Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Долг социального работника перед самим собой




 

Социальный работник является человеком, личностью, вступающей в определенные отношения в силу своих профессиональных обязанностей, и, помимо долга по отношению к клиентам, профессии, коллегам и обществу, он обязан выполнить долг перед самим собой.

Свои обязанности социальный работник выполняет не только потому, что его деятельность нужна обществу, необходима клиентам, но и потому, что она необходима ему самому, поскольку отвечает его внутренним потребностям, способствует реализации его личностного потенциала. Деятельность социального работника протекает на глазах у людей и поэтому постоянно оценивается ими. Оценка деятельности социального работника выражается в отношении к нему со стороны окружающих людей — как участвующих в процессе социальной работы, так и не включенных в него.

По мере развития личности социального работника, у человека вырабатывается специфическая потребность в получении высокой оценки своей профессиональной деятельности, своей личности и поведения, завоевании авторитета. Эта потребность в целом может быть выражена как потребность в уважении и признании со стороны социального окружения специалиста. Однако оценка качеств специалиста и завоевание им уважения и признания производится в соответствии с качеством его работы и во многом зависит от того, насколько полно социальный работник выполняет своей профессиональный и.нравственный долг по отношению к клиентам, коллегам, обществу.

Творческое выполнение социальным работником его профессиональных обязанностей, постоянное профессиональное и духовно-нравственное совершенствование — долг социального работника по отношению к самому себе.

Честь и достоинство социального работника — это признание клиентами, коллегами, обществом его высоких качеств и ценности как специалиста и личности, социальное одобрение его деятельности и поведения, а также высокая объективная оценка самим специалистом своих профессиональных и личностных качеств. Помимо этого, честь и достоинство как качества личности являются отражением потребности социального работника в высокой самооценке и оценке его со стороны окружающих и являются стимулом и мотивом профессионально нравственного поведения, основой для дальнейшего совершенствования как специалиста и личности.

Поддержание своих профессиональных чести и достоинства — важнейший долг социального работника перед самим собой.

Для специалиста как личности с высокой нравственной ценностью важны не только внешние проявления уважения к нему, общественное признание. Для высокоразвитой в духовном плане личности не менее важно сознавать, что уважение и признание, авторитет в глазах окружающих являются ею объек-тивно заслуженными, имеют основания. Именно это обстоятельство — потребность в объективной и обоснованной оценке своих достоинств — и является стимулом к совершенствованию личности. Если специалисту достаточно лишь внешнего проявления уважения к нему; если он готов довольствоваться лишь видимостью авторитета, поскольку в силу своего служебного положения обладает возможностью влиять на судьбы людей; если ему достаточно своей власти над людьми для осознания себя как авторитетной и ценной личности — он никогда не станет хорошим специалистом, поскольку личные амбиции в отношении оценки окружающих и субъективная самооценка для него важнее, нежели действительная ценность его личности.

Честь и достоинство социального работника не даются ему вместе с профессией и служебным удостоверением, они формируются в процессе его постоянной работы над своими профессиональными и морально-нравственными качествами и повышаются по мере профессионального и нравственного совершенствования. Они закономерно связаны с признанием и оценкой его со стороны общества, государства, клиентов и коллег. Объективной основой оценки специалиста является социальная полезность его профессиональной деятельности.

Честь и достоинство социального работника требуют в первую очередь объективности в оценке самого себя — своих качеств, способностей и возможностей. Большое самомнение, завышенная самооценка специалиста, гипертрофированное чувство собственного достоинства, переходящее в самодовольство и самолюбование, отсутствие самокритичности, являются качествами, отрицательно сказывающимися как на перспективах личностного роста, так и на качестве профессиональной деятельности, поскольку специалист, считающий процесс своего развития законченным, доведенным до вершины, на самом деле не способен не только к совершенствованию, но и к поддержанию уже достигнутого уровня развития. Это, в свою очередь, приводит к объективному снижению авторитета социального работника, к оценке его деятельности как недостойной профессионала.

