Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Часть 3. Бегство с добычей




Злые языки утверждали, что Андропова убили демоны Кореи, поскольку поего приказу был сбит южно-корейский "Боинг" почти с тремя сотнямипассажиров. Демоны пробудились, и уничтожив Андропова, решили заодноуничтожить и государство, получившее с легкой руки американского президентаРейгана прозвище "Империя зла". Так, по крайней мере, с полной серьезностьюписали сеульские газеты. Старая статистика утверждает, что в 1913 годуРоссия по разным показателям жизненного уровня среди других стран занимала с3 по 12 место, а по приросту промышленного продукта - абсолютное первое,причем с достаточно солидным отрывом. В 1985 году СССР по производствувалового внутреннего продукта на душу населения занимал 68 место в мире, апо уровню личного потребления - 77, опережая все страны в мире по детскойсмертности, количеству абортов, разводов и потребления алкоголя. Непрерывная истребительная война, которую коммунистический режим велпротив народа, привела не только к физическому уничтожению или бегству изстраны самой лучшей, работящей и талантливой части населения, но сказалась ина генофонде нации, резко снизив уровень духовной и нравственной культуры.Возможно, именно такую цель коммунисты и ставили, проводя свой чудовищныйсемидесятилетний эксперимент над Россией, создав в итоге общество, где, пословам одного известного философа, "господствующим психологическим типомстал человек равнодушный". И следует добавить - совершенно безнравственный,с полностью потерянным понятием об "общественном благе" или гражданскомдолге, который если проявлялся, то лишь в доносах. В принципе, это было нетак уж плохо. "Человек равнодушный" не задает вопросов, не лезет не в своедело, поддается легкому внушению и еще более легкому управлению, ничемособенно не интересуется, рад своей "пайке", дающей возможность выжить, идаже по-своему счастлив. Против этого человека велись все известные в мире типы войн: война нафизическое истребление; психологическая война в невероятных размерах,ежеминутно подвергая его оболваниванию чудовищными дозами лжи идезинформации; электронная война - эта новинка современного военногоискусства, несмотря на необходимые для ее ведения огромные затраты,круглосуточно бушевала в эфире, чтобы отрезать его от каких-либо другихисточников информации, кроме официальных. Биологическая война веласьпоследовательно и продуманно в надежде мутировать человека с помощьюнедоброкачественных продуктов, спаивая его продуманными рецептами различных"бормотух". Химическая война, может быть, велась и несознательно, носемидесятилетнее полное пренебрежение экологией превратило целые районыстраны в зоны, совершенно непригодные для обитания, с отравленной водой ивоздухом, где дети рождались либо мертвыми, либо уродами, а взрослые недоживали до 40 лет. Не хватало только атомной войны. Но и она уже была не загорами. Все это было хорошо. Ведь подобный человек вполне устраивалразложившуюся и коррумпированную партийно-государственную номенклатуру, таккак, не причиняя особых хлопот, позволял ей делать что угодно, наслаждаясьжизнью в "Зазеркалье". Но вот беда. Этот человек перестал работать. Всеметоды воздействия на него дали такой неожиданный побочный эффект. Изаставить его работать уже было невозможно никакими силами. Человек сталслишком равнодушным. Вплоть до того, что матери послушно давали подписку неразглашать факта гибели своих детей в Афганистане или в результате бушующейв армии "дедовщины". До 1985 года ни одна мать фактически не протестовала нипротив того, ни против другого. Чудом сохранившаяся совесть нации была загнана в тюрьмы и лагеря или агонизировала в эмиграции. А сохранившаяся энергиянации, целеустремленно стремясь к привилегиям, отчаянно искала пути в"Зазеркалье" по партийным, чекистским, научным, культурным и даже спортивнымканалам, либо перемещалась в торговлю, намертво сросшуюся с мафией и теневойэкономикой, в свою очередь, нагло и открыто сросшуюся с партийнойноменклатурой. Общество превратилось в змею, пожирающую собственный хвост.