Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ОТРАСЛЕВО-СТАТИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ




КАМЕРАЛЬНАЯ СТАТИСТИКА

Впервые более оформленный и самостоятельный вид экономическая география получила в виде так называемой камеральной статистики, которая развивалась в Германии в начале XVIII в. на почве особых нужд сложившегося на развалинах феодализма «полицейского государства» (Polizeistaat)[11].

При феодальном строе ресурсы страны могли приводиться в известность без специальной науки, без выделения этих знаний в особую отрасль, без создания каких-либо университетских курсов. В феодальную эпоху вся земля была разделена на сравнительно небольшие «феоды» (уделы), причем каждый феодал был не просто помещиком, частным владельцем земли, но и государем на этой земле, ему принадлежало право сбора податей, набора рекрутов и право суда над теми, кто на этой территории живет; все это относится, по нашим понятиям, уже к области не частного, а государственного права. С другой стороны, его сюзерен — феодальный король или герцог и т. д. — не вмешивался в его внутренние дела: тогда существовало так называемое право иммунитета, которое являлось одной из привилегий феодала.

Иммунитет, как институт государственного права, означал свободу феодала от королевского вмешательства, он означал, что королевские чиновники не имеют права вмешиваться во внутренние дела феодалов. Когда московский государь дарил какому-нибудь феодалу землю, он в конце дарственной грамоты приписывал «А моим царским тиунам (т. е. приказчикам и вообще чиновникам) в его, Ивашкину, землицу ни по что не въезжати». Юридический смысл ясен: феодал хочет обеспечить себя от царских

 

чиновников. При таком феодальном устройстве сведения о том, сколько можно взять с данной земли податей, рекрутов, и о том, какие есть на ней ресурсы, каждый мелкий феодал мог получить непосредственно от своего приказчика, а феодал более высокой степени, вплоть до короля, мог узнать у каждого ему подвластного феодала, сколько тот может дать солдат, денег и т. д. Таким образом, при феодальном, так сказать «крупнозернистом», устройстве государства, все эти сведения, в практически достаточном объеме, можно было получить «домашним» путем.

Когда же феодальный строй пошатнулся и государственная власть столкнулась с населением и стала взыскивать подати, набирать рекрутов и производить суд сама через своих чиновников, когда создалась громадная территория с громадным населением в рамках национального государства, когда очень быстро разрослось казенное хозяйство, тогда все оказалось гораздо сложнее. Нужно было создавать государственный аппарат для управления этим огромным государством; чтобы выполнять функции, которые раньше лежали на феодалах и их управляющих, нужны были специальные кадры образованных чиновников[12]. И вот в Германии создалась особая наука — камеральная статистика (ее видными деятелями были Ахенваль и Зюссмильх), создались целые курсы с описанием данного государства. Слово «статистика» происходит от латинского слова status (состояние) и итальянского stato (государство), первоначальное значение его — «то, что относится к государству» — государствоведение. Ахенваль — отец камеральной статистики — называл эту науку так: «Описательное государствоведение отдельных стран». Его работа, от которой ведет свое начало камеральная статистика, «Abrisse der neuesten Staatswissenschaft» появилась в 1749 году. Целевой установкой камеральной статистики было: обслуживать справками текущую работу правительства, подготовлять молодых чиновников в порядке университетского образования.

Каковы же были структура и содержание камеральной статистики? В ней почетное место отводилось территории государства, его границам, его административному делению, затем шло государственное устройство, государственный аппарат (министерства, департаменты и т. д.), затем финансы, бюджет, отдельные отрасли хозяйства — сельское хозяйство, промышленность, транспорт, связь и т. д., затем военные силы, флот, отношения с другими странами — одним словом, вся государственная машина

 

целиком. Таким образом, объектом камеральной статистики было государство [13], но не столько с его правовой стороны, сколько со стороны материальной, это было описательное государствоведение. Действительно, чтобы иметь понятие о каком-либо государстве, нужно знать все то, что мы выше перечислили, т.е. территорию, границы, население, форму государственного строя, все отрасли хозяйства, военные силы, дипломатию, — все это существенные моменты. И каждый образованный чиновник должен совершенно ясно понимать, какие у его государства отношения с другими государствами, какие у него финансовые ресурсы и т.д.; все это принадлежит к области государственных знаний. В подготовке образованного чиновника знание государственного устройства, вооруженных сил, финансов, бюджета, внешних сношений нисколько не менее важно, чем знание хозяйства страны.

Географических элементов в камеральной статистике было очень мало; это были главным образом указания на размещение отдельных отраслей хозяйства и вставлявшиеся иногда описания отдельных административных единиц.

