Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Зарождение и развитие идей сравнительного правоведения в древнем мире




Сравнительное правоведение имеет весьма длительную и противоречивую историю, берущую начало еще в древнем мире. Ввиду отсутствия достоверных документальных источников и соответствующих научных работ невозможно пока точно установить, где именно и когда впервые возникли идеи сравнительного правоведения, в каких странах и регионах впервые появилась необходимость и потребность в сравнительном исследовании.

Говоря о существовании сравнительного правоведения «всегда», на протяжении всего периода функционирования государства и права, как это делает, например, Р. Давид и некоторые другие авторы1, мы тем самым допускаем известную условность,выдаем желаемое за действительное, ибо не всегда наши догадки и предположения в достаточной мере, прямо и основательно подкрепляютсядостоверными источниками.

Выводы иногда строятся на исторических догадках, аналогиях, логических рассуждениях, косвенных доказательствах и предположениях. Это естественно в таких обстоятельствах, и в этом есть свой резон, но при одном непременном условии, что все эти умственные операции и логические приемы носят не умозрительный характер, а основываются на достоверных исторических фактах.

Трудно, например, предположить, что правовая жизнь Древнего Китая знала сравнительное правоведение в том виде, в каком оно представляется ныне. Изучая китайские источники того времени, мы не найдем ни специальных исследований в области сравнительного правоведения, ни тем более указаний на правовые акты, построенные на основе сравнительного анализа и прямого заимствования норм или принципов других правовых систем. Однако на основе изучения и логического анализа дошедших до наших дней многочисленных философских, политических и юридических произведений того времени достаточно легко можно обнаружить признаки зарождения и существования в этой стране в тот период идей сравнительного правоведения. Например, явные признаки существования и применения идей сравнительного правоведения прослеживаются в одном из

1 См.: Давид Р. Основные правовые системы современности... С. 25.


76 Тема II

таких широко известных памятников общественно-политической мысли Древнего Китая (IV в. до н. э.), как «Книга правителя области Шан».

В этом произведении, посвященном изложению учения основателя китайской школы легистов Ян Шаня, отстаивавшего деспотическую форму правления, явно в сравнительном планевысказывались нравоучительные по своему характеру суждения. Одно из таких суждений состоит, в частности, в том, что «в одних государствахпоощряют порядок, вдругих — смуту. Если наверху умный государь, он будет выдвигать на должности лишь способных людей и поручать им соблюдение законов. Когда законы будут соблюдать способные люди, они будут восприняты теми, кто находится внизу, и недостойные не осмелятся совершать дурные дела». Вот какой смысл, делал вывод автор, я вкладываю в слова «поощрять порядок». И далее продолжал: если же наверху какого-либо государства окажется неумный правитель, то он станет выдвигать на должности глупых людишек. В результате «в стране не будет ясного закона» и недостойные осмелятся творить дурные дела. «Вот какой смысл я вкладываю в слова — "поощрять службу"»1.

В таком же сравнительно-правовом ключе построены и другие рассуждения — предостережения автора. Например, о том, какими должны быть законы в разных странах. Там, где закон извращается, пишет автор, нарушается порядок. «Когда во всем исходят лишь из добродетели, то множатся пустые речи, коль распоряжения правителя многочисленны, в стране воцаряется беспорядок. Там, где множатся пустые речи, армия бессильна. Когда закон ясен, сокращаются распоряжения правителя, когда во всем полагаются лишь на силу, исчезают пустые речи; коль распоряжения правителя сокращаются, в стране воцаряется хорошее правление»2.

Подобные нравоучения и выводы, сделанные в результате сравнения одних государственно-правовых систем с другими, нередко встречаются и в работах других авторов того периода различных стран и регионов мира. Помимо всего прочего они свидетельствуют о том, что идеи применения сравнительного метода в изучении государства, права, различных общественно-политических явлений, институтов и учреждений были на вооружении исследователей, теоретиков и практиков не только всегда, но и везде.Разница заключалась лишь в том, что в одних

1 Книга правителя области Шан (Шан Дзюнь Шу). М., 1993. С. 212-213.