Как нигде в мире, в стране победившей номенклатуры было несколько валют,лучше всех других показателей отражавших катастрофическое положениеагонизирующей "империи зла". Официальный рубль, предназначенный для рабов,был фактически ничем не обеспечен, на мировом рынке не признан истремительно терял свое значение на рынке внутреннем. Мифический инвалютныйрубль, придуманный номенклатурой, существовал только в ее воображении и былизобретен с единственной целью: наворовать как можно больше иностраннойвалюты. По стране ходили всевозможные чеки и сертификаты, выпускаемыеВнешторгбанком для выдачи зарплаты номенклатурщикам низшего ранга и морякамторгового флота, которые можно было отоварить через сеть закрытых магазинови распределителей. Получать даже часть зарплаты в чеках и сертификатахсчиталось большой честью, и значительно поднимало социальный вес получателя. Но, потроша и сметая все эти бутафорские валюты, властно и твердоподминая под себя хилую социалистическую экономику и мертвую идеологию,пробуждая сознание людей, по стране уже шествовал ДОЛЛАР - денежная единица"потенциального и вероятного противника" империи. Он уже давно, не встречаяникакого сопротивления, оккупировал страну Номенклатурию, прорвавшись черезнее в каналы теневой экономики и торговли, в систему снабжения иматериально-технического обеспечения, в армию и органы безопасности. Доллары требовала промышленность, задыхающаяся от отсталости. Доллары требовала наука и медицина. Доллары требовал Военно-промышленный комплекс. Доллар уже одел всю страну в джинсы "Левис" и "Монтана", в спортивныекостюмы "Адидас", в модные куртки и сапоги. Доллар забрасывал в самые глухие деревушки радиоприемники "Сони" и"Грюндиг", а затем и видеомагнитофоны с информационными кассетами, которыеневозможно было заглушить и очень сложно - отобрать. Доллар забил коммунистическую "культуру" водопадом западных кинофильмови шоу, с которыми никто не мог конкурировать в нищей стране. Все ведомства громко и настойчиво требовали у правительства долларов,грозя неминуемым крахом. И уж нечего говорить, как любила долларноменклатура! Беда была в том, что, в отличие от рубля, доллар необходимо былозарабатывать. А работать номенклатура давно уже отвыкла и не умела. Она ещеумела продавать, так как все в стране, включая население, еще принадлежалоей, но все, что можно было продать за доллары, уже было продано. А народ нехотел больше работать на номенклатуру. В результате уровень жизни в"Зазеркалье" понизился до постыдного уровня: в спецраспределителях высшегоранга зимою начались перебои со свежей клубникой и арбузами. А по всейстране уже давно забыли о простой колбасе, вводились талоны на масло имолоко, голодное население со всех сторон устремлялось к Москве, надеясьхоть там что-либо купить на свои несчастные рубли. А чтобы накормить народхотя бы хлебом, тоже нужны были доллары. И шестой год при всем при томстрана вела войну в Афганистане, где генералы, войдя во вкус, уже давнонаучились зарабатывать доллары, а потому ни за что не хотели эту войнупрекращать. За доллары на этой войне продавалось все: оружие, оперативныепланы, военные секреты, золото, лазурит и, конечно, солдатские жизни. Этобыла очень интересная война - последняя война погибающей империи. И именно в это время Генеральным секретарем ЦК КПСС стал МихаилСергеевич Горбачев. Он похоронил трех генсеков, своих предшественников: Брежнева, Андроповаи Черненко. И если не считать Черненко, то у остальных очень многомунаучился. Ему было совершенно очевидно, что методами Брежнева и Андроповаработать нельзя. Это путь к гибели: метод Брежнева ведет к гибели страны, аметод Андропова - к его собственной гибели. Партийная номенклатура настолько срослась с теневой экономикой, чторассматривает любое посягательство на мафию как посягательство на великуюпартию Ленина, которая всегда сама была мафией и жила по ее законам. Ну, ачто, право, плохого в созданной совместно партией и преступным миром теневойэкономике? Это просто способ совместного более или менее приличноговыживания в этой ужасной стране. Вообще, что такое эта теневая экономикакоторую почему-то так любил Брежнев и так ненавидев Андропов? Это очень просто. Параллельно хилой и неэффективной социалистическойэкономике созданы эффективною и высокопроизводительные структуры рыночной,чисто капиталистической экономики. Люди там работают, зарабатывают хорошиеденьги, производят товары и услуги, которые находят спрос даже на Западе, и,естественно, платят нам за то, что мы вообще позволяем им работать,обеспечиваем их сырьем и оборудованием, охраняем их от неизбежного в такихусловиях рэкета, служим арбитражем. Это, в конце концов, служит иобщественному благу, поскольку товары и услуги теневой экономики так илииначе распространяются и на внутреннем рынке, создавая так называемый"черный рынок", позволяющий безбедно существовать многим категориямнаселения. Теневые структуры почти не касаются