доме будет по компьютеру, но при этом уничтожим половину всех обитающих на земле видов растений и животных, это вряд ли можно будет назвать экономическим успехом» (с. 25).

Заканчивая рассмотрение различных вариантов сциентистско-утопических мировоззрений, подчеркнем невозможность замены естественных процессов саморегуляции в биосфере системой искусственного управления (при использовании даже самых мощных математических моделей). «Очень большие системы», к числу которых относится биосфера, практически не моделируются, так как их поведение непредсказуемо (они обладают "контринтуицией"), и потому любые крупные вмешательства и их последствия практически не прогнозируются, что показала трагедия Арала.

Биосферу часто сравнивают с грандиозным рынком, где стохастически регулируются потоки вещества (в первую очередь – углерода) и энергии. Его замена на плановую экономику также бесперспективна, как управление через принципы плановости экономикой больших стран. И нарушив "рынок" биосферы, Человек погибнет.

 

Контрольные вопросы

1. В чем заключается утопизм представлений К.Э.Циолковского о будущем человечества?

2. Какие положения-гипотезы В.И.Вернадского о ноосфере вызывают критику?

3. Почему сциентизм стал идеологий отношения человека к природе в СССР?

4. Расскажите о взглядах американских корнукопианцев.

 


Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.
Поможем в написании
> Курсовые, контрольные, дипломные и другие работы со скидкой до 25%
3 569 лучших специалисов, готовы оказать помощь 24/7