Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Первые шаги в использовании железа





В истории человечества изобретение и начало применения черного металла (железа) связывают с потребностью увеличения количества и разнообразия орудий труда, улучшением их качества. До изобретения железа такие материалы, как камень, кость, рог, дерево, медь и даже бронза не обеспечивали прогресс в хозяйственной жизни человека, в условиях всевозрастающей демографии не удовлетворяли потребности в разнообразных прочных орудиях. Все предшествующие изделия из цветных металлов в большинстве случаев, за исключением наконечников к стрелам, не могли соперничать с железом. Кроме того, цветного металла было мало, им пользовались в ограниченном количестве даже там, где обнаруживались рудоносные залежи, содержащие медь.

 

Поиски нового металла привели к тому, что люди начали использовать для своих нужд железо. Первые изделия из этого голубовато-серого металла появились на Востоке еще во 2 тыс. до н.э., но лишь спустя несколько столетий железо проникло в хозяйство и военное дело всего населения юга Европы. По-настоящему ранний железный век наступил с того периода, когда железный меч и вместе с ним железный топор, лемех к плугу и другие орудия стали массово изготовлять из черного металла.

 

Племена, жившие в бассейне Северского Донца еще в период бронзового века срубной культуры, были знакомы с железом. Свидетельства тому - железистые шлаки, шилья, ножи, иногда встречаемые в находках бондарихинской культуры. Но в них мы видим только ориентиры к началу новой эпохи.

 

Первые шаги в использовании железа населением нашего края стали известны благодаря не столько находкам самих предметов, сколько как наличию следов "варки железа", обнаруженных в Луганской области. Еще в 70-х гг. XIX в. геолог А.Носов обнаружил следы разработок железной руды в окрестностях с.Городище на р.Белая в современном Перевальском районе. Однако более 80 лет не было археологических подтверждений того, к какому времени относились городищенские разработки, в каком объеме они были освоены. В 1950 г. харьковский археолог Б.А.Шрамко приступил к специальному изучению балки Городная. Заложив в ней несколько раскопов, он обнаружил места, где были видны признаки плавильных производств двух периодов: первый относится ко времени, когда в нашем крае пребывали скифские племена, второй связан с племенами раннего средневековья.



 

Повторное обследование этого памятника состоялось в 1957 г. Тогда нашли каменные песты, керамику, места древних разработок бурых и охристых железняков, содержащих от 45 до 58% оксида железа. Выяснилось также, что пласты руды в этой местности выходят прямо на поверхность, и это давало возможность добывать ее открытым способом. Места разработок заметны еще и сейчас, но главное - обнаружены остатки древних горнов для выплавки железа. Горн имел форму цилиндра, диаметр ямы - 145 см, глубина ее - 160 см. Стенки прямые, вертикальные, обмазаны толстым слоем глины, сильно обожжены. Внутренние стенки печи даже ошлакованы.

 

Топливом для металлургического процесса служил дуб, точнее, древесный уголь из него, и хотя здесь видны выходы каменного угля на поверхность, в древности его еще не знали и не применяли. Поселения непосредственно на месте разработок не обнаружено, но металлурги могли проживать где-то недалеко.

 

Городищенский металлопроизводящий центр - не единственный памятник древнего железоделательного производства на Северском Донце. В Чугуевском районе Харьковщины в 1936 г. был раскопан горн с набором приспособлений - сопел (глиняных труб) для подачи нагнетаемого мехами воздуха.

 

Теперь поговорим о народах, которые обитали в степях Подонцовья и вполне могли быть причастны к древним металлургическим центрам. Первыми из них были киммерийцы.

Киммерийцы

Киммерийцы являются древнейшими из известных по своему названию народов. С ними связано время, освещенное не только археологическими материалами, но и в письменных источниках.