Долгом социального работника по отношению к самому себе является завоевание высокого авторитета в общественном мнении.

Авторитетсоциального работника может быть как формальным, так и неформальным. Формальный авторитет специалиста представляет собой, по сути, авторитет его профессии и должности. Неформальный же авторитет является показателем моральной значимости и степени влияния специалиста на клиента или его окружение, на коллег, является мерилом абсолютной, вне зависимости от служебного положения, ценности социального работника. Авторитет социального работника может быть основан только на действительных его достоинствах и заслугах как профессионального, так и личностного порядка. Не следует рассчитывать на свой профессиональный статус как на условие, необходимое и достаточное для завоевания прочного авторитета. Завоевание авторитета — процесс длительный и трудный, имеющий, однако одну особенность: чем меньше социальный работник думает об авторитете и чем больше о собственно профессиональной деятельности, тем выше его авторитет. Если борьба за завоевание и укрепление своего авторитета становится для социального работника самоцелью, она отвлекает его от профессиональной деятельности и может привести к прямо противоположному результату — он утратит остатки авторитета в глазах окружающих.

В отличие от профессионального долга, профессиональные обязанностиносят более конкретный характер, так как они относятся к разнообразным требованиям и задачам, возложенным на социального работника в силу его профессионального статуса или на социальную работу как на институт, востребованный обществом.

Профессиональные обязанности социального работника в общих чертах изложены в Квалификационном перечне, куда специальность «социальная работа» была внесена в апреле 1991 г. приказом Госкомтруда СССР. Более детально проработанные профессиональные обязанности социального работника нашли свое отражение в должностных инструкциях, созданных в различных учреждениях социальной защиты и являющихся обязательными для исполнения. В зависимости от сферы деятельности, должностные обязанности социального работника могут видоизменяться, однако при этом не изменяются их моральные обязанности по отношению к клиентам, коллегам и обществу.

Не всякая функциональная обязанность социального работника может рассматриваться как его долг. Те обязанности, которые навязываются социальному работнику извне под влиянием ситуации или вышестоящими должностными лицами и не идущие на пользу клиенту и обществу, не могут рассматриваться как его долг, но вместе с тем они могут быть выполнены. Мерилом ответственности социального работника за выполнение такого рода обязанностей в данном случае являются его моральное чувство, честь и достоинство, гражданское чувство ответственности и дисциплинированность исполнителя.

 

ЭТИКЕТ СОЦИАЛЬНОГО РАБОТНИКА

 

Этикет (от фр. etiquette — ярлык, этикетка) — совокупность правил поведения, касающихся внешнего проявления отношения к людям (обхождение с окружающими, формы обхождения и приветствия, поведение в общественных местах, манеры и одежда)1. Термин «этикет» в современном понимании этого слова впервые был использован на одном из приемов короля-«солнце» Людовика XIV, когда придворным и приглашенным были преподнесены карточки (этикетки) с перечнем правил поведения при дворе.

Сознательное культивирование правил, определяющих внешние формы поведения, некоторые исследователи относят к периоду античности, поскольку именно в это время наблюдаются попытки обучения людей красивому поведению. В этот период правила повседневного поведения, а также поведения в конкретных ситуациях ориентировали человека на проявление его лучших качеств, давали общие направления его деятельности, оставляя при этом свободу выбора. Для греков главным было соблюдать во всем меру, «золотую середину», жить разумно. При этом считалось, что самое важное — научить человека самостоятельно мыслить, что является основой правильного поведения. Таким образом, этикет в античную эпоху был ориентирован на практичность и целесообразность поведения, поскольку форма поведения вторична относительно его содержания.

Так, например, воспитанный человек, умеющий себя вести, «...щедр и широк по натуре... Сам он оказывает благодеяния, но принимать их стыдится. За благодеяние он воздает еще большим благодеянием... Он не выказывает свою силу на немощных, это — черта плебейская. Он не возносится над теми, кто стоит ниже него, зато держится величественно с людьми высокопоставленными2».