Военно-промышленногокомплекса, но позволяют ему делать свое дело. Но ведь эти теневые структурывысасывают соки из официальной экономики и губят ее? Да кому нужна этаофициальная экономика! Давно известно, что она представляет собой не более,чем оплачиваемую безработицу. Чтобы люди были заняты с утра до вечера,получая за это в 100 раз меньше, чем безработный негр в США, живущий напособие. "Так, может быть, мы сделаем всю экономику рыночной и эффективной? Какна этот вопрос товарищи посмотрят? Легализируем теневую экономику иподключим к ней официальную. Главное начать, углубить и все сформируется,процесс пойдет! Ну, как, товарищи?" Товарищи молчат. "Главное, товарищи, - продолжает новый генсек, - нам поднять экономику,ибо это ложит начало всему!" "Доллары для этого нужны, много долларов. Где их взять?" "Где взять? У империалистов и возьмем". "Не дадут больше. Вы с Андроповым, Михаил Сергеевич, таких дровналомали, что больше не дадут. Покойный Леонид Ильич еще умел с нимидоговариваться, а Андропов все испортил. Не подо что просить больше. И такбольше 30 миллиардов задолжали, а как гаранты - еще 40. Недаром ЛеонидИльич, царствие ему небесное, шутить любил: "Если долги будут требоватьвернуть, то хоть войну начинай. Другого выхода нет". "И тем не менее, есть одна статья, под которую они дадут". Непонимающие, заинтригованные и настороженные взгляды сфокусировалисьна молодом генсеке, сидящем во главе длинного, полированного стола подбольшим портретом Ленина. "Под права человека. Дадут обязательно. Под гласность дадут. Под перестройку всего нашего общества". Генерал Чебриков с сомнением покачал головой. Нет, он не сомневался втом, что дадут. Дадут, конечно. Но опять поднимать этот проклятый,замусоленный западной пропагандой вопрос "о правах человека", который, какхорошо известно, надуман ЦРУ и которого в Советском Союзе нет. У нашегонарода есть все права: право на труд, право на отдых, право на бесплатноемедицинское обслуживание. Как в любой казарме или тюрьме. Пить просто надоменьше. Последнее соображение генерал высказал вслух. Егор Лигачев сомневался еще сильнее, хотя головой не качал. У Горбачевагде-то в сейфе лежали какие-то бумаги о его, Лигачева, причастности кУзбекскому делу. Раз генсек высказывает подобное мнение, то лучше сразу неперечить. Хотя какой козырь даем в руки империалистам, признавая сам фактнарушения прав человека в нашей стране. Николай Рыжков широко улыбался. Главное, чтобы деньги дали, а мы ихвложим в капитальное строительство. Самое лучшее место для вклада. Ни однакомиссия не разберется, сколько украдено. Он, напротив, оценил предложениеГорбачева. Под такой неясный вопрос, как права человека, можно из США иЕвропы сосать займы еще лет двадцать. Григорий Романов сидит, насупившись. Против него начались какие-тостранные игры. В Ленинграде в имение его сестры пришли какие-то контролерыто ли из так называемого народного контроля, то ли из обкома, потребовалидокументы на особняк и землю, что-то мерили, записывали, опрашивали охрану.Точно так поступили в свое время с Екатериной Фурцевой, когда пришло времяее выкинуть из ЦК. Поэтому он молчит. Гейдар Алиев тоже молчит. С Андроповым хорошо было работать, все былопонятно. Опасно, конечно. Но это была игра мужчин. А тут что-то слишкомсложно плетет новый генсек. Как бы не запутаться. Надо посмотреть, да имахнуть домой, в Баку. Если американцы начнут давать деньги на правачеловека - дома будет много работы. Эдуард Шеварднадзе улыбается доброй, застенчивой улыбкой и киваетголовой. Он согласен. Права человека в СССР - это большой вопрос. Необходимосерьезно им заняться. Рыночная экономика - это тоже очень хорошо. Она оживитстрану. Никому и в голову уже не приходило, что именно этот человексанкционировал применение пыток в Грузии и грозил прочистить до костей"капиталистический свинарник республики". Александр Яковлев, зловещий партийный идеолог сталинской выучки,ближайший сотрудник Суслова, сидит добрый и размякший, напоминаядобряка-гнома из сказок Андерсена. Он тоже полностью согласен с Горбачевым:если дадут под права человека, надо брать. Западные вливания и политическаяоттепель спасут страну. Всколыхнут народ и заставят его, наконец, работать,а не пить. "Главное в всем этом деле, - подытоживает мнения товарищей Горбачев, -больше социализма. Наш народ сделал свой исторический выбор в 1917 году, ион с него не свернет!". "Кто за, кто против, кто воздержался? Прошу опустить. Единогласно". В маленькой квартире ссыльного академика Сахарова, за которой КГБГорького и постоянно приезжающие из Москвы специалисты вели круглосуточноенаблюдение, телефон не работал уже в течение года. Сам Сахаров совсемнедавно был выпущен из "спецпсихушки" - этого гениального совместногоизобретения покойного Андропова и вольготно живущей советской психиатрии,где лауреата Нобелевской премии мира и всемирно известного ученого кололисильнодействующими психотропными препаратами и насильно кормили через зонд,повалив на кровать и зажав нос металлической прищепкой. В советской прессешла яростная кампания, направленная против Сахарова и его жены Елены Боннер.