Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Социальное развитие византийских городов





 

Изучение социального развития – довольно важная проблема. Зная основные тенденции социального развития (социальный состав общества, взаимоотношения между социальными слоями и т.д.), можно найти объяснение многим экономическим, политическим и другим процессам.

Рассмотрим социальный состав населения ранневизантийского города. Мелкие города насчитывали 1 – 5 тысяч жителей, средние – до 10 тысяч, а крупный – до 30 тысяч. В ранневизантийском городе жила не только основная масса рабовладельцев, но и значительная часть рабов (рабский труд использовался в ремесле, на черновых, муниципальных работах). Большинство имперской знати, чиновничество, крупные землевладельцы, богатые торговцы и судовладельцы жили в городах, но основную массу горожан составляли ремесленники, мелкие торговцы, наемные работники, а также рабы, большинство из которых сосредоточивалось в крупных городах.

Социальную структуру города можно характеризовать по источникам, в частности, по кодексу Юстиниана. Можно говорить об обслуживании императорских ткацких мастерских рабами: «Тот, о ком станет известно, что он предоставляет убежище беглым из числа занятых в гинекеях…,подлежит штрафу в 5 фунтов золота»[15].  Происходило клеймение рабочих с целью предупреждения их бегства из мастерских: «Необходимо поставить стигматы, т.е. государственные буквы, на руках работников, наподобие (тех, что ставят) рекрутам, чтобы таким образом их можно было опознать, если они будут скрываться. Имеющие их (таковые знаки), или их дети, без сомнения должны быть возвращены мастерской, хотя бы они путем какого-нибудь обмана уклонились и перешли, приняв присягу (к другому занятию)[16]. Происходило и прикрепление работающих к своему рабочему месту: «Монетариям (чеканящим монеты) следует всегда оставаться в своем положении, они не могут быть освобождены ни от своего звания, ни от сопутствующих ему привилегий»[17]

Происходило некоторое облегчение налогового бремени для ремесленников. В мае 498 года эдиктом Анастасия была уничтожена подать, уплачиваемая городским населением – хрисартир. Об этом свидетельствует «Сирийская хроника Иешу Стилита»: «В этот же год (497/8 г. н.э.) вышло повеление Анастасия отменить (подать) золотом, которую давали ремесленники раз в четыре года, и они были освобождены от подати. И не только в Эдессу пришел этот приказ, но и во все города, подвластные ромеям. Давали же эдесситы раз в четыре года 140 литр золота. И радовался весь город…»[18] Мелкие земельные собственники, ремесленники и торговцы – производительное и социально более самостоятельное население – были в ранневизантийском городе значительной прослойкой, по сравнению с рядовыми городскими общинами запада. Это же можно сказать и о средних городских землевладельцах – куриалах, что объясняется сложными функциями управления ранневизантийскими городом и округой.



О том, каковы были ремесленные объединения, ремесленные мастерские, каков был их состав – говорилось в первой главе работы, когда давалась характеристика эргастериев и других объединений.

В IV – V вв., когда начинается рост крупных городских центров и одновременное свертывание товарно-денежных отношений в мелких периферийных городах, увеличивается роль ростовщиков и ростовщического капитала. Это говорит об объединении населения и неустойчивости положения торгово-купеческих кругов, значительной части городских землевладельцев. Но с конца VI – начала VII века их влияние в крупных городах идет на убыль.

В VII веке в империи исчезает массовое рабовладение, и рабство утрачивает свое прежнее значение в жизни общества и города. Основную массу плебейского населения города стали составлять мелкие свободные труженики. При этом положение массы товарно-ремесленного населения ухудшалось.

Одним из важнейших процессов эволюции социальной структуры городского населения было ускорившееся в IV – VI вв. разложение сословия куриалов. Одни беднеют и по своему имущественному положению и отчасти социальному характеру сближаются с плебейской верхушкой, а другие – с сенаторским сословием.

В управлении городами в этот период стали играть роль органы самоуправления. Во главе органов власти – курий – стояли представители местной власти. Но постепенно шел процесс разорения куриалов, они теряли свои полисные земли, переходившие в руки представителей центральной власти, духовенства, сельских общин.

Если сравнить Византию с западноевропейскими странами, то византийский город VI – VII вв. нельзя назвать раннесредневековым, точнее было бы назвать его угасающим позднеантичным городом. В отличие от Западной Европы, Византия сохранила эти города в силу ряда условий: компактная масса прежнего населения, остатки старых отношений, потребность варваров-завоевателей в ремесленном производстве и торгово-ремесленном населении. Внешним фактором более длительного сохранения городов Византии было пополнение городского населения на оставшихся под ее властью территориях за счет притока горожан-греков из захваченных варварами областей.