Правила поведения касались и культуры речи — этикет предписывал воспитанному человеку не делать во время разговора резких движений и говорить спокойно, избегая повышенного тона.

Правила поведения, составляемые для различных слоев населения, менялись с изменениями условий жизни. В средние века, например, этикет предписывал представителям высших слоев общества (рыцарям) в зависимости от знатности их рода и наличия состояния соблюдение различных требований кодекса чести, причем ряд этих требований не соответствовал требованиям христианской морали. Так, гордость, любовь к прекрасной даме (как правило, замужней), нетерпимость к оскорблениям были обязательными для рыцаря, — в то время как христианская мораль требовала смирения, целомудрия супружеской верности, всепрощения, а отнюдь не демонстрации своей силы.

Этикет имел силу закона, и за нарушение его требований человека ждало наказание вплоть до исключения из членов данного общества (удаление от королевского двора, ссылка и т. п.). Строгость этикета в эпоху средневековья объясняется во многом тем, что он служил своеобразным способом самосохранения определенного сообщества — родового или профессионального — и выступал в качестве особой знаковой системы, позволяющей отличать людей «своего круга» от чужаков.

Модели поведения, закрепленные рыцарским кодексом, постепенно проникали в другие слои общества, способствуя формированию нового типа общественных отношений, который в некоторой степени сохранен и до настоящего времени. Сложность правил этикета требовала его записи в виде пособий, руководств. Первый дошедший до нашего времени трактат о поведении был написан испанским священником Педро Альфонсо и назывался «Disciplina clericalis» («Воспитание духовенства»). В этой книге излагались правила поведения за столом, порядок приема гостей и ведения беседы и т. п. Позднее на основе этой книги стали выходить пособия по правилам хорошего тона (этикету) для светских лиц, представителей различных сословий, однако основные правила этикета были адресованы придворным, членам высшего общества. Для них соблюдение этикета становилось своего рода игрой, основной смысл которой состоял в том, чтобы уметь под светской маской учтивости и добродетельности тщательно скрывать свое подлинное «я», т. е. прятать содержание под формой, производя при этом на окружающих благоприятное впечатление.

В Новое время этикет меняет свою смысловую нагрузку. Он уже рассматривается как своего рода инструментарий, с помощью которого происходит сдерживание чрезмерного проявления эмоций, подавление аффектов1, что делает человека более приятным и предсказуемым в обществе. Идеалом поведения в этот период становится невозмутимость, бесстрастность, умение держать себя в руках, владеть своими чувствами, словами и жестами. Базовым в этикете становится чувство собственного достоинства, самоценности личности. Внешне же этикет принимает более естественные и непринужденные формы поведения, уже различаются собственно «манеры»(фр. maniere — способ держать себя, внешняя форма поведения и обращения с другими людьми) и «манерность» (утрированность, неестественность, видимая притворность и искусственность поведения, речи, жестов). При этом большое значение имеет соответствие формы содержанию, т. е. не только сдержанность в жестах, например, но и сдержанность в чувствах, не только невозмутимый вид, но и невозмутимое отношение к чему-либо, не только вежливое обращение с людьми, но и уважение их достоинства как основа вежливости, — другими словами, предполагается, что поведение человека отражает, а не скрывает, как это было ранее, его сущность.

В этот период большое значение для развития этикета приобретает уважение к людям и на его основе — вежливость представителей всех сословий. Джон Локк в своих размышлениях о воспитании («Письма о терпимости») пишет: «...способ внушать и поддерживать в молодежи чувства гуманности заключается в том, чтобы приучать ее к вежливости в разговоре и обращении с низшими и простонародьем, особенно с прислугой». «Нельзя допускать, чтобы дети утрачивали уважение к человеку из-за случайностей внешнего положения. Нужно внушить им, что, чем больше им дано, тем они должны быть добрее, сострадательнее и мягче к своим собратьям, стоящим ниже их и получившим более скудную долю в жизни... в дурно воспитанном человеке смелость принимает вид грубости... ученость становится в нем педантизмом, остроумие — шутовством, простота — неотесанностью, простодушие — льстивостью».

