Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Функциональное поле будущего времени в немецких СМИ





Информационные жанры СМИ

В лингвистической литературе, посвященной функциональному расслоению языка, известен целый ряд определений понятия «функциональный стиль» как среди германистов, так и среди русистов.

Для многих исследователей знаковым было определение стиля, предложенное В. В. Виноградовым. Оно основано на том, что стиль всегда выполняет определенную функцию, откуда следует понимание языкового стиля как функционального.

Э. Г. Ризель в своем исследовании дает понятию «функциональный стиль» следующее определение – «das ist die historisch veränderliche, funktional und expressiv bedingte Verwendungsweise der Sprache auf einem bestimmten Gebiet menschlicher Tätigkeit, objektiv verwirklicht durch eine zweckentsprechend ausgewählte und gesetzmäßig geordnete Gesamtheit lexischer, grammatischer, phonetischer Mittel» [58, 10].

Э. Г. Ризель отмечает, что название термина «функциональный стиль» указывает на то, что из всего арсенала языковых средств выбираются именно те, которые наиболее подходят для выполнения определенной коммуникативной функции в определенной области письменного или устного общения[58, 10-11].

Э. Г. Ризель выделяет два компонента, из которых состоит лингвистическая специфика стилевой системы:

1) так называемые стилевые черты;

2) конкретные лексико-фразеологические, грамматические и фонетические средства, которые реализуют данные стилевые черты в языке[58, 14].

В своей классификации Э. Г. Ризель выделяет пять функциональных стилей: стиль делового общения, научный стиль, стиль публицистики и прессы, стиль бытового общения и художественный стиль.

В. Фляйшер исходит из положения, что язык функционирует не потому, что он является системой, а наоборот, он является системой, чтобы выполнять определенную функцию. Эта функция носит внеязыковой, общественный характер и в этом смысле (ориентированном на общественные задачи языка) и должен пониматься здесь термин «функциональный». Это значит, что критерии для определения типов стилей учитывают связь между выбором языковых средств и определяющими коммуникативными факторами. К ним В. Фляйшер относит сферу коммуникации, цель коммуникативного акта и намерение отправителя, содержание языкового высказывания, а также форму коммуникации (устно или письменно) и вид коммуникации (диалог или монолог); необходимо учитывать отношение между отправителем и реципиентом и отношение отправителя к содержанию высказывания.



Под функциональными стилями В. Фляйшер понимает «komplexe Muster (Typen) der Sprachverwendung, bestimmt durch die außersprachlichen Ziele des Senders in Klassen gesellschaftlicher Kommunikationsakte» [48, 243]. В отличие от вышеупомянутых исследователей В. Фляйшер выделяет следующие функциональные стили: стиль бытового общения (Stiltyp der Alltagsrede), стиль беллетристики или художественной литературы (Stiltyp der Belletristik oder der schönen Literatur), научный стиль (wissenschaftliche Texte) и официально-деловой стиль (Stil der Direktive oder Direktivstil)[48, 244]. В этой классификации отсутствует функциональный стиль прессы и публицистики, поскольку В. Фляйшер считает, что говорить о функциональном стиле прессы и публицистики как о собственно функциональном стиле вряд ли возможно. Это объясняется тем, что в коммуникативной сфере прессы и публицистики встречаются выражения, относящиеся как к официально-деловому и научному стилю, так и к стилю беллетристики, а иногда и к стилю бытового общения (например, в жанре интервью).

Г. Я. Солганик определяет функциональный стиль как «разновидность литературного языка, характеризующуюся особенностями в отборе, сочетании и организации языковых средств и выполняющую определенную функцию в общении» [33, 173]. Таким образом, определение «функциональный» в названии «функциональный стиль» означает, что «речь идет о стиле, формируемом действием той или иной функции» [32, 26]. Функции языка, играющие важную роль в формировании и развитии стилей, могут быть положены в основу их классификации.

