Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Слёзы Тарсаха - месяца гроз 1 глава





 

- Лоргру, Лоргру, - сокрушалась Синнафайн в спрятанном высоко в ветвях вечнозелёного дерева домике, восстанавливая дыхание и потирая свои больные ноги. Раньше ловкая эльфийка не испытала бы никаких затруднений при подъёме на этот наблюдательный пункт, но она была тяжело ранена, её ноги были порезаны её мужем.

Он ранил её и оставил на растерзание орде свирепых орков.

Но это не произошло. Среди той банды был Лоргру, сын короля Обальда и вероятный наследник трона Много-Стрел. Многие орки Лоргру хотели убить её. Она и её муж дроу Тос'ун прорубили себе дорогу через их собратьев, когда отчаянно преследовали свою дочь.

Однако, несмотря на громкие возражения своих воинов, Лоргру увидел выгоду в живой Синнафайн, и вернул её в Лунный Лес, самую западную часть Мерцающего леса. В обмен на публичное извинение, обещание доброй воли и изрядное количество золота.

Это было всего несколько десятков дней назад, и теперь, Синнафайн никак не могла сопоставить милосердие Лоргру и последующие события, казалось, они не имели никакого смысла. Армии орков подошли к границам Лунного Леса. Они несколько раз пересекли Сарбрин, вторгаясь в эльфийские земли, валили большие деревья и разжигали пожары.

И теперь Синнафайн скорбела, смотря с восточного края эльфийских земель на Холодную Долину. Орки прошли и здесь, значительная сила с предгорий гор Раувин. Это не имело никакого смысла. Это, казалось, вышло далеко за пределы любой вылазки для проверки обороноспособности области, и конечно рой орков был слишком большим, чтобы быть простым кочующим племенем. Такой марш как этот, казался хорошо разработанным и скоординированным, и вероятно запланированным даже прежде чем меч Тос'уна коснулся Синнафайн.

- Они - орки Много-Стрел, - взобравшись к Синнафайн, подтвердила прекрасная молодая разведчица Мириэль.

Лидер эльфов поморщилась от этой новости — она надеялась, что её разведчики определят, что это другое племя вместо предупреждения, что война с обширным королевством орков начинается в полном объёме.



- Ты уверена?

- Нет никаких сомнений, леди, - ответила Мириэль. - Некоторые несут знамёна Тёмной Стрелы. Поначалу у наших наблюдателей были некоторые сомнения, поскольку мы не слышали имя короля Обальда, ни разу, даже в те моменты, когда мы были достаточно близко, чтобы слышать их молитвы и боевые песнопения.

Синнафайн смотрела на молодую женщину заинтригованно. Боевые командиры орков, которые должным образом не восхваляли короля в почти каждом предложении, часто позже замечались наколотые на высоких пиках.

- Они кричат: «Военный вождь Хартаск!» - добавила Мириэль.

- Хартаск? – прошептала Синнафайн, больше самой себе, чем разведчице. Она слышала это имя прежде, хотя не припоминала кто это. Она посмотрела на отдалённые силы орков, пытаясь найти во всем этом смысл. Не король Обальд, а Хартаск? Где же тогда Обальд, и где Лоргру, его сын и наследник?

Дрожь пробежала по позвоночнику Синнафайн, когда она вспомнила дни своего плена среди банды Лоргру. Принц Много-Стрел был ясен и твёрд в своём решении вернуть её в Лунный лес, но то решение не было одобрено большинством его свирепых бойцов. Как много раз Синнафайн думала, что лишится жизни, когда кто-нибудь из орков приближался, словно хотел взять её судьбу в свои уродливые руки. К тому времени, когда банда орков достигла Сарбрина, Синнафайн слышала не скрываемые слова презрения, нацеленные на Лоргру, и была удивлена тем уровнем недовольства и потрясена дерзостью ворчания.

Она не могла не думать со страхом, что оказанное ей милосердие, стало последним камнем, что сокрушил идеалистические проекты рода Обальда.

