Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Слёзы Тарсаха - месяца гроз 6 глава





В военной академии дроу Милли-Магтире, где я начал своё обучение, одним из наших первых уроков, стало неожиданное нападение дуэгар-мародёров. Налётчики ворвались в двери учебного зала и сняли преподавателей в мгновение ока, оставив студентов, молодых дроу, перед выбором - сопротивляться или умереть.

Я видел тёмных эльфов благородных Домов, бегущих в дальний конец зала, некоторые бросили вниз своё оружие, когда побежали, крича от ужаса. Другие стояли ошеломлённые, и были бы легко убиты враждебными серыми дворфами, будь это настоящее нападение.

Некоторые ринулись в бой. Я был среди той группы. Это не была храбрость, что повела мои ноги вперёд, но мгновенное вычисление — ибо я понял, что мой долг, моя лучшая возможность, принести самую большую пользу Мензоберранзану и моим товарищам в Академии, и к тому же мой лучший шанс выжить, лежит впереди, в борьбе, в готовности сражаться. Я не знаю как, но в тот момент внезапного и всепоглощающего стресса, мой ум преодолел моё сердце и мои страхи отпали перед зовом моего долга.

Это выражение и реакцию, мастера академии назвали «спокойствие героя» и нас, тех, кто столкнулся с дуэгарами правильно, отметили, даже если не аплодировали.

Те же, кто бежал или замер, выслушали сердитые упрёки, но ни один не был изгнан из Академии - чёткий сигнал, что мастера ожидали такого итога. Нет, те, кто потерпел неудачу, были обучены как и все, час за часом, день за днём, бесконечно, неуклонно, жестоко.

Этот тест был повторён много месяцев спустя в форме нового неожиданного сражения с другим врагом и при иных обстоятельствах.

К этому времени многим из нас преподали то, что некоторые из нас инстинктивно знали, и, доверяя этому обучению, немногие сбежали, и ещё меньше застыли на месте. Нашим врагом в этом сражении в широком тоннеле недалеко от города, была группа гоблинов, и на сей раз, в отличие от того случая с дуэгарами, им приказали по-настоящему напасть на нас.

Но на сей раз, в отличие от того случая с дуэгарами, нападающие столкнулись с отрядом тренированным опытными мастерами не только физически, но и умственно. Едва ли хоть одна царапина показалась на чёрной коже дроу, когда последний гоблин упал замертво.



Те тёмные эльфы, которые сбежали или застыли, однако, не получили больше шанса в Милли-Магтире. Они не были одарены умом воина и поэтому, они были сразу же исключены.

Многие, как я позже узнал, были также с позором изгнаны из их Домов и семей.

Холодные и бессердечные расчёты Паучьей Королевы и её жестоких Верховных Матерей, не оставляли в Мензоберранзане места для тех, кто не может постичь путь воина.

Глядя на Реджиса в последние десятидневки, я вспомнил о тех днях в Милли-Магтире. Мой друг хафлинг вернулся к жизни, переписав импульсы в сердце и мозге, он сам постиг путь воина. Когда я обдумываю свой собственный опыт и успех тех многих тёмных эльфов, которые провалили первое столкновение с серыми дворфами, но боролись хорошо против гоблинов, я киваю и понимаю лучше суть этого нового и грозного компаньона.

Реджис иногда называет себя Пауком Паррафином, именем, которое он получил в этой новой жизни, но всё таки, он - Реджис, тот же самый Реджис, которого мы знали прежде, но только теперь он посредством постановки и преследования недосягаемой цели, нашёл в себе достаточно уверенности чтобы вступить на путь воина.

Он признался мне, что у него всё ещё есть сомнения и страхи, и я только посмеялся.

Это, мой друг хафлинг, правда, универсальная для всех народов всех разумных рас.

- Дзирт До’Урден

 

Глава 7

На границе мрака

 

Дзирт поднялся на скалу и с высокого выступа посмотрел вниз на восток, где извилистая небольшая речка Яркий ручей, прорезала травянистую равнину. Дроу заметил грозовые тучи над восточным горизонтом, или, по крайней мере, то, что он принял за грозовые тучи, но теперь, когда он находился так высоко и имел более широкий обзор, он больше не был в этом уверен.