Международная общественность делала все возможное, чтобы помочь доблестномуученому, осмелившемуся бороться за права человека в рабовладельческойстране. Президент США Рейган даже объявил "день Сахарова" в СоединенныхШтатах, чтобы обратить внимание всего мира на его судьбу. В ответ из СССРдоносилось только злобное шипение. Коллеги Сахарова по Академии наук СССР опубликовали специальноезаявление, где говорилось: "Академия наук СССР возмущена решением президентаСША Рейгана об официальном проведении "дня Сахарова". Изображать Сахарова вкачестве борца за мир и права человека - это надругательство над правдой,подстрекательство к раздуванию "холодной войны", полное игнорирование мнениясоветских ученых. Акция администрации США расценивается советскими ученымикак провокация, направленная на отравление международного политическогоклимата..." "...Сахаров пытается очернить все, что нам дорого... он клевещет насобственный народ, выставляя его перед внешним миром эдакой безликой массой,даже не приблизившейся к высотам цивилизованной жизни...", - завывали впечати академики Дородницын, Прохоров, Скрябин и Тихонов, убоявшись, что уних могут отобрать пропуска в спецбуфет... Резкий звонок внезапно ожившего телефона заставил вздрогнутьакадемика-мученика. Последнее время телефон оживал, чтобы передать Сахаровуили его жене серию очередных угроз и оскорблений, из которых самым невиннымбыло: "Так за сколько же долларов ты, жидовская сволочь, продал нашуРодину?" Ни Сахаров, ни его жена не были евреями, но советские средствамассовой информации постоянно трубили о них, как об агентах международногосионизма, и даже подсылали к ним с угрозами палестинских террористов... Сахаров снял трубку. "Андрей Дмитриевич, - услышал он незнакомый голос, - извините запоздний звонок. Вас беспокоит Горбачев Михаил Сергеевич, Генеральныйсекретарь... Вы можете вернуться в Москву, когда захотите. От имени партии япрошу у вас прощения за все, что с вами произошло". Когда Сахаров вышел из дома, стоявший в парадной милиционер впервыеотдал ему честь. Не каждого из простых смертных удостаивает звонками личноГенеральный секретарь ЦК КПСС... Мир захлебнулся от восторга. "Горбачев освободил академика Сахарова!" - кричали огромные шапки газетна всех языках планеты. "Этот шаг Москвы бесспорно свидетельствует, что после долгих лет застояи произвола в СССР снова наступает оттепель, вызванная необходимостьюпроведения назревших экономических и политических реформ. Продвинутся ли этиреформы дальше, чем это удалось сделать Хрущеву? Многое зависит от того,сколько согласится Запад вложить в больную советскую систему, обессиленнуюэкономическим спадом, хроническими неурожаями, коррупцией, глобальнымиамбициями и бесконечной войной в Афганистане... Но что бы то ни было, всемуже ясно - Москва ложится на новый курс". Но громоздкий, огромный инеуправляемый корабль советской империи не в силах был уже развернуться,чтобы лечь на новый курс. Его неудержимо несло на скалы. Время было давноупущено. И это отлично видел стоящий на капитанском мостике Горбачев. Онпытался лишь смягчить неизбежный удар о скалы, чтобы от взрыва напичканногоядерными боеголовками судна не погиб весь мир и он сам. Эта задача былачудовищно трудной. Но выполнимой. Во всех европейских столицах и в Вашингтоне по дипломатическим каналамуже зондировалась реакция западных правительств на неожиданно подувший изМосквы теплый ветер перемен. ПЕРЕСТРОЙКА и ГЛАСНОСТЬ - вот отныне двалозунга, которыми намерена руководствоваться Москва в своей внутренней ивнешней политике. На Западе не очень-то верили. Позднебрежневская иандропов-ская политика привела к власти на Западе непримиримых и убежденныхборцов против коммунизма, таких, как президент Рейган в США и МаргаретТэтчер в Англии. Их невозможно было уже убедить словами и посулами. Нужныбыли конкретные дела. Для начала - освободить всех политических заключенныхи прекратить войну в Афганистане. В принципе, мы готовы к этому, но нужныденьги. Нужны средства на перестройку всей этой семидесятилетнейзакостенелой административно-бюрократической машины. Совершенно правильноотмечает советская пресса: все зависит от того, сколько денег Западсогласится вложить в нашу перестройку и гласность. Страна разорена прежнимиправителями и порочностью экономической системы. Перестройка и гласность -это не самоцель, а инструмент плавного перехода страны к рыночной экономике.