Эльфы ненавидели орков и никогда не смирялись с этим обширным королевством вонючих, воинственных существ, живущих в относительном мире в северных пределах Луруара. Она приняла Соглашение в Ущелье Гарумна, и открыто не потворствовала бандам эльфов, которые расправлялись с одиночными группами орков. Но, при этом она лично не осуждала их, и прощала всех, кто был пойман при таких действиях, уменьшив их наказание до незначительной работы и публичных извинений.

Синнафайн поняла необходимость соглашения, хотя ненавидела эту действительность, но тем не менее, она всегда верила, что эта действительность была намного лучше, чем альтернатива.

И теперь эта альтернатива - война со Много-Стрел, у её порога? Её поход в Много-Стрел в погоне за дочерью ускорил эту надвигающуюся трагедию?

Если бы она знала, что может случиться, что есть даже отдалённая возможность такого поворота, то во время её плена, Синнафайн напала бы на орков с голыми руками, кусала и плевала бы в них и вынудила бы убить её.

Западный край Мерцающего леса отбросил слабые тени под тусклым небом на самую великую армию орков, которая была собрана в Серебряных Пределах, по крайней мере, со дней марша первого короля Обальда. И как если бы этого было недостаточно, вторая значительная сила появилась с другой стороны большого леса.

- О, Лоргру, - прошептала она. - Что ты наделал?

Мгновение спустя она была вырвана из задумчивости, когда Мириэль посмела поправить её.

- «О, Тос’ун», вы имели в виду? – спросила молодая разведчица.

Синнафайн закрыла глаза и глубоко вздохнула, чтобы успокоиться и не отругать молодую лазутчицу. Она была лидером клана, а эльфы Лунного леса не были орками Тёмной Стрелы, и Синнафайн всегда требовала от них высказывать свои мысли честно и без страха.

Наблюдение Мириэль вызвало в ней глубокий отклик недовольства; каждое слово падало как соль на раненое сердце. Её сын был мёртв, убит своей сестрой Доум'вилль, и сама Доум’виль ушла в Подземье вместе Тос’уном. Тос’ун - её муж в течение многих десятилетий, её возлюбленный, который её предал, - подрезал ей ноги так, чтобы она не могла убежать и таким образом задержала бы преследующих их орков, в то время как он и Доум’виль нашли своё спасение в глубоких тоннелях.

Мириэль только повторила то, что все они думали, Синнафайн это знала, и как бы ужасно и болезненно это ни было, когда она заглянула в своё разбитое сердце, она не могла отрицать правду этих слов.

Что во всей этой катастрофе перед нею, Тос'ун, скорее всего, сыграл свою роль.

 

***

 

Эльфийка с мрачным выражением лица покачала головой.

- Тут ничего для вас нет, - сказала она королю Бромму, который восемь дней назад вышел из цитадели Адбар с отрядом из двухсот дворфов. - Пойдите на юг мимо Раувин, и мои люди встретят вас в предгорьях и проведут через лес к паромам, которые быстро доставят вас по Сарбрин к восточным воротам Мифрил Халла.

- Это позволит тебе обогнать брата, - отметил Орезэо Шип, один из командиров Бромма.

Король дворфов кивнул. Только этим утром они предположили, что легион Харнота был на день ближе к цитадели Фелбарр, чем они думали, только Харнот и его мальчики шли подземными дорогами.

- Тогда мы должны послать ему письмо - рассуждал Бромм, обращаясь к командиру и этой эльфийке, которая вышла из Мерцающего леса, чтобы перехватить их.

- Доставить письмо в цитадель Фелбарр? – спросила эльфийская дева. – Это легко сделать. Король Эмерус - друг моей матери, и мы все тесно сотрудничаем с начала Затемнения.

- Чего? – одновременно спросили Бромм и Орезэо.

Эльфийка сглотнула, возможно, самую малость труднее, но Бромм не уловил это.

