Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Открытое письмо Б.С.Хореву





 

Глубоко уважаемый мною профессор Б.С.Хорев подарил мне изданную в МГУ под его редакцией книгу «Население и кризисы. Выпуск 4» (1998). В ней есть работа самого Б.С.Хорева «Евреи в России (краткий обзор)», которая, несомненно, привлечет широкое внимание, особенно учитывая научный ранг издания и автора. Как сказано, раздел «Русский царизм и еврейство» написан «преимущественно по архивным данным». Однако приведенные в этом разделе сведения совершенно противоречат тому, что мне известно из литературы (в частности, из книги В.В.Кожинова «Черносотенцы» и революция», вышедшей в 1998 г. 2-м изданием; в этой книге В.В.Кожинов скрупулезно сообщает источники, которые мне представляются вполне надежными).

Поскольку речь идет о вопросе, очень важном в нашей непростой ситуации, я решил обратиться к Б.С.Хореву с просьбой сообщить источники тех сведений о положении евреев в царской России, которые он привел в своей работе. Я бы спросил его лично, потихоньку, если бы данная работа не имела такого общественного звучания и не вызвала такой интерес. Поэтому я решился сделать это в виде открытого письма через газету. Постараюсь сформулировать мои вопросы предельно ясно, так, чтобы и ответить на них можно было кратко. Вот утверждения Б.С.Хорева и мои вопросы.

– Уважаемый Борис Сергеевич, Вы пишете о черносотенном «Союзе русского народа»: «Русский народ со стыдом и ужасом вспоминает разгул этой банды подонков-антисемитов. За 6 и 7 апреля 1903 г. в Кишиневе во время еврейских погромов убито до 500 человек; в тот же день черносотенцы отличились в Гомеле». Отсюда вопросы:

1. Каким образом Союз русского народа, созданный в ноябре 1905 г. и до 1906 г. проводивший только закрытые собрания, не участвуя даже в устной агитации, может быть причастен к погрому в Кишиневе в апреле 1903 г.? На чем основано определение черносотенцев как «подонков-антисемитов», если учесть, что виднейшие представители еврейства были в числе организаторов и активных деятелей Союза русского народа?



2. Почему кишиневский погром должен вспоминать «со стыдом и ужасом» именно русский народ, если в погроме участвовали исключительно молдаване, а предводителем был представитель знатного молдавского рода Паволаки Крушеван?

3. Откуда известно, что во время погрома 1903 г. убито до 500 человек?

Согласно официальному отчету прокурора А.И.Поллана (который, кстати, сочувствовал евреям), всего было убито 43 человека, из них 39 евреев. Ожесточенное побоище началось после того, как евреи применили огнестрельное оружие и убили трех погромщиков, в том числе одного ребенка. У погромщиков огнестрельного оружия не было. Кстати, евреи иудейского вероисповедания составляли 46% населения Кишинева. Ход того погрома подробно изложен в 1-м томе «Материалов для истории антиеврейских погромов в России», изданном в 1919 г. известными еврейскими историками С.М.Дубновым и Г.Я.Красным-Асмонди (на С.М.Дубнова ссылается и сам Б.С.Хорев, приводя, однако, совсем другие данные).

Кстати, во втором погроме 1903 г., в Гомеле, «отличились» как раз не черносотенцы, а еврейская самооборона: как только из железнодорожных мастерских вышла толпа погромщиков, туда прибыла еврейская дружина и «выстрелами разогнала толпу». Д.Е.Галковский с иронией замечает: это было ничто иное, как «расстрел безоружных рабочих».

4. Борис Сергеевич, Вы причисляете, согласно всему контексту, побоища 18-29 октября 1905 г. к еврейским погромам, хотя, как сами пишете, «толпы пьяных дебоширов, ведомых „черной сотней“, громили евреев, русских, армян, азербайджанцев, рабочих и т.д… Только в ста городах убито четыре тысячи человек… Николай II лично сочинял погромные листовки». Эти утверждения вызывают такие вопросы:

Откуда следует, что пьяных дебоширов вела «черная сотня»?