Но денег нет. Ни на одну программу нет денег. Даже на освобождение из тюреми лагерей политических заключенных. Тут главное начать, и процесс пойдет,ибо он "ложит" начало... Помогите. В КГБ царил переполох. Освободить политических заключенных и прекратитьдела по 70-й и 190-й статьям, на которых кормились целые управления тайнойполиции! Так вот взять и освободить? Нет уж, давайте ряд дел пересмотрим,кое-кого освободим в порядке помилования, кое-кому скостим срок (а кое-комуи добавим). Генералы и слушать ничего не хотели об уходе из Афганистана.Война до победного конца! У партизан уже появились американские и английскиеракеты класса "земля-воздух", их действия на юге прикрывала пакистанскаяавиация, на них работала иранская радиолокационная сеть. У всех сторон рослидоходы в валюте. Рос и поток цинковых гробов в СССР. Пока партийные директивы будоражили КГБ и армию, пока дипломатывыясняли, сколько и на каких условиях Запад может предоставить кредитовразоренной администраторами-бюрократами стране, новый Генеральный секретарьразбирался в огромном хозяйстве ЦК КПСС. Наконец ему стали доступны всесекреты жизни маленькой прекрасной страны Номенклатурии, некоронованнымкоролем которой он стал. Разорена была большая страна, лежащая в грязи,крови и колючей проволоке на шестой части суши. В маленькой же Номенклатуриивсе пока, слава Богу, было в порядке, хотя и намечалась некоторая тенденцияк снижению уровня жизни. Николай Кручина, управляющий делами ЦК КПСС, представлял Генеральномусекретарю документы по текущему финансовому и хозяйственному положению вНоменклатурии дважды в неделю: по понедельникам и пятницам. По четвергамсобиралось Политбюро, определяющее задачи Кручины и его Управления,расположенного в огромном здании на улице Грановского. Генсек личнопросматривал и подписывал все финансовые документы, особенно если речь шлаоб иностранной валюте. Новый генсек вникает во все мелочей, придирается ккаждому доллару. Кручина попал на свой пост в 1983 году с должностизаместителя заведующего отделом сельского хозяйства и пищевой промышленностиЦК КПСС. Попал, кстати, по рекомендации Горбачева, который, как известно,курировал в Политбюро сельское хозяйство. Тогда Андропов, выведенный из себяисторией с лицензиями "ослабленного досмотра", погнал на пенсию прежнегоуправделами Георгия Павлова. На вакантное место пришел Кручина. Ему ипришлось вводить в курс дела нового генсека, которому он был обязан своейкарьерой. Хозяйство КПСС в Москве было огромным, а если брать во всесоюзноммасштабе, то просто необъятным. Только в столице КПСС владела 5 тысячамизданий общей площадью 137 тысяч квадратных метров. В 114 издательствах и 80типографиях, принадлежащих ЦК КПСС, трудилось 80 тысяч человек, внося тольков столице ежегодно в партийную казну 450 миллионов рублей. В распоряжении ЦКбыло 19 роскошных санаториев и 40 домов отдыха, сотни поликлиник и больниц.Только в Серебряном бору в Подмосковье ЦК имело 1800 дач и особняков. ЦКпринадлежала целая сеть гаражей, столовых, магазинов, специальных цехов намясокомбинатах, фабриках пищевой промышленности, пекарен, парикмахерских ихимчисток, пошивочных ателье и многое, многое другое. Все это требовало огромных расходов, поскольку все оборудование,станки, предметы быта и санитарии - все было иностранного производства,постоянно требуя замены или в связи с изношенностью, или в связи споявлением на западном рынке новых образцов. В масштабе Союза ежегодныерасходы только на поддержание всего номенклатурного хозяйства в хорошемрабочем состоянии требовали примерно 5 миллиардов рублей и 1,5 миллиардадолларов. Кроме того, именно в текущем году появилась тенденция к ростурасходов, в связи с резким подорожанием на Западе многих видов товаров иуслуг, а также в связи с расширением программы строительства новых дач,поскольку многие старые дачи, построенные еще в сталинские времена, пришли всовершенную ветхость. В них жить стало совершенно невозможно: нет нибассейнов, ни саун, ни кортов, не говоря уже о многом другом. Горбачевинтересуется, кстати, как идет строительство его новой дачи в Крыму. Дача -это чисто условное наименование. Речь идет о целом комплексе построек сгаражами, службами, домами обслуживающего персонала и охраны, глухим заборомс сигнализацией, дорогами и коммуникациями, лифтами, мраморным спуском кморю, волноломами и прочим. Все идет по графику, утвержденному Политбюро.