- Затемнение, - повторила она, указав на небо. - Это кажется подходящим названием, разве не так?

- Да, это подходящее слово, - сказал Бромм. - Так, ты хочешь направить нас от вашего леса на юг, вместо северной дороги?

- Северная дорога оставит вас в одиночестве на много дней и всё, что вы найдёте, это Сарбрин, блокирующий ваш путь и проклинающую вас орду орков на другом берегу. Воды слишком быстры и сильны с весенним таянием, и мы не сможем привести подходящие паромы, чтобы переправить вас.

Молодой король Бромм упёр руки в бедра и повернулся к своим командирам.

- Что тогда вы будете делать, добрый король Цитадели Адбар, так далеко от дома и неспособный продвинуться дальше? – спросила эльфийка, поскольку дворфы только смотрели и пожимали плечами.

Король Бромм удивлённо глянул на молодую эльфийку.

- Ты насмехаешься надо мной?

Она пожала плечами и засмеялась, так как будто это не имело значения.

- Я покажу вам путь для битвы или поддержки Мифрил Халла, если вы выберете это — а моя мать полагает, что так будет правильней, - объяснила она. - Мы непременно отправим письмо королю Эмерусу и Вашему брату-близнецу.

- Так оба короля будут далеки от дома, - предупредил Чейн Упрямый, другой дворф-командир.

- Ба, Адбара крепче, чем обнимает гигантская змея, - уверил свирепый Шип.

- Ба, тебя, - сказал первый, и Орезэо яростно нахмурился.

- Я должна идти, - сказала молодая эльфийка и, когда Бромм продолжил обдумывать все варианты, повернулась чтобы уйти.

- Юг? - крикнул ей в спину Бромм.

- Через Предгорья Раувин в Холодной Долине, затем прямо на запад через Лунный лес, - ответила она.

- Так говорит твоя мать?

- Да, так говорит Синнафайн, Леди Мерцающего леса, - подтвердила она. - Это самая быстрая дорога к Мифрил Халлу.

- Да, тогда мы пойдем, - решился король Бромм. – Я верю Синнафайн, девушка…

- Доум’виль, - улыбнулась она. - Я - Доум’виль из Лунного леса.

- Хорошо встретиться, тогда! - воскликнул король Бромм, и эльфийка кивнула. - Передай матери, что цитадель Адбар верна своим друзьям не останется в стороне от неприятностей.

Эльфийка кивнула и улыбнулась снова, а затем убежала, в мгновении ока исчезнув в подлеске Мерцающего леса.

- Мы сможем сделать всё вдвое быстрее - Бромм сказал Орезэо. - Мы отправим сообщение Харноту, чтоб возвращался в Адбар, а сами усилим гарнизон короля Коннерада. Я мог бы немного посражаться.

- Да, - ответил дворф-командир, и остальные согласились.

- Так, мы пойдём к Синнафайн и передадим добрые пожелания от щенка Бромма? – спросил Доум'вилль её отец-дроу, когда она вернулась на их позицию, на полянку среди ряда толстых сосен недалеко от края леса — достаточно близко, чтобы часовой тёмный эльф на дереве мог хорошо наблюдать за продвижением отряда дворфов у границ Мерцающего леса.

Около Тос’уна захихикал маг Равель Ксорларрин.

- Он, кажется, волнуется о её благополучии, - приняв задумчивую позу, подыграла ему Доум’виль.

Тос’ун Армго кивнул и улыбнулся, думая, что его дочь приспособилась к путям дроу с чрезмерной самоуверенностью. Рефлекторно он мельком взглянул на меч, висящий на её бедре, подозревая, что Хазид’хи продолжал играть больше, чем маленькую роль в том существенно изменившемся мировоззрении.

- Дворфы повернули на юг, - прибыло сверху ожидаемое сообщение.

- Я думаю, что разобраться с ними будет простой формальностью, - сказала Доум'вилль.

- Я уверен, что Араутатор сделает всё за нас, - заметил Равель и ушёл.

