Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Песня, навевающая воспоминания.





Одним холодным зимним вечером Тао решил, что хочет сделать Крису подарок. Не простой банальный, который будет стоять и пылиться на полке, а такой, который будет разливаться теплом в сердце при каждом воспоминании о нем. Такой, от которого захочется глупо улыбаться, от которого счастье заискриться в глазах... Он хотел сделать Криса таким же счастливым, каким Крис делал его. Каждый день... Каждую ночь, согревая в своих теплых сильных руках. Он заполнял его мысли, стирая все плохие воспоминания, скрывая глубокие трещины на сердце. День ото дня Тао чувствовал себя все счастливей. Он чувствовал, что любим... И хотел отблагодарить этого такого важного для него человека... За то, что тот спас его.

Тао решил спеть Крису песню. Такую, чтобы передать ему сразу все свои чувства, чтобы донести до него все то, что он так бережно хранит в своем сердце.

Несколько дней он перебирал разные диски, листал ленты музыкальных сайтов, вслушивался в мелодии, что крутились по радио, и, наконец, выбрал одну, самую красивую, самую подходящую.

- Что это, интересно, за такие важные дела, которые уже неделю не позволяют нам нормально поужинать вместе? - сняв трубку, тут же начал недовольно бурчать Крис, даже не дожидаясь того, что скажет ему младший.

Песню Тао решил исполнить на выпускном вечере, впервые выступив перед всеми... Решил доказать Крису, что больше ничего не боится... Побороть самого себя и обрадовать любимого - эта идея казалась ему настолько гениальной, что каждый вечер Тао приходил в школьный актовый зал, тихо включал музыку на своем старом плеере и репетировал. До темноты, до тех пор, пока не валился с ног от усталости... Пока злобный сторож не приходил к нему и не просил покинуть здание школы... Репетировал до тех пор, пока не становился уверенным в собственных силах.

- Нужно досдать некоторые пробелы... - туманно начал оправдываться Тао. - Покушай и ложись спать, не жди меня! - кинул он и повесил трубку.

***

По коридору разливался приглушенный, но очень мелодичный голос. Он шел откуда-то из глубины здания, и Чонин, заинтересованно приподняв бровь, пошел на звук. В их школе редко кто проявлял самодеятельность: обычно только девчонки ставили разные танцы, подражая знаменитостям с телеэкрана, да пара ребят читала реп... Что еще может быть интересного в их богом забытой школе, где и в помине нет места ничего светлому?



Он шел, вслушиваясь в этот тихий, но довольно сильный голос, и судорожно пытался понять, кто же это мог быть: на дворе близился уже конец января, а значит, это кто-то из выпускников готовил свое финальное выступление...

Когда Чонин подошел к плотно прикрытым дверям актового зала, он услышал музыку, что играла еще тише, чем пел сам юноша.

Разобрав знакомую мелодию, Чонин резко остановился и приник к дверям, заслушиваясь невероятно красивыми словами и чистейшим голосом исполнителя. Стоило ему только прикрыть глаза, как воспоминания тяжелым грузом обрушились на него.


- Чонин, ты в порядке? - послышался в трубке обеспокоенный голос Криса. - Эй, не молчи!

- Мне так страшно, хён... - с корейским акцентом произнес в ответ мальчик, крепче прижимая трубку к уху. - Ифань, они кричат очень громко и бьют посуду... - чуть не плакал Чонин, прижимая к себе колени.

- Все хорошо, все будет хорошо... - как-то совсем по-взрослому ответил Крис. - Поругаются немного и перестанут, просто подожди...

- Отец просит, чтобы мама ушла, - всхлипнул Чонин, сильнее вжимаясь в угол комнаты, - я не хочу чтобы все так было... я хочу к тебе, хён! - выкрикнул мальчик, тут же закрывая собственный рот ладошкой, боясь, как бы его не услышали.

- Я скоро приеду, обязательно! И к тому времени все уже будет хорошо, я уверен, и мы вместе посмеемся над этим страхом! - уверенно выпалил Крис и тут же умолк, расслышав очередной вздох друга за тысячей километров вдали от себя...

- Ты обещаешь?

- Обе... - запнувшись на секунду, твердо начал Крис... но в этот момент в трубке послышались странные звуки, шебуршание, а потом связь и вовсе оборвалась, - ...щаю! - утонула в пустоте вторая часть столь необходимого кому-то слова...

Крис расстроенно посмотрел на экран и вздохнул.

