Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Специфика имущественной ответственности государства в современных условиях





 

Отсутствие в нашей стране продуманной экономической концепции развития рыночных отношений в переходный период дополнялось отсутствием законодательной базы, необходимой не только для их утверждения и закрепления, но и для четкого регулирования. В первую очередь новые экономические условия требовали определения роли государства как главного регулятора и участника этих отношений[24].

В. Ф. Яковлев пишет: "Жизнь указала на то, что введение рыночной экономики, широкое использование в ее построении товарно-денежных отношений отнюдь не означает ухода государства из экономики"[25]. Утратив в значительной степени свою регулирующую роль, государство в то же время заняло место активного участника этих отношений. Новый Гражданский кодекс РФ как основной закон, призванный регулировать рыночные отношения, утвердил равенство государства с иными участниками гражданских отношений - гражданами и юридическими лицами.

Участие государства в гражданских правоотношениях обусловлено, прежде всего, необходимостью реализации публичных задач, стоящих перед ним, и это, естественно, не может не отражаться на его гражданской правоспособности. Поэтому ГК РФ, провозглашая в п.1 ст.125 равенство государства с иными участниками гражданских правоотношений, в следующем пункте делает оговорку о том, что нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, применяются по отношению к государству в том случае, если иное не предусмотрено законом или не вытекает из особенности данного субъекта.

Государство, являясь участником частноправовых и публично-правовых отношений, очень часто оказывается в таком положении, когда, с одной стороны, оно должно соблюсти публичные интересы, за которыми стоит все общество в целом, а с другой - подчиниться нормам гражданского права, отражающим интересы частного лица в конкретном деле, что часто приводит к конфликту указанных интересов.



Данная проблема в наибольшей степени проявляется, когда государство не в состоянии исполнить надлежащим образом принятые на себя обязательства гражданско-правового характера и возникает необходимость применения различных мер принуждения, связанных с обращением взыскания на денежные средства или на какое-либо иное государственное имущество. Применение подобных гражданско-правовых мер в отношении государства всегда связано с вторжением в одну из сфер публичных отношений - бюджетную.

До недавнего времени была проблема с применением норм ГК РФ и отсутствие возможности обратить взыскания на денежные средства бюджета или на какое-либо иное государственное имущество по причине отсутствия соответствующих норм в публичном праве.

На преодоление конкуренции публично-правовых и гражданско-правовых норм в этом вопросе существенно отразилось принятие Бюджетного кодекса Российской Федерации, который упорядочил процесс принятия и учет государством обязательств, по которым предполагаются расходы соответствующего бюджета, а также ввел такое понятие, как иммунитет бюджета. Последний представляет собой правовой режим, при котором обращение взыскания на бюджетные средства возможно только на основании судебного акта, предусматривающего:

· возмещение в размере недофинансирования в случае, если взыскиваемые средства были утверждены в законодательном порядке в составе расходов бюджета;

· возмещение убытков, причиненных физическому или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания органами государственной власти или органами местного самоуправления актов, не соответствующих закону или иному правовому акту.

Вопрос о гражданско-правовой ответственности остается дискуссионным среди наших правоведов. Не раскрывая сути разных точек зрения в данной полемике, хотелось бы остановиться только на одной из них, высказанной А. Е. Сухановым: гражданско-правовая ответственность - одна из форм государственного принуждения, состоящая во взыскании судом с правонарушителя в пользу потерпевшего имущественных санкций, перелагающих на правонарушителя невыгодные имущественные последствия его поведения и направленных на восстановление нарушенной имущественной сферы потерпевшего[26].

Далее рассмотрим возможность и специфику такой меры государственного принуждения, как принуждение к исполнению принятого обязательства. (По мнению С. Н. Братуся, мера государственного или общественного принуждения к исполнению принятой на себя обязанности в натуре также является одной из форм ответственности[27].)

Ясно, что в случае, когда государство оказывается на месте правонарушителя, оно вынуждено выступать как бы против себя. Очевидно, что меры принуждения должны быть применены не просто по отношению к государству, а направлены на конкретный государственный орган или иное лицо, уполномоченное выступать от его имени. Это вытекает из особой формы представительства государства в гражданском обороте, характеризующейся множественностью лиц, выступающих от его имени.

Складывается такая ситуация, не свойственная гражданско-правовому институту представительства, когда один из субъектов гражданского права (государство) в силу ряда причин признается правонарушителем, а лицо, чьи права нарушены, не может напрямую обратиться к данному субъекту, и вынуждено искать уполномоченного представителя (соответствующий орган или лицо), чтобы к нему предъявить соответствующие требования.

Прямое указание на то, что именно финансовые органы выступают в суде от имени казны, содержится только в ст.1071 ГК РФ, отнесенной к главе, регулирующей обязательства вследствие причинения вреда.

Участие данного органа предусматривается п.10 ст.158 БК РФ. Но здесь мы опять видим, что, во-первых, на потенциального истца возлагается обязанность определить, какой орган государственной власти является главным распорядителем.

Во-вторых, указанная статья говорит о том, что выплаты по исполнительным листам производятся за счет казны Российской Федерации из средств федерального бюджета, выделенных федеральным органам исполнительной власти как главным распорядителям средств бюджета. А это означает не безусловную ответственность государства по вышеназванным исковым требованиям, а ответственность конкретного органа исполнительной власти, обусловленную выделением ему необходимых средств на указанные цели.

Ввиду сложности правильного определения органа, который может выступить в качестве ответчика и реально возместить убытки, возникла потребность в разъяснении, которое было дано в постановлении. Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 года N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"[28].

В частности, в п.12 указанного постановления говорится, что "ответчиком по такому делу должны признаваться Российская Федерация, соответствующий субъект Российской Федерации или муниципальное образование (ст.16) в лице соответствующего финансового или иного управомоченного органа.

Предъявление гражданином или юридическим лицом иска непосредственно к государственному органу или к органу местного самоуправления, допустившему соответствующее нарушение, не может служить основанием к отказу в принятии искового заявления либо к его возвращению без рассмотрения. В этом случае суд привлекает в качестве ответчика по делу соответствующий финансовый или иной управомоченный орган.

По мнению Е. А. Суханова, "это разъяснение сделано применительно к требованиям о возмещении убытков, причиненных в результате незаконных действий или бездействия государственных или муниципальных органов (ст.16 ГК), поскольку и здесь ответчиками выступают не сами эти органы, а соответствующие публично-правовые образования, а потому имеет общее значение для случаев имущественной ответственности последних"[29].





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.