Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Такое ли это благо: быть единственным ребёнком в семье?





Ирина Медведева, Татьяна Шишова

Приказано не рожать

 

Предисловие. 1

Демографическая война против России. 1

Приёмы дезинформации. 2

Маргарет Зангер. 3

План NSSM-200, меморандум национальной безопасности США. 6

Каирская конференция. 9

Итоги и перспективы.. 14

Теперь о перспективах. 15

Приказано не рожать. Ещё раз о программе «Планирование семьи». 17

«Лекарства» от жизни. 21

Наследники Свидригайлова. 25

Такое ли это благо: быть единственным ребёнком в семье?. 27

Мой сын ревнует меня к телефону. 27

У семи нянек дитя со страхами. 27

Трагедия «маленького принца». 27

Дети из многодетных семей развиваются быстрее. 28

В многодетной семье труднее стать трудным ребёнком. 28

Не имей сто рублей, а имей сто родственников. 29

Риск потерять единственного ребёнка — невероятно велик. 30

Кесарево — зона риска. 31

В чём же дело?. 31

Политическая подоплёка. 31

Доверяй, но проверяй. 32

А, как для детей?. 32

Если женщина настроена на роды, она родит замечательно! 33

Приложения. 33

Приложение 1. Предательство своего ребёнка — это последнее дело. 33

Приложение 2. Судьба страны сейчас во многом зависит от врачей. 37

Приложение 3. Проблемы шведской семьи. 43

 

Предисловие


Словосочетание «демографическая война» пока выглядит ещё несколько экзотично: всё же, трудно расстаться с ассоциациями, намертво сцепленными со словом «война»: народная, освободительная, холодная, на худой конец, информационная…

И враг, вроде бы, не имеет конкретного лица, он — везде и нигде, его оружие — какие-то бесконечные и скучные «программы» и «доклады», написанные, к тому же, так маловразумительно и путано.

Да и лозунги, под которыми выступает этот странный враг, вызывают, скорее уж, сочувствие, чем отторжение: «планирование семьи», «безопасный секс», «репродуктивное здоровье женщины», «здоровое материнство», «половое воспитание подростков».

Наверно, именно поэтому общество не оказывает в этой демографической войне должного сопротивления. Мы ни себя, ни наших детей, для которых демографическое оружие представляет — особенно в перспективе их будущей жизни — наибольшую опасность, должным образом не защищаем.



Авторы решили собрать свои статьи разных лет на эту тему. Читатель увидит, что те из них, которые написаны ещё в 90-е годы прошедшего века, к сожалению, не утратили своей актуальности, а некоторые сейчас даже более актуальны, чем тогда.

Меняются правительства, меняются должности чиновных господ, а политика, — политика уменьшения народонаселения нашей великой Родины, — всё та же.

Будем считать, что наши статьи — это наш посильный вклад в скудный пока арсенал освободительной армии, — армии сопротивления в демографической войне.

Надеемся, по прочтении этого сборника, читатель будет ощущать себя уже не столь безоружным. И тоже внесёт посильную лепту в дело борьбы и за свою жизнь и свободу, и за души, за жизнь самых беззащитных, самых уязвимых, — наших детей.


Ирина Медведева, Татьяна Шишова,
Март 2004 года.

Демографическая война против России

Вступление


Ещё совсем недавно, 2-3 года назад, мысль о том, что происходящее в России следует рассматривать с позиций войны, многим казалась абсурдной. В лучшем случае, сомнительной.

Помнится, мы присутствовали на политологическом семинаре в Госдуме, где именно профессиональные военные, как дважды два, доказывали, что никакой войны (за исключением чеченской) на территории России не происходит, потому что такие-то и такие-то классические признаки войны, в данный момент, отсутствуют (точно так же возражали, в своё время, А. Гурову, впервые открыто заговорившему о советской мафии.)

Сегодня, особенно после бомбёжек Сербии и обвинения Ельцина в геноциде думской комиссией по импичменту, необъявленная война против России стала фактом общественного сознания.

Всё чаще, в самых разных социальных средах, можно услышать: «Всё ясно. Нас решили уничтожить», «идёт зачистка территории», «для обслуживания нефтяных скважин много народу не нужно».