Доум’виль хотела пойти за ним, но Тос’ун задержал её, желая поговорить с дочерью наедине.

- Ты хорошо справилась, моя Маленькая Лань, - поздравил Тос'ун, и заключил дочь в крепкие объятия. Но обнимая её, он смотрел в другую сторону, в Мерцающий лес. Он думал о Синнафайн и жизни, которую он познал там. Он неоднократно уверял себя, что такое существование не подходило для него.

Но в уголке своего сердца Тос'ун не мог отвергнуть прекрасные десятилетия, которые он познал здесь среди эльфов или любовь, которую он когда-то почувствовал к Синнафайн, или его радость при рождении детей.

Он подумал о Тирфлине, своём сыне.

Доум’виль убила Тирфлина - итог соревнования начатого Тос'уном, сражения за меч который теперь несёт Доум’виль.

Почему он сделал это? Почему он начал что-то, что почти наверняка оставило бы одного из его любимых детей мёртвым и, вероятно, обагрило кровью руки другого?

Тос'ун погладил Доум'вилль по спине и позволил руке соскользнуть вниз, чтобы коснуться рукояти Хазид’хи, и там получил свой зловещий ответ.

Но там же он нашёл облегчение от своей тоски и боли, поскольку с тем прикосновением разумный меч немедленно внедрил в его разум видения славы и богатства. Они не были даже материальными изображениями — горшком золота, приветствующей толпой или чем-то подобным — но ощущением в уме старого тёмного эльфа, что его нынешняя дорога приведёт его к большей радости, чем он когда-либо испытывал.

 

***

 

- Всё заморожено, я говорю вам! - дворф разведчик старался перекричать смех.

- Как что-то может быть заморожено, ты, болван? - спросил Орезэо Шип. – Ведь сейчас – разгар лета!

- Да, а как небо может быть чёрным, когда сейчас - полдень? - парировал разведчик, и смех неловко затих.

- Так ты говоришь, что водоём заморожен? - качая головой, спросил король Бромм. - Ну, давайте пойдём и посмотрим, что там, - он кивнул своим командирам, которые чётко передали приказ, и отряд в три сотни дворфов поднялся в быстром темпе в трудный переход через скалистые предгорья гор Раувин. Где-то к вечеру они преодолели десять миль до места, на которое указал разведчик.

Они поняли, что были уже близко по шуму водопада, и вскоре он появился в поле зрения. Поток спускался вниз с высоты и исчезал за скалистым уступом перед ними.

- Замороженный, - фыркнул Орезэо Шип.

- Они говорили про водоём, а не водопад, - напомнил Чейн Упрямый.

- Как водоём может покрыться льдом, а водопад нет? – спросил Орезэо. – Всегда замерзает сверху, разве ты не знаешь?

В то время как его слова слетели с уст, первые дворфы поднялись к вершине скалистого отрога, и все как один с возгласами удивления повернули назад к основной группе. Король Бромм оттолкнул своих лидеров, и, взобравшись на вершину, увидел внизу замороженное озеро. Поток водопада изливался в просторную область, и вода расходилась волнами, омывая лёд.

- Хорошо, я - бородатый гном, - заметил командир Шип.

- Тоже глупец, - добавил Чейн Упрямый себе под нос.

Бромм проигнорировал их и спустился вниз к берегу. Он дал знак ближайшему часовому, и тот пошёл и с усилием вонзил копьё в воду. Сверху был слой воды, но только в толщину ногтя дворфа, а под ним копьё поразило твёрдый лёд. Дворф ударил снова, но только соскоблил немного, там была не тонкая корочка льда.

- Как…? - Король Бромм только начал спрашивать, но вдруг он и все вокруг отскочили назад от неожиданности, поскольку взрыв пузырей поднялся из озера вокруг краёв массива льда и вода, растекавшаяся по льду, немедленно кристаллизовалась в новый слой льда.

- Магия? – спросил Чейн Упрямый.