А там, на другом конце разорванной телефонной линии, маленький восьмилетний Чонин, кутаясь под толстым одеялом и затыкая пальцами уши, с ужасом слушал крики снизу. В тот день его жизнь навсегда изменилась: его любимая мама ушла из дома, а отец стал равнодушным и холодным. В их семье с тех пор все начали решать деньги, а о том, что такое родительская ласка и забота, мальчик и вовсе позабыл.

И только единственный и любимый хён всегда поддерживал его, несмотря на то, что был не намного-то и старше...


Чонин тяжело вздохнул - если бы не Крис, то он бы, наверное, сошел с ума... Крис спасал его, растягивая жизнь Чонина от одного долгожданного звонка до другого... Но теперь все, что осталось от их дружбы, - это километры истории сообщений в соцсетях и несколько пожелтевших от старости открыток.

- Это больно, - прошептал Чонин, вслушиваясь в нежные слова песни, что так и навевали тягучие, болезненные воспоминания...

Медленно оседая по холодной стене на пол, он уже был полностью поглощен очередным событием из своего прошлого, так некстати всплывшим из памяти под влиянием странной песни.


- Кай, я приехал! - раздался в трубке радостный голос друга. - Я хочу увидеться, заходи ко мне, бабушка приготовила вкусные корейские рисовые лепешки! Тебе должны понравиться!

- Я не могу... - грустно ответил Чонин и вздохнул, залезая на подоконник. - Отец привел в дом своих друганов с их детишками, и я должен их развлекать... Прости, Крис, давай попозже... Я попробую как-нибудь улизнуть или отпроситься!

- Но лепешки кончатся! - расстроенно пробурчал старший и тоже подошел к окну. - О, я вижу тебя! - вдруг воскликнул он и помахал другу рукой из своего окна.

Чонин дернулся, чтобы помахать в ответ, но потом, услышав чьи-то шаги, обернулся и быстро стал прощаться:

- Хён, мне пора... Прости. Я зайду к тебе! Обещаю.

Через несколько минут в доме Чонина раздался протяжный звонок.

"Кого там еще притащило?!" - невесело размышлял он, спускаясь вниз, чтобы открыть дверь.

На крыльце стоял любимый и самый близкий друг с огромной тарелкой лепешек...


- Если бы ты был рядом, всего этого никогда бы не произошло... Я бы не сидел тут один и не слушал эту песню... Я был бы с тобой, - пробормотал Чонин, обращаясь к холодным коридорным сумеркам, и уткнулся лбом в колени. - С какой стати ты тогда уехал так далеко и бросил меня одного?!


- Мне не нравятся эти ребята, с которыми ты теперь дружишь... Они грубые и эгоистичные, - произнес как-то вечером Крис, вновь набрав до боли знакомый номер.

- Мне больше не с кем общаться. Ты же знаешь, какой у меня отец... Если я приведу в дом кого-то постороннего, он сразу устраивает ему допрос и проверяет на прочность... Все нормальные ребята уже давно разбежались... А этих мне просто навязали.

- Неужели нет никого стоящего?.. - с недоверием протянул Крис и цокнул языком.

- Ну... с ними весело играть в компьютерные игры, иногда мы катаемся на великах... - задумчиво ответил Чонин, разглядывая потолок. - Но если бы ты был тут, я бы с ними не гулял! Я бы ходил за тобой хвостом, и ты бы мечтал поскорее меня куда-нибудь сбагрить... - рассмеялся парень и закрыл глаза. - Еще только зима, очередной учебный год подошел к концу... Через пару лет все это закончится, и мы станем свободны от этой мерзкой учебы! - блаженно произнес он.

- Не говори так, - возмутился старший, - мне нравится учиться! Я хочу найти крутую работу. Я заработаю кучу денег, и мы с тобой будем постоянно развлекаться!

- Тогда я тоже найду крутую работу, и не буду отставать от тебя!..


- Я отстал, я слишком отстал... - прошептал Чонин, и с силой ударил кулаком об пол, но тут же, испугался, что его услышат и песня оборвется.

Прислушавшись к музыке за дверью, Чонин с облегчением заметил, что новоявленному певцу он явно не помешал - тот его даже не услышал.

- Крис, что мне делать, чтобы вновь вернуть твое доверие... Этот мальчишка полностью захватил тебя, и, я уверен, наговорил обо мне кучу гадостей... Почему ты веришь ему и даже не слушаешь меня?.. Ведь мы же были вместе столько лет... - вглядевшись в удаляющееся пространство коридора, Чонин убедился, что рядом никого нет, и снова вернулся в памяти назад к их с Крисом некогда таким светлым отношениям.