Г. Я. Солганик выделяет пять функциональных стилей в соответствии с пятью функциями, присущими языку: разговорно-обиходный, официально-деловой, газетно-публицистический, научный и художественный. Выполнение стилем той или иной функции накладывает глубокое своеобразие на весь стиль, так как именно в соответствии с определенной установкой на ту или иную манеру изложения каждый функциональный стиль отбирает из литературного языка те лексические, морфологические и синтаксические средства, которые могут наилучшим образом выполнять внутреннюю задачу данного стиля. Таким образом, понятие функциональный стиль охватывает все ярусы языка: фонетику, лексику, фразеологию, грамматику, но не во всем их объеме, а в соответствии с определенными принципами отбора языковых средств.

Г. Я. Солганик считает, что языковой облик функциональных стилей определяется внешними (экстралингвистическими) признаками, которым соответствуют следующие особенности функционального стиля:

«1) каждый функциональный стиль отражает определенную сторону общественной жизни, имеет особую сферу применения, свой круг тем; 2) каждый функциональный стиль характеризуется определенными условиями общения – официальными, неофициальными, непринужденными и т.д.;

3) каждый функциональный стиль имеет общую установку, главную задачу речи» [32, 174].

Каждая функциональная разновидность по-своему использует средства языка, выбирает те из них, которые в каждом конкретном случае наилучшим образом выражают намерение отправителя.

Каждый из функциональных стилей располагает набором характерных, специфичных для него слов и выражений. В количественном отношении их доля незначительна, но они составляют языковую специфику стиля, определяют его языковой облик, выделяясь на фоне нейтральных, межстилевых слов.

Грамматические средства, являясь общими для всех функциональных стилей, все же по-разному используются в различных стилях, оказываясь более или менее предпочтительными, что зависит от установки того или иного функционального стиля. В этом и состоит сущность процесса функционально-стилевой специализации – одна и та же единица приобретает в различных функциональных стилях особое значение.

Однако свойственные какому-либо функциональному стилю слова и грамматические конструкции могут быть употреблены и в других стилях. То есть и по отношению к лексике, и по отношению к грамматике речь идет лишь об относительном закреплении определенных языковых средств за тем или иным стилем. Все функциональные стили проницаемы, границы между ними размыты. Важно то, что одно и то же слово, выполняя разные функции, «приспосабливается» к ситуации, несколько меняет свою семантику в зависимости от условий, в которые оно попадает.

Если слово закреплено за определенным стилем, то это не мешает ему использоваться в другом стиле. Оно будет восприниматься, например, как иностилевое и потому экспрессивное.

Таким образом, Г. Я. Солганик считает каждый функциональный стиль особой влиятельной сферой литературного языка, характеризующейся своим кругом тем, своим набором речевых жанров, специфической лексикой и фразеологией.

Несмотря на то, что среди ученых нет единства в понимании количества функций, присущих языку, которые можно положить в основу классификации функциональных стилей, определения функционального стиля различными исследователями во многом схожи, как и классификации функциональных стилей, ими разработанные.

Как отмечает М. П. Брандес, «понятие публицистического стиля складывается из языка газет, общественно-политических журналов, памфлетов, прокламаций, из языка докладов, выступлений, речей, дискуссий и т. д., содержащих политическую информацию» [8, 192]. Политическая информация охватывает явления, факты и события политической сферы жизни общества. Но сюда же также включаются сообщения о явлениях и событиях, происходящих в других областях общественной жизни, прежде всего в экономике и культуре, имеющих политическое значение.

Основной функцией публицистического стиля М. П. Брандес считает функцию агитационно-пропагандистскую, которая «реализует политическую информацию для идеологического воздействия на массы с целью побуждения их к активным сознательным действиям» [8, 193]. Именно агитационно-пропагандистская функция определяет высокую степень экспрессивности и эмоциональности данного функционального стиля, «зависящую от конкретной формы их воплощения, канала связи и специфики речевого жанра» [8, 194].

М. П. Брандес выделяет эмоционально-экспрессивную функцию публицистического стиля, которая характеризуется открытой оценочностью текста (в публицистике сам текст, а не подтекст довольно определенно выражает оценочное отношение к излагаемым фактам).