На Руси правила хорошего тона или этикет не разрабатывались и не существовали сами по себе, в отрыве от нравственных принципов. Так, например, Владимир Мономах в своем Поучении оставляет детям завет не только заботиться о бедных, быть справедливыми, добрыми, но и вести себя сдержанно, достойно держать себя за столом во время еды, приветствовать каждого встречного, быть скромными в присутствии старших, учтивыми и кроткими1

В России роль руководства по правилам хорошего тона с середины XVI века играл «Домострой», авторство которого приписывается монаху Сильвестру. Однако «Домострой» лишь условно можно назвать такого рода руководством — воспитание на Руси было направлено прежде всего на совершенствование качеств личности; правила поведения, т. е. этикет, являлись отражением содержания личности, ее духовности. «Домострой», представляющий собой в первую очередь этический кодекс, и затем уже кодекс поведения, «обрядник всего, что делать и как жить», устанавливает правила взаимоотношений людей и требует точного и строгого соблюдения порядка жизни и отдельных ее циклов и элементов. «Домострой» охватывает практически все стороны жизни и содержит правила воспитания детей, приема гостей или поведения во время пребывания в гостях, правила поведения на различных церемониях — свадьбах, похоронах и т. д. Касается он и форм профессионального поведения — например, поведения слуг, торговцев и т. п. в определенных ситуациях. Особое внимание в «Домострое» уделяется аккуратности, опрятности в одежде, чистоте и уюту в помещении. Как свод правил поведения, «Домострой» предписывает вежливость, кротость, послушание, уважение к старшим и умеренность во всем. «Домострой» содержит и предписания по поводу отношения к деятельности: всякое дело надо делать «...с молитвою и с доброй беседою или с молчанием...», а не «...со смехом, скверными и блудными речами...». Таким образом, с древнейших времен в России этикет развивался в соответствии с принципом «разумно — нравственно — красиво1».

С началом правления Петра I реформы затронули все стороны жизни русского общества, в том числе и этическую. Правила поведения вводились указами Петра I и имели силу закона. Правила касались одежды, которая должна была соответствовать установленным образцам, поведения в общественных местах и в быту, общения. В книге «Юности честное зерцало, или Показания к житейскому обхождению. Собранное от разных авторов», вышедшей в Санкт-Петербурге в 1717 г. и впоследствии неоднократно переиздававшейся, приведены правила, которых должны придерживаться молодые люди в общении со старшими, друг с другом, в обществе.

Этикет в России в эту эпоху формировался по образцу французского и голландского, приобретая открытый, светский характер, причем для представителей различных сословий устанавливались свои правила.

Этикет является феноменом, культурно и исторически обусловленным, изменчивым. Так, например, этикет сегодняшнего дня существенно отличается от правил поведения эпохи Петра I и, несмотря на сближение культур, этикет, принятый в России, отличается от такового на Западе. Этикет меняется даже под влиянием перемен, которые происходят в мире моды. Например, правилами европейского этикета для мужчины предусмотрено приподнимание шляпы в знак приветствия знакомого при встрече с ним, но сейчас шляпы почти не носят, и это правило этикета остается невостребованным.

Вместе с изменением сущности общественных отношений меняется и их форма, отраженная в этикете. В целом же можно отметить, что современный этикет стал более простым, практичным, демократичным и универсальным. Как говорит академик Д. С. Лихачев, «в основе всех хороших манер лежит одна забота — забота о том, чтобы человек не мешал человеку, чтобы все вместе чувствовали бы себя хорошо».

Современный человек, как правило, живет сложной насыщенной событиями и ситуативно богатой жизнью, вследствие чего для него невозможно предусмотреть правила поведения на все возможные случаи. Это делает необходимым изучение человеком не столько буквы, сколько духа этикета, чтобы иметь возможность ориентироваться в ситуации и всегда действовать в соответствии с правилами поведения.