- Кто бы знал, - сказали Бромм и Орезэо в унисон. Потом посмотрели друг на друга и пожали плечами.

- Не нравится мне это, - сказал король Бромм и повернулся к своим командирам. - Обходим озеро, и прямо до Мерцающего леса.

- Если лёд сможет выдержать наш вес, то мы могли бы пройти напрямик через озеро, - предложил Орезэо Шип, но в тот же момент пожалел о своём совете, когда на нём остановилось множество недоверчивых, даже ядовитых, взглядов от всех вокруг и короля Бромма.

- Мы будем обходить, - согласился он, когда Бромм начал объяснять ему что к чему, и поспешил прочь.

Армия дворфов пошла вдоль северного берега небольшого озера, держа Мерцающий лес в поле зрения на северо-западе от них. Они прошли больше чем полпути вокруг озера, когда первые крики раздались впереди основных сил.

- Орки!

- Ба, бандиты, - сказал король Бромм. - Убейте их всех до одного.

- Не бандиты, - мрачно ответил Чейн Упрямый, и его тон привлек внимание всех поблизости, и они проследили за его пристальным взглядом через озеро на юго-запад, где вокруг отмели собирались тёмные фигуры.

И в самом деле, Бромм и все остальные поняли, что это не бандиты, когда увидели силу, выступившую против них, и она была значительно больше их собственной.

- Что во имя Думатойна эти крысы с мордами свиней, делают здесь в Холодной Долине? – потрясённо спросил король дворфов. Все вокруг него кивнули. Это был хороший вопрос, и потом они задались вопросом серьёзней, как такая сила, пробралась в это защищённое место. Холодная Долина была окружена с севера и запада Мерцающим лесом, родиной эльфов, а на юге горами Раувин, землёй, за которой наблюдает король Эмерус Боевой Венец и его легионы крепких дворфов.

Король Бромм задался вопросом, стоит ли ещё цитадель Фелбарр, и если нет, то какая ловушка могла бы ждать его брата?

- Ничего хорошего, я думаю, - сказал Чейн Упрямый, и король Бромм посмотрел на него удивлённо.

- Ты спросил: «Что эти крысы с мордами свиней здесь делают?» - объяснил дворф.

- Свиньи с мордами крыс, ты имеешь в виду?- заметил Орезэо.

- Паразиты, которых я порежу на ломтики, - объявил Чейн.

- А мне больше нравится поперёк, - ответил Орезэо, подняв свой топор, и вокруг него раздался хор одобрения.

- Ба, я возьму их больше тебя в два раза, - объявил Чейн Упрямый, вызывая несколько «Хей-хо!» в свою честь.

- Ба, крольчиха твоя мать, - проревел Орезэо Спайкс. – У меня будет три к одному!

Они встали нос к носу, выкрикивая обещания, и каждое сопровождалось более громкими возгласами одобрения, чем предыдущее.

Король Бромм одобрительно кивнул, и позволил им продолжать так долгое время. Немногие могли пробудить жажду крови в армии в моменты перед сражением лучше, чем Чейн Упрямый и Орезэо Шип.

- Они уже здесь! - вскричал дворф, и все глаза обратились к полчищам орков — теперь бегущих прямо через замороженное озеро.

- Слишком глупые, чтобы знать, что озёра, как правило, не замерзают летом! – закричал Орезэо.

Он ничего не добавил к этому, но, как и большинство, надеялся, что лёд треснет под их весом и они потонут в холодных водах. Он боялся кое-чего другого. Что если орки преуспели в какой-то магии, и это они заморозили озеро для битвы?

И если они обладали магией такой силы…

- Боевые группы! – приказал Король Бромм. - И не выбегайте на это проклятое озеро, чтобы встретить их.

С большой точностью и дисциплиной, выработанной в течение многих лет практики, отряд дворфов, собрался в организованные бригады и формирования. Щитовые дворфы выстроились стеной в передних рядах трёх квадратов, с арбалетчиками позади, старательно заряжающими оружие. Позади среднего квадрата королевская бригада Диких Дворфов, Адбарская версия Весёлых Мясников, выпила свой мощный ликёр и стала тяжело толкаться друг с другом, чтобы «вскипятить кровь» как они это называли.