Согласно левому кадету В.П.Обнинскому, опубликовавшему в 1909 г. большой труд о тех событиях, в октябре 1905 г. «не существовало партий правее конституционно-демократической, и будущие кадры так называемых „монархических“ организаций находились еще в распыленном состоянии». Как уже говорилось, «Союз русского народа» возник в ноябре, то есть после октябрьских побоищ, и после его образования было всего 3 погрома (в 1906 г.) – два в польских городах и один в латышском, где черносотенцы не имели никакого влияния.

5. Откуда следует, что во время октябрьских погромов 1905 г. убито 4 тысячи человек?

Наиболее точные данные собрал историк С.А.Степанов. Из них следует, что погибло 1622 человека, из них евреев 711 (43%); ранено 3544 человека, из них евреев 1207 (34%). В Киеве во время погрома убито 47 человек, из них евреев 12 (25%). С.А.Степанов делает вывод: «Погромы не были направлены против представителей какой-нибудь конкретной нации».

6. В каком архиве хранятся погромные листовки, написанные Николаем II?

В наличие таких листовок верится с трудом, потому что и правительство, и церковь, и «Союз русского народа», какими бы «подонками-антисемитами» они ни были, категорически осуждали еврейские погромы, а власти жестоко расправлялись с погромщиками. В 1906 г. председатель Союза русского народа в специальном заявлении определил погромы как «преступление».

Что касается листовок, то полезно вспомнить, что, создавая в 1905 г. вооруженные дружины, сионисты сами провоцировали погромы – возможно, для тренировок. Так, согласно архивным изысканиям С.А.Степанова, «11 мая 1905 г. в Нежине были задержаны Янкель Брук, Израиль Тарнопольский и Пинхус Кругерский, которые разбрасывали воззвания на русском языке: „Народ! Спасайте Россию, себя, бейте жидов, а то они сделают вас своими рабами“.

7. Борис Сергеевич, Вы назвали «Союз русского народа» группой, «сплетенной из богатеев и деклассированных громил».

Откуда следует эта социологическая характеристика?

Известно, что в черносотенстве, в том числе в его высшем руководстве, приняли участие виднейшие деятели культуры России, виднейшие представители аристократии, а также иерархи Церкви и наконец, рабочие. Кто здесь «богатеи и громилы»? А если уж поминать Ленина, то следует вспомнить и его замечание о «мужицком демократизме черносотенства, самом грубом, но и самом глубоком».

8. Вы пишете, что «В Черте оседлости евреев, существовавшей в царской России, на протяжении многих десятилетий, с конца 18 века до Октябрьской революции нарастало не только хозяйственное обнищание, но и демографическое давление… В конце XIX века началось массовое эмиграционное движение российских евреев в Америку. Бесправию и тяжелой экономической участи они предпочли…» и т.д. Отсюда вопросы:

Из чего видно, что еврейская эмиграция была массовой? С 1880 по 1913 гг. она составляла ежегодно 1% еврейского населения, а его естественный прирост – около 2%.

Можно ли говорить о «массовой эмиграции», если как раз за ее период численность евреев в России возросла на 2,3 млн. человек?

Каким образом из факта эмиграции следует, что экономическая участь российских евреев была тяжелой? (Надо понимать, более тяжелой, чем у евреев других стран и более тяжелой, чем у неевреев – русских, белорусов и т.д.).

Динамика эмиграции российских евреев в США в точности соответствует эмиграции евреев в США из других стран. Более того, эта динамика совпадает с динамикой эмиграции в США неевреев. Следовательно, можно предположить, что никаким индикатором особого экономического положения российских евреев эмиграция служить не может. Разве такое предположение не логично?

В Российской империи торговцы составляли 38,6% еврейского населения, а торговцы – богатая социальная группа. Согласно переписи 1897 г. почти 3/4 всех торговцев в городах империи были евреи. Значительное число евреев влилось в интеллигенцию, в финансовую деятельность, в ряды владельцев ремесленных и промышленных предприятий. Можно ли в этих условиях говорить о «нарастающем хозяйственном обнищании» и «тяжелой экономической участи» евреев – в сравнении с экономической участью других народов? Все «архивные данные» такому утверждению противоречат.

9. Что означает тезис, согласно которому «в Черте оседлости евреев нарастало демографическое давление»?