Таким образом, социальная структура ранневизантийского города во многом сохраняла черты позднеримских городов (наличие лиц сенаторского сословия, рабов и т.д.). Но уже в период IV – VI веков происходят изменения. Основную массу горожан стали составлять ремесленники и наемные работники. Рабство утрачивает прежний массовый характер, но сохраняет значение за счет захваченных у варварских народов.

К VII – середине IX вв., как уже говорилось, по сравнению с ранней Византией, город отодвинулся от моря. И это приводит к аграризации страны, падению значения внутригосударственного обмена и торговли (сохранила значение местная торговля). Исчезают прежние богатые кварталы с состоятельными землевладельцами, торгово-купеческой верхушкой. Утратил былое значение слой богатых городских землевладельцев и купцов. Появившиеся торговые операции «на паях» показывают, что торговля переходит в руки недостаточно богатых людей. В крупных городах, которые в VII – VIII вв. не переживали существенного упадка, например, в Константинополе, часть мелкого торгово-ремесленного люда выселялась за пределы города.

В VII – VIII веках в социальной структуре империи произошли коренные изменения. Потеряло окончательно свое значение рабство; колона в деревне сменил свободный крестьянин-общинник, собственник своей земли. Ушла в прошлое некогда мощная, а до IV века составлявшая широкую основу господствующего класса античного общества прослойка средних городских землевладельцев, куриалов. Во многом утратила свое прежнее значение и многочисленная ранневизантийская гражданская знать, сенаторское сословие.

Реальные сдвиги в социальных отношениях, социальной структуре общества приводили к сокращению и перестройке государственного аппарата. Утратила свое положение многочисленная ранневизантийская бюрократия, исчезли многие посты в управлении, которые поддерживали высокое положение старой имперской аристократии. Уже с конца VI века среди верхушки городов все реже упоминаются лица сенаторского достоинства, чиновники в отставке, вообще городская знать как таковая – наследственная и родовитая.

С перестройкой имущественных и социальных отношений в VII веке произошли кардинальные изменения в системе управления империей. Ушла в прошлое система, основанная на разделении управления гражданского и военного, деления территории империи на множество мелких провинций. Само существование последних было обусловлено сложностью управления системой многочисленных городов и независимых от них внегородских владений, территорий общин, многообразием жизни и деятельности общества того времени, прав и обязанностей различных категорий и групп населения. С упадком городов, ремесла и торговли, муниципальной жизни, аграризацией, утверждением господства в деревне мелкого общинного свободного крестьянства задачи управления значительно упростились. В корне изменилась система налогообложения. Вместо прежней системы многочисленных косвенных и чрезвычайных поборов и повинностей крестьянство в VII веке платило одну подать – значительно меньшую, чем сумма ранневизантийских. Все это вело к сокращению массы мелких чиновников, учетчиков, сборщиков, в конечном счете, к коренной перестройке всей системы провинциального управления. Упадок городов и ремесленно-торговой деятельности нашел свое выражение в исчезновении позднеантичной системы принудительных торгово-ремесленных корпораций. Ремесло стало свободным. С упадком городов и ухудшением положения ремесленно-торгового населения государство оказалось вынужденным резко сократить поборы и пошлины. В Византии VII – IX вв. в массовых производствах, торговой деятельности упрочиваются кинонии – добровольные временные объединения отдельных лиц – сообщества на основе индивидуальных договоров, временных соглашений в целях достижения общей выгоды. Распространение объединений типа кинонии отражает факт глубокого упадка города, а также степень объединения его торгово-ремесленного населения. Кинонии обычно были сообществами двух-трех лиц, объединявших свои капиталы, труд, имущества. Это была форма объединений, позволявшая существовать обедневшему городскому населению. В то время как крестьянство сохранило общину, ремесленники и торговцы корпораций не сохранили. Причина их исчезновения, вероятно, была связана с упадком городского массового ремесла, исчезновением значительных групп ремесленников одной специальности.

С упадком городов отмирало старое муниципальное самоуправление, в том числе и его функции промежуточного звена между аграрным населением и государством. Последнее не ликвидировало, не изживало сознательно его остатки, усиливая централизацию, как полагают некоторые исследователи, а по мере углубления его упадка вынуждено было брать на себя заботу о некоторых городских нуждах. Перестраивались и верхние «этажи» гражданского управления, главой которого были в ранневизантийскую эпоху префекты претория. По своему положению они были своего рода «вице-королями». В VII веке система префектур вообще была уничтожена. Вместо сложной и громоздкой системы гражданского управления была создана система «логотесий», своего рода узких ведомств, «министерств». Логофеты ведали одной какой-нибудь областью или сферой деятельности, число их было достаточно велико, и они подчинялись непосредственно императору. Таким образом, на смену старому римскому правлению пришла раннесредневековая система централизованного.