Э. Г. Ризель считает, что функциональный стиль прессы и публицистики сам по себе является стилем пропаганды и агитации. Характерным для этого стиля является тесное внутреннее соединение коммуникативной и экспрессивной функций языка, поэтому он должен обладать как вещественной, так и эмоциональной убедительностью. В зависимости от публицистического жанра варьируется характер употребления возможностей выражения, характерных для этого стилевого типа. Она выделяет важную черту данного функционального стиля – «die Erscheinungsform dieses Stils ist literarisch genormt, wird aber oft umgangssprachlich aufgelockert» [58, 15].

О. Н. Григорьева дает следующее определение публицистическому стилю – «публицистический стиль – речевая деятельность в области политики во всем многообразии ее значений». Она указывает на то, что в любом публицистическом тексте заключена важная информация, он событиен, и коммуникативная функция в нем одна из ведущих, но никакая информация в публицистике не может передаваться беспристрастно, объективно, как, например, в научном стиле. Главная особенность языка СМИ – оценочность. Все языковые средства направлены на то, чтобы воздействовать на аудиторию. Регулятивная, воздействующая функция, являясь ведущей в публицистическом стиле, проявляется в речи: эмоциональной, образной, экспрессивной до эпатажа [13].

Несмотря на то, что В. Фляйшер в своей классификации функциональных стилей не выделяет стиль прессы как собственно функциональный стиль, он все же отмечает некоторые особенности журналистских текстов:

1. В текстах такого типа должен соблюдаться принцип общедоступности и популярности. Термины должны описываться и поясняться. В структуре предложения используются сложносочиненные или простые сложноподчиненные предложения. Предпочтительно конкретное, наглядное изложение, необходимо избегать абстрактных рассуждений.

2. Второй особенностью является стремление к экономии языковых средств, избеганию избыточности.

3. В. Фляйшер говорит об установлении контакта с реципиентом: «Es wird ständig versucht, einen spürbaren Bezug zum Empfänger herzustellen. Vielfach wird er als ein Gesprächspartner einbezogen oder als Leser direkt angesprochen» [48, 267].

Г. Я. Солганик, рассматривая новые аспекты изучения языка СМИ, а именно когнитивный, прагматический и социолингвистический аспекты, пишет: «функциональные стили как разновидности литературного языка формируют частные картины мира». Публицистическая картина мира является такой частной картиной. Он считает, что исследование, познание – не главная функция СМИ. Но ограничивать их роль одним просветительством, «трансляцией знаний» также не верно. Язык СМИ создает ту или иную картину мира, и эта публицистическая картина мира оказывает огромное воздействие на людей, так как сопровождается эффективными средствами воздействия [31, 32].

Важнейшей чертой языка СМИ Г. Я. Солганик считает когнитивность, так как специфика когнитивной функции СМИ – это «комплексный подход к получению знаний, в котором важную роль играет метод прямого наблюдения и социальный подход – точка зрения социального человека. С когнитивным аспектом изучения языка СМИ тесно связан прагматический аспект. Картина мира, создаваемая СМИ, по мнению Г. Я. Солганика, предназначена для информирования, а также для убеждения, воздействия»[31, 33].

Говоря о времени в публицистике, Г. Я. Солганик подчеркивает его отличие от времени в художественной литературе – в публицистике оно реальное, подлинное, как правило, совпадающее с историческим, что усиливает такую важную черту публицистики, как документальность. Проблема времени в публицистике только начинает изучаться. Сопоставление временной структуры различных видов текстов спонтанного речевого общения, художественных, публицистических, научных текстов показывает разницу в их темпоральной структуре[31, 33-34].

Существует значительное число определений жанра, и ни одно из них нельзя признать вполне универсальным – применимым ко всем категориям публицистических текстов. Единственное, что подчеркивается всеми исследователями, – это некая устойчивость и повторяемость той или иной разновидности текстов во времени и в различных типах газетных, журнальных изданий, теле- и радиопередач.

В самом общем виде жанр можно охарактеризовать как «определенное сочетаний понятийных и формальных характеристик» [24]. Однако такое понимание термина все же слишком широко. Оно не позволяет с достаточной очевидностью выявлять типы текстов, которые публикуют СМИ и нуждается в уточнении.