 

Например, сведения о киммерийцах находим в "Илиаде", где они названы "дивными млекоедами". Упоминаются киммерийцы и в "Одиссее": "…Там народ и город людей киммерийских, окутанные мглою и тучами…". О племенах, "доивших кобылиц", упоминает поэт VII в. до н.э. Гесиод и даже Геродот, живший намного позже киммерийцев.

 

Таким образом, древним грекам до VII в. до н.э. из обитателей степей Причерноморья были известны только киммерийцы, о скифах же литературные источники упоминают несколько веков спустя.
Литературные сведения пробуждали интерес археологов к киммерийским древностям, однако их памятники долго оставались неизвестными, и прежде всего из-за своей редкости.

 

Поиск в истории "затерявшегося народа" поставил вопрос об изучении киммерийских древностей. Сейчас среди более чем 150 киммерийских захоронений, известных на Украине, только около семи входят в степное Подонцовье.

 

В науке киммерийские древности рассматриваются через призму двух археологических культур: черногоровскую, которая датируется IX - серединой VIII вв. до н.э., и новочеркасскую, относящуюся к середине VIII-VII вв. до н.э., поэтому их еще называют памятниками предскифского времени. Погребения этого периода известны в курганах у г.Брянка (пос.Елино), у г.Кировск (пос.Бежановка), у пос.Бирюково, г.Свердловск и с.Клунниково Антрацитовского района. Характер этих захоронений не одинаков. В одном случае поза скелета скорченная, на боку, во втором - вытянутая, на спине; по-разному (то к западу, то к востоку) ориентированы их головы. Среди погребального инвентаря в одних захоронениях обнаружены детали узды, в других только посуда - сосуды-кубки.

 

Конечно, различные виды захоронений и инвентаря из них можно объяснить принадлежностью их мужской и женской части населения, но по нашему мнению, - это погребения двух типов памятников киммерийцев: так называемых черногоровской и новочеркасской групп.

 

Откуда же взялся народ или народы, оставившие у нас предскифские древности? По одной версии, ими были какие-то восточные племена вторгшиеся в X-IX вв. до н.э. По другой теории, киммерийцы генетически связаны со срубной культурой, но уже в состоянии влияния на них культур раннего железного века.

 

Наша позиция в киммерийском вопросе ориентирована в направлении автохтонности, а появившиеся изменения вызваны природно-экологическими процессами степей Юго-Востока Европы. Известно, что господствующим видом хозяйства срубных племен Подонцовья было скотоводство, но в конце 2 тыс. до н.э. заметно возросли аридизация (исчезновение) степной растительности в силу засушливого климата. Это привело почти к полному исчезновению в Подонцовье земледелия и уменьшению пастбищ. Теперь для того, чтобы прокормить скот, нужны были большие пространства пастбищ. Их поиск вел к значительному увеличению подвижности скотоводов. Таким образом, в самом конце эпохи поздней бронзы осуществлялся переход к наиболее подвижной форме скотоводства - кочевой.

 

Главным средством к существованию и единственным богатством племен становятся стада скота, а главным яблоком раздора между племенами в условиях дефицита естественных кормов - пастбища. Многие близкие племена объединяются и этим обеспечивают защиту своей территории, а при необходимости - получают возможность и завоевать чужую. Вооруженный всадник становится ключевой в социальном отношении фигурой общества 1 тыс. до н.э. Это как раз и прослеживается в захоронениях киммерийцев, где найдено больше всего предметов вооружения, деталей конской упряжи.

 

Как и большинство кочевых скотоводческих племен, киммерийцы поселений не имели, поэтому для истории нашего края наиболее значимыми источниками, свидетельствующими о них, являются погребения, сосредоточенные, главным образом, в степной зоне. Среди них встречаются "богатые"могилы.