Темнота расползалась в небе за Ярким Ручьём и рекой Сарбрин, и даже с этого расстояния, она не походила на обычную бурю, одну из тех, что Дзирт когда-либо видел. Вся земля за рекой пропадала во тьме, больше напоминающей покров беззвёздной ночи, а не сумрак от облаков, закрывших солнце. С этого высокого места Дзирт видел утреннее солнце, сияющее в небе на востоке, но его лучи, казалось, не проникали в земли за реками.

Странность вида была подчёркнута только мгновение спустя, когда солнце, продолжая своё путешествие, поднялось достаточно высоко над чёрными тучами, или чем-то подобным, и послало свой свет и тепло к водам речки. Дзирт смотрел, как тени отступают на восток, а затем зажмурился от блеска, поскольку извилистая речка подтвердила своё имя, сверкнув вьющейся полосой серебра.

Бренор догонял его, пыхтя и отдуваясь, потому что ему приходилось прыгать с камня на камень.

- Ты не уйдёшь, эльф! - крикнул он, ибо по глупости бросил вызов Дзирту в беге по скалистому холму. Он подбежал, смеясь, готовый проскочить мимо, но остановился, и его усмешка исчезла, когда он тоже посмотрел на неестественную темноту на востоке.

- Что это за Девятый Ад? - удивился Бренор.

Дзирт покачал головой:

- Я предполагаю, из твоего выражения, что небо на востоке не было похоже на это, когда ты в последний раз поехал на запад от Мифрил Халла.

- Никогда не видел неба выглядящего вот так, - ответил Бренор. - Как ты думаешь, это вообще, небо ли? - он покачал головой в недоумении. - Больше похоже, что кто-то украл кусок Подземья и раскинул его над моим домом.

Где-то ниже по склону раздался свист Вульфгара.

Пара обернулась и взглянула в ту сторону, но их друзей ещё не было видно.

- Он думает, что нас преследуют, - объяснил Бренор.

- Следят, - поправил Дзирт. - Ты помнишь эти холмы?

Бренор кивнул:

- Холмы Сарбрин. Земля Утгарт.

Дзирт указал на просторы с высокими зелёными травянистыми холмами к юго-востоку от них. Между двумя округлыми вершинами лениво поднималась тонкая струйка дыма, и уносилась слабым ветром.

- Небесные Пони? - спросил Бренор. Он и Дзирт проходили здесь давно, очень давно. Задолго до Магической чумы, до Смутного Времени, даже прежде чем Бренор вернул Мифрил Халл Клану Боевых Топоров. Они оставили Долину Ледяного Ветра вместе с Вульфгаром и Реджисом, полные решимости найти родной дом Бренора, и немного к северу от этих самых холмов, они были взяты в плен племенем Утгарт, известным как Небесные Пони.

Дзирт покачал головой.

- Гнездо Грифона, - пояснил он, имея в виду деревню племени Грифона. – Они довольно известны сейчас среди путешественников, поскольку в отличие от Небесных Пони, Грифоны - торговцы.

- Да, - сказал Бренор и кивнул, когда всплыли старые воспоминания. Мифрил Халл иногда торговал с Гнездом Грифона во время его правления. - Они всё ещё помнят тебя?

Дзирт кивнул, но казался не особо уверенным.

- С тех пор как я гостил у них, прошло много лет. Скорее всего, большинство из тех, кто оказал мне гостеприимство, уже ушло в чертоги своих богов.

- В любом случае, я хочу вернуться домой, - проворчал Бренор. – Так что прямо на восток под облака… или, чем эта тьма окажется.

- Грифоны Утгарта, возможно, могут знать что-нибудь об этом, - предположил Дзирт.

Бренор посмотрел на поднимающийся дымок.