- Ифаня-я-я! - весело кричал в компьютерный микрофон Чонин.

- И-ха! Давно ты не называл меня так! - отозвался друг. - Что случилось?

- Я сегодня сто баллов получил... - захихикал младший.

- По какому предмету? Всю ночь, поди, готовился?

- Не то слово! Представляешь, я стал рассказывать то стихотворение, что ты прислал мне пару дней назад... - начал восторженно рассказывать Чонин, - и учительнице так понравилось... Получать "отлично" - это так приятно! - он радовался как ребенок, снова и снова пересказывая другу эту историю и продолжая гордиться собой, ведь он стал на шаг ближе к хёну...


- И куда все это делось, ведь я же хорошо учился... Когда-то, - Чонин грустно усмехнулся, продолжая вслушиваться в затихающий голос за стенкой.


- Чонин, пошли прошвырнемся, хватит сиднем сидеть, ты сейчас дыру прожжешь в этих книгах, - сказал один из его новых друзей и, покидав учебники Чонина в сумку, потащил того к выходу.

- Но я хотел подготовиться... - стал было сопротивляться младший, но друг лишь усмехнулся в ответ.

- Успеешь, пять лет еще впереди! Или ты хочешь стать таким же батаном как этот пучеглазик Цзи Тао? - Чонин лишь опустил голову и вздохнул.

Быть посмешищем ему вовсе не хотелось, а потому иного выхода, как соглашаться и делать все то же, что и его друзья, у него не было...


- Да был, был у меня выход! Был, черт возьми... Просто я трус... Трус и жалкий неудачник! - Чонин снова сжал кулаки и хотел зарядить ими в стену, как пение за дверью вдруг стало громче...


- Спой мне, - услышал Чонин в трубке просьбу друга.

- Что? - переспросил он.

- Спой, я хочу вспомнить твой голос, мне нравится, как ты поешь... - Крис улыбнулся в трубку и заискивающе протянул: - Кааай, ну пожалуйста... Я же знаю, как хорошо ты умеешь!

И, прикрыв глаза, Чонин начал петь одну из своих любимых песен, что в последнее время так часто крутилась на радио. Он пел, совершенно позабыв обо всех проблемах, окружающих его... О шайке неудачников, которые неожиданно стали его единственными друзьями... Пел только для Криса, который в этот момент блаженно вслушивался в чарующий голос младшего, зажмурившись и рисуя в памяти его лицо.


- Кто же это? - подумал Чонин и поднялся, вновь прислоняясь к двери.

Сколько бы он ни старался вспомнить, кому принадлежит этот голос, он так и не смог. Под влиянием жгучего интереса он слегка приоткрыл дверь...

И каково же было его удивление, когда, вместо одного из своих талантливых одноклассников или парней из параллельного класса, он увидел Тао. Его лицо вмиг изменилось, и он в немом шоке уставился на парня, находящегося на сцене.

Тао, совсем забывшись, сидел, свесив ноги и прикрыв глаза, и снова и снова повторял строки песни.

Той самой песни... что когда-то пел Крису и сам Чонин...

Руки задрожали то ли от обиды, то ли от злости: хотелось все вокруг рвать и крушить от собственной беспомощности. Чонин смотрел на Тао, не сводя глаз, и представлял, как, наверное, Крис будет рад... Как услышит и увидит своего друга на сцене, ведь тот, бесспорно, будет петь для него... Как будет наслаждаться смелостью своего донсена. Как будет улыбаться...

"Интересно, он вспомнит эту песню и то, как просил меня ее спеть?.." - отрешенно подумал Чонин и, снова прикрыв дверь, пошел прочь.

Ему до ужаса, до дрожи в коленях и до больно сжатых в кулаки пальцев хотелось сейчас услышать голос Криса... чтобы тот сказал ему, что все снова будет хорошо, пообещал накормить его какими-нибудь вкусняшками из кондитерской по соседству... Чтобы предложил встретиться.

Он вздохнул и потянулся в карман за телефоном. Дрожащие пальцы с трудом попадали по клавишам, губы тряслись то ли от холода на улице, куда он уже успел выскочить, ни о чем кроме этой песни больше не думая и забыв в школе куртку, то ли просто от волнения. Во рту пересохло от внезапно накатившего сожаления. Несколько долгих, разрывающих тишину пустой улицы гудков и долгожданное "Алло"...

- Привет, - произнес Чонин, едва шевеля губами, - Крис...

- Что тебе нужно? - резко и даже немного грубо отозвался старший.