- Мы врываемся в пятёрках, - скомандовал лидер бригады, который был известен большинству дворфов Адбара, просто как Хруст. - Два для бега и три для полета.

- Я полечу! - добровольно вызывались все Дикие Дворфы, и столкновения начались снова с усиленной энергией, поскольку каждый соперничал за желанную роль. Когда орки встретят защитные стены щитовых дворфов, некоторые Дикие Дворфы - бегуны, пронесутся между квадратами, но многие другие пролетят над щитовыми дворфами как живые ракеты. Действительно, пары «дворфо-метателей» уже заняли свои места во вторых шеренгах квадратов, все состояли из двух молодых, сильных дворфов, низко держащих между собой крепкую доску. Дикому Дворфу, прыгнувшему на ту доску, помогли бы сделать такой второй прыжок, какой перенесёт его за передовые линии дворфов.

Король Бромм с усмешкой смотрел на толчею жестокой бригады и с гордостью кивнул, поскольку он знал точность своей превосходной боевой группы.

- Стрелы по твоему сигналу! - крикнул он командующему Чейну Упрямому, который кивнул в ответ и приказал привести арбалеты в действие. Линии смертельных стрел долетели до берега озера, проносясь над замороженным водоёмом. Орки были всё ещё далеко, но мощное оружие показало огромный диапазон, и хотя для любого лучника было трудно точно попасть в цель на таком расстоянии, там было столько орков, что ещё труднее было не попасть.

Король Бромм снова кивнул, наблюдая, как орк за орком шатались и падали; и усмехнулся шире, когда увидел, как следующие орки, неспособные остановить свой импульс на скользкой поверхности, летели кувырком через тех, которые уже валялись. Тем не менее, он не держал иллюзий, смотря на приближающуюся армию и сравнивая её со своей собственной силой. Его дворфы были явно превзойдены численностью, пять орков на одного дворфа или больше, и то, что такая тьма орков появилась в Холодной Долине, без ведома эльфов Мерцающего леса…

Или, задавался он вопросом, эта армия орков и была настоящей причиной, по которой Синнафайн послала их сюда?

Король Бромм прокусил губу до крови, обдумывая эту тревожащую возможность, но быстро выбросил её из головы. Его дворфы могут победить. Он чувствовал большую уверенность, поскольку мог видеть, что ещё больше орков упало от второго яростного залпа. Лучше вооружённый, лучше бронированный, великолепно обученный и закалённый сражениями легион Адбара покрыл бы всё озеро кровью орков.

Но в этот момент первый валун пролетел вниз с высоты.

Он рухнул около переднего ряда крайнего левого квадрата, разрушив три щита и двух из трёх дворфов, которые держали их. И только пехотинцы пришли в себя от неожиданности, как раздались крики: «Гиганты!»

Много дворфских голосов слились в том хоре с криками предупреждения о других каменных глыбах. Везде вокруг на высоких тропах и склонах вырисовывались гигантские гуманоиды с синей кожей, свирепые ледяные гиганты, которые считались наиболее ненавистными врагами дворфов в Серебряных Пределов.

При виде громадин и грохочущей бомбардировки, орки начали кричать и рванули вперёд с удвоенной энергией.

Дворфы Бромма растерялись, их крепкие формирования, разваливались под дождём камней. У молодого Короля Адбара не заняло много времени понять, что он столкнулся с полнейшей катастрофой. Без организованных квадратов на месте, орки быстро задавят их численностью.

- Назад! Сплотить ряды и отходить, - взывал он. – Убираемся из досягаемости гигантов, мои мальчики.

- Из любви к волосатой спине вашей мамы, назад и держаться крепче! – добавил Чейн Упрямый, и это оказалось последними словами, что произнёс дворф-командир, поскольку брошенный гигантом валун размазал его мозги по всей его блестящей броне.