- Они не такие как Небесные Пони? – спросил он, как будто нуждаясь в гарантии, что его визит к этому племени Утгарт не станет таким же печальным.

Дзирт усмехнулся и посмотрел на склон позади них, где оставшиеся трое из их группы появились в поле зрения. Благодаря своим длинным ногам Вульфгар быстро поднялся и присоединился к паре.

Он тоже оказался озадачен, когда увидел почерневшие небеса на востоке. Подошедший к этому времени, Реджис тоже удивился, но самая глубокая реакция была у Кэтти-бри, посмотревшей в ту сторону с явным беспокойством. Она ничего не говорила, но смотрела не отрываясь.

- Ты знаешь, что происходит? – спросил её Дзирт.

- Пряжа Мистры? - предположил Реджис. - Снова разматывается? Или сматывается? Или…

- Это не имеет никакого отношения к Мистре, - наконец заговорила Кэтти-бри.

- Что ты знаешь, девочка? – спросил Бренор.

- То, что это неестественно, - ответила она и, наконец, отведя взгляд, обернулась, но не к Бренору, а к Дзирту. - И что это связано. Я могу ощутить его.

- Связано? – удивился Дзирт.

Кэтти-бри оглядела всех компаньонов по одному, и снова вернулась к дроу.

- Связано с нами, - рассуждал Реджис. - Нашим возвращением.

Вульфгар посмотрел на восток.

- Миликки? – спросил он.

- Кто-то другой, держу пари, - сказал Бренор, с тревогой смотря на дочь. - Ты уверена, девочка?

Кэтти-бри пожала плечами и покачала головой.

- Совпадение, - предположила она, всё ещё беспомощно качая головой.

- К Гнезду Грифона, - сказал Дзирт. - Давайте соберём наш фургон и коней и двинемся к тому поселению, откуда идёт дымок. У племени могут быть ответы на наши вопросы. - Он пошёл даже прежде чем закончил говорить, и все остальные друг за другом последовали за ним. Они были мрачной и молчаливой процессией, в основном, один только Бренор больше чем несколько раз прорычал: «Давить этих орков». Каждый раз, когда фургон встряхивало на кочках неровной дороги, у рассерженного дворфа вырывалось новое проклятие. Никто не обвинял его, так как неестественная темнота нависла прямо над его любимой родиной.

Около пологой вершины широкого, покрытого травами холма компаньоны достигли своего места назначения, ограждённого высоким частоколом из крепких, толстых брёвен. Несколько ферм располагалось за периметром, и много людей, мужчин и женщин, наблюдали за необыкновенной компанией: дроу ехал на единороге, девушка в мантии на призрачном единороге, хафлинг на толстом пони, и дворф с огромным человеком вели фургон.

Посмотрев мимо одной тройки зевак, с правой стороны от тропы, ведущей на пригорок, друзья поймали движение более серьёзного характера - конного патруля; длинноногие варвары, выглядящие неуместно на низеньких пони, следили за ними и уже начинали сворачивать, видимо, чтобы перехватить их на дороге.

Дзирт и Кэтти-бри замедлили темп, чтобы позволить фургону и пони Реджиса догнать их.

- Не бросайте снаряды, оскорбления, топор или молот, - сказал дроу, потом посмотрел на Реджиса и добавил: - Не стрелять из ручного арбалета и не бросать удушающих змей.

- Я должен говорить от всей нашей группы, - сказал Вульфгар. - Они Утгарт, мой народ.

Дзирт кивнул, сделал знак Кэтти-бри, и пара подвела своих необычных коней к задней части фургона, позволяя Бренору и Вульфгару взять на себя инициативу.

Они проехали ещё немного, прежде чем конница приблизилась и преградила дорогу перед ними; несколько наездников-варваров легко держали на плечах копья, готовые к броску.

- Добрая встреча, братья Темпоса! - приветствовал Вульфгар, выпрямившись и подняв правый кулак, чтобы хлопнуть по левой стороне груди. - Я - Вульфгар, сын Беорнегара из племени Лося из Долины Ледяного Ветра.