2 Там же.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 77

странах и регионах древнего мира, согласно имеющимся данным, использование сравнительного метода имело более открытый и систематический характер, а в других — носило случайный и не всегда прямо проявляющийся, условный характер.

Наиболее наглядно идеи сравнительного правоведения проявлялись, например, в странах, прилегающих к побережью Средиземного моря. Среди них в особенности выделяются государства Древней Греции и Древнего Рима. По мнению западных исследователей, именно здесь впервые появились не только сравнительно-правовые идеи, но и первый практический опыт проведения сравнительных исследований в области государства и права. Этот опыт начался, по-видимому, с того, пишет В. Хуг, что представители одних народов и государств тщательно изучали оправдавшие себя или показавшиеся им более совершенными, чем свои собственные, правовые нормы, принципы и институты, функционировавшие в пределах границ других государств, с целью их полного или частичного принятия, при- способления и использования1. /

Менее зримо, зачастую косвенно и далеко не всегда систематически идеи сравнительного правоведения проявлялись в других странах и регионах древнего мира: в странах Ближнего и Среднего Востока, Индии, Китае и др. В силу этого ученые всего мира уже длительное время спорят, например, о том, является ли факт сходства правовой культуры Месопотамии — одного из древнейших очагов цивилизации с другими цивилизациями элементом случайности, независимого друг от друга развития различных культур, или же это результат взаимного переплетения и влияния различных правовых культур, проявление некой закономерности.

Спектр мнений, высказываемых в научной литературе по этому вопросу, весьма широк и разнообразен. Он колеблется от полного признания факта существования и влияния сравнительно-правовых идей на процесс зарождения сходных институтов в различных правовых системах данного региона до его полного отрицания2.

Однако, как бы там ни было, установленным считается то, что широко известные законы Хаммурапи — царя Вавилона, правившего в XVIII в. до н. э., имеют много общего с законами

1 Hug W. The History of Comparative Law // Zweigert K., Puttfarken H. Rechts- vergleichung. Darmstadt, 1978. P. 110.

2 Hicks St. Comparative Law in Ancient Times: The Legal Process // The American Journal of Comparative Law. 1986. Vol. XXXIV. P. 81-82.


78 Тема II

царства Эшнунны, располагавшегося в одном и том же географическом и отчасти культурном регионе1. Предполагается при этом, что данная общность явилась результатом взаимного воздействия различных правовых систем, отдельных юридических норм, актов и институтов.

По мере развития общества и государственно-правовых систем данного региона общность законов, издаваемых в различных государствах Месопотамии, не только не уменьшилась, а, наоборот, еще больше возросла. Как отмечалось в связи с этим в отечественной литературе, для законов и других источников права, функционировавших в различных государствах Месопотамии, в том числе и для законов Хаммурапи, характерной была примитивная правовая техника, казуистичность норм права, их формализм, символический характер. В них нельзя было найти ни четкого понятия преступления, ни абстрактно сформулированной нормы, касающейся убийства, кражи и пр.

Символичной была ответственность за ряд преступлений, например отрезание груди у кормилицы, подменившей ребенка. Формальный и символический характер имела также клятва.

Нет в источниках права различных царств Месопотамии и обоснованной системы изложения норм: нормы уголовного права чередуются с нормами процессуального права, регулирующими имущественные отношения и пр. Однако внутренняя логика изложения правового материала присутствует и здесь2.

Элементы сходства законов, правовых обычаев, отдельных юридических норм, институтов и в целом правовых систем прослеживаются в древнем мире не только у государств, расположенных в одном и том же географическом регионе, но и в самых отдаленных по стандартам того времени друг от друга частях мира. Они возникали в результате торгового обмена между народами или в результате завоевания и покорения одних государств другими.