Молдаван в Кишиневе жило столько же, сколько евреев – почему же они этого «давления» не испытывали? Территория, входившая в «черту оседлости», превышала территорию Германии и Франции, вместе взятых. В каком же смысле эта территория была «тесна» для 3-4 миллионов евреев? Очевидно, Б.С.Хорев применил здесь понятие «демографическое давление» в каком-то ином, необычном смысле, что и вызывает недоумение. Хотелось бы получить разъяснение.

10. Вы пишете «о допущении еврейских детей в гимназии и университеты только в самом ограниченном количестве (распоряжение 1887 г.)». Возникает такой вопрос:

Учитывая, что множество «распоряжений» во все времена имеют чисто риторический смысл и не выполняются на практике, из чего следует, что в царской России еврейские дети действительно не допускались в университеты?

Согласно данным «Еврейской энциклопедии», в 1886 г., когда евреи составляли 3% населения Российской империи, в общей численности студентов университетов было 14,5% евреев иудейского вероисповедания (и еще неизвестное, но существенное число крещеных евреев). В 1911 г. студентов-иудеев было в Петербургском университете 17,7%, в Киевском 20%, в Новороссийском (Одесса) 34%.

В 1928 г., когда, как известно, никаких ограничений на прием евреев в вузы не существовало, их доля среди студентов составляла 13,5% – не больше, чем при царизме. Из этого можно заключить, что в царской России доступ в университеты имели практически все евреи, которые этого желали.

Уважаемый Борис Сергеевич! Из моих вопросов никоим образом не следует, что мне нравятся черносотенцы, черта оседлости или Николай II, что я полагаю, будто в России не было антисемитизма, а среди евреев не было бедноты. Я лишь считаю, что политически важные утверждения должны быть основаны на достоверных данных. Я считаю также, что и старые, и новые мифы, которые внедрили и продолжают внедрять в общественное сознание недобросовестные идеологи, нам очень затрудняют выход из нынешней смуты. Мы, приверженцы коммунистической идеи, живем со спокойной совестью именно потому, что правда – за нас. А мы должны быть за правду. Хотя иногда хочется ее упростить или подправить.

Поэтому я прошу Вас не сердиться, а ответить на мои вопросы – или гласно отказаться от указанных мною Ваших утверждений.

С уважением

Сергей Кара-Мурза

1999

 

Национализм интеллигенции? Свят, свят, свят!

 

Странно: в одном номере газеты «Дуэль» сошлись два «адепта исторического материализма», которые атакуют меня с двух диаметрально противоположных сторон. Один – «за рабочих», а другой – совсем наоборот, «против рабочих и крестьян». И главное, оба – действительно искренние истматовцы. Что же это за учение такое, что для любого знамени годится? И впрямь всесильное.

Трудно мне тягаться с А.Н.Севастьяновым – ему, как адепту учения, все понятно, а я не дорос. А после его «простых ответов» мне вообще кажется, что по какой-то причине он дурит читателю голову. Мне не верится, что он действительно думает так, как написал.

Судите сами. В первой половине он называет себя «русским националистом» (и даже употребляет местоимение «мы» – дескать, он не один такой, их в России несколько). «Их» цель – довести до конца победоносную национальную революцию, которую начал Горбачев. Странно, но еще не буйно. Но кто же движущая сила этой революции? Какой класс, по Севастьянову, воплощает националистическую идеологию в России? И глазам отказываешься верить: интеллигенция! Да как же так? Сам же пишет, что это – сила, «ведущая порой к космополитизму». А если без шуток, то сила принципиально космополитическая – вследствие своего образования, способа мышления и всех исторических условий существования. (Этот космополитизм, разумеется, не страшен, если только интеллигенция не у власти).

Никакая другая социальная группа не далека от национализма так, как интеллигенция. Никто с такой легкостью не покидал Россию, как она (во всем «цивилизованном» мире она – дома, везде те же самые лаборатории и библиотеки, тот же птичий язык и те же законы физики). Никто с такой легкостью не превращался в компрадорскую буржуазию, как наш деклассированный интеллигент. Радикальный русский националист, делающий ставку на интеллигенцию – бессмыслица. Не верю, что это всерьез.