Наездники на низкорослых лошадях немного расступились, и один человек с украшенными перьями длинными тёмными косами, выехал вперёд.

- Приветствую тебя, Вульфгар! - Он так же похлопал по левой стороне груди. - Я - Кейл, сын Тарга Кейфера, вождя Грифона, - он медленно осмотрел остальных спутников.

- Ты путешествуешь со странными попутчиками.

- Твой отец узнал бы меня, - вмешался Дзирт. - Хотя, он был всего лишь ребёнком, когда я в последний раз посетил Гнездо Грифона. Но с другой стороны, возможно, он не сможет, поскольку я не оставался надолго.

Наездник пони улыбнулся.

- Ты - Дзирт До’Урден, - заявил он.

- Я рад встрече, Кейл, сын вождя Тарга Кейфера, - ответил Дзирт. - Я рад, что ты узнал меня.

- Не так много тёмных эльфов прославилось тем, что ездят по поверхности на единороге, - ответил варвар, и небольшая напряженность растаяла. Другие всадники позади Кейла засмеялись и опустили свои копья, и тогда Кейл снова обратился к Вульфгару.

- Что привело тебя к Гнезду Грифона, сын Лося?

- Мы возвращаемся в Мифрил Халл, - ответил Вульфгар, и указал на тёмное небо на востоке. – И, кажется, путь туда довольно скверный.

Кейл мрачно кивнул.

- Пошли, - велел он им. - Я устрою вам встречу с вождём Таргом Кейфером.

Короткое время спустя компаньоны обнаружили себя усаженными за длинным столом, с множеством варваров по бокам и напротив них. Дети толкались и разносили блюда с едой и кружки с медовухой — хорошей медовухой, вызвавшей улыбку у Бренора. Патруль Кейла вернулся назад, но сам он остался тут, сел рядом с Вульфгаром и распрашивал о жизни в Долине Ледяного Ветра.

Неспешная беседа продолжалась в течение некоторого времени, но, наконец, вождь Тарг Кейфер вошёл в комнату. Все варвары вскочили на ноги и ударили себя в грудь в приветствии, и друзья последовали их примеру. Тарг Кейфер занял своё место напротив компаньонов; крепкая и красивая женщина средних лет с густыми тёмными волосами и тяжёлыми тёмными бровями, села около него. Когда она устроилась, она сделала знак другой женщине, вошедшей в комнату вместе с вождём, сесть с левой стороны от себя. Эта женщина, казалось, была не из племени Грифона. Она была сильной и плотной, но не столь ширококостной как люди Утгарта. Одета она была в одежду для верховой езды и настолько покрыта дорожной грязью, что даже длинные тёмно-каштановые волосы потускнели от пыли, но светло-серые глаза казались ещё ярче из-за румянца на круглом лице.

Тарг Кейфер махнул сыну через стол, чтобы сел справа от него. Кейл сел на своё место и начал поспешно шептать родителям, объяснив и представив вновь прибывших.

- Я помню твоё имя, но не тебя, - виновато сказал Тарг Кейфер Дзирту. - Но добро пожаловать в Гнездо Грифона снова. Всем вам.

- Мы приехали не торговать, - сказал Вульфгар. - Мы совсем не намеревались нарушать покой вашей деревни.

- Едва ли нарушили, - ответил вождь.

Вульфгар кивнул.

- Мы изменили направление, когда пересекли холмы, поскольку с возвышенности...

- Вы увидели потемнение, - прервал Тарг Кейфер. - Ясно. И вы - не первые направляющиеся в Серебряные Пределы, кто развернулся, чтобы поспрашивать в Гнезде Грифона.

Он наклонился вперёд и посмотрел налево, дав знак говорить женщине со светло-серыми глазами.

Она повернулась, окинув взглядом компаньонов, особенно остановившись на Дзирте, и, казалось, не стремилась участвовать в каком-либо разговоре.

- Он - Дзирт До'Урден, друг Мифрил Халла, друг Серебристой Луны, и друг Луруара, - объяснил вождь.