Однако, нам кажется, у подавляющего большинства людей пока отсутствует конкретное понимание, как именно ведётся эта война, кто полководцы, кто солдаты, какое оружие, какие направления ударов и т.п. Разве что, понятие «информационной войны» уже более или менее обществом усвоено.

Во всяком случае, на простые приманки манипуляторов масс-медиа народ клюет всё реже и реже. И это, конечно, радует.

Но, разрушительные процессы развиваются столь стремительно, что прозрение общества почти всегда оказывается запоздалым.

Такое хроническое запаздывание порождает, чуть ли, не мистический ужас перед необъятным, неуловимым, а потому неодолимым злом.

Между тем, оно имеет вполне конкретные очертания, конкретных исполнителей, конкретные цели и конкретные механизмы реализации.

И только знание этой конкретики делает зло уязвимым, давая возможность нанести ответный (а лучше — упреждающий) удар прицельно, а не в пространство вообще.

Война с Россией ведётся одновременно на многих фронтах.

Тот фронт, о котором будем говорить мы, один из главных (если не самый главный). Однако, его важность не получила адекватной оценки, даже в патриотической среде, не говоря уж о людях, далёких от политики.

Более того, очень многие политики патриотической ориентации не сопротивляются атакам на данном фронте, потому, что принимают армию противника за... армию спасения.

Поясним: речь идёт о системе снижения рождаемости, активно внедряющейся в России под вывеской «планирования семьи».

По сути, против нашей страны развязана демографическая война. Но мы имеем дело с войной нового поколения, которая ведётся по законам информационных войн.

А значит, основной упор делается на информацию, вернее — дезинформацию противника. И на эти приманки многие политики-патриоты пока успешно ловятся.

Приёмы дезинформации

Этих приёмов — множество, но основной принцип один: то, что несёт погибель, подаётся, как благо.

Вспомним, как поступают (уж простите за грубоватое сравнение), когда хотят отравить собаку: смертельный яд вкладывают во вкусную оболочку колбасы, которую животное с восторгом пожирает. И какое-то время испытывает сытое блаженство. Но потом, неизбежны смертельные корчи...

Конечно, если бы было официально заявлено, что в и без того вымирающей стране государство принимает программы, препятствующие рождению детей, то общество однозначно восприняло бы это, как геноцид.

Но так, естественно, никто не заявляет, а, напротив, говорят об «охране репродуктивного здоровья», «репродуктивных правах», «безопасном материнстве», «ответственном родительстве», «здоровом образе жизни».

Не правда ли, прекрасно звучит, хоть и не совсем привычно?

Ну, а то, что это — типичный Оруэлл, поскольку истинный смысл подобных понятий — прямо противоположен их благородной упаковке, с ходу мало кто улавливает.

Разве что, люди, которые помнят, как называлась гитлеровская программа уничтожения «неполноценных». Она называлась очень похоже — «Здоровье нации».

Вот краткий словарь для перевода с «планировочного» языка на человеческий:

¨ «охрана репродуктивного здоровья» — включает в себя контрацепцию, стерилизацию (!), аборты;

¨ «репродуктивные права» — право на контрацепцию, стерилизацию, аборт и растление детей в школах, под видом «полового воспитания», «основ здорового образа жизни» и т.п.;

¨ «половое воспитание» — привитие детям психологии отказа от деторождения, в том числе, путём открытой пропаганды контрацепции и стерилизации, скрытой пропаганды абортов и сексуальных извращений, поскольку это тоже не способствует продолжению рода;

¨ «здоровый образ жизни» — в представлении «планировщиков», обязательно включает в себя применение контрацепции;

¨ «безопасное материнство» — использование контрацепции (якобы, для избежания осложнений после абортов, которые могут привести к смерти);

¨ «ответственное родительство» — включает в себя использование контрацептивов, сцеплено с лозунгом «ребёнок должен быть здоровым и желанным». В начале российской «планировочной» эпопеи лозунг был более откровенным: «Пусть ОДИН ребёнок, но здоровый и желанный»;

¨ «здоровые и желанные дети» — получаются только при «запланированной» беременности, то есть, когда женщина намеренно делает перерыв в контрацепции. Хотя, можно привести массу примеров, когда женщина не собиралась иметь ребёнка, но потом, родив, была счастлива и благодарила Бога, что не сделала аборт.