Камеральная статистика, созданная в Германии в порядке организации и укрепления полицейского государства, из Германии распространилась затем по другим странам[14]. У камеральной статистики выработалась и своя методология. Это были времена, когда наука была пропитана средневековой схоластикой и когда методологические правила заключались в краткие формулы на латинском языке. У камеральной статистики была формула Vires unitae agunt или в буквальном переводе: «силы соединенные ведут». Конкретно это означает следующее: vires —силы, т.е. все источники энергии и материальные ресурсы, имеющиеся на данной территории (земля, население, природные условия, растительность, животный мир, полезные ископаемые и т.д.); unitae — значит буквально «соединенные», т.е. связанные

 

определенной организацией. Следовательно, под словом uniiae понимается форма общественной организации, которая хозяйствует на данной территории и соединяет эти силы. Наконец, слово agunt означает «ведут», «делают», «действуют». В целом эта методическая формула как бы рекомендует: «опишите сначала материальные ресурсы страны, затем опишите государственную организацию, имеющуюся на данной территории, а затем уже покажите все это в действии». Как видите, этот методический рецепт не так уже плох. Фактически, однако, дальше бесконечных перечней и цифровых справок дело не шло[15].

Какова была дальнейшая судьба камеральной статистики? Ей приходилось пользоваться в очень большом количестве всякого рода цифровыми материалами. Выработанные на этой базе методы статистического исследования были распространены затем на ряд естественных наук, на отдел генетики в ботанике и зоологии и т.д. В результате получилось, что камеральная статистика передала свою, так сказать, «душу», свой метод исследования массовых явлений той дисциплине, которую мы сейчас называем статистикой [16] и которая имеет весьма мало общего с государствоведением, а бренное «тело», оставшееся без души, т.е. набор всяких справочных сведений о том или другом государстве, вошло существеннейшим элементом в то, что называется отраслево-статистическим направлением экономической географии[17] и в таком виде влачит свое существование до наших дней.

 

КОММЕРЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

Другим толчком для развития экономической географии послужило последовавшее за эпохой великих открытий развитие торговых отношений.

В течение XVI, XVII и XVIII вв. произошло грандиозное расширение морских путей и соответствующее развитие заокеанской торговли передовых западноевропейских стран. Раньше размах европейской морской торговли ограничивался на севере Немецким и Балтийским морями, а на юге Средиземным морем [18], и самыми далекими экспедициями были экспедиции в этих пределах между Средиземным морем

 

и Северным. Начиная с Васко да Гама и Колумба мало-помалу открылись рейсы кругом Африки в Индию, затем из Европы через Атлантический океан в Америку и наконец, на острова Тихого океана и т.д.

Таким образом, размах торговли чрезвычайно вырос, перешел за национальные пределы, торговля стала принимать международный характер. Этот основной факт не мог не сказаться и на запросах, которые жизнь предъявляла к знаниям экономико-географического порядка.

Действительно, в рамках мелкой торговли местного масштаба нет надобности ни в какой особой науке для подготовки приказчиков. Представьте себе в дореволюционных условиях торговое заведение в сельской местности, которое имеет оборот, слагающийся из двоякого рода операций: с одной стороны, из скупки тех сельскохозяйственных продуктов, которые имеются в данной местности (в одних местах это будет хлеб или скот, в других мед, рыба и т.д.), а с другой стороны — из продажи городских товаров, прежде всего тканей, готовой одежды, затем предметов домашнего обихода, сельскохозяйственного оборудования и т. д.

К чему сводится сумма тех знаний, которые должен иметь человек, производящий торговые операции этого рода и масштаба? Он должен знать объем предложения и спроса в пределах его торговой сферы, т.е. где и в какое время ему нужно скупать избытки местной сельскохозяйственной продукции и размер, состав, сезонность спроса на городской товар. Весь его кругозор ограничивался, может быть, одной-двумя волостями. Здесь никакой особой науки не нужно было, все эти сведения передавались от человека к человеку чисто практически, в порядке простого ученичества, мимоходом. Совсем другое дело, когда рынок расширяется и притом расширяется даже за национальные пределы. Переходя государственные границы, мы попадаем в новые условия торговли. Тут приходится сталкиваться с новыми мерами товаров, с новой денежной системой, с особым торговым правом, с особым судопроизводством, с уплатой таможенных пошлин и т.п. Здесь совершенно новая обстановка, сплошь и рядом совершенно другие природные условия, совсем другие торговые обычаи, подходы и т. д. Изучить все это разнообразие условий торговли, всю разнообразную номенклатуру товаров и, наконец, изучить, где что можно дешевле купить и где что можно дороже продать в рамках всего земного шара,—это уже целая «наука». Эта наука требует специальных исследований, специальной литературы, специальных учебных заведений.