- И друг Много-Стрел? - подозрительно спросила женщина.

- Ба, грязные орки, - прорычал Бренор. – Так и знал, что они тут замешаны.

- Дзирт До’Урден известен в Несме, - сказала женщина.

- Несме? - разбушевался Бренор. - Ты из Несме? Ах, только не снова!

- Это Дзирт До’Урден привёл королевство Много-Стрел, бич Луруара! - заявила женщина. Она тяжело дышала, как будто нарастающий гнев угрожал сокрушить её, а потом продолжила низким и шипящим тоном: - И именно Дом До’Урден закрыл тьмой небо над Серебряными Пределами, и подстрекает приспешников Военачальника Хартаска.

Множество варваров хлопнуло руками по столу при этих словах, а вождь Тарг Кейфер со своей женой и сыном с подозрением уставились на дроу.

- Нет никакого Дома До’Урден, - невозмутимо сказал Дзирт

- Орки говорят о Верховной Матери Дартиир До'Урден, - обвинила всадница Несме. - Я слышал это сама. Ты назовёшь меня лгуньей?

Дзирт выглядел беспомощным и озадаченным. Он посмотрел на своих друзей и покачал головой, понятия не имея, о том, что происходит. Его Дом, его семья, были уничтожены больше чем век назад!

- Что ты знаешь об этом? - сурово спросил вождь Тарг Кейфер.

Прежде чем Дзирт ответил, Бренор хлопнул ладонями по столу и вскочил на ноги.

- Достаточно, говорю я вам! - прорычал дворф. - Я не хочу слышать еще хоть слово этой чепухи. Я не знаю, о чём ты там болтаешь, девочка, и мне это безразлично.

- А кто ты такой? - спросила жена вождя.

- Я принадлежу к королевскому роду Мифрил Халла, - ответил Бренор.

- Сын короля Коннерада? - предположила всадница из Несме, и выражение, с которым она выплюнула имя короля Мифрил Халла, показало, что она совершенно не довольна Коннерадом и его мальчиками.

Бренор фыркнул на неё, но не потрудился отвечать.

- Орки повылазили из своих нор, не так ли? - спросил он вождя. - Я ожидал этого. Да, нам пора уезжать.

Он хотел уйти, но все варвары за столом вскочили на ноги, как будто желая остановить его.

- Вы хотите поиграть в эту игру? - спросил Бренор.

- Куда ты собираешься идти? – спокойно спросил вождь Тарг Кейфер, кто не встал на ноги.

- В ту тревожную сторону, - сказал Бренор, указав на восток. – Вот куда я собираюсь пойти. И если вы думаете остановить меня…

Вождь похлопал в ладоши, чтобы успокоить Бренора и своих соплеменников. Он посмотрел налево и направо, похлопывая громче, чтобы заставить своих приближённых спокойно опуститься вниз.

- Что такое Дом До’Урден? - спросил он Дзирта.

- Я родился в Доме До’Урден, - признался дроу. - Но это было два века назад. Сейчас нет никакого Дома До’Урден.

Вождь повернулся к всаднице из Несме.

- Я только знаю только то, что утверждали бандиты-орки, которых мы захватили, - объяснила она. - Они придумали бы такое имя безо всякой причины?

- Даже если есть такой Дом, как ты заявляешь, тогда он не связан с этим тёмным эльфом, которого ты видишь перед собой, - прервала Кэтти-бри. - Разве мы вошли бы сюда, в таком случае?

- Если бы вы не знали, что я нахожусь здесь, - заявила женщина.

Прежде чем кто-либо мог ответить, Реджис слегка хихикнул, а потом встал и подошёл к Дзирту. Он что-то прошептал другу на ухо и натянул свой синий берет на его голову.

Мгновение спустя кожа Дзирта посветлела, а белые волосы приобрели блестящий золотистый оттенок, даже ярче, чем у девушки. В одно мгновение он стал похож на поверхностного эльфа.

- Представляю вам посланца Лунного Леса, - объявил Реджис.