Постараемся уложиться в 3 миллиона долларов, как указано в смете. Постоянно увеличиваются и расходы, связанные с поездками товарищей взаграничные командировки, в отпуск с семьей, на лечение и по другим поводам.Расходы по этой статье ежегодно составляют примерно 500 миллионов долларов.500 миллионов долларов? Что-то многовато! Этак, знаете!.. Извольтепосмотреть ведомости, Михаил Сергеевич. В среднем 50 тысяч человек в год,всего 10 тысяч долларов на брата. Много не погуляешь за бугром на такиеденьги. Цены на Западе растут, как на дрожжах. Мы с трудом удерживаемся вэтой плановой сумме, и товарищи просили войти с ходатайством в Политбюро обее увеличении. Теперь о международных делах. Расходы, проходящие по статье "Помощь братским партиям". Речь идеттолько о партиях капиталистических стран. Там, где партии у власти, деньгиперечисляются из госбюджета через Министерство финансов и Госбанк.Традиционно наиболее обширные дела мы ведем, с компартией Франции, посколькуименно там наиболее щадящая налоговая система. Помимо 2 миллионов долларов,перечисляемых ФКП ежегодно через Евробанк, мы отделено переводим деньги насчет газеты "Юманите", которая, к сожалению, хронически убыточна. Вотрасходы на нее, начиная с 1978 года: 1978 год - 1 миллион 662 тысячи франков. 1979 год - 1 миллион 751 тысяча франков. 1980 год - 1 миллион 862 тысячи франков. 1981 год - 1 миллион 877 тысяч франков. 1982 год - 1 миллион 878 тысяч франков. 1983 год - 1 миллион 542 тысячи франков. 1984 год - 1 миллион 933 тысячи франков. 1985 год - 1 миллион 974 тысячи франков. Все это - необходимые расходы, поскольку нам жизненно важноподдерживать товарища Марше и его партию. Именно по каналам французскойкомпартии нам удалось проникнуть на внутренний рынок Франции, войти в рядбирж, торгующих недвижимостью, и основать несколько очень выгодныхсовместных предприятий. Фактически мы совместно с ФКП, в настоящее времявладеем всем комплексом современных зданий, где расположены различныеучреждения ФКП. Через ФКП нам удалось приобрести около двух десятковпрекрасных жилых домов, расположенных в дорогих, буржуазных кварталахПарижа, Лиона, Марселя и ряда других крупных городов Франции. Эти дома даютустойчиво повышающийся доход, часть которого пускается в оборот, а частьпоступает на личные лицевые счета членов Политбюро, секретарей ЦК и прочихтоварищей согласно секретному постановлению Политбюро от 20 октября 1965года. Подобные операции требуют дополнительных расходов, примерно 40миллионов франков в год. Однако и здесь требуются дополнительные расходы сучетом инфляции и расширения операций. Когда возникает необходимость вэкстренной передаче денег товарищам, то, как обычно, используются курьеры.Вот, например, утвержденный Политбюро документ, который вы должны подписать,поскольку без вашей подписи такие документы не имеют силы. Такой порядокввел еще товарищ Сталин сразу после смерти товарища Ленина, когдавыяснилось, что огромные партийные суммы исчезли неизвестно куда, благодарядоверчивости и недостаточной требовательности Владимира Ильича. "Совершенно секретно. П 219/7 от 20.09.85 О просьбе члена руководства ИКП т. Коссута 1. Удовлетворить просьбу члена руководства ИКП т. Коссуты и выделить в1985 году 200 000 долларов на издание журнала "Горизонты". 2. Поручить Госбанку СССР (т. Алхимову) выделить т. Пономареву Б. Н.200 000 долларов на специальные цели. 3. Передачу средств поручить КГБ. Генеральный секретарь ЦК КПСС -подпись". Вот еще: "Совершенно секретно. П 157/2390 от 28.10.85 О просьбе ЦК Компартии США 1. Удовлетворить просьбу ЦК Компартии США и выделить на партийноестроительство 250 000 долларов. 