Со мной ли спорит Севастьянов? Нет, он спорит буквально со всем тем, что мы знаем об интеллигенции России с момента ее зарождения в середине прошлого века. Это знание, после полувековых усилий разночинной русско-еврейской (так называемой «русской») интеллигенции по разрушению устоев Российской империи, подытожили философы в книгах «Вехи» и «Из глубины». Тут не о чем спорить. Что «старая русская интеллигенция эмигрировала, а советскую власть поддержала еврейская интеллигенция» – сказка времен перестройки. Ровно половина офицерства (большой отряд интеллигенции) перешла в Красную армию. Эмигрировала интеллигенция элитарная – куда было ехать сельскому учителю или врачу?

Потом интеллигенцию сильно разбавили рабочими и крестьянами, и она прекрасно трудилась на благо Родины. Насчет того, что «советская власть никогда не была ее властью» – из области фантазии. Советская интеллигенция была полностью «государственной», а ее элита липнет к любой власти. Но во втором и третьем поколении, как правильно отмечает Севастьянов, возродились старые замашки, и интеллигенция вновь стала смотреть на Запад, почувствовала, что власть – там. Опять-таки не вся интеллигенция, я говорю именно о той ее части, которую прославляет Севастьянов. Эта интеллигенция надула губы из-за того, что «шахтер получал больше профессора» (что мне, профессору, кажется совершенно справедливым, даже с точки зрения истмата – шахтеру для восстановления сил нужно было намного больше денег). Да, она стала «главной движущей силой буржуазно-демократической революции» Горбачева с Яковлевым да Ельцина с Гайдаром. И это – триумф русского национализма? Это – «национальный реванш собственно русской интеллигенции»? По части нового мышления Севастьянов явно обскакал Горбачева.

Не припомню, чтобы кто-нибудь настойчиво упрекал интеллигенцию по поводу «предательства социалистического строя». Упрекали больше за то, что «стреляла в коммунизм, а попала в Россию» – за глупость. Ничего себе оправдание: я стрелял в пиджак на человеке, а попал в сердце – но это несчастный случай, я не подумавши.

А если что и есть «уморительно смешного», так это нынешнее удивление интеллигенции из-за того, что, сломав советский строй, она оказалась не в американском (на худой конец шведском) сосисочном раю, а у разбитого корыта. Что ей не заплатили за героизм, а вытерли об нее ноги. Промашка вышла, хотя ясно было, что «иного не будет дано». Вот тебе и «классовый реванш интеллигенции» – демократы ее уничтожили как класс. Планировала «прорваться к рычагам управления своей страной», а прорвалась в «челноки» да в таперы к ворюгам. Небольшая часть удержалась в проститутках при власти. И почему же интеллигенты, «в чьих головах находилась главная сила», не поняли, что Ельцин – «чума хуже коммунистической». Соображать же надо, а не только Сахарову туфлю целовать.

Ну, а в связи с национализмом можно было бы предположить такой финт наших умных бурбулисов. Лозунги «буржуазно-демократической революции» восторга у народа уже не вызывают. Выходит, все наши власовцы холодной войны – союз ворья с «главной движущей силой» – остаются без знамени. Неуютно, а для духовно озабоченного интеллигента просто невозможно. Так давайте поднимем еще не истасканное знамя «национализма». Часть нашего святого народа скажет: «Верую, ибо абсурдно». А другие остолбенеют и пока очухаются – год-другой еще «реваншисты» протянут, а там следующий романтик еще что-нибудь эдакое придумает. Если так, то, конечно, сам Севастьянов к этому отношения не имеет, он просто влюблен сразу в двух прекрасных дам – национализм и интеллигенцию. И мечтает, что они уживутся в его домике, не выцарапав друг другу глаза. (И ему заодно).

Что же касается оценки этих двух дам по отдельности, то просто грех спорить с влюбленным человеком. Разве докажешь такому человеку, что его возлюбленная крива и горбата? Да именно это ему и кажется в ней самым прекрасным. Я могу только указать, насколько любовь несовместима с логикой.

Итак, развал СССР – это «проявление здорового инстинкта русских». Что же он так поздно проявился? Более тысячи лет, с тех пор как русские стали вбирать в себя финско-угорские лесные племена и степные тюркские, русскими двигал инстинкт нездоровый. Пришел Горбачев с Севастьяновым, вылечили наш неплохой, в глубине души, народ – и теперь он расцвел. Я не говорю здесь о дефектах советской национальной политики, об упущенных во времена Хрущева и Брежнева возможностях – расхождения наши с Севастьяновым гораздо глубже. Но сначала о логике.