 

Идея прославления воина, военного предводителя просматривается в их камнерезном искусстве. Особенность киммерийских стел - в едва просматриваемой антропоморфности, этим они и отличаются от статуй эпохи энеолита, скифов, ранних славян, тем более от половецких. Внешне их трудно назвать статуями, так как они в большей степени напоминают столбы-обелиски. Принадлежность стел-обелисков киммерийцам была доказана только в 70-х гг. прошлого столетия, когда над их захоронениями неоднократно были обнаружены стелы. Понять их художественное и смысловое содержание удавалось не сразу, так как многие детали, на первый взгляд, неуловимы и невыразительны, и только внимательное изучение поверхности камня подтвердило, что на них высечены или выгравированы колчаны, стрелы, обоюдолезвийные топоры, оселки - точильные камни. Все эти вещи как бы подвешены на широком поясе, опоясывающем стелу вокруг. Такие же предметы находят и в захоронениях киммерийцев.

 

География распространения стел-обелисков киммерийского типа - затрагивает степи Причерноморья, Приазовья, Подонцовья.

Истории скифов посвящено огромное количество работ. В них есть различные точки зрения относительно происхождения скифов, уклада их жизни, культуры, взаимоотношений с близкими им племенами и более отдаленными народами, например, греками, сарматами, персами. Нас же интересует этнокультура степной Скифии. Одна из групп скотоводческих племен занимала степные пространства бассейна Северского Донца - Сиргиса (по античной географии), ими могли быть известные по Геродоту племена меланхленов - черноризцев, или племя будинов, расселившихся ближе к Дону.

 

На территории донецких степей скифы появились в VII вв. до н.э. Эта дата и является хронологическим рубежом начала скифской истории. Население, жившее в степях по берегам Сиргиса, оставило памятники, большинство из которых нам или еще не известны, или пока слабо изучены. Характерной особенностью истории скифов нашего края является отсутствие селищ, укрепленных городищ. Это объясняется тем, что основная масса скифского населения была связана со скотоводческо-кочевническим укладом жизни. Они разводили главным образом лошадей, крупный и мелкий рогатый скот. Корм для скота никто не заготавливал, и племя задерживалось на одном месте до тех пор, пока хватало травы.
Скифы-степняки устраивали себе временные стоянки-кочевья, эти места фиксируются только по незначительным находкам фрагментов керамики и другим отдельным вещам. Располагались кочевья обычно в поймах рек, там, где были хорошие пастбища и удобный водопой. Всего во всем бассейне Северского Донца обнаружено около 75 таких мест. Письменные источники и многие древние художественные изображения в деталях передают образ ремесел и промыслов, распространенных применительно к степным условиям жизни.

 

Для хранения продуктов, приготовления пищи скифы использовали разнообразную посуду, как свою, так и привозную (особенно амфоры и кувшины древнегреческого производства). Местная посуда лепилась вручную, по ней видно полное отсутствие применения гончарного круга и обжига в печах. По форме преобладают банковидные горшки. Такая посуда найдена в обычных захоронениях при раскопках курганов, к примеру, ус.Пионерское.

 

В нашей области обнаружены захоронения знатных скифов и авторитетных особ того времени. К сожалению, произошли эти открытия в результате разрушений, и археологи прибыли к месту событий слишком поздно, когда погребения и все, что с ними связано, были почти или совершенно уничтожены. Поистине трагичны сюжеты гибели скифских памятников и вещественных источников из них, которые начались еще в начале XX в. В 1905 г. в пос. Новый Айдар было разрушено погребение знатного скифа. Он находился в саркофаге из белого мрамора, рядом с погребенным стоял бронзовый литой котел, сбоку лежал меч с инкрустированной рукоятью, в захоронении были кости лошади.

 

В с.Рыбянцево на Новопсковщине в 1968 г. была частично разрушена насыпь кургана, в котором находилось захоронение скифского воина, одетого в кольчугу из пластин сверхпрочной, легированной стали. Загадка получения сплава осталась нераскрытой, так же как способы и причины трепанации черепа погребенного здесь скифа.