Подобно тому как интересы полицейского государства породили спрос на образованных чиновников и вызвали на свет камеральную статистику, подобно этому интересы торговец, расширившиеся до международных размеров, породили спрос на образованных коммерсантов, на коммерческих деятелей крупного

 

масштаба и вызвали на свет коммерческую географию[19]. Здесь опять, как видно, получается переход количества в качество.

Чем же круг знаний географического порядка, требующихся от образованного коммерсанта, должен был отличаться от круга знаний образованного чиновника? Образованный чиновник мог ограничиться знаниями главным образом в пределах своего государства, а крупный коммерсант не ограничивался пределами своей страны, его интересы распространялись на весь земной шар, и в них включались разные страны с совершенно различными природными условиями. Поэтому, естественно, усиливается и интерес к природным условиям.

Чтобы систематизировать всю эту массу различных товароведческих знаний, надо понять, почему в одной стране можно рассчитывать закупать продукцию сахарного тростника, кофе или какао, а в другой пушнину или лес, для этого необходимо иметь действительно какие-то географические знания. Этого не сделать в порядке механической зубрежки прейскурантов, справочников, словарей и т. д., в это преподавание должна войти большая доля географии, в том числе и физической географии.

С другой стороны, те разделы камеральной статистики, которые толковали о государственном устройстве, о финансах, о войске, о флоте, о дипломатических отношениях и т. д. и которые были нужны чиновнику, если и были интересны коммерсанту, то в гораздо меньшей степени. Таким образом, структура этого рода курсов — уже не камеральной статистики, а коммерческой географии — значительно изменилась, многие главы стали лишними, зато расширилось число изучаемых стран, увеличилось внимание к природным условиям, усилились географические элементы и внимание к внешней торговле [20]. Характерной особенностью учебников коммерческой географии, особенно английских, было обращение особенного внимания на детальный анализ (по странам и товарам) внешней торговли.

Таким образом, в дополнение к камеральной статистике (а то и наряду) стала создаваться коммерческая география [21].

 

Это было время молодости капитализма, когда капитализм еще противополагал себя самодержавной монархической власти, когда идеология буржуазии переживала свою молодость, а ее идеологи еще верили, что новый буржуазный экономический порядок несет в себе гармонию, всеобщее счастье и т.д., и полагали что чем меньше чиновничьего «прижима», чем меньше всяких регламентаций, тем скорее установится эта гармония и всеобщее счастье на Земле. Это было время господства теорий в стиле «Laissez faire, laissez passer», время, когда государство склонны были рассматривать в роли «ночного сторожа» и молодая буржуазия хотела ограничить его функции охраной безопасности и не допускать вмешательства в экономику. Отсюда понятно несколько пренебрежительное отношение со стороны передовой буржуазии и ее идеологов к государству и к его функциям, к чиновникам и необходимым для них знаниям.

Если сказать, что коммерсанта больше всего интересуют вопросы, где дешевле купить и где дороже продать, то это в основном правильно. Это главный интерес, и он в значительной мере предопределяет содержание курсов коммерческой географии. В ней удивительно мало, а то и совсем нет, рассуждений на тему об общей характеристике хозяйства, нет даже глав об общей характеристике сельского хозяйства, промышленности, но пшеница есть, рожь есть тоже, есть вообще отдельные, строго конкретные отрасли. Почему? Да очень просто. Ведь торгуют не сельским хозяйством, а торгуют пшеницей и рожью, и эти практические меркантильные интересы в значительной мере сказывались на содержании курсов коммерческой географии. То же засилье меркантильных интересов заставляло включать в курс коммерческой географии полезные коммерсанту справочные сведения, особенно из области товароведения. Коммерческая география в более практических ее разновидностях весьма близка к описательному, в географическом разрезе, товароведению. И преподавание коммерческой географии нередко поручалось товароведам.

Но чтобы успешно вести торговлю, нужны не только знания прейскурантного порядка — где дешевле купить и где дороже продать; даже для торгового капитала не безинтересны условия хотя бы полицейской безопасности в той стране, где торгуешь, потому-то и торговцы интересовались порядками в чужих странах[22].

Еще одним запросом на географические знания, в том числе и знания экономико-географического порядка, является запрос со стороны военнооборонной.

 

В этом отношении в первую очередь важны, конечно, сведения о численности армий и их военном снаряжении, но этими сведениями дело далеко не ограничивается. Для суждения о военной мощи страны необходимо знать все, что входит в понятие «военного потенциала», а это понятие очень широкое, включающее не только военную промышленность, но и вообще всю экономику страны, и притом в ее конкретном пространственном выражении. Мало того, для полного суждения о стране с военнооборонной точки зрения важно знать не только ее экономику, но и ее политику как внутреннюю (включая соотношение классов и партий и т. д.), так и внешнюю (включая не только формальные декларации, но и интересы). Отсюда уже ясно, насколько широки и разносторонни запросы с военнооборонной точки зрения на знания географические и в том числе экономико-географические[23].