- Я... я хотел поговорить... - начал мямлить младший.

"Ну и где же вся твоя напыщенная уверенность, Чонин, куда делась твоя холодная непоколебимость?" - думал он, а руки потели, отчего телефон то и дело норовил выскользнуть из рук.

- Не о чем. И я... занят. Пока, - снова холодно ответил Крис и хотел было положить трубку, как услышал:

- Извини, я... Я был неправ, - в отчаянии крикнул Чонин и прикусил язык, ожидая своего приговора.

- Поздно, - прозвучало после мучительной паузы, а потом снова гудки и... конец связи.

Как не вовремя иногда обрываются телефонные звонки... Во всяком случае, именно в этот миг Чонин мечтал о том, чтобы стереть из головы только что услышанное слово - внезапными помехами на линии, чьим-нибудь появлением или, в конце концов, неплохо бы было провалиться сквозь землю и очутиться на другом конце мира... Лишь бы когда-то давным-давно ощутить горячее "обещаю" и никогда не получать ледяного "поздно".

Всё изменится.

Я буду ждать тебя, и днем и ночью ждать,
У мерзлого окна и у двери стоять...
На грани дикого последнего дождя
Я буду ждать тебя, я буду ждать тебя!

(с) Татьяна Снежина

 

Тао брел по небольшой улице вдоль ряда пестрых витрин, засунув продрогшие руки в карманы куртки и сжав их в кулаки. Он не знал, как отреагирует Крис на его подарок, и не был уверен, что тот поймет то, что он хотел до него донести, но искренне верил, что любимый будет рядом и все будет хорошо. Мысли о Крисе грели парню душу: последние полгода он действительно был счастлив, словно в его жизни и не было тех мрачных и теребящих память лет. Словно все это оказалось страшным сном, а Крис помог ему проснуться. Тао улыбнулся. Крис свалился как снег на голову весной прошлого года и стал самым лучшим подарком ему на день рождения. Ангел хранитель, а может и еще кто, но Тао верил, что эта встреча еще не раз окажется счастливой для него.

- Любимый, ну где ты? - услышал Тао в трубке, когда ответил на очередной звонок.

- Иду домой. У нас есть что-нибудь вкусненькое? Я очень устал и хочу пачжон... Или может бибимпап? - мальчик усмехнулся. - Я зайду в магазин что-нибудь купить?

- Не надо в магазин, иди домой, я скучаю... - отозвался Крис и добавил: - сейчас приготовлю тебе что-нибудь. Не задерживайся, сейчас и так уже поздно.

А Тао, глядя в еще одну витрину, довольно улыбнулся своему отражению...

"А может и поймет... - думал он. - Песня красивая".

***

Evanesense - Hello

 

Дни шли за днями, сменяя числа в календаре. Погода за окном из холодной, ясной и снежной стала постепенно становиться пасмурной и дождливой.

Чонин сидел в кафе окруженный своими друзьями и пил из высокого стакана горячий облепиховый чай.

- Чонин, ну чего мы здесь сидим? Пошли повеселимся как обычно, сегодня же твой день рожденья! - начал выдвигать предложения один из ребят, но Чонин лишь махнул рукой.

- Я не хочу... - ответил он и снова уставился в свой стакан.

Это был первый день рождения без Криса, и он совершенно не знал, что делать. Раньше они созванивались, переписывались, а однажды старший даже прилетел к нему и провел с ним целую неделю.

- Не хочу... - снова повторил Чонин, но его никто не услышал, так как внимание друзей внезапно оказалось прикованным к окну, возле которого они сидели.

- А вот и наше развлечение! - произнес кто-то из ребят, лениво растягивая слова.

Чонин поднял голову: мимо кафе прогулочным шагом брел Тао.

- Пошли поиграем, это такая удача, что он тут!

Но Чонин лишь грустно оглядел мальчика в голубой толстовке и, снова вернувшись к своему чаю, тихо пробурчал:

- Не трогайте его, - ребята удивленно повернули головы, не веря своим ушам, а тот лишь про себя добавил: "Еще ведь не поздно... Не поздно!"

***

В тот день, как и восемнадцать лет назад, шел дождь. Противный и холодный, он размывал тягучую грязь на дорогах, беспрестанно бился в окна. Завывал ветер, срывая с деревьев чудом еще треплющиеся листья, проникал под куртки, холодил и без того замерзшие за зиму тела и души.