 

Но самой значимой утратой для науки явились уничтоженные захоронения в пос.Горняцкий, что в черте г.Перевальск, и вблизи кв. им.Гаевого в черте г.Луганск. События произошли почти в одно и то же время и развивались по одинаковому сценарию.

 

В 1969 г. на территории поселка начали строительство школы, и надо же такому случиться, что оно совпало с местом нахождения курганного могильника. Один из курганов был связан с захоронением знатной скифянки-жрицы. Прибыв к месту разрушения, удалось лишь констатировать, что она была похоронена под курганом высотой более 5 м в деревянном склепе, сооруженном в глубокой, до 4 м, прямоугольной яме. О принадлежности погребенной к знати и культу свидетельствовали такие находки: куски охры, ритуальный, обернутый золотой фольгой меч-акинак, бронзовый литой котел, бронзовое зеркало, набор античных стеклянных флаконов, в которых вполне могли храниться ароматизирующие вещества, здесь же находилась античная посуда, большое число украшений в виде бус. Все эти и другие предметы удалось увидеть в руках случайных людей или на кучах земли отвалов из котлована строящегося здания. На отдельных, наиболее интересных, находках мы хотели бы остановиться подробней. Бронзовый котел выполнен в технике литья, такие вещи тогда ценились очень высоко и входили в инвентарь верхушки скифского общества. К тому же они имели прямое отношение к религиозно-жреческим обрядам: в них варили мясо жертвенных животных при совершении религиозно-магических обрядов и пиршеств по случаю побед скифов над врагами.

 

Второй предмет - атрибут женского быта и культа - бронзовое круглое зеркало. Как известно, зеркала - это не только предметы туалета, им придавались и отдельные магические свойства.

 

Самым важным предметом, указывающим на особый статус погребенной, является все же акинак. Рукоять меча невероятно мала, так что кисть мужской руки никак не войдет в пространство между перекрестием и навершием. Меч явно не боевой, хотя по всем параметрам он по-настоящему скифский. Рукоять от клинка отделена сердцевидным перекрестием, навершие овальное, оно, как и рукоять, было обрамлено золотой фольгой, с рельефным изображением бегущего в галопе оленя. На перекрестии в том же художественном стиле изображены грифонообразные фигуры сидящих ланей. Черты животных и техника их изображения повторяют скифский художественный звериный стиль. Очевидцы, видевшие меч в момент разрушения захоронения, говорили о том, что он полностью, в том числе и его клинок, был покрыт золотой фольгой с рисунками.

 

Такая же судьба скифского захоронения на территории г.Луганска где всего-навсего брали грунт из кургана высотой более 3 м для благоустройства газонов у строящегося тогда нового здания железнодорожного вокзала. Только благодаря школьникам СШ №37, что на кв. им. Гаевого (учитель истории Ф.Б.Горелик), были спасены хотя бы отдельные фрагменты из захоронения, в частности, древнегреческий сосуд IV в. до н.э., покрытый лаком.

 

Судя по вещам, найденным на двух памятниках скифского времени, они могли относиться к IV в. до н.э., к периоду, когда скифское общество достигло расцвета и в руках у знати были сосредоточены значительные богатства и власть добытые, благодаря удачным войнам, стабильной экономике, оживленной торговле с древними греками.

 

Отдельные, случайного характера находки скифов известны еще в ряде мест. Например, у пос. Петровка в овраге было размыто захоронение скифского воина. Здесь найдены бронзовые наконечники скифских стрел. Они составляли главное оружие дальнего боя, ибо пущенные из лука стрелы пролетали и поражали цель на расстоянии до 300 м. Можно себе представить, каким точнейшим, с точки зрения баллистики, должен быть наконечник, чтобы, пролетев сотни метров, не сбиться с курса на пути к цели. Действительно, у отливаемых из бронзы сотен тысяч экземпляров (ведь колчан только одного воина вмещал в себя одновременно до 75 стрел) все три или две грани стрелы были удивительно одинаковы. Их промеры современными приборами показали расхождение сторон не более чем в 1,5-2 микрона.