Кстати, сцепка «здоровый» и «желанный» — очень типичная и очень грубая манипуляция сознанием: на самом деле, «нежеланные дети» могут быть здоровыми и, наоборот, самый, что ни на есть, «желанный ребёнок» может родиться больным.

Впрочем, если строго следовать вышеприведённому лозунгу, даже «желанного», но «нездорового» ребёнка нужно обязательно абортировать.

Правда, в современных российских условиях, это составило бы более 30% от общего числа рождающихся детей, так как, по последним официальным данным, каждый третий новорождённый имеет какие-то отклонения (например, недостаточный вес).

А, поскольку детей сейчас рождается и так очень мало, результаты вскоре превзошли бы все ожидания идеологов демографической войны.

Вот такая «орвелловщина». Даже, заметьте, в ставшем уже одиозным клише «планирование семьи» слышится что-то положительное.

«Планирование», «план» у нас, ещё со времён советских пятилеток, ассоциируются с ростом, преумножением. «Семья» — понятие, тем более, безупречное.

Легко ли неискушённому человеку догадаться, что речь идёт об отказе от детей?

А, между тем, в действующем законе о здравоохранении есть статья «Планирование семьи», раздел 7, где чётко определено, что входит в медицинское понятие «планирование семьи» — три пункта: контрацепция, аборт, стерилизация. И всё!

В «планировании семьи», даже на официальном уровне, речи о семье не ведётся.

Мало того, есть официальные методические указания для центров «Планирование семьи», где сказано, что критерием успешной деятельности таких центров является количество произведённых абортов.

И это — очень показательно, поскольку говорит о реальной цели создания подобных центров. Не «количество вылеченных бесплодных пар», не «число новорождённых младенцев», а именно количество абортов.

Странного здесь, на самом деле, нет ничего, если, хотя бы немного, ознакомиться с историей вопроса.

Маргарет Зангер

Когда-то название организации, занимающейся борьбой с рождаемостью, было более откровенным — «Лига контроля над рождаемостью».

Созданная в 1921 году в США малоизвестной тогда феминисткой Маргарет Зангер, она, за короткое время, стала одной из влиятельнейших организаций Америки. Причём, «раскрутка» шла стремительно, несмотря на пуританские установки тех лет.

В 1921 году Маргарет Зангер сажают на месяц в тюрьму за организацию подпольного абортария и распространение опасных для здоровья контрацептивов, а уже в 22-м, не успев выйти на свободу, она созывает международную конференцию в защиту абортов и совершает кругосветное турне с циклом лекций.

Конечно, у самой Маргарет денег на подобные мероприятия в то время не было.

Зато, они нашлись у тех, кому её деятельность показалась перспективной.

Задолго до рождения Маргарет Зангер, ещё в конце XVIII века, сильных мира сего стали не на шутку волновать последствия буржуазных революций.

Написав на своих знамёнах «Свобода, равенство, братство», победители вовсе не собирались по-братски делиться своими правами и состояниями с простыми людьми.

Но сама логика развития того общества, которое они строили, неизбежно требовала демократизации. Массы всё больше «распоясывались», «сверчки» уже не хотели знать свои «шестки».

И тогда, встал вопрос: что с этим делать?

Как обуздать «быдло», не меняя знамён?

Снова возвести сословные перегородки невозможно — историю не повернуть вспять.

И тогда... пошли разговоры об угрозе перенаселения. Дескать, людей на Земле расплодилось чересчур много. Если так дальше пойдёт, неизбежны голод и катаклизмы, угрожающие власть имущим.

А значит, нужно, не дожидаясь стихийного бунта, организоватьего и направить в безопасное для элиты русло.

Выразителем подобных умонастроений стал профессор политэкономии Томас Мальтус, который в 1798 году издал труд под названием «Опыт о законе народонаселения».

В нём автор, с очевидным сейчас схематизмом, доказывал, что численность населения планеты растёт в геометрической прогрессии, а мировое производство — в арифметической. И предлагал весьма незамысловатые меры по борьбе с «лишними людьми».

Они сводились к отмене благотворительности, поощрении преступности и войн, к приостановке развития медицины и т.п.

На определённом этапе, идеология мальтузианства сыграла свою роль, но потом, с дальнейшим развитием идей гуманизма, сделалась уж больно одиозной.

В таком откровенном варианте она окончательно дискредитировала себя в период Третьего рейха и после победы над фашизмом была решительно осуждена.