Вот, нам говорят, что есть исторический закон, согласно которому «национальные эмоции изначальны и соприродны». Видно, Севастьянов – адепт не одного лишь истмата, а и еще какой-то чертовщины. Нации, как тип общности людей, начали складываться в XVII-XVIII веках, и основанные на национальном духе «эмоции» ни изначальны, ни соприродны чему-либо быть не могут.

Насчет того, что Россия, став мононациональной, останется «державой», да еще «расцветет» – символ веры, а с верующим человеком о его вере спорить нельзя.

Жаль, что Севастьянов не прилагает к статье карту будущей мононациональной державы. Восточная граница по Клязьме и Нерли? Или всем марийцам и мордвинам запишут в графе о национальности – «интеллигент»? И как в эту державу будут отбирать граждан, по каким справкам от бабушки?

Начало Российской империи Севастьянов считает «неестественным», ибо она собиралась силой оружия. Это только по отношению к России такой критерий действует? Как известно, все государства до одного создавались силой оружия. Что же – все государства разогнать? Горбачевых не напасешься, придется черенками их размножать.

Сожалеть ли о том, что «русские никогда не истребляли покоренные народы»? Это – вопрос совести, а она логике неподвластна. Севастьянов сожалеет, что русские не поступали так, как ветхозаветные евреи в Палестине или англо-саксы с индейцами, ему неприятна эта особенность русских – на здоровье, г-н интеллигент. Странно только, что человек, которому не нравится одна из важнейших особенностей той цивилизации, что создали русские, называет себя русским националистом. Он уютнее чувствовал бы себя с «ветхозаветными» или у англо-саксов. Видимо, очень щи любит, потому и националист.

Насчет того, что было верхом идиотизма помогать народам создавать свои культурные и государственные элиты – и тут Севастьянов сам себе противоречит. Предположим, сбросить «имперское бремя» – умно. Но ведь это было бы невозможно, не будь на окраинах созданы свои кадры. Это понимали уже цари, и начали процесс так, как и следовало – способствуя распространению на окраинах мировых религий, православия и ислама. Иначе так бы и остались дикие племена внутри России – вот это был бы ужас.

Англия, когда колонии ей стали обузой, смогла от них отделаться только потому, что отделена от них морями – и то Лондон, а еще больше Париж, неотвратимо заполняются «цветными», бывшими подданными, бегущими из разоренного метрополиями «третьего мира». И решения этой проблемы на Западе пока не видно, на Ле Пена и неофашистов надежда слабая. Но Россия-то в этом смысле была бы абсолютно беззащитна.

Повторяю, что я здесь не отстаиваю свою позицию, ибо мы расходимся в совести, а не в интересах, которые поддаются расчету.

Много ли толку, по выражению Севастьянова, в «кормлении волков»? Если тебе рядом с волками жить, то очень даже много (хотя и силу волкам надо уметь показывать). И именно потому, что так и поступали в России, а не вопреки этому, возникла «динамичная, многодетная масса русского народа». Не будем забывать, что исторически совсем недавно литовцев было больше, чем русских. Но они пошли другим путем – замкнулись в себе. Уважаю их выбор, но для себя предпочитаю русский.

Однако уйдем от вкусов, вернемся к разуму. Вот, пишет Севастьянов, СССР не был семьей народов: «ведь семья – это, прежде всего, кровнородственная связь». (Ну ладно, теща, но уже и жена – не вполне член семьи). Ну где же здесь логика? Трудно найти другую страну, где было бы столько смешанных браков, «кровнородственных связей», как в СССР. Уж по этому-то критерию это как раз была семья. И кого он убеждает в обратном – меня, русского Кара-Мурзу? Не советовал бы я и Севастьянову всерьез копаться в своем анализе крови, почти всегда выходит конфуз.

Более того, если уж говорить о русских, о нашей крестьянской цивилизации, то при переписях в России выяснилась необычная вещь: у крестьян членами семьи считались все, кто ест за одним столом. Из-за этого было много путаницы, ибо как члены семьи записывались батраки, в том числе из инородцев. Впрочем, крестьян Севастьянов не жалует. А интеллигенция из одной миски не ест.

