Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

В бою в Джавайском ущелье погибли: Стефанович Ю.В., Бобоев К.А., Пастухов В., Муканов К.А.





 

Из воспоминаний Мурзина Руслана Михайловича, в 1982-84 гг. офицер ДШМГ КВПО:

20-го нас десантировали в р-не к. Шаджак (7242-9 по карте 10-42-070), прочесали вниз пару кишлаков, переночевали где-то в р-не высоты 3292. На утро 21-го перебросили в р-н к. Мизак (7234-3 по карте 10-42-070). А в квадрате 6838-8 нас уже ждали...

 

Тогда погибли:

СТЕФАНОВИЧ Юрий Вацлавович

ПАСТУХОВ Владимир Викторович

МУКАНОВ Каирбек Ахатович

БОБОЕВ Кодир Азимович

На следующий день 22 октября 1982 года, когда мы вновь вернулись на место засады в поисках Овчинникова и Иуса, во время прочески погиб боец Пянджской ДШМГ.

То, что написано в статье (Яльмурзина Н.Р.) имело место. Это было 28.10-03.11.1982 г. Это было продолжение операции по зачистке Джавая от духов, начатая в середине октября. Они тогда обнаглели и выходили к р. Пяндж и далее шли на Куфаб. Нам тогда приходилось выставлять наряды из расчетов ПК и АГС-17 в аэропорту Калай-Хума (мы тогда там базировались) напротив выхода из Джавая. 28.10.1982 нас десантировали у к. Сарджавай, на следующий день соединились с Пянджской ДШ во главе со ст. л-том Марковым (НШ ДШ) и пешком дошли до границы СССР 3.11.1982 г. Тогда потерь не было.

30 октября 1982 г. при проведении операции в Джавайском ущелье при выполнении боевой задачи по доставке боеприпасов пограничному подразделению, блокировавшему в горах опорный пункт душманов, принимал участие экипаж Алма-Атинского авиаполка в составе: командир звена вертолетов Ми-8 майор В. Лазарев, старший летчик-штурман лейтенант С. Белкин, бортовой техник прапорщик Л. Полушкин. При заходе на посадку в ущелье на высокогорную площадку ограниченных размеров «Тарбаган» вертолет попал в сильный нисходящий поток воздуха, в результате чего из-за турбулентности и смещения назад груза, резко нарушилась центровка вертолета. Вертолет оказался ниже площадки, задел несущим винтом за скалу, ударился о землю и взорвался. Экипаж погиб.

6 ноября 1982 года подразделение под командованием майора Николая Юдина вело боевой поиск в Джавайском ущелье… При подходе к к. Бадман подразделение попало в засаду… Бандитская пуля оборвала жизнь майора Юдина...



Во второй половине ноября успешно завершилась очередная операция в Джавайском ущелье (в Припамирье) с большими потерями у мятежников. В верховьях Джавая были созданы местные органы власти и группы ополченцев, временно оставлены наши небольшие гарнизоны.

 

Только что вернувшемуся из отпуска лейтенанту Наилю Яльмурзину позвонил начальник погранотряда и огорошил: едешь в командировку. Наилю сразу стало понятно куда: с 1979 года советские войска находились на территории Афганистана.

В Пржевальске формировалась десантно-штурмовая маневренная группа. Наиля Равильевича назначили заместителем начальника третьей пограничной заставы. В течение месяца их усиленно муштровали, а потом отправили на границу с Афганистаном. И уже через несколько дней они вылетели на блокирование города Таш-Кургана в 80 километрах от города Термеза.

— Высадились на окраине в предгорьях, — рассказывает Наиль Равильевич. — В сумерках окопались в развалинах старой крепости, преграждая душманам путь в город. В течение недели мы занимали оборону, устраивали засады. Хоть я и офицер, и меня учили воевать, но впечатление было тяжёлое, кругом пыль, гарь, стрельба и первые потери. Те, кто уже успел повоевать, утешали: своей пули не услышишь.

Наилю Равильевичу Яльмурзину в этом году исполняется 50 лет. Его родители — отец-комбайнёр и мать-доярка —работали в Янгельском зерносовхозе Башкирской АССР, где он и родился. В 1970 году семья переехала в город Никольский Карагандинской области, и Наиль продолжил учёбу в средней школе № 3. Под влиянием двоюродного брата, который проходил воинскую службу в погранвойсках, Наиль после окончания школы поступил в Алма-Атинское высшее пограничное командное Краснознамённое училище КГБ СССР.

В звании лейтенанта в 1981 году молодой офицер был направлен в Ошский пограничный отряд заместителем начальника 6-й пограничной заставы Кызыл-жар на границе с Китаем.

А потом была первая операция в Афганистане.

Наступало лето, душманы активизировались, большими караванами из Пакистана шли вглубь Афганистана с оружием, боеприпасами, деньгами. Предприятия, жилые микрорайоны, дороги и другие объекты, которые советские специалисты строили и восстанавливали, душманы старались уничтожить, захватывали кишлаки, расстреливали и вырезали жителей. А нашей задачей было при обнаружении таких групп блокировать населённые пункты, прочёсывать местность, уничтожая бандитов.