Несмотря на панику и дождь валунов — а там, на склонах было множество гигантов, как дворфы быстро узнали, - опытные ветераны цитадели Адбар, крепко держали свои формирования, и проявили большое мужество. Дикие Дворфы метались вокруг, помогая уносить раненых, когда квадраты отступали, чтобы выйти из смертельного дождя валунов.

Первые орки достигли берега озера, сползая со льда в смертельную погоню за отступающей армией. Однако их присутствие едва ли замедлило гигантов: когда силы столкнулись вместе, валуны падали на орков и дворфов одинаково.

- Продолжайте отступать, так вы убиваете их! – кричал Король Бромм и его командующие повторяли вверх и вниз по шеренгам. С каждым шагом, валуны с большей вероятностью, поразили бы орков, он знал это, и орки - тоже. Когда Бромм посмотрел на склоны, он понял, что и гиганты сообразили. Многие из них прекратили свой шквал и ринулись вниз по длинной, извилистой тропе.

Король Бромм кивнул и бросил взгляд через плечо на север, к Мерцающему лесу. Он был уверен, что прежде чем гиганты вступят в бой, успеет скрыться со своими парнями под его сенью. Если бы ещё значительное число эльфов было рядом, то они могли бы переломить ситуацию.

Но сначала, дворфы должны были отделаться от этих упрямых орков и прорываться в полном отступлении, и Бромм знал, как это сделать. Он призвал своих Диких Дворфов, думая, собрать их в орду дворфов-молотов и послать их ворваться в строй орков, чтобы сломать их линии и отбросить назад.

Когда же они собрались, внезапно под ногами Бромма прошёл низкий гул. Дворфы и орки одинаково застыли посреди резни и поглядели вокруг, а земля начала дрожать более яростно.

Бромм признал его источник и направил свой взгляд на замороженное озеро, и как раз вовремя, чтобы увидеть, как далеко от берега ломается лёд. Большая льдина поднялась вертикально, подбросив орков в небо, заставив их сползать и кувыркаться, запутавшись в броне и оружии. На мгновение сердце короля Бромма подпрыгнуло, поскольку он подумал, что в этом может быть спасение для них. Возможно, его брат-близнец или дворфы Фелбарра создали эту ловушку для орков с помощью какого-нибудь хитрого механизма или магии.

Но сердцебиением позже он осознал, что это было не так, и затем его сердце пропустило больше, чем несколько ударов, когда он понял истинную причину вздыбленных льдин и самого льда, когда над поднятой и разбитой льдиной появилась гигантская голова белого дракона.

Двести дворфов тут же вскрикнули, а тысяча орков разразилась воплями восторга — они радовались, даже несмотря на то, что их братья оказались пойманными в ловушку на озере, и многие погибли или были ранены или барахтались среди разбитого ледяного щита.

Огромный белый дракон взмыл в воздух; лёд и вода падала с его блестящих кожистых крыльев.

- Мой король! – взывал больше чем один дворф, и в этот ужасный миг у Бромма был только один ответ.

- Бегите! - закричал он во всю силу лёгких. - Бегите! К лесу. О, бегите!

Дворфы рассыпались и побежали на север, за исключением Диких Дворфов, собравшихся вместе и мрачно кивающих. Они знали своё место, и охотно приняли свою судьбу.

- Хруст! - приветствовали они в унисон, и в то время как главная сила отступила, они мощно бросились на ряды орков, разрывая, кусая, пиная и молотя кулаками, и сто ударов не могли остановить ни одного из них.

Король Бромм не хотел бежать. Долгое время он стоял на месте, направляя отступающих мимо него дворфов и толкая их к северу.

- Мы должны идти, мой король, - сказал ему Орезэо Шип, мчась и хватая его за руку.

- Пятьдесят мёртвых мальчиков, и еще пятьдесят погибнет, и это только если нам повезёт, - сокрушался Бромм.