Читая, например, сочинения знаменитых римских историков Квинта Курция Руфа, Юстина, Диодора или Плутарха о походах и завоеваниях Александра Македонского, нельзя не обратить внимания на то, что завоевателями (в изложении авторов) не только приобретались и присваивались города, земли и другие несметные богатства, но и перенимались у завоеванных народов отдельные правовые акты и обычаи.

1 Hicks St. Op. cit. P. 81.

2 История государства и права зарубежных стран. Ч. I / Под ред. О.А. Жидкова и Н.А. Крашенинниковой. М., 1996. С. 62.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 79

Плутарх в сочинении «Александр» с осуждением повествует о том, как, покорив Персию и проведя приятные две недели с Минитией — царицей амозонок, македонский царь совсем потерял голову: «стал носить одежду персидских царей и диадему, чего не было принято ранее у македонских царей», «как будто заимствовал законы у тех, кого победил», «стал подражать персам в распущенности нравов не менее, чем в одежде»1. Когда же в его военном лагере «в эту пору», пишет автор, стали возмущаться тем, что Александр «оказался таким выродком по сравнению с отцом своим Филиппом, что даже отрекся от своей родины и перенял те самые персидские нравы, вследствие которых персы были побеждены», и, «чтобы не показалось, что только он один опустился до порочной жизни тех, кто был побежден его оружием», Александр позволил и своим воинам перенимать персидские обычаи и вести соответствующий образ жизни2. 1

Приказав именовать себя «царем всех стран мира», Александр распорядился также «по обычаю персов, порожденному царской надменностью», чтобы его «не приветствовали обычным образом, а поклонялись ему, как богу». Тех же, кто сопротивлялся этому и не следовал перенятым у персов нововведениям македонского царя, последний объявлял заговорщиками и казнил. Среди сопротивлявшихся этому обычаю, заключает автор, «самым ярым был Каллисфен, что привело его и многих виднейших македонян к гибели»3.

Согласно историческим данным, аналогичные ситуации, когда правовые институты, нормы, обычаи и нравы в силу завоеваний или иных самых различных причин переходили в древности целиком или частично, добровольно или принудительно от одних народов к другим, встречаются практически во всех регионах мира. Это, несомненно, свидетельствует не только о зарождении и широком распространении, но и о применении идей сравнительного правоведения в данный период.

Разумеется, пути и формы проявления идей сравнительного правоведенияв разных странах и у различных народов далеко не одинаковы. Это в значительной степени зависит как от уровня развития и широты распространения идей сравнительного правоведения в той или иной стране и регионе, так и от ряда других факторов. Согласно имеющимся историческим данным, у

1 Плутарх. Александр // Квинт Курций Руф. История Александра Македонского. М., 1993. С. 362.

2 Там же.

3 Там же. С. 365, 373.


80 Тема II

одних народов эти пути и формы проявления идеи сравнительного правоведения имели прямой, открытый и непосредственный характер, в то время как у других — опосредованный и скрытый.

Наиболее полно и всесторонне идеи сравнительного правоведения, как уже отмечалось, проявились в Древней Греции и Древнем Риме. И это естественно, поскольку именно здесь в I тыс. до н. э. — первой половине I тыс. н. э. развитие античной цивилизации достигло своего апогея. Данный процесс начал свое движение с Древнего Востока и продолжил его на гораздо более высоком уровне на юге Европейского континента, в бассейне Средиземного моря.

Именно к этому времени относятся впечатляющие успехи греков и римлян во всех сферах человеческой деятельности, в том числе и в политико-правовой. Именно античности человечество обязано многими шедеврами литературы и искусства, достижениями науки и философии, уникальными образцами демократической государственности и права1.