Но параллельно шёл поиск новых форм управления «быдлом». И тут бойкая феминистка Зангер пришлась, как нельзя более, кстати.

Её модель геноцида выглядела гораздо более благопристойно. И даже называлась «Мирный план» («Plan for Peace»).

Зачем истреблять людей эпидемиями и бомбами, зачем выглядеть жестокими варварами, когда можно просто снижать рождаемость?

Результат будет, конечно, не сиюминутным, как в случае бомбардировки, но зато, более надёжным. Ведь женщина, потерявшая детей на войне, может родить ещё, а если её стерилизовать — это гарантия.

Да и точность таких «попаданий» гораздо выше! Чума или война особенно не выбирают, кого лишить жизни, тогда, как «мирный план» предусматривает строгое дифференцирование.

А потому, уже в 1925 году фонд Рокфеллера начал спонсировать Американскую Лигу контроля над рождаемостью.

В 1934 году Зангер опубликовала проект закона, призванного «остановить перепроизводство детей». Там были такие статьи:

«Статья 2. Клиники, контролирующие рождаемость, получают статус государственных органов здравоохранения...

Статья 3. Свидетельство о браке даёт супругам право лишь на совместное ведение хозяйства, но не на родительство.

Статья 4. Ни одна женщина не имеет права выносить ребёнка и ни один мужчина не имеет права стать отцом без разрешения на родительство.

Статья 5. Разрешения на родительство должны выдаваться государственными органами супругам по их просьбе при условии, что они способны материально обеспечить будущего ребёнка, обладают необходимым образованием для правильного воспитания ребёнка и не имеют наследственных болезней. Женщина, кроме того, должна представить справку о том, что беременность не будет представлять угрозы её здоровью...»

Хватит или продолжить? Ну, пожалуй, ещё немного.

«Статья 6. Разрешение на родительство действует однократно[1].

Статья 8. Умственно отсталые, лица с врождёнными преступными наклонностями или имеющие наследственные заболевания, а также, все прочие, признанные биологически неполноценными, должны быть либо стерилизованы, либо, в сомнительных случаях, изолированы, с целью не допустить появления потомства, страдающего теми же пороками».

К умственно отсталым, между прочим, Зангер относила 70% американцев. А негров, евреев и славян вообще считала низшими расами, которые, в принципе, недостойны размножения.

В 1939 году, откликнувшись на запрос чиновников от здравоохранения из южных штатов, Зангер представила «Негритянский проект».

В нём демографическая ситуация американского Юга оценивалась, как нездоровая: численность «неполноценного негритянского населения» постоянно увеличивалась, создавая угрозу белой расе.

Чтобы исправить положение, Маргарет предлагала отправить в турне по южным штатам[2] нескольких чернокожих священников-миссионеров с проповедью контрацепции.

Естественно, прошедших специальную подготовку, — ...священник должен стать тем человеком, который искоренит всякое подозрение в том, что мы хотим снизить численность негров, — писала Зангер. Священники должны были находиться под жесточайшим прессингом «контролёров рождаемости»[3].

Таким образом, негров вынуждали самих намыливать себе верёвку. Запомните эту идею, она ещё не раз всплывёт в дальнейшем.

Стоит полистать журнал «Контроль над рождаемостью», издававшийся Зангер, чтобы убедиться в том, насколько «планировщики» повлияли на современную мораль. То, что казалось тогда одиозным, сегодня для массы людей — норма. Снова обратимся к цитатам.

«Супружеская измена (по крайней мере, в физическом смысле слова) не должна считаться основанием для развода. Это — естественное последствие современного брака». «Большая семья представляет собой угрозу, поскольку каждый следующий ребёнок понижает уровень жизни семьи».

А вот, как будто, слышишь голоса наших отечественных последователей Маргарет Зангер: «Мы должны обеспечить право каждого ребёнка быть желанным»[4].

А дальше, естественно, «каждый ребёнок имеет право не только быть желанным, но и физически полноценным. И не только физически, но и психически». Вот вам и «гуманистическое» обоснование фашистской селекции. Всё — для блага человека, даже... его убийство.

Правда, кое-что из зангеровских постулатов ещё не до конца вошло в массовое сознание. Например, изображение ребёнка в виде «маленького монстра» или «куска мяса».