Культура поведения выступает как качество социально необходимое и ценное в силу ее нравственной основы. В широком смысле слова это понятие включает в себя «совокупность выработанных и проверенных опытом способов организации повседневной жизни и общения людей и является составной частью общечеловеческой культуры2».

В деятельности современного специалиста этикет играет все более важную роль, способствуя развитию конструктивных, доброжелательных отношений с партнерами. Соблюдение этикета способствует созданию творческой атмосферы в трудовом коллективе.

Особенно важно понимание сущности этикета и культуры поведения для такого должностного лица, каким является социальный работник. В общении и взаимоотношениях с клиентами и их близкими, с коллегами, представителями различных организаций он является официальным лицом, выполняющим возложенные на него обязанности и представляющим свое учреждение и государство, от имени которых он действует. От того, насколько внешний вид и поведение, речь социального работника соответствуют общепринятым правилам этикета, зависят не только доверие к нему и эффективность работы, но и общественное мнение о социальных службах и социальной работе.

Для того чтобы строить свое поведение в соответствии с правилами этикета, необходимо следовать его принципам, которые отражают моральные требования, предъявляемые к культуре отношений. Л. С. Лихачев1 выделяет четыре принципа этикета.

Принцип гуманизма. Принцип гуманизма требует от социального работника уважения к человеку, признания достоинства его личности, доброжелательного к нему отношения. Принцип воплощается в таких требованиях к поведению социального работника, как вежливость, тактичность, скромность, чуткость, внимательность и точность.

Вежливость в отношениях не является формой лицемерия, антиподом правдивости и искренности, а, напротив, служит признаком уважения человеческого достоинства, доброты к человеку. Вежливость — это первый шаг на пути служения человеку. Она включает в себя такие формы внимания к клиенту, как стремление понять человека, готовность оказать ему помощь при необходимости. Для социального работника вежливость — необходимый аспект общения с клиентом, его близкими, коллегами, представителями различных государственных и негосударственных учреждений и организаций, поскольку является внешним проявлением сущности профессии — постоянной готовности оказать услугу тому, кто в этом нуждается, не оскорбив при этом человеческого достоинства.

Тактичностью можно считать то чувство меры, которое следует соблюдать во взаимоотношениях с людьми, умение чувствовать границу «обидчивости» человека. Тактичность подразумевает способность не задавать вопросы, которые могут поставить человека в неловкое положение, или, если информация все же является необходимой, — умение сформулировать свой вопрос таким образом, чтобы не обидеть его. Тактичность требует от социального работника умения делать замечания человеку — их форма должна быть корректной, деликатной. Не следует делать замечания в иронической форме, излишне громким голосом, назидательным тоном, в присутствии посторонних. Недостаток тактичности ранит клиента, причиняет ему душевную боль. Тактичность социального работника способствует установлению доверительных отношений с клиентом.

Скромность предполагает умение сопоставить самооценку с мнением о себе окружающих и ни в коем случае не переоценивать свою значимость, умеренность в требованиях к другим и повышенную требовательность к себе, сдержанность. Скромность социального работника проявляется в его отношении к клиентам, коллегам как к своим партнерам, во всем равным ему. Особенно важна скромность в отношениях с клиентом — социальный работник никогда не должен позволять себе стремления «возвыситься» над клиентом, не должен подчеркивать высоту своего служебного положения, навязывать клиенту свое мнение, пренебрегать его интересами.

Чуткость предполагает способность понимать и считаться с переживаниями другого человека, улавливать оттенки его настроения, способность как можно меньше доставлять человеку неприятностей и неудобств. Социальному работнику необходимо быть чутким, поскольку он имеет дело с людьми, часто находящимися в тяжелом психоэмоциональном состоянии. Учитывая переживания клиентов, он быстрее добьется конструктивности в отношениях и совместной деятельности, вследствие чего эффективность его работы повыситься. Отсутствие чуткости чаще всего обусловлено недостаточно тонкой душевной организацией специалиста или психологической установкой на циничное выполнение своей работы в меру внешней необходимости.