Базой мобильной десантно-штурмовой группы и летом, и зимой оставался палаточный лагерь в пгт Московский на границе с Афганистаном. На день-три возвращались сюда обросшие, чумазые, оборванные — в горах одежда быстро изнашивалась, сапоги-кирзачи у солдат не выдерживали, так что и подмётки порой отлетали. На базе мылись в бане, стриглись, читали письма от родных, сами весточку домой отправляли. А потом опять на месяц, два, три... Вылетали туда, где, как уже знали, появилась банда или сидели, ждали в укрепрайонах.

Как заметил боевой офицер Н. Яльмурзин, после нескольких боёв солдаты-новички быстро взрослели и мужали. В части не было никакой дедовщины. Опытные воины не кичились боевым опытом, а делились с новыми товарищами секретами ведения боя — как избежать пуль, уменьшить потери — или житейскими, как проще среди льда и снегов в горах согреть банку тушёнки. Такая же атмосфера царила и среди офицерского корпуса, что давало хороший пример солдатам.

— На границе с Таджикистаном, — вспоминает Н. Яльмурзин, — при разливах реки Пяндж образуются новые острова. На них обосновались душманы. Обстреливали пограничников, население, занимались переправкой наркотиков. На острова высадился наш десант. Группу возглавлял тогда ещё майор Иван Барсуков. Он попал одновременно под пулемётный обстрел и огонь снайпера. Заметив это, вперёд буквально выскочил солдат Кальков и принял на себя пули, предназначавшиеся командиру. А казалось бы, незаметный парнишка... Он был посмертно награждён орденом Красного Знамени.

Однажды нашу группу в 70 человек «вертушки» высадили в горах у края ущелья Саржайлой-Даржайлой километрах в 20-30 от границы с Таджикистаном. В нём несколько населённых пунктов, где обосновались и установили свою власть душманы, терроризировали и убивали население. Нам предстояло спуститься вниз по горным тропинкам, с которыми нас ознакомили только по картам, и очистить ущелье от бандитов. В ущелье уже находилась группа бойцов около ста человек, и со стороны Таджикистана вошло ещё 50 человек. В определённом месте мы должны были встретиться, уничтожая душманов.

При спуске нас ждала засада. Душманы хорошо знали местность. Они на протяжении полутора километров вдоль тропы сидели в окопах, прятались за камнями и начали нас методично обстреливать. Афганцы — хорошие стрелки. В этом бою у нас погибли четыре человека и двенадцать были тяжело ранены.

Выхода не было, кроме как пробиваться вперёд, открыв огонь из стрелкового оружия. Снизу шла помощь. По рации связались с нашим командованием, попросили воздушную поддержку. Лётчики вовремя прилетели, прикрыли огнём и мы прорвались. На другой день при прочёсывании ущелья обнаружили много оружия и трупов душманов .

Таких операций у Наиля Яльмурзина было более тридцати. Ему досрочно было присвоено воинское звание капитана. За руководство и успешно проведённые боевые действия он награждён правительством СССР орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», знаком КГБ СССР «За безупречную службу», медалью Афганистана «Воину-интернационалисту», знаком «Отличник погранвойск I степени», знаком ЦК ВЛКСМ «Воинская доблесть».

Спрашиваю Наиля Равильевича:

— Современная художественная литература и кинофильмы рассказывают о том, что жёны афганцев порой не могли смириться с тяжёлой службой мужей и поэтому браки распадались. Соответствует ли это истине?

— Ну, солдаты женаты были в редчайшем случае. А среди офицеров я знаю только один случай, когда жена, музыкант по специальности, прожив два года в городе Ош, уехала из-за отсутствия там консерватории или филармонии, где могла бы работать. Что касается подруг солдат ещё с гражданки, то ведь разлука на два года может многое изменить в жизни молодой девушки, тем более, что часто это чувство — не любовь, а влюблённость.

— Расскажите о своей семье, пожалуйста.

— В этом году мы с супругой Ольгой отмечаем серебряную свадьбу. Познакомились мы ещё до Афганистана. Переписывались, посылки слала. Ждала. А после свадьбы Ольга не выдержала, прилетела в город Ош, пришла в штаб погранотряда и попросила меня найти. По рации сообщили, дали мне неделю, и я привёз её через высокогорные перевалы в наш городок. Там и жили, пока не пришла пора рождения ребёнка. Отправил супругу рожать в Сатпаев. А после рождения первенца она приехала на погранзаставу на китайскую границу, куда меня уже перевели.

Сейчас Ольга Петровна работает химиком-лаборантом ГСМ в корпорации «Казахмыс». Старший сын второе высшее образование получает. Он — тренер по хоккею в СОКе в Сатпаеве. Младший сын учится в лицее имени Абая в 10 классе.

В марте 1985 года Наиль Равильевич был направлен на службу начальником резервной пограничной заставы Коктума Учаральского пограничного отряда. Окончил Высшие курсы руководящего и оперативного состава КГБ СССР со знанием восточных языков в городе Ташкенте.

С августа 1990 года Н. Яльмурзин — оперуполномоченный и старший опер-уполномоченный Сатпаевского городского отдела Жезказганского управления комитета национальной безопасности. Служил начальником отдела УКНБ по Жезказганской области.

Подполковник Н.Р. Яльмурзин в связи с реорганизацией области уволен в запас органов КНБ с выслугой более 33 лет. Ныне работает в жезказганском региональном филиале АО «Народный банк Казахстана».

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.