Впрочем, в нынешней Англии каждая пятая женщина не хочет иметь ребёнка, а шведская столица Стокгольм уже названа, на последнем Всемирном конгрессе семей, «первым постсемейным городом».

Там две трети жителей, проникнувшись духом столь пропагандируемой Зангер «свободной любви», никогда не имели и не собираются заводить семью.

Но, что реализовалось «на все сто», так это растление малолетних. Маргарет Зангер (как, впрочем, и её последователи) выражалась более деликатно. Она ратовала за половую просвещённость детей и подростков, за то, чтобы «освободить их от сексуальных предрассудков и табу».

Подросткам не надо говорить про нравственную чистоту, утверждала Зангер. Сексуальное образование, ни в коем случае, не должно быть «негативным» и «бесцветным». Никакого морализаторства!

Всё это мы слышим и в речах нынешних секс-просветителей. Исходя из идей Зангер, секс — естественное занятие для подростков. Если подросток чувствует, что он дозрел до сексуальной активности, это «его выбор». Общество просит лишь, чтобы он не производил на свет детей.

Зангер призывала учить подростков тому, что секс — кульминация любви, что он повышает интуицию, укрепляет физическое и душевное здоровье. Но только, если это благородное занятие очищено от нездоровых и неестественных последствий.

Догадываетесь от каких? — Правильно, от деторождения! Все виды секса — естественны, и никаких извращений не существует, если, при этом, не совершается агрессия. А извращение, опять же, одно-единственное — иметь много детей.

В 1942-м, в разгар войны с Гитлером, Зангер, из тактических соображений, переименовала свою Лигу в «Ассоциацию планирования семьи», а в 1948-м, получив подпитку из фонда Браша, вкладывавшего большие средства в евгенические исследования, основала Международную федерацию планирования семьи.

Официально МФПС[5] была зарегистрирована в 1953 году, и М. Зангер стала её почётным председателем. Штаб-квартиру МФПС бесплатно предоставило Английское евгеническое общество.

Евгеника, наука об улучшении человеческой породы и выбраковке «беспородных», активно пропагандировалась в фашистской Германии.

В апреле 1933 года в «Ревю» была опубликована статья близкого друга М. Зангер Эрнста Рудина, впоследствии ставшего директором гитлеровского проекта генетической стерилизации. Статья так и называлась — «Евгеническая стерилизация: насущная потребность»...

С крахом фашизма, евгеника ушла в тень, продолжая, при этом, влиять на мировые процессы. Сегодня она снова выходит на авансцену. Правда, теперь, чтобы не вызывать ненужных ассоциаций, её переименовали в генную инженерию.

Особенно интересна связь Международной федерации планирования семьи с кланом Осборнов. Основатель нью-йоркского Музея естественной истории Генри Осборн поддерживал многие евгенические организации.

А племянник Генри Осборна, Фредерик Осборн, возглавил Отдел по делам народонаселения (Office of Population Research), основанный фондом Рокфеллера.

Одновременно этот самый Фредерик Осборн был советником у Маргарет Зангер. И создателем Ассоциации учёных-евгеников.

Отдел по делам народонаселения был этакой респектабельной теплицей для вызревания современной фашистской идеологии. Один из ведущих сотрудников этого Отдела Кингсли Дэвис стал первым представителем США в Комиссии по народонаселению при ООН.

Ну, а вездесущий Фредерик Осборн учредил ещё и Совет по народонаселению (Population Council). Теперь это — очень мощная и влиятельная организация.

Сын Фредерика, Фредерик Осборн-младший, проводил политику планирования семьи под ещё одной вывеской — «Планирование семьи в мире» (Planned Parenthood-World Population). В общем, контроль над рождаемостью можно смело считать семейным бизнесом Осборнов.

Наверно, читатель малость запутался в похожих названиях всех этих отделов и советов. Ничего удивительного. Тактика «планировщиков», как раз, и заключается в том, чтобы создать видимость множества разных направлений, разных, якобы, независимых организаций.

На самом же деле, они имеют одну (фашистскую) идеологию, действуют очень согласованно и, зачастую, питаются из одного источника.

При сопоставлении документов и фактов, отчётливо видно, что стратегии, разработанной в 20-е годы, «планировщики» придерживаются до сих пор. Главная цель — сокращение рождаемости любой ценой.