Выпускной был назначен на вечер этого дня. Этот самый день должен был стать последний днем всех мучений и переживаний для Тао, ведь все экзамены уже давно были позади, а дома их ждали почти собранные чемоданы: Крис пообещал Тао, что они переедут из этого города куда-нибудь в столицу и будут жить там, где все, что было, навсегда останется в прошлом. Он обещал ему создать новые, красочные воспоминания. Обещал, что все будет хорошо, и единственное, что осталось Тао - это пережить этот последний день и спеть свою песню перед всеми. Парень уже даже начал думать, что зря он все это затеял, жуткое волнение заставляло его руки тряслись, а колени подгибаться. Весь день не находя себе места, Тао уже готов был провалиться сквозь землю.

Время шло вперед, аттестаты об окончании школы были получены, и под аплодисменты бывших одноклассников каждый по очереди говорил свою прощальную речь в огромном зале с высоким потолком... И вот очередь дошла до Тао. Он вышел на сцену и, взяв в руки микрофон, тяжело вздохнул и закрыл глаза.

Песня Тао: TANK – 專屬天使
(Песня переведена на русский язык лично нами,
прошу не брать текст перевода без нашего разрешения.)

 

На фоне заиграла спокойная тихая музыка. Все взгляды вмиг были устремлены на него, и юноша, собрав последние силы в кулак, запел.

我不會怪你 對我的偽裝 (Я не виню тебя за эту маску, что предо мною надеваешь ты,)
天使在人間是該藏好翅膀 (Ведь ангелам, спустившимся на землю, опасно крылья показать свои.)
人們愚蠢魯莽 而妳纖細善良 (Все люди так глупы и так грубы, но ты так нежен и так добр,)
怎能讓妳為了我被碰傷 (Что не могу себе позволить хоть на миг
Причиной стать хоть нескольких твоих обид.)

 

Его голос звучал тихо и слегка дрожал, но, несмотря на это, он лился очень чисто и красиво, сразу же проникая во все уголки школьного актового зала. Свет в зале приглушили, и Тао освещал лишь несильный луч прожектора.

С первыми же словами песни зрители начали перешептываться, поднялся гул, и некоторые недоверчиво кивали на парня, стоящего посреди широкой сцены, кто-то в последнем ряду удивленно присвистнул... "Почему он не пел раньше?.. - громким шепотом восторгались две сидевшие прямо у сцены девушки. - У него потрясающий голос..."

Справившись со своим страхом, Тао продолжал все увереннее и увереннее - он представил себе, что кроме него и Криса в этой большущей комнате нет никого... Нет ничего, кроме песни и счастливых глаз его парня, придающих так много сил своей благодарностью.

小小的手掌 厚厚的溫暖 (Твои ладони обнимают так тепло,)
妳總能平復我不安的夜晚 (Что помогают мне уснуть бессонной ночью.)
不敢想的夢想 透過妳的眼光 (Не смею я мечтать лишь об одном:)
我才看見它原來在前方 (В твоих глазах увижу ли судьбу свою воочию?)

 

"Разве я не пел тебе то же самое еще не так много времени назад?.. Разве не ты говорил, что эта только лишь наша с тобой песня?.. " - Чонин горько усмехнулся своим мыслям и перевел взгляд с сидящего прямо перед ним Криса на парня в центре зала. - "Этот ребенок либо совсем наивный, либо действительно думает, что Крис вечно будет закрывать его своей спиной... что в принципе одно и то же".

Бросив еще один взгляд на затылок своего бывшего друга, Чонин опустил голову и попытался представить, что это вовсе не какой-то странный и раздражающий до боли в костях парень сейчас поет песню, некогда любимую им и Крисом... это он сам, набрав в грудь побольше воздуха, прижав покрепче к уху телефонную трубку, старательно вытягивает нежные ноты мелодии, заставляя сердце друга на другом конце планеты биться чаще.

沒有誰能把妳搶離我身旁 (Никто тебя отнять не сможет у меня,)
妳是我的專屬天使 (Ведь ты теперь со мной, мой личный ангел.)
唯我能獨佔 (Ангел только для меня.)
沒有誰能取代妳在我心上 (И не заменит мне никто тебя,)
擁有一個專屬天使 (Мой личный ангел,)
我哪裡還需要別的願望 (Разве могу желать чего-то большего?)

 

Чонин старательно пытался утонуть в своих воспоминаниях... но именно сейчас, когда это было так нужно, сделать это было невыносимо сложно.

Голос Тао дрогнул, словно от кипящих через край эмоций, и юноша оторопело начал оглядывать зал, словно потеряв там что-то важное.

Чонин с любопытством приоткрыл глаза и склонил голову на бок, разглядывая несуразного и робкого черноволосого юношу: что теперь он станет делать? Но на его мысленный вопрос тут же ответил Крис: поднявшись со своего места, он вскинул руки, привлекая внимание своего донсена. Сжав обе ладони, он выставил вверх большие пальцы. По залу тут же пронесся всеобщий ошеломленный выдох... Чонин не веря своим глазам еле слышно застонал.

Второй луч прожектора тут же осветил смелого юношу в зале, а Тао, смущенно улыбнувшись уголками губ, с новой силой продолжил петь.

小小的手掌 大大的力量 (Твоя ладонь мне дарит столько теплоты,)
我一定也會像妳一樣飛翔 (Что я способен в небо воспарить, как ты,)
妳想去的地方 就是我的方向 (А цель твоя - моею станет тоже.) 
有我保護笑容儘管燦爛 (Улыбкою своей ты сможешь небо осветить -
Моя защита пусть тебе поможет.)

 

Отчаяние, вырвавшееся из груди брюнета, не осталось незамеченным: друзья, сидевшие по обе стороны от него, подозрительно уставились ему в лицо.

- Смотри, как осмелел-то, - хмыкнул один из них, кивая подбородком на певца. - Чонин, ты дал ему слишком много свободы, не находишь? - в голос засмеялся он.

- Мы закончили школу, теперь это уже не важно... - прошептал в ответ Чонин, вставая со своего места. - Извините... - бросил он, протискиваясь к выходу.

"Каково тебе сейчас слышать нашу песню? Ты ведь вспоминаешь меня, не так ли?" - думал парень, выскакивая из актового зала и впечатывая кулаком в первую же коридорную стену так, что с потолка посыпалась старая штукатурка.

要不是妳出現 我一定還在沉睡 (Пускай бы ты не появился, тогда я бы, наверное, еще глубоко спал,)
絕望的以為 生命只有黑夜 (И жизнь лишь беспросветной черной ночью бы считал.)

 

***

Когда Тао закончил, в зале стало очень оживленно и шумно из-за аплодисментов и восторженных криков в его адрес. Его тут же обступила толпа одноклассниц, которые, как ему казалось, вообще до этого дня не знали о его существовании. Они хвалили его, говоря комплименты, а он вглядывался вглубь толпы, пытаясь найти знакомую макушку Криса, но того как назло нигде не было видно.

Извинившись перед девушками и еще раз благодарно поклонившись, Тао выскользнул в коридор и стал, оглядываясь, осматривать всех вокруг, ища друга. Криса нигде не было, быть может он просто затерялся в толпе, а может уже вышел из здания, чтобы спокойно дождаться своего донсена вне всего этого шума. "Да, наверное, так и есть..." - решил Тао и, чтобы поскорее выбраться на улицу, направился в сторону запасного выхода, находящегося прямо за сценой.

Надавив на тяжелую металлическую дверь, Тао оказался на небольшом возвышении, с которого вели невысокие ступени. С дымного темного неба валились крупные капли дождя, и юноша поспешно шагнул чуть в сторону, чтобы спрятаться под козырьком крыши. Глубоко вдохнув чистый благодаря дождю воздух, Тао оглянулся по сторонам, ища своего друга... но на лестнице он обнаружил не возлюбленного, а шайку Чонина, поджидающую его в стороне.

- Ого, что я вижу! - на весь пролет громко произнес один из ребят. - Наш доблестный рыцарь оставил свою принцессу без присмотра. Как же это так?

Тао резко дернулся назад, когда парень, улыбаясь, стал медленно к нему приближаться.

- А ты осмелел с последней нашей встречи! - он подошел так близко, что Тао ощутил на себе его горячее дыхание. - Давненько ты не кричал подо мной, моля о помощи. Может, нам стоит повторить это на прощание? - он грубо схватил Тао за волосы на затылке и, оттянув их назад, коснулся его шеи горячими губами. – М-м-м, что скажешь?

Тао немедленно среагировал и, ударив того по руке, бросился назад к двери, но злополучная компания не отставала от него и на шаг, почти наступая на пятки... И, когда его взгляд уже уперся в дверь черного хода, один из компании, самый высокий и мощный на вид, перегородил ему дорогу и, угрожающе ухмыляясь, встряхнул запястья и сжал кулаки. Тао снова попятился назад, осторожно ступая и неотрывно глядя в огнем горящие глаза напротив, но, сделав несколько шагов, почувствовал, как уперся спиной в кого-то еще, и с ужасом обернулся, падая по инерции на твердую бетонную площадку.

Приблизившись вплотную к жертве, один из ребят неторопливо затянулся догорающим у него в руках окурком, небрежным жестом выбросил его куда-то в сторону и, нагнувшись, схватил Тао за плечи, поднимая на ноги. Тот немного дернулся из-за непривычных уже болезненных прикосновений и отвел взгляд. Он знал, что бессилен в борьбе против целой шайки - было бы бессмысленно вырываться, ведь бежать и скрываться все равно негде.

Его запястья грубо сжали, кто-то всем телом навис над ним, заставляя Тао непроизвольно оседать вниз. Чьи-то руки бесцеремонно начали шарить по его телу, вызывая отвращение и злость. Кричать было бесполезно, мутная пелена дождя и завывания ветра не позволяли никаким звукам расходиться дальше, чем на пару метров. Сдерживая рвотные позывы и отчаяние, Тао выдернул из чужой хватки свои запястья и начал вырываться, судорожно размахивая руками из стороны в сторону и отталкивая обидчиков. Получив некоторую свободу, он, не глядя, стал отползать в сторону. Толпа, откровенно издеваясь, смеясь и свистя, медленно наступала, заставляя Тао пятиться все быстрее и быстрее. Сделав еще один шаг, юноша поскользнулся, потерял равновесие, не найдя под ногой опоры, и, охнув от неожиданности, кубарем покатился вниз по ступенькам на мокрую землю.

- У-у-у, ты такой забавный. Такой смелый, на сцену полез, а тут деру дал. Что же ты, отпора дать не можешь? - один из парней аккуратно спустился по мокрым ступеням и склонился к Тао. - Что молчишь?

***

Чонин вышел из здания школы и, прячась от настойчивых капель дождя, перебежал маленькую дорожку и спрятался под крышей старой беседки, с громким вздохом плюхаясь на скамейку.

- Чертов Тао... - пробормотал он и уставился почти невидящим взглядом на стену школы. - А ведь там мог бы быть я... Но когда Крис впервые увидел его... Ему, наверное, было проще отказаться от меня...

Обида лилась через край, но что бы Чонин ни говорил, он прекрасно понимал, что виноват сам. Что он сам привлек столько внимания к этому тощему долговязому парню, что он сам своими руками столкнул их лицом к лицу... и нет смысла винить в этом кого-то еще...

Обида душила, давя на горло и врывая из груди разочарованные стоны.

Но к его собственным шумным выдохам и звукам дождя прибавился еще один. Громкий скрип где-то с левой стороны и еле слышный крик. Чонин почувствовал что-то неладное и, приподнявшись со скамейки, посмотрел в ту сторону, откуда исходили странные звуки.

Немного поодаль оказалась стайка его собственных друзей, которые столпились в самом центре заднего дворика, где раньше между уроками любили покурить; они оживленно размахивали руками и что-то делали. Чонин отошел в сторону, чтобы ветки куста не загораживали обзор, и увидел, как один, самый жестокий из всех ребят, склонился над хорошо известным Чонину черноволосым юношей и что-то возбужденно говорил ему, притягивая за подбородок. Спустя мгновение Чонин увидел, как тот замахнулся и со всей силы ударил мальчика, от чего тот пошатнулся и спиной шлепнулся на асфальт.

Чонин тут же сорвался с места и направился в их сторону.

- Ну давай же, - слышал он крик из толпы парней, - сопротивляйся! Сделай же что-нибудь!

Чонин подошел к ним и положил знакомому руку на плечо, слегка отодвигая.

- Я же сказал не трогать его, - произнес он и посмотрел другу прямо в глаза, но то, что он там увидел, не на шутку испугало его самого - они налились кровью и горели почти демоническим огнем.

- Ты что, как Крис, дружок твой слащавый, тоже на этого сопляка повелся?! - ехидно бросил парень, с вызовом глянув на Чонина.

От услышанного Чонин изменился в лице, мгновенно вспылив от злобы и обиды, в бешенстве завел кулак и, схватив друга за ворот насквозь промокшей рубашки, вмазал ему в лицо, сморщившись от резкой боли в костяшках.

Над губой у того заструилась густая струйка крови, тут же размываемая потоком дождя, а скулу свело от боли так, что он схватился за нее рукой, с ненавистью глядя на Чонина.

- Не смей. Никогда. И имени его вслух произносить! Ты ему и в подметки не годишься, - прошипел напоследок брюнет, разминая ушибленную ладонь другой рукой.

- А не поздновато ли ты на его сторону перешел, он вроде как тебя бросил. Ты опоздал, - снова рассмеялся парень, хватая Чонина за воротник, с силой толкая и прижимая к стене. - Ты же сможешь дать мне отпор? Я хочу посмотреть, как ты будешь драться со мной из-за этих ушлепков. Ты, когда с ним дружил, тоже под него ложился? Так ты, оказывается, тоже по мальчикам, а, Чонин? Может вам втроем замутить? - не унимался теперь уже бывший друг.

Чонин рывком отбросил парня от себя и сам кинулся на него.

- Я же предупреждал не говорить о нем! - кричал он, один за другим нанося удары обидчику.

Но тот, словно уже и не ощущал их; будучи раза в три сильнее Чонина, он только улыбался в ответ, а потом просто с силой отшвырнул его на землю, незамедлительно нависая сверху и мощным толчком пихая в живот так, что Чонину показалось, словно его на несколько сантиметров вдавили в асфальтированную землю и выбили весь воздух из легких, заполняя вместо этого льющейся с неба водой.

- Ты такой же никчемный, как и твой папаша, - продолжал давить парень, раз за разом нанося ему удары. - Все это время ты лишь прятался за нашими спинами, оказавшись на деле слабым неудачником.

Парень схватил Чонина за рубашку, приподнимая над землей, отчего пуговицы на ней издали характерный треск, а одна упала на асфальт, скрываясь в большой луже. Он замахнулся для нового удара, но вдруг передумал, схватил Чонина за шиворот, словно безвольную куклу, впился пальцами в его подбородок и притянул его лицо к своему.

- Ты не достоин называться нашим другом, - выплюнул он Чонину в лицо и коленом нанес тому удар под дых так, что парень согнулся, обессиленно закрыл глаза и упал на колени в вязкую грязь, захлебываясь собственной кровью и пеной, выступающей у него на губах.

Дверь позади снова скрипнула, и на лестнице появился обеспокоенный Крис. Он разглядел сквозь толпу сидящего чуть поодаль Тао и незамедлительно бросился к нему.

- Что случилось, они сделали тебе больно? - затараторил он, осматривая младшего на наличие повреждений, испуганно вытаращив глаза.

- Нет, - тихо отозвался Тао и поднял на любимого растерянный взгляд.

- Но... Твоя губа - она разбита! - повысил голос Крис.

- Все нормально, за меня заступился Чонин... - Тао кивнул в сторону сгустившейся толпы.

В этот момент Крис, обернувшись, наконец, разобрал, что происходит, и увидел знакомую фигуру на асфальте. Мальчик едва дышал, его колени были разбиты в кровь, и по шее вместе с дождем стекала тоненькая струйка крови.

Недолго думая, Крис поднялся и бросился в сторону компании. Не переживая о последствиях, он с силой оттолкнул разбушевавшегося парня и, замахнувшись, ударил того по лицу.

Его голова мотнулась в сторону, несколько холодных капель упало на кожу, отрезвляя, черные, почти смоляные глаза с яростью уставились на блондина.

Крис хмыкнул, оценивая повреждения, а потом, снова нацепив на лицо бездушное хладнокровное выражение, бросил:

- Еще раз его тронешь, сломаю что-нибудь посерьезнее. А теперь разошлись все! - рявкнул он и отвернулся, наклоняясь к дрожащему и промокшему Чонину, сидящему на земле.

Крис протянул ему руку, тот тут же сжал ее, словно хватаясь за единственную возможность спасения и, стыдливо отводя взгляд, тихо прошептал свое "Спасибо, Ифаня".

Старший потянул его на себя и, только когда Чонин поравнялся с ним, отпустил его ледяную ладонь и положил свою руку ему на плечо, внимательно вглядываясь в бледное обескровленное лицо донсена.

- Ты заступился за Тао... Спасибо. Наконец-то я увидел прежнего Кая... - Крис подбадривающе улыбнулся, слегка склоняя голову. - Но это вряд ли что-то изменит... Я ведь просил не становиться таким же, как эти парни. Не общайся с ними, и все будет хорошо, - напоследок он едва сжал его предплечье, а потом сделал шаг назад, возвращаясь к Тао, который уже встал и заинтересованно следил за происходящим.

***

Парни уже давно скрылись среди листвы деревьев, а Чонин стоял все там же, под проливным дождем, пытаясь отдышаться и ощущая на продрогшем теле прикосновение горячей ладони Криса.

"Все будет хорошо..." - раз за разом крутилось в его памяти.

"Все будет хорошо..." - повторял он дрожащими от холода губами.

Все будет хорошо.

Обязательно.

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.