В византийском обществе в VII веке начали происходить глубокие изменения. Город, как это и было характерно для начинающего средневековья, перестал господствовать над деревней. Городское население утратило свои прежние привилегии. Прекратились раздачи, свернулась городская благотворительность и благоустройство. Ушли в прошлое зрелища и бани. Византийский горожанин по условиям своего существования мало чем отличался от селянина. Из привилегированного «полита» он превратился (за исключением Константинополя) в такого же подданного императора, как и все остальные жители империи. Исчезли старые позднеантичные классы, бесчисленная старая гражданская знать и бюрократия как господствующая сила ранневизантийского общества. 

В источниках VIII  века городская верхушка – это архонты – «властвующие» (одновременно и городская верхушка, и представители государственной власти), а также военные, клир.  

Таким образом, в рассматриваемый период византийский городской строй изменился по сравнению с ранневизантийским городом. Городская жизнь продолжала оставаться активной, но город имел еще меньшее значение, чем прежде. Социальные изменения в городе свидетельствовали о прекращении рабовладельческих отношений и о зарождении раннефеодальных порядков. Эволюция городского строя продолжалась.

Исследователи истории Византии едины во мнении, что с середины IX века начался подъем городов. Возрождение городов и городской жизни, массовое рождение средневекового византийского города относится к середине IX века.

Византийский город возникал у подножия старой или новой крепости-акрополя, вокруг церковного, епископального центра. Процесс его становления отражает своеобразие тех условий, в которых он происходил. Для начального этапа становления византийского средневекового города характерна стихийность, отсутствие планового градостроительного начала, которое в принципе могло вноситься государством, церковью. Это показывает, по крайней мере для середины IX - середины X вв., ограниченность их интереса к городу как таковому. Характерная черта, отражающая разрыв с античными и даже позднеантичными градостроительными традициями, - разбросанность, некомпактность, невыделенность из сельской округи, отсутствие четко оформленного центра. В таком городе нет ни характерной для европейских феодальных городов радиальной планировки, ни четко обозначенной главной площади, ни возвышающейся в центре го и доминирующей над ним главной церкви. Типичный вид города был таков: узкие кривые улочки, беспорядочность расположения, «полудеревня», простирающаяся от крепости. Город застроен однообразными домами крестьянского типа. Византийский город этого времени был результатом сселения преимущественно аграрного, крестьянского населения, может быть в большей степени приобщившегося к ремесленно-торговой деятельности, но не порвавшего со своими крестьянскими занятиями.

Курбатов Г.Л. приводит следующие подтверждения данных высказываний: «В Лампсаке XII века на  60 домов «горожан» приходилось 113 домов землевладельцев-крестьян»[19]. Литаврин Г.Г. исследовал провинциальный византийский город на рубеже XII – XIII вв. по материалам налоговой описи Лампсака и пришел к выводу, что «грань между небольшим городом и крупной деревней в Византии действительно провести нелегко. Кажется, трудности при этом ощущали и сами византийцы, употреблявшие такой архаичный термин, как «деревня-город»[20].

Социальное развитие византийского города IX – XII вв. характеризовалось рыхлостью социальной структуры. В XI веке в Византии уже господствовали феодальные отношения и оформились основные классы феодального общества. Но эти процессы еще не получили полного завершения. Например, не сложилось четких сословных градаций внутри господствующего класса, обособленности и четкой выделенности духовенства как особого сословия, не сложилось четкой системы внутренних связей между различными прослойками господствующего класса. Не обособилось и не оформилось и городское сословие, масса торгово-ремесленного населения, хотя историки и отмечают, что в X – XI вв. происходили известные консолидационные процессы в этой среде.

Литаврин Г.Г., исследуя социальный строй Византии, пишет: «Помимо ремесленников и торговцев существенную прослойку городского населения в IX – XII вв. составляли две категории людей, положение которых представляет особый интерес: рабы и интеллигенция»[21]. Хотя в XI веке численность рабов резко сократилась. Их труд становился нерентабельным и почти не использовался в сельском хозяйстве. К широкому слою людей умственного труда Литаврин Г.Г. относит в основном служащих государственных и церковных учреждений, а представителей свободных профессий (то есть собственно византийской интеллигенции) было меньшинство. Историк считает, что архитекторов, художников, причисляли к разряду ремесленников.

Итак, по мере хозяйственного развития византийского города менялось и социальное его развитие, менялся социальный состав. Ранневизантийский город практически сохранил те социальные черты, что и позднеримские города, существовали те же социальные слои. В VII – VIII вв., с дальнейшим развитием городского хозяйства, появлялись крупные центры торговли и ремесла; феодальные отношения отразились в «Книге Эпарха», которая регулировала деятельность корпораций, профессиональных объединений. Жизнь свободнонаемных византийцев, которых стало довольно много, по сравнению с предшествующим периодом, регулировалась государством. Кроме того, социальные отношения были осложнены борьбой горожан и с крупными землевладельцами, и с государством.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.