- И если среди них будет король Бромм, то для Адбара настанет самый тёмный день, - настаивал командир, таща его вперёд.

Бромм немного посопротивлялся, и наконец, сдавшись, кивнул, повернулся и побежал.

Но всего через несколько шагов, над ними пронеслась тень, более тёмное пятно в сумраке почти пропавшего солнечного света, и потом тень выросла в обе стороны, когда дракон спустился.

- Вправо и влево! - Орезэо прокричал Бромму, и, оттолкнув короля, рванул в правую сторону, в то время как Бромм побежал налево. Орезэо повернулся и начал бросать оскорбления в адрес дракона, желая отвлечь его на себя, чтобы его король Бромм смог ускользнуть.

Но животное не поддалось, оно наблюдало за другой фигурой, и напало с такой скоростью, что воздух засвистел вокруг него.

- Ах, ты мерзкая, червяная наживка! - отчаянно завопил Орезэо Шип, когда зверь снизился над королём Броммом, но последнее слово застряло в его горле, он увидел, что дракон был не один.

Там был наездник.

Дроу.

 

***

 

Челюсть дворфа отвисла, когда дракон раскрыл пасть и выдохнул облако холода, облако, достаточно мощное и достаточно холодное, чтобы покрыть льдом озеро в летнюю жару; облако, достаточно сильное, чтобы бросить бедного короля Бромма на землю и там его заморозить.

Дракон пролетел мимо, но его наездник спрыгнул и с помощью магии мягко поплыл к земле. Большой змей испустил могучий рёв, от которого все вокруг: и дворфы, и орки, и гиганты, зажали уши в ужасе.

Орезэо Шип споткнулся и воззвал к своему королю, он бежал, спотыкался, даже полз, когда не мог подняться на ноги. Напротив него дроу, тоже приближался, но без очевидной спешки.

- Ах ты, собака! – прокричал Орезэо, прыгая через Бромма, и замахиваясь топором.

Дроу улыбнулся и легко отступил. Он даже не потрудился поднять свой странный, полупрозрачный щит, и потерявший равновесие Орезэо упал и растянулся на земле. Дворф подпрыгнул и обернулся, и его сердце сжалось ещё больше. Полчище орков приближалось, битва на юге почти закончилась, а дроу спокойно стоял в ожидании, очень близко к королю Бромму, кто лежал тихий под панцирем из ледяных кристаллов.

- Беги, дворф, - сказал дроу. - Беги и расскажи своей родне, что дроу пришли, что Много-Стрел прибыли, и что земля теперь наша.

Орезэо Шип ответил с неразборчивым, рычащим звуком и бросился на дроу ещё раз.

На сей раз тёмный эльф не отступил. Теперь он воспользовался щитом: его края волшебно увеличивались, когда он поднял руку - росли с каждым поворотом. Топор Орезэо ударил со всей силой, но воздействие было смягчено волшебством щита. И когда дворф попытался отринуться, то обнаружил что его лезвие потянулось вяло, как будто он вонзил его в чан густого сиропа.

Его удивление и задержка дорого стоили ему. Оружие дроу, меч, который казалось, захватил ночные звезды в прозрачные границы стеклостали, сверкнул и полоснул дворфа по запястью, вынуждая его отпустить пойманный в ловушку топор.

Он слышал вой орков; дракон проревел снова.

Орезэо понял, что слишком быстрый дроу, как-то оказался за его спиной. Один мгновение, и он почувствовал боль, когда невероятный меч рассёк заднюю часть его ног.

Он оказался на коленях. Он не знал как. Он не знал почему.

 

***

 

- Но Хартаск сам хотел его убить, - заметила Доум’виль своему отцу и Равелю, когда они наблюдали за ужасной сценой, разворачивающейся у опушки Мерцающего леса. В поле, на полпути от озера армия орков скандировала имя Хартаска, и легион гигантов смеялся, когда могучий Военный вождь склонился над телом короля Бромма.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.