Внимательность для социального работника является не только признаком хорошего воспитания, но и одним из условий успешной работы. Внимательность состоит не только в том, чтобы профессионально продемонстрировать заботу о человеке и свою готовность оказать ему помощь; она заключается еще и в подлинном интересе к клиенту и его проблемам, желании изменить его статус, преодолеть все сопутствующие трудности. Внимательность дает социальному работнику возможность своевременно и адекватно реагировать на те изменения, которые происходят в жизни клиента, а также вовремя принимать верные решения. Внимательность социального работника к клиенту должна быть гарантом того, что клиент не уйдет от специалиста, что-то недосказав, замкнувшись в себе, испытывая чувство неудовлетворенности и непонятости. Внимательность социального работника к клиенту должна проявляться и в сосредоточенности во время общения с ним, в концентрации на его проблемах.

Точность проявляется в верности данному слову. Социальный работник, к сожалению, не всегда может сделать для своего клиента или для коллеги все то, что хотел бы, поэтому иногда вместо «я сделаю» следует говорить «я попытаюсь сделать», объясняя при этом, чем вызваны сложности. Но если он уверен в осуществимости задуманного и дал слово что-либо сделать, он должен это выполнить. Точность — это умение не бросать слов на ветер, обязательность. Точность — своеобразная форма уважения к человеку, поскольку тот, кто точен, умеет ценить чужое время, не опаздывая и не заставляя ждать понапрасну; знает цену словам, отказываясь давать легкомысленные и невыполнимые обещания; не может вводить в заблуждение, вольно трактуя и букву, и дух достигнутой договоренности. Еще раз следует повторить, что и вежливость, и чуткость, и скромность, и тактичность, и точность, и внимательность социального работника должны быть естественными. Если они лишены внутренней духовной основы и являются лишь результатом профессиональной тренировки или актерского мастерства, клиент сразу почувствует наигранность — показная вежливость, как правило, никого не обманывает, но не редко — оскорбляет.

Принцип целесообразности действий. Современный этикет отличается от этикета средних веков в первую очередь своей целесообразностью. Основные правила его содержат в той или иной форме требования не доставлять своими действиями хлопот окружающим и самому себе. При этом этикет не догматичен, поскольку жизнь сложнее любого свода правил или кодекса, и описать правилами все возможные ситуации нельзя. Поэтому современный этикет требует не заучивания правил, а творческого использования их применительно к конкретным ситуациям.

Принцип эстетической привлекательности поведения (красоты поведения). Дени Дидро этот принцип сформулировал так: «Недостаточно делать добро, надо делать его красиво». Эти слова в полной мере можно отнести к социальному работнику. Этикет нашего времени требует, чтобы форма, т. е. поведение и внешний вид человека, соответствовала его содержанию, т. е. душевным качествам личности, поэтому поведение и внешний вид специалиста должны быть эстетичными, привлекательными. Нельзя появляться в учреждении и тем более перед клиентом небрежно и неопрятно одетым, в грязной нечищенной обуви, с непричесанной головой, поскольку это неэстетично. Одежда может быть недорогой — это объяснимо и будет нормально воспринято клиентом, но если она грязная, мятая — это вызовет отрицательное отношение к социальному работнику. В разговоре с клиентом следует умеренно пользоваться такими средствами невербального общения, как мимика и пантомимика — избыточность жестов может быть истолкована как неискренность, наигранность; полное их отсутствие — как скованность или равнодушие; в то время как благородная сдержанность жестов является признаком уравновешенности и духовной силы. Речь должна быть спокойной, плавной, понятной, без вульгаризмов и неологизмов.