В 1982 году, в мартовском выпуске журнала «Сайенс» медицинский директор Американской федерации планирования семьи писал:

«Дело в том, что ни одна нация на земле не может регулировать рождаемость, не прибегая к абортам. В Соединённых Штатах совершается 1,5 млн. абортов ежегодно — почему же Индонезия должна отставать? Не имеет значения, насколько хорош (или плох) метод сам по себе: раз одной контрацепцией контроля над рождаемостью не добиться, вам придётся иметь дело с абортами и стерилизацией»[6].

Руководство Международной ассоциации планирования семьи (МАПС, это ещё одна структура) обязывало все свои филиалы разрабатывать и внедрять в образовательные системы подопечных стран программы полового воспитания.

Программы эти предполагали использование откровенных рисунков в учебных пособиях, дискредитацию традиционных нравственных ценностей, подрыв авторитета родителей и провоцирование половой распущенности подростков.

Все эти принципы воплощены сейчас и в российских программах «полового воспитания школьников».

Хотя, в условиях развитой демократии, проводить прополку «плевел человечества» (изящная метафора М. Зангер) довольно трудно, кое-какие успехи есть.

¨ В 1980-е годы Планирование семьи начало открывать абортарии на базе школ. И из первой сотни клиник не было ни однойпри школе для белых детей.

¨ Число стерилизованных чернокожих женщин на 45%выше, чем белых. А среди выходцев из Латинской Америки их на 30% больше, чем среди белых.

¨ 42% всех индианок и 35% пуэрториканок стерилизовано.

¨ В штатах Техас и Индиана «планировщики» разработали специальные программы для нацменьшинств.

Чтобы заманить девушек и женщин в свои центры, они раздавали им талоны, дающие право на покупки товаров со скидкой, дарили модные диски и даже устраивали бесплатные танцульки. В других местах «примерных клиенток» за аборт или стерилизацию поощряли разными премиями.

Что ж, это — поистине «мирный план» истребления «лишних». Вроде бы, всё добровольно, никакого открытого насилия. По сравнению с гитлеровскими технологиями, огромный шаг вперёд.

Тогда использовались лишь элементы добровольности: приговорённые к расстрелу собственноручно рыли себе могилы. Но убивали их, всё же, другие.

В новой реальности, построенной по проекту Зангер и прочих «гуманистов», люди будут убивать себя сами, не обременяя государство расходами на исполнителей. А их родственники в виде компенсации за понесенную утрату получат утешительные призы.

Если, конечно, мы позволим этому проекту развернуться в полную мощь.

План NSSM-200, меморандум
национальной безопасности США

27 апреля 1974 года в основные ведомства США: Министерство обороны, ЦРУ, Министерство сельского хозяйства, Агентство международного развития — был послан запрос, подписанный госсекретарём Генри Киссинджером.

«Президент распорядился изучить влияние роста мирового народонаселения на безопасность США и соблюдение наших международных интересов», — говорилось в запросе.

И не только изучить, но и предложить конкретные меры: как уменьшать население в суверенных государствах, не вызывая сильного противодействия властей и граждан.

В результате, появился документ, аббревиатура которого напоминала ружейный код: NSSM-200 (National Security Study Memorandum).

Он был составлен Советом по национальной безопасности, который является высшим уровнем руководства в правительстве Соединенных Штатов.

Возглавляет Совет безопасности сам президент (тогда это был Никсон). Задача Совета — координировать зарубежные операции всех подразделений правительства.

26 ноября 1975 года Меморандум стал руководством к действию в области американской внешней политики. И, хотя в 1989 году он был, вроде бы, рассекречен, опубликование фрагментов из него стало возможным лишь в июне 1990 года[7].

Этот документ, без всякого преувеличения, можно назвать эпохальным: он на несколько десятилетий, по крайней мере, до 2000-го года, определил мировое развитие.

Когда знаешь его содержание, многое, что происходит в нашей жизни, предстаёт в ином свете.

В Меморандуме откровенно говорится, что в условиях, когда разрыв между богатыми и бедными странами увеличивается, рост числа людей в последних может накалять обстановку, а это, в свою очередь, помешает США выкачивать ресурсы.

«При том, что население США составляет 6% от мирового, мы потребляем около трети природных ресурсов, — признаются авторы Меморандума. — В последние десятилетия Соединённые Штаты всё больше зависят от импорта полезных ископаемых из развивающихся стран, и эта тенденция, судя по всему, продолжится... Поэтому, США всё больше заинтересованы в поддержании политической, экономической и социальной стабильности в странах-поставщиках...» [3].