2. Поручить Госбанку СССР (т. Фомину) выделить т. Пономареву Б. Н. 250000 долларов на специальные цели. 3. Передачу денег поручить КГБ. Генеральный секретарь ЦК КПСС - подпись". И еще: "Совершенно секретно. П 161/2738 от 29.10.85 О просьбе т. Урбани 1. Удовлетворить просьбу члена ЦК КПБ т. Урбани о выделении 2 миллиона196 тысяч 550 бельгийских франков на приобретение здания для нужд партийнойпечати...". Горбачеву нравится Кручина. Открытое русское лицо, импозантнаявнешность, располагающая улыбка, пышная шевелюра седеющих волос. И объясняетвсе просто и доходчиво. Кое-что Генеральный секретарь уже знает давно, нокое-что узнает впервые. "Это что за 500 миллионов?". Кручина объясняет: "Это как раз та сумма, которая набегает в год поэкстренным просьбам наших друзей". "Это ясно. Вот эти 500 миллионов что означают?". "Это товарищу Саддаму Хусейну на войну с Ираном, поскольку оннейтрализует Тегеран и обеспечивает наши действия в Афганистане". "Позвольте, но ведь мы тратим миллиард рублей ежегодно, поставляяХусейну оружие новейших типов, горючее, запасные части, оплачиваемсоветников, да еще отдельно выделяем компартии Ирака 400 000 долларов вгод?". "Вот тут не надо путать, Михаил Сергеевич. Поставки оружия и прочегооплачиваются из госбюджета. А 500 миллионов самому Хусейну и 400 тысяч - изфондов КПСС". "Дорого, однако, нам обходится Афганистан!". "Дорого, - соглашается Кручина, - все сейчас очень дорого. Содержание120 тысячного контингента войск требует ежегодно 50 миллионов". "Долларов?!" "Нет, к счастью, пока рублей. Всего же по нынешний, 1985 год мы ужеизрасходовали на содержание армии 80 миллиардов рублей. Кроме того, за нашсчет фактически содержится все население Афганистана в городах. Это еще 70миллионов в год. Но это все идет из госбюджета. У КПСС в Афганистане расходыне очень большие - около полутора миллионов долларов в год. Для Афганистанасделано исключение. Но вообще все правящие партии, как я уже говорил,снабжаются из госбюджета. Вот ведомость на оплату деятельности братскихпартий. Это, так сказать, обязательные платежи. Цифры устойчивые, хотя тожев последнее время имеют тенденцию к увеличению примерно на 1-1,5% в год: 1. Компартия США - 2 000 000 долларов. 2. Компартия Франции - 2 000 000 долларов. 3. КП Финляндии - 1 800 000 долларов. 4. КП Португалии - 1 000 000 долларов. 5. КП Греции - 900 000 долларов. 6. КП Израиля - 800 000 долларов. 7. КП Чили - 700 000 долларов. 8. КП Ливана - 500 000 долларов. 9. КП Венесуэлы - 500 000 долларов. 10. КП Индии - 500 000 долларов. 11. КП Италии - 500 000 долларов. 12. КП Дании - 350 000 долларов. 13. КП Перу - 350 000 долларов. 14. КП Сальвадора - 400 000 долларов. 15. КП Аргентины - 400 000 долларов. 16. КП Бразилии - 330 000 долларов. 17. АКЭП (Кипр) - 300 000 долларов. 18. КП Испании - 300 000 долларов. 19. КП Ирака - 400 000 долларов. 20. КП Австрии - 250 000 долларов. 21. КП Сирии - 250 000 долларов. 22. КП Египта - 230 000 долларов. 23.... Всего примерно 40 миллионов в год, включая сюда и ОрганизациюОсвобождения Палестины. Согласитесь, что немного, если сравнить другиетраты". Горбачев слушает внимательно. Подписывает документы, спорит,доказывает, спрашивает, если что неясно. Банки Амстердама, Цюриха, Лондона,Парижа, Токио и Сингапура. Подставные миллиардеры, вроде Хаммера, Максвелла,Симады. Мафиозные группировки, с удовольствием сотрудничающие на паях.Цифры, цифры и цифры. Миллиарды и миллиарды долларов. Тонны золота ибриллиантов. Расходы на обучение партаппарата всех стран мира в Институтеобщественных наук при ЦК КПСС, расходы на пребывание (служебныекомандировки, отдых, лечение) деятелей зарубежных компартий в СССР, расходына политэмигрантов, временно или постоянно проживающих в СССР... Расходыкомпартий на размещение советских заказов в их странах при ихпосредничестве. Совместные предприятия, "фирмы-друзей", "фирмы-призраки"... А в стране бушует антиалкогольная кампания, которая должна, по замыслуКПСС, поднять производительность труда. Новорожденная гласность пробивается на страницы газет и на экранытелевизоров с душераздирающими призывами: "Четырехлетняя девочка больналейкемией. В нашей стране эта болезнь не лечится. Необходимы 3 тысячидолларов, чтобы спасти ей жизнь...". Молчит огромная страна. У кого есть доллары, кроме КПСС? Но КПССподобных призывов никогда не слышала, не слышит и сейчас. А если у кого иприпрятано пару тысяч в валюте, и рад бы он помочь больной девочке, нобоится. А не чекистская ли это провокация? Покажешь доллары - и сядешь на 10лет. Лучше отмолчаться. "Западно-германская фирма... берет лечение девочкина себя и приглашает ее с родителями в Гамбург...". Но пока мама девочкибудет оформлять документы на выезд в ФРГ (Зачем она едет? Действительно лидевочка больна, и ее нельзя вылечить дома? А не являются ли ее родителиносителями государственных секретов? А не собираются ли они порочить нашстрой?), девочка уже умрет... А затем наступил Чернобыль. Атомная война, которой так не хватало в перечне войн, развязанныхкоммунистами