Жанр всегда представляет собой органическое единство содержания и формы, где приоритет всегда принадлежит содержанию, идее. Но оно, в свою очередь, определяет проблему и характер, форму и объем публицистического выступления. И поэтому каждую публикацию следует рассматривать в единстве специфических свойств его содержания и формы.
 Основными причинами, вызывающими жанровую дифференциацию СМИ, являются, во-первых, многообразие объектов действительности, отражаемых журналистикой, во-вторых, основные типы объектов, в-третьих, многообразие реальных конкретных ситуаций, характеризующих объекты действительности, в-четвертых, основные типы ситуаций, составляющих предметную область и, наконец, многообразие предметно-объектных характеристик отражаемой действительности.
 В современной науке жанры принято классифицировать по ряду признаков. Прежде всего, по предмету познания и отображению объекта публицистом. Вторым признаком выделяют конкретное назначение материала. Третий признак связан с широтой освещения действительности и масштабами выводов и сообщений.

Немаловажное значение в классификационных признаках занимает и определение характера литературно-стилистических средств, используемых в материале. Для того чтобы не ошибиться в определении жанра, нужно обратиться ко всем этим признакам в совокупности, а не рассматривать каждый из них в отдельности. Если все публицистические материалы разобрать по этим признакам, то можно выделить три основных родовых группы. В зависимости от типа текстов варьируется и их функциональная доминанта. В рамках газетно-журнальной публицистики выделяются 3 типа текстов: информационный, аналитический и художественно-публицистический.

Первые, информационные, объединяет между собой событийный повод для выступления. Они, как правило, оперируют простой, первичной информацией и идут по горячим следам события. Поэтому главная их цель - оперативно сообщить о факте, событии, явлении. В числе определяющих признаков информационных жанров, прежде всего, выделяется новизна.

Информационный тип реализует себя в таких жанрах, как сообщение, интервью, заметка, отчет и др. Функциональным свойством этих жанров является передача информации, что определяет особенности средств выражения различных грамматических значений. Внутри этого типа исследователи условно выделяют четыре группы текстов:

1) Официально-информационные тексты, которые служат для передачи точной, фактологической и событийной информации. Эти тексты характеризуются отсутствием эмоциональности, субъективности и образности. Для них характерны такие речевые жанры, как заметка, сообщение, хроника, отчет и некоторые типы интервью.

2) Информационно-деловые тексты, которые реализуются в коммюнике, резюме, корреспонденции, отчете, обзоре печати. Эта группа текстов близка предыдущей своей объективностью, отсутствием образности и эмоциональности, но в первой группе синтаксис более упрощен и прозрачен, а в этой группе синтаксис усложнен.

3)Неофициально-информационные тексты характеризуются экспрессивностью и эмоциональностью. В основе своей они имеют литературно-разговорные элементы. Ведущим речевым жанром является заметка, в которой используется непринужденная литературная речь, синтаксис характеризуется умеренной сложностью.

4) Информационно-экспрессивные тексты – это сообщеня о рабочих буднях, к которым надо привлечь внимание. Основной речевой жанр – заметка, которая лишена, в отличие от неофициально-информационной заметки, внутренней экспрессии. Вследствие этого возникает необходимость в средствах открытой экспрессии, таких как экспрессивный порядок слов, экспрессивные заголовки, метафоры. Заметка этого типа содержит краткое сообщение оперативной информации общественно-политического, культурного или бытового характера. Ведущим принципом языкового оформления является стандартность и стремление к языковой экономии.

В каждом функциональном стиле, в том числе и в СМИ, морфологические особенности имеют своё преломление. Специфичность темпорального аспекта формы футурум I проявляется следующими чертами: на семантическом уровне футурум имеет тенденцию употребления для выражения хода мыслей с ориентацией на будущее, что соотносится с имплицированным в форме футурум компонентом прогноза, на стилистическом уровне употребление формы характеризуется такими признаками, как использование в текстах публицистики с отчетливой авторской интенцией, употребление со стилистическим оттенком официальности.

На уровне стилистики, как отмечает Е. В. Зуевская, для формы футурум характерно использование в письменной речи с весьма регулярным появлением в отдельных публицистических жанрах, особенно же в тех публикациях, контексты которых характеризуются стилистическим оттенком официальности, что мало присуще употреблению презенса [20, 9].

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.