Принцип учета народных обычаев и традиций. Этот принцип важно соблюдать в работе потому, что каждый народ имеет собственную невербальную знаковую систему, собственные обычаи и традиции, многие из которых свято чтутся нашими современниками. При всей их похожести в основах — в традиции большинства народов уважение к старшим, оказание помощи слабым и их защита, умение держаться с достоинством — проявление их может быть различным. И социальному работнику, чтобы случайно не попасть в неловкое положение, следует изучать традиции и обычаи того народа, с представителями которого он работает. Так, например, в центральной России считается вполне допустимым, если престарелый человек, не имеющий возможности самостоятельно обслуживать себя и нуждающийся в постоянном квалифицированном уходе, помещается в интернат. Но если подобная ситуация будет иметь место в некоторых местностях на Северном Кавказе, то социальный работник не сможет предложить такую форму социального обслуживания — соседями пожилого человека это будет воспринято как оскорбление, поскольку традиция требует от соседей и знакомых забрать пожилого человека, нуждающегося в посторонней помощи, к себе в дом или, по крайней мере, полностью взять на себя его обслуживание.

Знание народных обычаев и традиций поможет социальному работнику правильно построить разговор с клиентом, получить ответ на интересующие его вопросы и предложить помощь, не выходящую за рамки возможностей системы социальной защиты и отвечающие интересам клиента.

Правила поведения в разных жизненных ситуациях различны, однако в целом они соответствуют приведенным выше принципам этикета. В повседневной деятельности социальный работник должен руководствоваться этими принципами, чтобы случайно не поставить ни своего клиента, ни коллег в неловкое положение.

Типичными ситуациями в профессиональной деятельности социального работника являются знакомство, повторная встреча с клиентом, консультирование, повседневное общение (например, в стационаре), общение с окружением клиента.

Знакомство. Знакомство с клиентом может произойти в стенах учреждения или дома у клиента. Вне зависимости от того, где будет происходить первая встреча, к ней нужно подготовиться.

В первую очередь, следует наметить вопросы, которые необходимо задать клиенту, и составить схему беседы — при соблюдении этого условия встреча будет более эффективной, короткой и деловой, все возможные вопросы будут решены без излишних затрат времени и сил.

Необходимо тщательно продумать манеру своего поведения — она должна быть достаточно деловой, но не сухой, спокойной и доброжелательной. Клиент должен чувствовать, что он пришел туда, где его ждут и где ему окажут помощь, т. е. в любом случае именно он и его проблемы должны быть центром внимания социального работника. Даже если лимит времени исчерпан, не следует давать понять клиенту, что социальный работник — человек чрезвычайно занятый, что у него есть дела поважнее и что этот его посетитель — всего лишь один из многих других. Для каждого человека его личные проблемы имеют гораздо большее значение, чем проблемы всех остальных, они ему субъективно представляются наиболее актуальными и серьезными, и поэтому торопливость и откровенная невнимательность социального работника в конце затянувшейся встречи для клиента оскорбительны и неприятны.

Одежда социального работника имеет большое значение при знакомстве с клиентом. Следует помнить, что первоначальное впечатление о человеке складывается в течение первых 20 – 45 секунд встречи. Недаром пословица говорит о том, что «встречают по одежке, а провожают по уму». Социальный работник чаще всего имеет дело с клиентами малообеспеченными (согласно отчету Московского департамента социальной защиты, в 1996 г. 75% населения, обратившегося в центры социального обслуживания, нуждалось в материальной помощи), поэтому показной «шик» в одежде и облике неприемлем — это будет оскорблять клиентов, вызовет их негативное отношение к социальному работнику и системе социальной защиты вообще. Но не лучшее впечатление произведет и одежда неопрятная, небрежная. В любом случае одежда не должна привлекать внимание к себе или тем более переключать внимание на себя полностью — это сделает клиента рассеянным, а общение — менее эффективным. Пьер Карден однажды на вопрос «Что такое «хорошо одетая женщина?» дал такой ответ: «Если я видел красивую женщину, но не помню, что на ней было надето, значит, она была одета хорошо». Руководствуясь этим мудрым правилом, социальный работник должен одеваться и причесываться так, чтобы не одежда, а он сам привлекал внимание клиента, — что особенно важно при их первой встрече.