Это, кстати, для тех благомыслов, которые любят восклицать: «Но Западу ведь, тоже не нужен хаос в России!»

Да, им, конечно, нужна стабильность, но лишь, в смысле стабильной слабости, позволяющей и дальше грабить «отсталые страны».

Продолжим цитирование: «Поскольку, снижая рождаемость, мы можем улучшить перспективы такой стабильности, политика в области народонаселения становится весьма важной для соблюдения экономических интересов США».

А вот и ещё более откровенное высказывание:

«Быстрый рост населения в развивающихся странах... наносит ущерб их внутренней стабильности и отношениям с теми странами, в развитии которых США заинтересованы, создавая, таким образом, политические проблемы или даже угрозу национальной безопасности США».

Вообще, Меморандум поражает своим цинизмом. Вот, как поборники прав человека представляют себе идеальный порядок вещей, и вот, как они, на самом деле, пекутся о «равенстве возможностей»:

«Когда перенаселение приводит к массовому голоду[8], голодным бунтам и социальным переворотам, это не благоприятно для систематического освоения природных ресурсов и долгосрочных инвестиций».

А потому, предупреждают авторы Меморандума, какой-то минимум ограбляемой стране, всё-таки, надо оставить, пусть верят, что «в международном экономическом порядке для них тоже “что-то есть”, иначе, концессии иностранных компаний будут экспроприированы или подвергнуты жестоким нападениям».

И далее: «...подобные кризисы наименее вероятны при низком или отрицательном приросте населения» (это, как будто, про нас сказано, хотя, конечно, в то время американцам такой успех и присниться не мог, они планировали развязать демографическую войну, прежде всего, в 13 странах: Индии, Бангладеш, Пакистане, Нигерии, Мексике, Индонезии, Бразилии, Египте, Турции, Эфиопии, Таиланде, Колумбии и на Филиппинах).

Может возникнуть вопрос: а почему именно снижение рождаемости?

Не проще ли уменьшать народонаселение за счёт стариков? Ведь от них толку — чуть, одна морока.

Но, во-первых, «истинные гуманисты» не могут себе позволить такую откровенную антигуманность, а, во-вторых, жизнь в бедных странах и так не способствует долголетию.

Впрочем, главное даже не это. Главное, что «молодые люди... более подвижны, нестабильны, склонны к экстремизму, оппозиционности и насилию, чем старшее поколение. Их легче мобилизовать на атаку институтов законной власти или собственность «истеблишмента», «империалистов», мультинациональных корпораций или других — часто иностранных-учреждений, на которые сваливают вину за неполадки в стране».

Правильно авторы Меморандума чуют, откуда ждать опасности: молодёжь, чего доброго, может добиться перераспределения доходов транснациональных (читай: американских) монополий в пользу своего народа.

Снижать рождаемость предполагалось уже отработанным способом: путём распространения служб планирования семьи, которые занимались бы пропагандой «простых, дешёвых, эффективных, безопасных, продолжительно действующих и приемлемых методов предупреждения беременности».

«Это — жизненно важный аспект для любой программы по контролю над мировым народонаселением», — честно признавались авторы Меморандума.

Ведь, в документе для внутреннего пользования не нужно было пудрить мозги обывателям, заверяя их, что планирование семьи, ни в коем случае, не ограничивает рождаемость, а только борется с абортами.

Можно насаждать службы планирования семьи в качестве самостоятельных организаций, а можно — для отвода глаз — вписывать их в уже имеющиеся структуры здравоохранения, привязывая к охране здоровья матери и ребёнка, снижению материнской и младенческой смертности.

Вот цитаты, иллюстрирующие эти «маленькие хитрости»:

«Планирование семьи в контексте охраны здоровья демонстрирует озабоченность благосостоянием семьи в целом, а не просто репродуктивной функцией...

Оказание некоторых видов помощи матери и ребёнку упрочит доверие к идеям планирования семьи, поскольку, таким образом, будет продемонстрирована забота о здоровье матери и ребёнка в целом, а не только обеспокоенность фактором фертильности (плодовитости)...

Интеграция планирования семьи в систему здравоохранения поможет нам опровергнуть... обвинение в том, что США больше заинтересованы в снижении численности людей в развивающихся странах, нежели в обеспечении их будущности».