против народа, началась. Радиация, превышающая по норме радиацию атомных бомб, взорвавшихся надХиросимой и Нагасаки, поразила сотни тысяч людей и огромные территорииУкраины, Белоруссии, Прибалтики и России. Радиоактивное облако прошло поВосточной и Центральной Европе, достигнув Швеции. Американскиеразведывательные спутники быстро сообщили о размерах катастрофы. Западныестраны с ужасом приступили к немедленной эвакуации своих граждан изпораженных районов. На новорожденную гласность тут же наступили сапогом ичуть ее не раздавили в пеленках. Кремль отреагировал на катастрофу в своихлучших традициях. Крик ужаса и отчаяния, изданный западными средствами массовойинформации, был объявлен "провокационной шумихой, имеющей цель вызватьочередную антисоветскую истерию". Пожарные тушили пожар на взорвавшейся АЭСв одних гимнастерках. Никто и не думал приступать к эвакуации жителей хотябы из эпицентра взрыва. Телевидение с упоением показывало влюбленных,слушающих пение соловьев над Припятью (передача так и называлась "Соловьинад Припятью" и демонстрировалась на третий день после катастрофы), иулыбающихся молодых мамаш с грудными младенцами в колясках и на груди.Бойкие телерепортеры совали им микрофоны, задавая идиотский вопрос: "Как вы себя чувствуете?" "Отлично!" - широко улыбаясь, отвечали молодые женщины. "А что вы скажете о той пропагандистской шумихе, которая поднята наЗападе по поводу аварии на атомной станции?". "Что, это в первый раз? - возмущались женщины. - Они любому поводурады, чтобы лишний раз вылить свою злобу на наш народ и наш строй". Черезполгода их дети начнут умирать один за другим, а общее количество погибшихдетей засекречено до сих пор... Пока Москва делала все возможное, чтобы скрыть или преуменьшить размерыкатастрофы, на Западе она уже предстала со всей очевидностью своихглобальных последствий. Огромная площадь зараженной территории, потерипахотных земель и поголовья скота, необходимость переселения огромных массжителей, попавших под атомный удар, промышленные потери - все этоскладывалось в сотни миллиардов долларов и требовало усилий, которые былиявно не по плечу Советскому Союзу. А катастрофы пошли одна за другой. Тонулиокеанские лайнеры и стратегические подлодки, бились пассажирские и военныесамолеты, летели под откос поезда, взрывались нефте- и газопроводы, горелицеха заводов и фабрик. Сурово мстили демоны Кореи. Еще более сурово мстиласемидесятилетняя оккупация страны бандой преступников. Но беспощаднее всегомстила порочная экономика рабовладельческого государства, созданного на базебезумных идей. Государства, мрачной иронией истории заброшенного в видеизолированного средневекового анклава в мир XX века. Чернобыльский взрыв стал катализатором целой серии необратимых событий.Агонизирующая империя стала расползаться на глазах. В гниении и распадеожила гласность. На погибающую страну грозным водопадом хлынула правда еегрязной и кровавой семидесятилетней истории. Очнулись общественные силы.Зашумели многотысячные митинги, еще стихийные и хаотические, но уже ясноуказывающие на главную причину всех бед - КПСС и созданные ею преступныеинституты государственной власти. КПСС реагировала вяло, ожидая обещанныхГорбачевым кредитов с Запада. И Горбачев не подвел их ожиданий. Он металсяпо странам западной Европы, прилетал в Америку, встречался с президентами,премьер-министрами, королями и королевами, общественными деятелями,предпринимателями и банкирами, очаровывая всех своими идеями "новогомышления", глобальными предложениями по изменению сидящего на атомной бочкемира, своей "перестройкой" и "гласностью". В доказательство того, что это непустые слова, в стране, по приказу Горбачева, начался новый виток мощнойантисталинской кампании. Покойного генералиссимуса проклинали, клеймили иразоблачали чуть ли не круглосуточно в печати, по радио, по телевидению, накиноэкранах, на сценических подмостках. Кампания сразу же вышла из-подконтроля, рикошетом ударяя по КПСС. "Больше демократии! Больше гласности!" - провозглашал Горбачев вВашингтоне, Париже, Лондоне и Бонне. "Больше социализма! Больше дисциплины!" - поучал он, вернувшись домой. И, наконец, объединив эти два призыва, стал и дома, и за границейпризывать: "Больше демократии! Больше социализма!". Это не прошлонезамеченным. Демократия и социализм, как две критические массы урана, присближении должны были произвести взрыв почище чернобыльского. Горбачев очень импониро




©2015- 2018 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов.