Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ПИСЬМО ТОВАРИЩУ КОСТРОВУ ИЗ ПАРИЖА О СУЩНОСТИ ЛЮБВИ




 

Простите

меня,

товарищ Костров,

с присущей

душевной ширью,

что часть

на Париж отпущенных строф

на лирику

я

растранжирю.

Представьте:

входит

красавица в зал,

в меха

и бусы оправленная.

Я

эту красавицу взял

и сказал:

- правильно сказал

или неправильно? -

Я, товарищ, -

из России,

знаменит в своей стране я,

я видал

девиц красивей,

я видал

девиц стройнее.

Девушкам

поэты любы,

Я ж умен

и голосист,

заговариваю зубы -

только

слушать согласись.

Не поймать

меня

на дряни,

на прохожей

паре чувств.

Я ж

навек

любовью ранен -

еле-еле волочусь.

Мне

любовь

не свадьбой мерить:

разлюбила -

уплыла.

Мне, товарищ,

в высшей мере

наплевать

на купола.

Что ж в подробности вдаваться,

шутки бросьте-ка,

мне ж, красавица,

не двадцать, -

тридцать...

с хвостиком.

Любовь

не в том,

чтоб кипеть крутей.

не в том,

что жгут угольями,

а в том,

что встает за горами грудей

над

волосами-джунглями.

Любить -

это значит:

в глубь двора

вбежать

и до ночи грачьей,

блестя топором,

рубить дрова,

силой

своей

играючи.

Любить -

это с простынь,

бессонницей рваных,

срываться,

ревнуя к Копернику,

его,

а не мужа Марьи Иванны,

считая

своим

соперником.

Нам

любовь

не рай да кущи,

нам

любовь

гудит про то,

что опять

в работу пущен

сердца

выстывший мотор.

Вы

к Москве

порвали нить.

Годы -

расстояние.

Как бы

вам бы

объяснить

это состояние?

На земле

огней - до неба...

В синем небе

звезд -

до черта.

Если б я

поэтом не был,

я бы

стал бы

звездочетом.

Подымает площадь шум,

экипажи движутся,

я хожу,

стишки пишу

в записную книжицу.

Мчат

авто

по улице,

а не свалят наземь.

Понимают

умницы:

человек -

в экстазе.

Сонм видений

и идей

полон

до крышки.

Тут бы

и у медведей

выросли бы крылышки.

И вот

с какой-то

грошовой столовой,

когда

докипело это,

из зева

до звезд

взвивается слово

золоторожденной кометой.

Распластан

хвост

небесам на треть,

блестит

и горит оперенье его,

чтоб двум влюбленным

на звезды смотреть

из ихней

беседки сиреневой.

Чтоб подымать,

и вести,

и влечь,

которые глазом ослабли.

Чтоб вражьи

головы

спиливать с плеч

хвостатой

сияющей саблей.

Себя

до последнего стука в груди,

как на свиданье,

простаивая,

прислушиваюсь:

любовь загудит -

человеческая,

простая.

Ураган,

огонь,

вода

подступают в ропоте.

Кто

сумеет

совладать?

Можете?

Попробуйте...

 

ПИСЬМО ТАТЬЯНЕ ЯКОВЛЕВОЙ В поцелуе рук ли, губ ли,в дрожи тела близких мнекрасный цвет моих республиктоже должен пламенеть.Я не люблю парижскую любовь:любую самочку шелками разукрасьте,потягиваясь, задремлю, сказав - тубо -собакам озверевшей страсти.Ты одна мне ростом вровень,стань же рядом с бровью брови.дай про этот важный вечеррассказать по-человечьи.Пять часов, и с этих порстих людей дремучий бор,вымер город заселенный,слышу лишь свисточный спорпоездов до Барселоны.В черном небе молний поступь,гром ругней в небесной драме, -не гроза, а это просторевность двигает горами.Глупых слов не верь сырью,не пугайся этой тряски, -я взнуздаю, я смирючувства отпрысков дворянских.Страсти корь сойдет коростой,но радость неиссыхаемая,буду долго, буду просторазговаривать стихами я.Ревность, жены, слезы... ну их! -вспухнут веки, впору Вию.Я не сам, а я ревнуюза Советскую Россию.Видел на плечах заплаты,их чахотка лижет вздохом.Что же, мы не виноваты -ста мильонам было плохо.Мы теперь к таким нежны -спортом выпрямишь не многих, -вы и нам в Москве нужны,не хватает длинноногих.Не тебе, в снега и в тифшедшей этими ногами,здесь на ласки выдать ихв ужины нефтяниками.Ты не думай, щурясь простоиз-под выпрямленных дуг.Иди сюда, иди на перекрестокмоих больших и неуклюжих рук.Не хочешь? Оставайся и зимуй,и это оскорбление на общий счет нанижем.Я все равно тебя когда-нибудь возьму -одну или вдвоем с Парижем. 1928

РАЗГОВОР С ТОВАРИЩЕМ ЛЕНИНЫМ

 

Грудой дел,

суматохой явлений

день отошел,

постепенно стемнев.

Двое в комнате.

Я

и Ленин -

фотографией

на белой стене,

Рот открыт

в напряженной речи,

усов

щетинка

вздернулась ввысь,

в складках лба

зажата

человечья,

в огромный лоб

огромная мысль.

Должно быть,

под ним

проходят тысячи.

Лес флагов...

рук трава...

Я встал со стула,

радостью высвечен,

хочется -

идти,

приветствовать,

рапортовать!

"Товарищ Ленин,

я вам докладываю

не по службе,

а по душе.

Товарищ Ленин,

работа адовая

будет

сделана

и делается уже.

Освещаем,

одеваем нищь и оголь,

ширится

добыча

угля и руды...

А рядом с этим,

конешно,

много,

много

разной

дряни и ерунды.

Устаешь

отбиваться и отгрызаться.

Многие

без вас

отбились от рук.

Очень

много

разных мерзавцев

ходят

по нашей земле

и вокруг.

Нету

им

ни числа,

ни клички,

целая

лента типов

тянется.

Кулаки

и волокитчики,

подхалимы,

сектанты

и пьяницы, -

ходят,

гордо

выпятив груди,

в ручках сплошь

и в значках нагрудных...

Мы их

всех,

конешно, скрутим,

но всех

скрутить

ужасно трудно.

Товарищ Ленин,

по фабрикам дымным,

по землям,

покрытым

и снегом

и жнивьём,

вашим,

товарищ,

сердцем

и именем

думаем,

дышим,

боремся

и живем!.."

 

Грудой дел,

суматохой явлений

день отошел,

постепенно стемнев.

Двое в комнате.

Я

и Ленин -

фотографией

на белой стене.

 

РАССКАЗ ХРЕНОВА О КУЗНЕЦКСТРОЕ И О ЛЮДЯХ КУЗНЕЦКА К этому месту будет подвезено в пятилетку 1 000 090 вагонов строительных материалов. Здесь будет гигант металлургии, угольный гигант и город в сотни тысяч людей. Из разговора. По небу тучи бегают,дождями сумрак сжат,под старою телегоюрабочие лежат.И слышит шепот гордыйвода и под и над:"Через четыре годаздесь будет город-сад!"Темно свинцовоночие,и дождик толст, как жгут,сидят в грязи рабочие,сидят, лучину жгут.Сливеют губы с холода,но губы шепчут в лад:"Через четыре годаздесь будет город-сад!"Свела промозглость корчею -неважный мокр уют,сидят впотьмах рабочие,подмокший хлеб жуют.Но шепот громче голода -он кроет капель спад:"Через четыре годаздесь будет город-сад!Здесь взрывы закудахтаютв разгон медвежьих банд,и взроет недра шахтоюстоугольный "Гигант".Здесь встанут стройки стенами.Гудками, пар, сипи.Мы в сотню солнц мартенамивоспламеним Сибирь.Здесь дом дадут хороший нами ситный без пайка,аж за Байкал отброшеннаяпопятится тайга".Рос шепоток рабочегонад темью тучных стад,а дальше неразборчиво,лишь слышно - "город-сад".Я знаю - город будет,я знаю - саду цвесть,когда такие людив стране в советской есть! 1929

ПРИМЕЧАНИЯ

 

Стихи о советском паспорте (стр. 7), С двухспальным английским ле­вою.— Имеется а виду государственный герб Великобритании, на которой изображены лев и единорог, символы Англии и Шотландии. Что это за географические новости? — На протяжении XIX и начала XX вв. Польша несуществовала как самостоятельное государство. Дубликат — второй экземпляр какого-либо документа, имеющий рваную с кии силу.

Левый марш (стр. 10),— Стихотворение переведено на многие иностран­ные языки как яркий образец советской поэзии первых лет революции. Написано дли выступления 17 декабря 1918 г. в Петрограде в Матросском театре, чем и объясняется подзаголовок «Матросам». Леевой — творитель­ный падеж от «леева» (неологизм от слова «лить»); стальная леева — поток пуль, снарядов.

Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче (стр. 12).— Летом 1920 г. Маяковский жил вдачной местности Пушкино под Москвой. Сиди, рисуй плакаты! – В товремя Маяковский вел большую работу в Роста (Российской телеграфное агентство) над текста­ми и рисунками для агитплакатов («Окна» Роста). Ясь — неологизм от слова «ясность». Сонница — неологизм от слова «сон».

О дряни (стр. 16). Тариф — здесь; ставка, зарплата. Галифища — от «галифе», брюк особого покроя, широких в бедрах и обтянутых у колен. Реввоенсовет — коллегиальный орган высшей военной власти в СССР в 1918—1934 гг.

Прозаседавшиеся (стр. 18).— Стихотворение привлекло к себе внима­ние В.И.Ленина. В докладе »О международном и внутреннем положении Советской республики» на заседании коммунистической фракции Всерос­сийского съезда, металлистов 6 марта 1922г. Ленин сказал: «Вчера я случайно прочитал и «Известиях» стихотворение Маяковского на поли­тическую тему. Я не принадлежу к поклонникам его поэтического таланта, хотя вполне признаю свою некомпетентность в этой области. Но давно я не испытывал такого удовольствия с точки зрения политической и админи­стративной. В своем стихотворении он вдрызг высмеивает заседания и изде­вается над коммунистами, что они все заседают и перезаседают. Не знаю, как насчет поэзии, а насчет политики ручаюсь, что это совершенно правильно» (В.И.Ленин. Полное собр. соч. т. 45, стр. 13). Кто в глав, кто в ком, кто в полит, кто в просвет — сокращенное название одного учреждения: Главно­го политикопросветительного комитета Наркомпроса РСФСР, где Маяковский выпускал агитационные плакаты (продолжение «Окон» Роста). Со времени она — то есть с незапамятных времен (церковнославянское выражение «во время оно»). Объединение Тео и Гукона — нарочитая нелепость: Тео — театральный отдел Главполитпросвета при Наркомпросе, Гукон — главное управление коннозаводства при Народном комиссариате земле­делия.

Владикавказ—Тифлис (стр. 20). — Стихотворение связано с поездкой Маяковского летом 1924 г. по Крыму и Кавказу: Севастополь — Ялта - Новороссийск — Владикавказ — Тифлис. Я вспомнил, что я — грузин...— Маяковский родился в провел детские годы в Грузии. Архалук — легкий кафтан, собранный в талии. Карабах — верховая лошадь, выведенная в нагорном Карабахе. Ройльс («роллс-ройс») — модная в 20-е годы марка автомобиля. Муша (груз.) — рабочий, грузчик. Ираклии, Нины. Давиды — имена царей и цариц средневековой Грузии. Золотопогонник — презри­тельное название офицера Царской армии; Маяковский имеет в виду воен­ные действия царских войск против местных горских племен. Лишь тебе одной все, что дано мне с высоты богом — слова песни грузинского писателя Шалвы Дадианн (1874—1959). Арсен — Арсен Джоорджиашвили (1881 — 1906), грузинский революционер, убивший в январе 1906 г. царского кара­теля генерала Грязнова и казненный но приговору военно-полевого суда. Алиханов-Аварский М. (1846—1907) — генерал-губернатор Кутаисской губернии в 1905 г., убит в июле 1907 г. в Александрополе (ныне Ленинакан). В автобиографии «Я сам» Маяковский называет его «усмирителем Грузии». Какие-то люди, мутней, чем Кура...— имеются в виду грузинские меньшеви­ки, которые в годы гражданской войны вступили в сговор с французскими и английскими империалистами. В феврале 1931 г. меньшевистское пра­вительство Грузии было свергнуто и провозглашена Грузинская Советская Социалистическая Республика. Мадчари (груз.) — неперебродившее молодое вино. Эдем — но библейской легенде, земной рай. Кинто (груз.) — бродячий торговец, балагур. Зурна — восточный народный музыкальный инструмент. Шаири — форма классического грузинского стиха, которым написана поэма Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» (XII в.).

Бродвей (стр. 26). Бродвей — одна из главных улиц Нью-Йорка, на которой расположены конторы крупных торговых фирм и финансовых учреждений, театры, отели, рестораны. Чуингам (англ.) — жевательная ре­зинка. «Мек моней?» — «Делаешь деньги?» — вместо привета (примечание Маяковского). Собвей — американское название метро. Элевейтер — над­земная железная дорога на эстакаде. Гудзон, — река, в устье которой рас­положен Нью-Йорк. «Кофе Максвел гуд ту ди ласт дроп.» — реклама кофе: «Кофе Максвел хорош до последней капли». Гау ду ю ду! — привет при встрече (примечание Маяковского).

Бруклинский мост (стр. 29).— Построенный в 1867—1884 гг. Бруклин­ский мост через Ист-Ривер соединяет два района Нью-Йорка: Манхаттан и Бруклин. В те годы это был один из крупнейших подвесных мостов мира (длина около 2 км). Разъюнайтед стетс оф Америка — комическое усиление слов «Юнайтед стейтс оф Америка» (Соединенные Штаты Америки). Скит — жилище монаха-отшельника, уединенная обитель. Мерещь — неологизм от глагола «мерещиться», вечерний сумрак, придающий предметам фанта­стические очертания. Пустив по ветру индейские перья.— Имеет в виду истребление европейскими колонизаторами индейских племен Северной Америки, остатки которых были загнаны в резервации США и Канады.

Домой! (стр. 33).— Начато по пути из Нью-Йорка во Францию на парохо­де «Рошамбо» и закончено в Москве. Конец стихотворения связан с отчетный докладом ЦК ВКП(б) на XIV съезде, наметившим курс на индустриализацию страны (поэтому у Маяковского «с чугуном чтоб и с выделкой стали»). Генеральный секретарь партии И.В.Сталин выступил с отчетным докладом 18 декабря 1925 г., а на следующий день Маяковский прочитал стихотво­рение «Домой!» (под заглавием «Маркита») на вечере в Политехническом музее. Сверхставками спеца.— В 20-е годы спецами называли людей, обла­давших специальными познаниями в какой-либо области науки или техники и потому получавших за свою работу повышенную зарплату («сверхставки»). Выше довоенной нормы — выше уровня 1913 г., последнего года перед первой мировой войной.