 

Древка стрел длиной 60-80 см вырезали из березы, все остальное оружие: копья, топоры, кинжалы, акинаки, дротики - изготавливали из железа. Стрелы, точнее, их бронзовые или костяные наконечники, не только предметы сами по себе, но и источники датировок исторических событий. Известно, что двухлопастные плоские стрелы были распространены у скифов на 1,5-2 столетия раньше трехлопастных (трехгранных). Именно благодаря плоским стрелам, найденным в парном захоронении у с.Пионерское (с.Николаевка), скифское погребение было отнесено к раннему периоду скифской истории. В реберной кости одного из захороненных в этой могиле обнаружена плоская стрела. Наш край, хотя и косвенно, но все же связан с грандиозным не только в истории Скифии, но и во всей мировой истории событием, отображенным в четвертой книге "Истории Геродота" - "Мельпомена". Конечно же, мы имеем в виду скифо-персидскую войну 513 г. до н.э. Нет, мы вовсе не выдвигаем идею искать места сражений со вторгшимися в Скифию персами; речь идет о географических ориентирах и привязках, имеющих отношение к Донецкому кряжу и военным событиям, происходившим и южнее, и западнее наших степей.

 

Какие факты из истории нашего края могут быть связаны с вышеобозначенным событием? Из описания Геродота следует, что персы, ведомые скифами, двигались к востоку, в степи Дона, где повсюду сталкивались с выжженной степью. Так персы вышли к Приазовью и даже якобы перешли Дон, вторглись в земли сарматов, но затем вернулись в Скифию. В книге Геродота неоднократно упоминается река Оар, на которую вышли персы в погоне за скифами. Точное место нахождения р.Оар и как эта река называется сейчас - неизвестно, можно лишь понять, что она находится в Приазовье. По мнению историка Б.А.Рыбакова, здесь была крайняя точка продвижения основных сил Дария. Здесь же был создан полевой лагерь с мощными земляными укреплениями, отсюда войска Дария начали совершать 20-дневные конные маневры по Скифии. Одним из направлений маневра персов была земля меланхленов, которых Геродот поместил по Северскому Донцу, называемому по географии Геродота Сиргисом, или Гиргисом.

 

Свидетелями истории скифского периода следует считать их камнерезные художественные произведения - скифские изваяния.

 

Несомненно, скифская каменная скульптура - отдельный и самостоятельный художественный стиль древнего искусства. Сейчас известно более ста скифских статуй, при этом основная часть их происходит из степей Северного Причерноморья. Отдельные, причем хорошие, образцы найдены и в Донбассе, например, в с.Ольховчик (г.Шахтерск Донецкой области).
Характерной чертой скифских скульптур является подчеркнутая антропоморфность. Стелы-статуи скифов изготовлены в полный рост человека, в технике рельефа скульпторы пытаются передать многие детали человеческого тела, но наибольшее внимание уделяют военной амуниции, оружию, гориту (футляр под лук), кинжалу.

 

Все наборы вещей изображены на поясе, здесь подвешено оружие: меч-акинак, кинжал, горит, футляр, реже показаны боевой топор, плеть. Мечи изображены почти в копии с реально найденными в скифских захоронениях акинаками.

 

На скульптурах нередко изображались защитные средства: шлем, нагрудные бляхи, причем шлемы античных типов.

 

Кроме военного снаряжения, на статуях представлены предметы бытового и культового назначения. Например, рог-ритон, чаша-пиала, нож, точильный брусок. На шее скифских скульптур изображали массивную витую гривну. Главная особенность статуи - портретизация в образе сосредоточенного лица, олицетворяющего волевого вождя, воина-военачальника с ритоном, применяемым в процессе празднования побед. Таким образом, ритон - символический образ величия скифского воинства, оружия и его торжества в боях.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.