В чем же выражалось развитие идей сравнительного правоведения в Древней Греции и Древнем Риме и как оно конкретно проявлялось? Что свидетельствовало о развитии идей сравнительного правоведения в этих странах и о наличии различных форм или способов их выражения? Отвечая на эти вопросы, необходимо обратить внимание прежде всего на то, что идеи сравнительного правоведения нашли свое прямое воплощение в ряде законов, обычаев, правовых институтов и даже отдельных норм, регулирующих отношения внутри каждой отдельно взятой страны, отношения между различными слоями населения и государственными учреждениями Древней Греции и Древнего Рима.

И хотя в западной юридической и исторической литературе давно и резонно обращается внимание на то, что не следует переоценивать процесс развития сравнительного правоведения ни в Древней Греции, ни в Древнем Риме и что необходимо расширить научные исследования в этой области для того, чтобы выявить реальное состояние дел в данной сфере2, тем не менее никто не оспаривает того общеизвестного факта, что ряд дошедших до нас источников права является результатом воздействия на них сравнительно-правовых идей.

1 См. подробнее: История государства и права зарубежных стран. Ч. I. С. 99.

2 Weiss К. Griechiesches Privatrecht auf Rechtsvergleichender Grundlage. Berlin, 1923. S. 7-8.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 81

К числу таковых относятся в первую очередь широко известные Законы XII таблиц. Это важнейший источник древнеримского права, восходящий к 451—450 гг. до н. э. и вобравший в себя нормы и отрывки из сочинений как римских, так и греческих авторов. По мнению некоторых западных исследователей, в Законах XII таблиц обнаружилось самое яркое проявление того огромного влияния, которое оказывалось греческим правом на римское.

Как отмечали, в частности, немецкие ученые еще в начале XX в., независимо от того, когда появился данный источник права1, остается бесспорным то, что как само его появление, так и его долговременное функционирование явились результатом огромного воздействия на него со стороны греческих правовых идей и институтов2.

Примеры такого воздействия встречаются в Законах XII таблиц буквально в каждой их составной части — таблице (главе). Но особенно отчетливо это прослеживается в таблице I, устанавливающей сходный с греческими судебными процедурами, точнее, их принципами, порядок «судоговорения», а также в таблице VII, закрепляющей, со ссылкой на содержание законов Солона в Афинах, порядок и принципы размежевания границ земельных участков между соседями.

В таблице I, подготовленной под сильным влиянием греческих процессуальных принципов и норм, в частности, устанавливаются следующие правила «судоговорения». «1. Если вызывают (кого-нибудь) на судоговорение, пусть (вызванный) идет. Если он не идет, то пусть (тот, кто вызвал) подтвердит (свой вызов) при свидетелях, а потом ведет его насильно. 2. Если (вызванный) измышляет отговорки (для неявки) или пытается скрыться, пусть (тот, кто вызвал) наложит на него руку. 3. Если препятствием (для явки вызванного на судоговорение) будет его болезнь или старость, пусть (сделавший вызов) даст ему вьючное животное...»3

Эти правила охватывали собой не только весь процесс подготовки дела к рассмотрению в суде, но и собственно сам процесс «судоговорения». «Привилегий, т.е. отступлений в свою пользу от закона, пусть не испрашивают, — говорилось в связи

1 Оригинал Законов XII таблиц не сохранился. Среди западных историков идет длительный спор о точной дате появления на свет этого документа.

2 KrugerK. Geschichte und Quellen des ROmischen Rechts. Berlin, 1912.

3 История государства и права зарубежных стран. Ч. II. Кн. 1 / Сост. Н.А. Крашенинникова. М., 1994. С. 52.


82_____________________________ Тема II_______________________________

с этим в таблице IX. — Приговоров о смертной казни римского гражданина пусть не выносят иначе, как в центуриатных коми-циях». И далее: «Преславные Законы XII таблиц содержали два постановления, из которых одно уничтожало всякие отступления от закона в пользу отдельных лиц, а другое запрещало выносить приговоры о смертной казни римского гражданина иначе, как в центуриатных комициях»1.

Аналогичные принципы и процедурные правила содержались и в древнегреческом праве.

Влияние греческого права на римское прослеживалось не только в Законах XII таблиц, но и в других источниках римского права, в частности в Институциях Гая.В книге первой этих Институций, которые одновременно выступали и в качестве учебника римского права, написанного отчасти в сравнительно-правовом плане, говорилось в связи с этим: «Все народы, которые управляются законами и обычаями, пользуются частью своим собственным правом, частью общим правом всех людей». То право, которое каждый народ сам для себя установил, является его собственным правом и называется правом гражданским. А то право, которое «между всеми людьми установил естественный разум, применяется и защищается одинаково у всех народов и называется правом, которым пользуются все народы». Таким образом, делался вывод, римский народ «пользуется отчасти своим собственным правом, отчасти же правом, общим всем людям»2.

В рассматриваемый период влияние идей сравнительного правоведения сказывалось не только на взаимосвязи и взаимодействии правовых систем Древней Греции и Древнего Рима, но и на взаимоотношениях правовых систем самих греческих городов-полисов.

Возникнув под воздействием целого ряда факторов, и в том числе природных, в силу того что горные хребты и заливы, рассекавшие морское побережье, где проживала значительная часть населения, оказались труднопреодолимыми препятствиями для политического объединения страны и создания в ней единого, централизованного управления, греческие города-государства в подавляющем большинстве своем обладали полной политической самостоятельностью, имели свои собственные законодательные, исполнительные и судебные органы, свои самостоятельные правовые системы.

1 История государства и права зарубежных стран. Ч. II. Кн. 1. С. 61—62.

2 Там же. С. 63-64.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 83

С точки зрения внутренней организации античный полис представлял собой закрытое государство, за бортом которого оставались не только рабы, но и чужаки-иностранцы, даже выходцы из других греческих полисов. Для самих же граждан полис являлся своего рода политическим микрокосмосом со своими формами правления, традициями, обычаями, со своим правом1.

Разумеется, политическая самостоятельность этих городов-государств вовсе не означала их изолированности друг от друга и от иных государств. Не означала она, (естественно, и изолированности их правовых систем. Последние были не только взаимосвязаны между собой, но и оказывали активное воздействие друг на друга. Это в первую очередь касалось таких выделяющихся из множества других городов-полисов государств, как Афины и Спарта. Будучи наиболее крупными и развитыми в военном, политическом и ином отношении городами-государствами, они притягивали к себе как к противостоящим друг другу и противоборствующим друг с другом полисам другие города-государства.

Под знаком антагонизма этих двух полисов, как отмечалось в исторической литературе, развертывалась вся последующая история государственности Древней Греции. В Афинах,где наиболее полное развитие получили частная собственность, рабство, рыночные отношения, где сложилась гражданская община, связывавшая ее членов при всем различии их имущественных и политических интересов в единое целое, античная демократия достигает своей вершины и становится, как свидетельствует последующая история, огромной созидательной силой.

В противоположность Афинам Спарта вошла в историю как образец аристократического военно-лагерного государства, которое ради подавления огромной массы подневольного населения (илотов) искусственно сдерживало развитие частной собственности и безуспешно пыталось сохранить равенство среди самих граждан государства2.

Общие черты и особенности экономического, политического и общественного строя Афин и Спарты не могли не сказаться на их правовой культуре и правовых системах. В процессе взаимосвязи и взаимодействия, тесного сотрудничества и противоборства происходил своеобразный «взаимообмен» правовыми идеями и институтами различных городов-государств, их взаимопроникновение в правовые системы друг друга.

1 История государства и права зарубежных стран. Ч. I. С. 101—105.

2 Там же. С. 102-103.


84 Тема II

Анализируя данный процесс и особенности воспринимаемых различными греческими городами-полисами правовых институтов и идей друг от друга, современные зарубежные авторы по-разному оценивают их характер. Одни из них считают, например, что в данном случае имеет место обмен идеями и институтами, принадлежащими хотя и близким друг другу, но тем не менее значительно отличающимся друг от друга, вполне самостоятельным правовым системам. Другие же, наоборот, рассматривают данный процесс как процесс развития правовых идей, явлений, институтов и учреждений, происходящий в рамках одной и той же правовой системы, а именно некоего единого правового пространства, вбирающего в себя общность и особенности правовых систем различных греческих городов-полисов.

Как пишет в связи с этим В. Хуг, несмотря на то что сейчас общепризнанным считается тот факт, что греческие города-государства весьма активно воспринимали друг у друга правовые идеи, институты и учреждения, причем иногда — полностью, нередко — частично, тем не менее нельзя преувеличивать данный процесс. А кроме того, его нельзя рассматривать как обмен сравнительно-правовыми идеями и учреждениями, происходящий между правовыми системами разных стран. По мнению автора, это процесс, происходящий в рамках одной и той же правовой системы; процесс поиска и восприятия правовой системой и ее отдельными институтами своих собственных, но более совершенных форм1.

Не вдаваясь в подробности данного вопроса, тем не менее следует отметить, что рассмотрение правовых систем разных городов-полисов в качестве единой системы неоправданно игнорирует их порой весьма существенные особенности, а также их вполне реальную, хотя и относительно самостоятельную жизнь. Кроме того, при этом не учитывается тот факт, как верно подмечено в отечественной литературе, что полисная система была одной из самых значительных, «практически уникальных черт государственности, характерных не только для Греции, но и для всего античного мира» . Практически это может означать, что развитие сравнительно-правовых идей происходило в результате взаимосвязи и взаимодействия не только греческих городов-полисов, но и городов-полисов других регионов античного мира.

lHugW. Op. cit. P. 110.

2 История государства и права зарубежных стран. 4.1. С. 101.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 85

В связи с этим нельзя не обратить внимания еще на одно свидетельство существования и широкого применения идей сравнительного правоведения в Древней Греции и Древнем Риме, заключающееся в непрерывном влиянии греческого права на такую составную часть римского права, как право народов, или jus gentium.

Право народов (лат. jus gentium «международное право») предел гавляло собой систему норм или правил поведения, регулировавших взаимоотношения, возникавшие между всеми слоями свободного римского населения. /

Известный исследователь римского прара И.Б. Новицкий отмечал в связи с этим, что jus gentium как составная часть римского права в определенном смысле противостояла другой его составной части — jus civile — «исконному национальному древнеримскому праву», распространявшему свое действие исключительно на римских граждан — квиритов, поэтому его еще называли квиритским правом.

Что же касается jus gentium, отмечал автор, то с помощью этой «разновидности» римского права регулировались прежде всего имущественные отношения, возникавшие и между пере-гринами (иностранцами), и между римскими гражданами, и между теми и другими. Термином jus gentium римские юристы обозначали также и представлявшуюся им более широкой философскую категорию — «право, общее для всех народов»1.

С помощью права народов римлянами были введены также такие установления, которые касались вопросов войны и мира, рабства, международной торговли, «оснований царства» и др.

Влияние греческого права на jus gentium осуществлялось разными путями: через восприятие правом народов отдельных греческих правовых институтов и норм; через восприятие им греческих правовых идей и доктрин и т.д. Но наиболее распространенным и влиятельным был второй путь, что особенно проявилось, согласно выводам немецких исследователей, на ранних стадиях формирования и развития римского права. Именно в этот период в наибольшей степени заявили о себе и оказывали влияние на jus gentium правовые идеи и доктрины греков, нежели какие бы то ни было их правовые институты или нормы2.

По мере развития римского общества и государства влияние греческих правовых идей и доктрин не только сохранялось, но и усиливалось. Расширялась сфера воздействия греческого права

1 Новицкий И.Б. Римское право. М., 1993. С. 6.

2 Ancient Law/ Ed. by A. Pollock. L., 1906; MitteisK. Romisches Privatrecht. Berlin, 1908.


86 Тема II

на римское, совершенствовались его формы. Римские юристы, по замечанию исследователей, будучи в области права в гораздо большей степени прагматиками, чем теоретиками, умеющими гораздо лучше приспособить существующее право к нуждам повседневной действительности, применить его практически, чем теоретически его обосновать и объяснить, тем не менее весьма сильно тяготели к греческому праву, и в первую очередь к греческим правовым теориям и доктринам1.

В связи с этим в западной учебной литературе по сравнительному правоведению (компаративистике) для подтверждения тезиса о сильном влиянии греческого права на римское, особенно в так называемый «классический период» его развития, указывается на то, что для изучения и использования греческого опыта в правотворческом процессе римляне посылали в Афины даже свою особую «законодательную комиссию» или «законодательный комитет».

Справедливости ради заметим, что не все историки и юристы, занимающиеся римским правом, разделяют это мнение. В. Хуг, например, видит в этом не что иное, как придуманную легенду2. Такого же взгляда, судя по всему, придерживаются К. Цвайгерт и X. Кётц, считающие, что римское право «вообще не дает примеров сравнительно-правовых "исследований", ибо для римских юристов превосходство их права и государственного устройства, как позже для английских юристов, — было столь очевидным, что право других народов они оценивали очень низко»3.

Однако, как бы там ни было, широко признанным фактом является то, что римское право в той его составной части, которая называлась jus gentium, постоянно подвергалось влиянию со стороны греческого права и не в последнюю очередь под его воздействием постепенно превращалось из сугубо национального в наднациональное, или, как замечают некоторые авторы, «в максимальной степени денационализированное», «широко доступное многим народам мира право»4.

Такая эволюция jus gentium, по мнению одного из экспертов в области римского права А. Мюирхэда, стала возможной благодаря органическому сочетанию двух основных факторов: с

1 Enzyklopadie der Rechtsvissenschaff. Hamburg, 1915. S. 304-318.

2 Hug W. Op. cit. P. 130.

3 Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 1. Основы М., 1995. С. 78.

4Ibid. P. 111.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 87

одной стороны, активного развития в этот период «сравнительной юриспруденции», а с другой — «разумной эволюции самого римского права»1.

Важным свидетельством зарождения и развития сравнительно-правовых идей в Древней Греции и Древнем Риме наряду с названными проявлениями следует рассматривать также научные труды античных философов, юристов, историков, при написании которых использовался сравнительно-правовой метод или же сравнительно-правовые идеи, принципы, наконец, сам сравнительно-правовой материал. ^

Наиболее ранние сравнительно-правовые исследования, замечают по этому поводу К. Цвайгерт и X. Кётц, были обнаружены в Древней Греции. Они были связаны с особым интересом древнегреческих мыслителей к формам политико-правового устройства античного государства2. В своих знаменитых «Законах» Платон сравнивает законы различных греческих полисов и на основании этого сравнения предлагает конструкцию идеального государства, в котором действуют подходящие, с его точки зрения, для такого государства законы из числа всех им рассмотренных.

В результате сравнительно-правового анализа законов различных городов-государств Платон приходит к выводу, что близка гибель такого государства, где закон не имеет силы и «находится под чьей-либо властью». Там же, где закон действует, где он является «владыкой над правителями, а они — его рабы», философ усматривает «спасение государства и все его блага, какие только могут даровать государствам боги».

На основе огромного сравнительно-правового материала написана широко известная работа Аристотеля «Политика». Вней, по свидетельству исследователей, использован сравнительно-правовой анализ конституционного законодательства 153 древнегреческих городов-государств. Приведем некоторые примеры использования сравнительного метода Аристотелем в данном труде.

«Критский государственный строй, — пишет философ, — близок к лакедемонскому. Некоторые его черты не хуже, в большей же своей части он все же оказывается менее искусно созданным».

Вероятно, лакедемонское государственное устройство «во многих своих частях явилось подражанием критскому...»

1 MuirheadA. Historical Introduction to the Private Law of Rome. L., 1916. P. 216.

2 Цвайгерт К., КётцХ. Указ. соч. С. 77-78.


88 Тема II

«Сходство между критским и лакедемонскими порядками заключается в следующем: для спартиатов земли обрабатывают илоты, для критян — периеки».

«В законодательстве Харонда нет нечего своеобразного, за исключением закона о судебном преследовании за лжесвидетельство.... У Фалея своеобразен закон об уравнении собственности. У Платона — общность жен, детей и имущества, женские сесси-тии, а также закон о попойках <...> Есть законы Драконта, но он дал их для уже существовавшего государственного устройства»1.

Путем применения сравнительно-правового метода Аристотель делает свои выводы относительно лучших законов и нравов, лучшей («правильной») формы государственного устройства, судебной системы, соотношения законного и справедливого и др.2

Кроме Платона и Аристотеля сравнительно-правовой метод использовался и другими авторами. Среди них — древнегреческий философ иестествоиспытатель Теофраст. Судя по дошедшим до нас фрагментам его сочинения «О законах», автор широко использовал этот метод в сфере применения частного права. По мнению К. Цвайгерта и X. Кётца, научный подход Теофраста к исследованию государственно-правовых явлений имеет «весьма современный характер».

Он выявляет общие принципы, лежащие в основе правопо-рядков различных греческих полисов, и противопоставляет им отклоняющиеся от них нормы, сгруппировав их в особый раздел. Этот метод в новое время применил в отношении немецкого частного права в XIX в. Гирке. Но особенно наглядно продемонстрировал этот метод Е. Хубер в отношении кантонального частного права Швейцарии3.

Среди древнеримских авторов сравнительно-правовые идеи развивались и использовались, например, Гаем Юлием Цезарем в его «Записках о галльской войне»,Гаем Саллюстием Криспом в его исторических произведениях «Заговор Катилины», «Война с Югуртой»,в отрывках его сочинений под общим названием «История» и др.

Используя сравнительно-правовой подход, Юлий Цезарь, в частности, анализирует не только общественный и политический строй галлов, но и характер существующих в разных частях

1 Аристотель. Соч.: В 4т. Т. 4. М., 1984. С. 434, 435, 442.

2 Там же. С. 455, 481, 484, 506 и др.

3 Цвайгерт К., КётцХ. Указ. соч. С. 78.


История формирования и развития идей сравнительного правоведения 89

Галлии обычаев, нравов и законов. Галлия, пишет он в работе «Галльская война», «по всей своей совокупности» разделяется на три части. В одной из них живут белый, в другой — аквитаны, в третьей — те племена, которые на их собственном языке называются кельтами, а на нашем — галлами. «Все они отличаются друг от друга особым языком, учреждениями и законами»1.

Сравнительно-правовые идеи развивались также и другими древнеримскими и древнегреческими авторами. /

3.2. Развитие идей сравнительного правоведения в Средние века\

С падением Западной Римской империи в V в. ушла в прошлое античная цивилизация, представлявшая собой высшее достижение древнего мира, а вместе с ней политические и государственно-правовые институты, господствовавшие в тот период. На смену данной эпохе пришли Средние века, когда западноевропейское общество, по справедливому замечанию исследователей, «надолго было отброшено назад и вынуждено было проделать новый виток развития от примитивных протогосу-дарств к крупным конгломеративным «варварским» королевствам, а в конечном счете — к централизованным национальным государствам»2.

Однако падение Западной Римской империи хотя и повлекло за собой на долгое время утрату богатейших духовных ценностей античного мира, тем не менее не следует рассматривать его как регресс в истории развития государственно-правовых идей, включая сравнительно-правовые, институтов и человечества в целом. Развал Римской





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...