Товарищу Нетте — пароходу и человеку (стр. 36). Нетте Теодор Иванович (1896 — 1926) — член партии большевиков с 1914 г., участник гражданской войны, затем политработник. Погиб 5 февраля 1926 г. в поезде, следовавшем через латвийскую территорию в Берлин, куда он вез дипломатическую почту. Якобсон Роман Осипович (р. 1896) — языковед, один из основоположников структурализма. В составе постпредства РСФСР в 1921 г. выехал в Прагу, в СССР не вернулся.

Нашему юношеству (стр. 39). Позумент — шитая золотом или сере­бром тесьма; здесь: украшение шапки кубанских казаков. Головы сахара высят хребты.— Сахар раньше продавался, «головами» в виде конуса, обернутого снизу в синюю бумагу. Снеговые вершины похожи на «головы сахара». Нэ чую (укр.) — не слышу. Бодлер Шарль (1821 — 1867) — фран­цузский поэт, предшественник декадентства. Маларме (Малларме) Стефан (1842—1898) — французский поэт-символист. Бульвардье — завсегдатай бульваров, праздношатающийся. Шоры — боковые наглазники для лоша­дей, не позволяющие глядеть по сторонам; в переносном смысле — огра­ниченность. Сечевик — казак Запорожской Сечи, военной организации украинского казачества за Днепровскими порогами в XVI—XVIII вв.

Казань (стр. 43).— Стихотворение написано па впечатлениям поездки в Казань (1928). 23 января к Маяковскому пришли молодые поэты. Устрои­тель вечеров поэта П.И.Лавут вспоминает: «В номер старинного «Казанско­го подворья» началось настоящее паломничество. Журналистов и студен­тов сменили местные и приезжие поэты. Совсем молодой парень вышел и после долгих робких предисловий прочел «Левый марш» по-чувашски. У Маяковского в руках чья-то тетрадь стихов. Снова раздается «Левый марш», на этот раз по-татарски. Маяковский одинаково приветлив со всеми, выслушивает всех, отвечает всем. В третий раз «Левый марш» уже по-марийски. А кругом все время — новые и новые люди, все хотят видеть Маяковско­го, все хотят узнать его мнение о своих стихах, о литературе, о быте, о газет­ной работе». «Шурум... бурум...» — возглас старьевщиков, ходивших по дво­рам; этим занятием промышляли в основном казанские татары.

Рассказ литейщика Ивана Козырева о вселении в новую квартиру (стр. 45).— Написано в результате пребывания Маяковского в Свердловске в январе 1928 г. Один на журналистов вспоминает, что «рабочие Верхне-Исетского завода переезжали из маленьких екатеринбургских хибарок в но­вые просторные и светлые квартиры. Маяковский не прошел мимо этого простого и будничного факта. Он побывал в квартирах рабочих, беседовал с ними».

Письмо товарищу Кострову из Парижа о сущности любви (стр. 48). Костров Тарас (псевдоним Александра Сергеевича Мартыновского, 1901 — 1930) — редактор газеты «Комсомольская правда». В 1928 г. был также редактором журнала «Молодая гвардия», где впервые напечатано это сти­хотворение.

Письмо Татьяне Яковлевой (стр. 52). Яковлева Татьяна Алексеевна (р. 1906).— Маяковский познакомился с ней осенью 1928 г. в Париже, куда она выехала в 1925 г. по вызову своего родственника художника А.Е.Яков­лева, и около года с ней переписывался.

Разговор с товарищей Лениным (стр. 55).— Написано к пятой годовщине со дня смерти В.И.Ленина. Нищь а оголъ — собирательные существитель­ные от слов «нищий», «голый».

Рассказ Хренова, о Кузнецкстрое и о людях Кузнецка (стр. 58).— Партийный работник Сибири Ульян Петрович Хренов рассказал Маяковскому о строительстве Кузнецкого металлургического комбината, одного из круп­нейших предприятий черной металлургии СССР, детища первой пятилетки. Сливеют — неологизм: от холода становятся синими, как слива.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.