А обвинения, прямо скажем, небеспочвенные, ибо, как признаются авторы Меморандума, Америка вкладывает всё больше и больше средств в программы снижения рождаемости и всё меньше — в программы развития и здравоохранения в странах третьего мира.

Если же «интегрировать», то, попробуй разберись, что пошло на презервативы и лапароскопы для стерилизации, а что — на аппаратуру для выхаживания недоношенных детей.

Кстати, про стерилизацию читаем:

«Мужская и женская стерилизация получает широкое распространение, когда эта операция упрощается, ускоряется и становится безопасной. Женская стерилизация усовершенствовалась, благодаря применению лапароскопов и полостных операций».

(Так что, если услышите от наших «генералов» демографической войны, вроде Е. Лаховой или И. Гребешевой, что лапароскопы считают инструментами для стерилизации только невежды, а, на самом деле, они применяются исключительно для гинекологического осмотра, не верьте — это ложь.)

Мужскую стерилизацию предполагалось ещё немного «доработать» (сейчас, похоже, и с этим — всё в порядке). А, насчёт «полостных операций»...

Помнится, как раз, в 70-е годы у нас вдруг пошли разговоры, что, дескать, в какой-то там занюханной Колумбии или даже Индонезии всем делают кесарево, и никаких тебе родовых мук, простейшая полостная операция под наркозом, и у ребёнка головка кругленькая, недеформированная... Живут же люди!..

Что ж, теперь и мы «зажили». По свидетельству беременных женщин, гинекологи теперь усиленно пропагандируют кесарево сечение. А заезжие спецы из Америки проводят учебные семинары по «методике постродовой стерилизации». Так что, дело, похоже, налаживается.

Но, вернёмся к Меморандуму. Пропагандировать методы и средства снижения рождаемости следует по самым разным каналам. В первую очередь, через систему образования.

«Ключевым фактором эффективного использования существующих контрацептивных техник была и остаётся проблема образования».

Этому вопросу в Меморандуме отводится весьма значительное место.

«Не снижая усилий, направленных на взрослое население, необходимо сконцентрироваться на юном поколении — тех, кто сейчас в начальной школе или ещё моложе», то есть на детсадовской малышне!

Теперь вам понятно, почему в дошкольных учреждениях появились «игры в сперматозоиды», красочные пособия с изображением половых органов и добрые тётеньки, которые совершенно безвозмездно брали на себя труд просветить трёх-четырёхлеток, «откуда берутся дети»?

И почему нашей школе так упорно навязывают «половое воспитание»?

Важнейшую пропагандистскую роль, конечно, должно играть телевидение. Особенно спутниковое, ведь, оно — американское. Значит, всё будет правильно, «идеологически выдержанно».

Вот какой фактор, оказывается, играл немаловажную роль в развитии спутниковой связи! А нам-то внушали, что это для блага детишек — дабы они смогли круглосуточно смотреть мультики!

Но, конечно, одного предложения «услуг по планированию семьи» мало. Необходимо организовать спрос.

А для этого следует создать социальные и психологические предпосылки для, якобы, стихийного снижения рождаемости. Чтобы это происходило, как бы, само собой, и чтобы не возникало ни малейших догадок о влиянии извне.

Например, важным фактором снижения рождаемости, как сказано в Меморандуме, является более позднее вступление в брак. И в этом смысле пропагандистская машина сработала отлично.

Поздние браки стали поистине «общечеловеческой ценностью», которая уже не подвергается сомнению. Истинная причина удерживания молодёжи от ранних женитьб и замужеств, понятное дело, не афишируется. Внушают (и уже крепко внушили) совсем другое:

¨ «Сначала надо встать на ноги»...

¨ «Беременность в юном возрасте очень опасна»...

¨ «Ранние браки, как правило, кончаются разводом, сперва пусть хорошенько нагуляются...»

¨ «В 16-18 лет у девчонки ещё ветер в голове, разве она может быть хорошей матерью?» и т.п.

И стараются всячески замалчивать, что именно эти установки ведут к дальнейшему распаду института семьи, увеличению числа брошенных детей, росту половой распущенности, а значит, вензаболеваний, бесплодия и СПИДа, то есть, опять-таки к достижению целей демографической войны.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.