Беседу следует начинать с приветствия и представления. Представляясь, социальный работник должен назвать свое имя, отчество, фамилию и должность. Если договоренность о встрече была достигнута ранее (например, по телефону), следует упомянуть об этом, чтобы клиент знал, что с ним беседует именно тот специалист, с которым он уже разговаривал. Если же произошла неожиданная замена социального работника, следует объяснить причину этого.

Выясняя сущность проблемы клиента и его мнение по поводу необходимой помощи, следует в корректной форме задавать уточняющие вопросы — не каждый клиент может говорить логично и по существу проблемы; волнение и растерянность человека также могут повлиять на ход беседы, поэтому помощь социального работника клиенту в изложении сущности проблемы необходима. Получив всю нужную информацию, важно в присутствии клиента внимательно просмотреть ее, чтобы удостовериться, что ни один существенный вопрос не упущен, и затем вкратце повторить клиенту основные, ключевые моменты беседы, чтобы он мог убедиться, что его поняли правильно.

Если в ходе первой встречи не были решены все вопросы и намечаются дальнейшие встречи, то социальному работнику и клиенту следует договориться о времени их проведения — назначить конкретный день и час или, если предполагается, что встреча потребуется после завершения определенного этапа работы, договориться об уточнении сроков встречи по телефону, причем инициативу в установлении связи следует проявить социальному работнику.

Если первая встреча с клиентом происходит в учреждении социальной защиты, во время приема населения, то следует готовиться к ней и к приему заранее. День приема устанавливаться заблаговременно и соблюдается неукоснительно — не должно возникать ситуаций, когда клиенты, придя на прием, оказываются перед закрытыми дверями. Не следует менять дни приема, если, например, они проводятся в определенные графиком работы учреждения дни недели или месяца — не зная об изменениях, клиент может напрасно потерять время.

Организуя прием, следует подумать о его длительности. Безусловно, каждого клиента надо выслушать, однако это не означает, что время приема одного клиента может растягиваться до бесконечности — ожидание в коридорах не принесет удовольствия остальным пришедшим на прием клиентам. Понимая это, социальный работник должен стараться ограничить время приема одного клиента 30 минутами и стремиться к соблюдению установленного графика. Необходимо также позаботиться об элементарных удобствах для ожидающих приема посетителей — в приемную следует поставить стулья или кресла.

Если запись на прием ведется заранее, необходимо принимать клиентов в порядке очередности в соответствии с назначенным временем. Клиенты, пришедшие без предварительной записи, также должны быть приняты, однако в последнюю очередь — им следует разъяснить, что ранее записавшиеся клиенты должны быть приняты в назначенное время. Однако бывают ситуации, когда пришедший без предварительной записи клиент по объективным причинам не может ожидать. В этом случае его можно принять вне очереди, заручившись предварительно согласием ожидающих.

Помещение, где проводится прием, должно быть чистым, проветренным и достаточно свободным, даже если оно невелико — неприятное впечатление производит комната, заставленная мебелью, через которую клиенту приходится пробираться к столу хозяина кабинета.

Для записи информации, деловых заметок следует подготовить не листы писчей бумаги, а блокнот или тетрадь — клиент также, как и социальный работник, знает, что отдельные листы быстро теряются и информация, которую они содержат, может быть утрачена. Ручка должна быть также приготовлена заранее.

Стол социального работника должен быть максимально свободным — лишние документы, папки и тем более посторонние, личные вещи на столе скажут отнюдь не о деловитости работника, а, скорее, о его неорганизованности, неподготовленности к встрече.

Социальный работник, готовясь к приему, должен быть максимально сосредоточен и внутренне собран — его ожидает трудная работа. От действий и поведения специалиста при первой встрече с клиентом зависит не только дальнейшее развитие их отношений, но и судьба клиента, его вера в справедливость, в способность системы социальной защиты оказать ему действенную помощь.

Существуют определенные рекомендации, касающиеся расположе





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2022 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.