Дзирт снял берет и вернул его Реджису, тут же снова став дроу.

- Теперь вы убедились? Нам было бы не трудно замаскировать нашего компаньона, - объяснил Реджис. - Но зачем нас это нужно? Имя Дзирта До’Урдена известно в этих краях, и всюду в Луруаре ему рады. Как и все мы.

Вождь Тарг Кейфер повернулся к всаднице из Несме. Она начала протестовать, но он сразу оборвал её.

- Потемнение не расширяется? - спросила Кэтти-бри.

- Оно достигло нынешнего состояния, - ответил Тарг Кейфер. – И не расширялось уже несколько декад.

- Оно накрыло весь Луруар! - воскликнула женщина из Несме.

- Тогда в Луруар мы и должны пойти, - сказал Дзирт, - И как можно быстрее.

 

***

 

- Нас преследуют, - Реджис прошептал Дзирту, подведя свою маленькую лошадку к величественному Андахару.

Дзирт кивнул.

- Женщина из Несме? - спросила Кэтти-бри, и дроу кивнул снова.

- Мне кажется, она была бы плохой разведчицей, если бы не попыталась, - сказал Дзирт.

- Можешь пойти и привязать своего пони к фургону, - предложила Кэтти-бри с добродушной улыбкой несколько мгновений спустя. – Я думаю, пришло время тебе вздремнуть.

Дзирт посмотрел на неё с удивлением, а затем обернулся к Реджису, который широко улыбался и уже разворачивал своего толстого пони.

- Ты хочешь, чтобы он противостоял женщине? - Дзирт спросил свою жену, когда, наконец, сообразил что к чему.

- Он наименее пугающий, - ответила Кэтти-бри. - Но не наименее грозный.

Дзирт кивнул, и его глаза расширились, когда он переварил вторую часть её заявления. Усмехнувшись, он оглянулся, чтобы оценить Реджиса, который уже привязывал лошадку позади фургона.

- Там, - сказала Кэтти-бри, привлекая его внимание, и затем посмотрела на рощу немного впереди у извилистой дороги. - Под тем пологом, чтобы наша преследовательница не увидела.

Когда они приблизились к деревьям, Кэтти-бри замедлила шаг своей призрачной лошади и скользнула в сторону от дороги. Она кивнула Бренору и Вульфгару, когда фургон прогрохотал мимо.

- Что ты задумала, девочка? – поинтересовался Бренор. - И если ты куда-то направилась, то растолкай ленивого малыша.

- Не ленивого, - заверила его Кэтти-бри, подмигивая. Она поехала на своём коне прямо за фургоном и тихо бросила заклятие, скрывая притаившегося Реджиса под волшебством невидимости. Как только она закончила, то поспешила обратно к Дзирту, по пути прошептав план Бренору и Вульфгару.

Компаньоны выехали из-за деревьев в таком порядке: дроу и его жена на волшебных единорогах, за ними дворф и гигант-варвар, которые смеялись и, болтая о пустяках, вели фургон, пони хафлинга семенил позади, а его маленький хозяин, очевидно, спал внутри.

Вот только, Реджис не спал и даже не был внутри фургона.

- Я думаю, нам нужно повернуть на север и держаться подальше от Трольмора и города Несме, эльф, - предложил Бренор, когда они проехали деревья, и он не делал никакой тайны из их разговора. - Ба, я думаю Несме хуже, чем проклятый Трольмор. Они-то вышли бы поприветствовать Боевого Топора или дроу, а? Бха-ха-ха!

- На север, - согласился Дзирт, обернувшись посмотреть на друзей. - Будет здорово увидеть стены Мифрил Халла ещё раз.

- Ура и хей-хо! – прокричал Бренор. - И хорошего короля Коннерада, особенно хорошего, если у него найдётся кружка пива, ждущая мои измученные жаждой губы.

Он громко хохотал и подгонял команду.

 

***

 

- Будь я проклята, если позволю дроу приблизиться к моему городу, - пробормотала Жизель Молкомб, и завела свою лошадь в рощицу, наблюдая, как компаньоны поворачивают в другую сторону, на восток.

- Он не такой и плохой, - послышался голос сверху, и женщина из Несме остановила свою лошадь небольшим натяжением поводьев. Она замерла, не смея коснуться меча или лука, лежащего поперёк седла. Только её взгляд переместился на ветви, чтобы найти стильного хафлинга в красивой рубашке, бриджах, чёрном дорожном плаще, и в сине-крапчатом замечательном берете. Он сидел, удобно устроившись на толстой ветке, и его ноги, скрещенные в лодыжках, свободно свешивались; прекрасные чёрные сапожки ловили пятнышки солнечного света, проникающего с запада через листву.

- На самом деле, многие назвали бы его героем, особенно те, кто знает его лучше всего, - продолжал хафлинг.

- Я слышала его имя, - призналась Жизель. – Но его не произносят с нежностью в Несме.

- Правда, но это только потому, что народ Несме не смотрит дальше собственных носов и не видит героев.

Женщина выпрямилась и впилась в него взглядом.

- Я - Паук Паррафин из Агларонда, - представился Реджис.

- Ты был представлен Таргу Кейферу как Реджис из Долины Ледяного Ветра, - парировала Жизель, и торжествующе улыбнулась, когда хафлинг вздрогнул. - Ах, конечно, тебя же не было, когда патруль Грифона заходил к нам во время нашей частной беседы и объявил о вашем прибытии, и поэтому ты не мог знать.

- Это - другое имя, которое я ношу, - запинаясь, произнёс хафлинг. – Это запутанная история…

- Она меня не интересует, - ответила наездница и легко подняла свой лук. - Мой опыт подсказывает, что дураки, носящие больше одного имени, всегда воры или того хуже.

Она потянулась за стрелой с намерением поймать его и хорошенько допросить, но только моргнула, когда, казалось бы, ниоткуда, малыш достал любопытное оружие - арбалет, только намного меньше, чем какое-либо подобное оружие, когда-либо виденное Жизель.

Он взвёл его одной рукой, нажал на курок, и женщина вздрогнула, когда маленькая стрела нанесла удар ей в левое плечо. Почти сразу она почувствовала ожог яда.

- Ах, убийца! - вскрикнула она, и хотя её рука стала тяжелой, а плечо пульсировало, опытная воительница оказалась достаточно быстра, чтобы схватить стрелу.

Но снова шустрый хафлинг двигался быстрее, и на сей раз, протянув к Жизель руку, бросил что-то маленькое. Инстинктивно, она вскинула руку, чтобы защититься, но предмет — сначала она думала, что это шнурок не длиннее её предплечья, — зацепился за её большой палец.

Только тогда она поняла, что это был совсем не шнурок, а живая змея. С визгом она попыталась откинуть её в сторону, но змея перемещалась с поразительной скоростью и гибкостью, скользя по встряхивающей руке, и стремительно двигаясь вдоль неё; тогда женщина повернулась, роняя лук на колени, чтобы хлопнуть по твари, но та ускользнула от её удара, или возможно она ударила её, но не достаточно сильно чтобы скинуть, и тварь устремилась вверх и обвила шею.

Обеими руками Жизель схватилась за живую петлю, но как раз когда она схватила змею впереди своей шеи, что-то дернуло за неё сзади со сверхъестественной силой, срывая её с седла. Она тяжело и неловко упала на землю, одной ступнёй запутавшись в стремени, и беспомощно извивалась, слишком испуганная неспособностью вдохнуть, чтобы понять, насколько вывернутая нога причиняла ей боль.

Она тянула и била живую гаротту, но тщетно.

Её зрение затягивалось темнотой, наползающей со всех сторон.

Она почувствовала своё падение, падение, далеко от живого мира.

 

***

 

- С возвращением, - раздался голос женщины, тихий и спокойный.

Жизель Молкомб почувствовала покачивание и кочки неровной дороги, и тряска наряду с голосом, постепенно привели её назад в чувство. Она открыла глаза, затем потянулась, чтобы потереть их, и когда она смогла посмотреть, то увидела девушку, Кэтти-бри, сидящую на коленях около неё.

Сразу же Жизель попыталась подняться на локтях, но волна боли не позволила ей.

- Не волнуйся, всадница Несме, - сказала Кэтти-бри. – Ты упала и сильно вывихнула колено. Я использовала заживляющее волшебство, но потребуется ещё немного времени, прежде чем ты сможешь сесть на лошадь.

- Моя лошадь! - воскликнула Жизель, и упрямо заставила себя приподняться на локтях. Она поняла, что была в задней части открытого фургона, а потом заметила хафлинга-душителя — Реджиса или Паука, или как там его звали - непринуждённо сидящего в дальнем углу фургона, кормя морковью своего пони и её лошадь.

- Хорошее животное, - сказал хафлинг.

- Нужно быть внимательней, - Кэтти-бри заметила Жизель, - Или Реджис, сделает твою прекрасную лошадь столь же толстой как своего пони. Он подкупает едой, что так типично для хафлинга.

- Реджис? Или Паук? - удалось спросить Жизель, тон был обличительный, и она нахмурилась, глядя на хафлинга.

- Оба, - ответила Кэтти-бри. - Но для нас всегда – Реджис.

- Я не хотел стрелять в тебя, - добавил Реджис.

- А бросить в меня демоническую змею? - спросила женщина.

- И это тоже, - ответил Реджис. - Но я просто хотел остановить тебя — твоя стрела пронзила бы меня по всей длине и больше.

- Как там может быть больше? – удивилась Кэтти-бри, и с другой стороны над своей головой, Жизель услышала смех дворфа.

- А может там действительно два тебя? - продолжала Кэтти-бри. - Некий Реджис и один Паук, один всегда невидимый и оба заменяют друг друга, чтобы запутать народ?

- Бха-ха-ха! - взвыл дворф.

Хафлинг подошёл и встал на колени около женщины из Несме.

- Умоляю, прости меня, - прошептал он Жизели. - У меня не было выбора.

- Ты мог бы просто остаться со своими друзьями вместо того, чтобы устраивать на меня засаду на дороге, - парировала Жизель, и тут раздался другой голос - огромного варвара с золотистыми волосами, который повернулся и откинулся назад так, чтобы она видела его лицо над собой.

- Чтобы ты могла направить против нас Наездников Несме? – спросил он. - Или сделать что-нибудь глупое самой, после чего нам пришлось бы убить тебя? Мы оставили хафлинга, чтобы поговорить с тобой, понять твоё намерение, настоять, что мы тебе не враги, но как столь многие из твоего рода — да, мы встречали их прежде, в другое время, и даже в другой эпохе — ты слишком полна гордости, чтобы услышать любое такое предложение. Поэтому сейчас, ты наша гостья, и будешь полностью излечена достаточно скоро, и тебе вернут лошадь со всем имуществом.

- Я не… - начала протестовать Жизель, но варвар оборвал её.

- И если ты повернёшься против нас в каком-либо случае, знай, что не почувствуешь укус ручного арбалета хафлинга, - пригрозил он. Потом показал ей свой огромный боевой молот, что действительно был впечатляющим и мощным оружием. - Но вместо этого, вес моего броска. И после того удара никакое волшебство тебя не пробудит.

Его суровый тон вывел Жизель из равновесия, и даже друзья варвара, казалось, несколько растерялись.

- Это - земля Несме… - попыталась спорить она.

- Мы только пересечём эту землю, - прервал он её, - на нашем пути в Мифрил Халл. И если ты или какие-либо другие несмерцы захотите остановить нас или даже задержать для чего-нибудь кроме предложения хорошей еды, то тогда вы будете едой для птиц, червей и маргариток.

- Достаточно, мальчик, - услышала Жизель голос дворфа.

Но варвар покачал головой, нахмурился ещё более сурово и опустился так, чтобы оказаться ближе и произвести более сильное впечатление на раненую и беспомощную женщину.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.