Насчет того, что «русские прадеды создавали Россию» не для разных чурок, а только для «нас, русских», то зря Севастьянов на прадедов напраслину возводит. Князь Игорь, который оборонял Русь от половцев, услышь такое, дал бы ему щелчка в лоб (он сам на три четверти был половец). Да и внук Дмитрия Донского (и одновременно Мамая) Иван Грозный нахмурился бы. О татарине Борисе Годунове или Ермаке и говорить нечего – у всех у них было имперское мышление. Да, в минуту слабости, особенно при таком поражении, какое потерпел СССР в холодной войне, империи рассыпаются. Их «разгоняют» из центра – режим, поставленный победителем. Никаких серьезных сепаратистских движений в СССР не было, их создал, с большим трудом, режим Горбачева. Но тут хлестким словом не отделаешься, и потому оставим этот большой вопрос.

Конечно, когда в доме драка, даже бестактно спрашивать: «А тебе нравится лицо твоего брата – того, который сейчас выбил тебе зуб?». Севастьянов с рыданием в голосе задает мне вопрос: «Разве братское чувство вызывает у Вас вид кавказца на улицах Москвы?». Мне сейчас вообще не до подобных милых чувств, но и никакой ненависти у меня кавказский нос не вызывает – пока я не узнаю данного конкретного человека. Я сначала должен разглядеть, кто идет по улице – князь Багратион или Жаба Иоселиани. Только после этого у меня «возникнет чувство». Хоть я, как отрекомендовал меня Севастьянов, и «записной интеллигент», но еще не идиот (последнее, впрочем – всего лишь моя гипотеза).

Вообще, национализм Севастьянова такого рода, что он принципиально отвергает не только весь исторический путь России, но и суть ее культуры и космического чувства, много взявших от православия. Об этой разновидности национализма дали четкое заключение православные философы разных направлений. Вот они:

К.Леонтьев: «Кто радикал отъявленный, то есть разрушитель, тот пусть любит чистую племенную национальную идею; ибо она есть лишь частное видоизменение космополитической, разрушительной идеи».

Г.Федотов: «Задача каждого русского в том, чтобы расширить свое русское сознание (без ущерба для его „русскости“) в сознание российское. Это значит воскресить в нем, в какой-то мере, духовный облик всех народов России».

Вл.Соловьев: «Христианская истина утверждает неизменное существование наций и прав национальности, осуждая в то же время национализм, представляющий для народа то же, что эгоизм для индивида: дурной принцип, стремящийся изолировать отдельное существо превращением различия в разделение, а разделения в антагонизм… [Национализм] под предлогом любви к народу желает удержать его на пути национального эгоизма, т.е. желает ему зла и гибели».

Все эти предупреждения утратили силу? Не вижу, почему. Есть национализм собирания нации, а есть национализм разделения. Я – за первый, мой оппонент – за второй.

Поговорим о русских. Севастьянова «интересует» проблема «разделенного народа». Им (националистам) нужна Россия без Тувы, но с Крымом и Ригой. Браво! Броня крепка, и танки наши быстры.

Но я бы указал на самое главное разделение народа, к которому привел «классовый реванш интеллигенции» – разделение на сытых и голодных. На убивающих и гибнущих. Севастьянов «признает справедливость этого исторического возмездия». Забывает, думаю, что история еще не закончилась.

Это разделение народа на «мстящих» и казнимых – страшнее и непоправимее, чем временное отделение русских в Крыму. Говорят о народе, а сами уничтожают его разделением на классы, возможность примирения которых все более тает в тумане. Сегодня «новые русские» (русские?) убивают «слабую» часть народа, а «благополучные» терпеливо ждут своей очереди, чтобы разделиться на те же две категории. Что ж, сами такой порядок узаконили. Но этот закон един для всех: если «раса бедных» возьмет верх, то она будет иметь полное, утвержденное Кантом и всей философией Просвещения право убить своих мучителей. Вот это и есть разрушение народа, совершенное «буржуазными демократами» под аплодисменты интеллигенции.

Севастьянов мечтает, что из той трухи, которая останется от России после Ельцина, наконец-то возникнет технократическое общество, «в котором все приоритеты будут определяться интеллигенцией». Платону для такого эксперимента дали целый остров. Историки предупредили, что более мерзкой и тупой диктатуры не было на памяти людей.

А вообще-то А.Н.Севастьянов пишет очень хорошо, и я люблю его читать, когда попадается.

1997

 

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.