Вслед за торговым капиталом настало время промышленного и финансового капитала, когда интерес к чужим странам уже не ограничивается только одной торговлей, а крупнейшее значение приобретают заграничные вложения капитала[24]. Но если вы интересуетесь чужими странами уже не как коммерсант, а как представитель финансового капитала, ищущий возможности приложения ваших свободных капиталов, то ваш интерес к этим

 

странам гораздо шире. Вас интересуют все природные ресурсы страны как промышленного, так и сельскохозяйственного значения, вас интересует уровень развития производительных сил страны и уровень потребления широких масс ее населения, а также трудовые его навыки и многое другое, причем все это интересует вас не только «в общем и среднем», но и в пространственном размещении и сочетании по разным частям страны.

Вы хотите также знать: а не может ли там произоити революция, которая кончится тем, что вы потеряете решительно все, что вы туда вложили? Это интерес уже весьма общего порядка. Поэтому естественно, что в такого рода работах в наши времена, наряду со всякими практическими конкретными сведениями даются иногда достаточно общие, подробные и более или менее глубокие характеристики отдельных стран. Таким образом, интересы современного коммерсанта или финансового деятеля по отношению к чужим странам могут быть довольно широкими и могут далеко выходить за рамки простого справочника — где что купить и где что продать.

 

ОТРАСЛЕВО-СТАТИСТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ

Необходимо также иметь в виду, что эти различные «заказы» — заказ на камеральную статистику, заказ на коммерческую географию — не отделены один от другого какой-то каменной стеной, они взаимно влияли друг на друга, взаимно проникали друг в друга и создавали нечто более или менее общее. Можно ведь готовить сразу и на чиновника, и на коммерсанта.

Элементы экономической географии, вызванные к жизни «заказами» с той и другой стороны, объединились так или иначе между собой, вошли в состав общего образования.

В средней школе география по своим целевым установкам значительно сблизилась с историей. Оба эти предмета — и география и история — стали рассматриваться прежде всего как предметы, обеспечивающие «общее развитие» [25].

Большинство курсов экономической географии, выросших из курсов камеральной статистики или коммерческой географии, сохранило в себе следы того и другого направления. Для этих курсов так называемого «традиционного», или «отраслево-статистического», направления характерно прежде всего обращение преимущественного внимания не на отдельные районы страны, а на отдельные отрасли хозяйства. Объектом изучения является в первую очередь не сама территория, а хозяйство на этой территории, но не в целом, а по отдельным отраслям.

Экономическая география в трудах этого отраслево-статистического

 

направления трактуется как «наука о состоянии отдельных отраслей хозяйства». Хозяйство мыслится здесь расщепленным на отдельные отрасли, и в каждой главе дается изображение состояния данной отрасли на данный момент в пределах данной страны, а вопрос о размещении этой отрасли, вопрос о географии производства составляет только один из весьма многочисленных и разнообразных интересов, руководящих автором. Здесь обыкновенно освещается техника, история, экономическая политика правительства в области этой отрасли, и все это в виде бесконечных цифровых справок и перечней, и только наряду со всеми этими аспектами дается и аспект размещения, причем вопросам размещения уделяется самое малое место, и трактовка этих вопросов большей частью ограничивается простыми справками — где данное производство есть и в каком количестве, не входя в объяснение причин того или другого размещения.

В таком сращенном и несколько видоизмененном виде, — в виде отраслево-статистической экономической географии — эти два направления (камеральная статистика и коммерческая география) дожили и до наших дней.

И в качестве камеральной статистики, и в качестве коммерческой географии экономическая география оставалась чистым описанием без каких-либо присущих ей закономерностей, без настоящего научного фундамента. Экономическую географию в обоих этих видах можно скорее считать просто-напросто родом «литературы» и довольно-таки скучным, чем наукой [26]. Если в рамках этих обзоров и давались отдельные, ценные в научном отношении обобщения, то не благодаря методу, а несмотря на метод, в силу личного таланта автора.

Развитие экономико-географической научной мысли если и шло в это время вперед, то не внутри самой экономической географии, а в смежных с ней дисциплинах, а то и просто «любительским» путем, когда ученые других отраслей, почему-либо на время заинтересовавшись вопросами экономической географии, оплодотворяли ее теми или иными ценными мыслями, как это у нас было, например, с Ломоносовым, а затем гораздо позже с Менделеевым.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.