Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Мобилизация Ленинграда и оборона города с сентября 1941 г. по март 1942 г





К этому времени 300-тысячная группа армий «Север» полностью опоясала стальным кольцом Ленинград, войска Ленинградского фронта и Балтийский флот. Лишь узкая полоска водного пространства по Ладожскому озеру связывала осажденный город с Большой землей. Но и эта полоска Ладоги подвергалась непрерывному артиллерийскому и авиационному воздействию врага.

Убедившись, что штурмом Ленинград взять не удастся, не немецкое командование начало планомерную осаду города. 21 сентября в ставке Гитлера были разработаны тезисы доклада «О блокаде Ленинграда», в которых с предельной циничностью говорилось: «...б) сначала мы блокируем Ленинград (герметически) и разрушаем город, если возможно, артиллерией и авиацией...г) остатки «гарнизона крепости» останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город... вывезем все, что осталось живое, в глубь России или возьмем в плен, сровняем Ленинград с землей и передадим район севернее Невы Финляндии». [29;86-87] Гитлер решил не тратить напрасно свою армию на штурм города, а планомерной брокадой и артобстрелами уничтожить Ленинград как пункт обороны.

 У Верховного Главнокомандования имелись основания быть недовольным военными действиями на Ленфронте. Враг подошел к Ленинграду, окружил его в пытается ворваться в город. Но можно ли, не упрощая положения вещей, отнести создавшуюся обстановку на счет командующего, как это делают некоторые зарубежные историки? даже беглое ознакомление с ходом боевых действий не позволяет сделать такой вывод. Не вдаваясь в подробный разбор решений, планов и усилий командующего фронтом, можно лишь сказать, что военные действия в июле — сентябре 1941 года заслуживают самого глубокого изучения и освещения. Наступление немцев началось подобно удару гигантского тарана. От наших войск потребовалась железная выдержка, чтобы устоять. В первые недели войны они не имели и часа покоя. К тому же не хватало оружия, боеприпасов. И вот в этой чудовищно сложной обстановке командование, Военный совет, на которые ложилась вся полнота ответственности, показали образец самообладания: они сумели оказать сильное противодействие фашистской армии и нанести ей крупные потери в живой силе и технике. Принятые меры по обороне города привели к тому, что атаки немцев захлебнулись. Если в начале ВОЙНЫ, как уже было сказано, неприятельские части продвигались со скоростью 26 километров в сутки, то в августе их продвижение не превышало 2,2 километра в сутки, причем каждый шаг стоил им больших жертв. дивизии врага, дошедшие до стен Ленинграда, были далеко уже не те, что в июле. Освобождение Ворошилова, при внимательном разборе сложившейся ситуации, не может служить упреком ему. [19;34] Это скорее наоборот проявление благосклонности Сталина, убирая его в тяжелый момент тем самым освобождая от ответственности. Если было бы смещение он наверняка был бы расстрелян. В дальнейшем когда обстановка в корне изменилась, то Ворошилов был возвращен, дабы получить лавры освободителя Ленинграда



Однако все сказанное не ставит под сомнение правильности решения Ставки о смене командующего фронтом. Враг подошел вплотную к Ленинграду, обстановка, настроение войск и населения требовали серьезной акции со стороны Верховного Главнокомандования. И такая акция была сделана, назначен новый командующий фронтом, что имело важное психологическое значение для солдат и офицеров. С этим событием связывались их надежды и желания остановить врага, разбить его.

Командующим фронтом был назначен генерал армии Г. К. Жуков. Он быстро оценил обстановку. Город и его окрестности он хорошо знал с молодых лет, когда учился в Ленинграде.

Немцы вели яростные атаки на участке обороны 42-й армии, стремясь захватить Пулковские высоты м ворваться в Ленинград. Опираясь на мощную поддержку партийной организации города, Жуков без промедления приступил к действиям. Характерной чертой его интеллекта была способность к быстрой реакции на боевые действия. Определив намерения врага прорвать линию нашей обороны со стороны Урицка, он с большим искусством в считанные дни усиливает оборону в полосе 42-й армии. Снимает с ПВО города часть зенитных орудий, способных пробивать броню танков, и ставит их на самые опасные участки. Перебрасывает в 42-ю армию некоторые соединения с Карельского перешейка из состава 23-й армии, что для многих офицеров штаба представлялось рискованным шагом, ослабляющим оборону против финнов.

Командующим 42-й армией 14 сентября назначается генерал И. И. Федюнинский. Были приняты все меры, чтобы в полосе 42-й армии создать такую оборону, о которую разбились бы попытки противника лобовым ударом овладеть Ленинградом.

С укреплением обороны командующий одновременно подготавливает контрудар по противнику. для выполнения этой задачи он значительную часть моряков переводит с кораблей в сухопутные части и ставит их на особо ответственные направления. Формирует новые части, пополняет их рабочим ополчением. Собран в кулак около 50 тысяч воинов, обеспечив новые части боевыми и техническими средствами, командующий без промедления силами 8-й армии предпринимает контрудар в направлении на Красное Село, стремясь нанести фланговый удар группировке немецких войск, сосредоточенной для наступления на Ленинград.

Задуманная операция была смелой: сравнительно небольшой ударной группе войск остановить наступление намного превосходящих сил противника, даже при плотной огневой поддержке артиллерии осажденных, было очень трудной задачей. Командующий это учитывал, но ему требовалось перехватить инициативу, не дать врагу навязать бой там, где он хочет. Конечно, операция была сопряжена с риском, но риск оправдывался важностью задачи. Превосходству сил противника противопоставлялась стремительность атаки. Эту задачу советские войска выполнили блестяще, они с такой яростью ударили по врагу, что привели его в смятение.

Немецкое командование не ожидало столь сильного контрудара и оказалось перед угрозой прорыва их фланга. Желая предотвратить опасность, фельдмаршал фон Лееб спешно бросает механизированный корпус, сосредоточенный в районе Урицка, против наступающих частей Красной Армии. Начались тяжелые бои. Немцам удалось остановить наступление наших частей, но какой ценой? Они потеряли большое число солдат, танков, артиллерии. Дивизии врага, нацеленные на прорыв оборонительных полос Ленфронта, были обескровлены. [18;64] Это сказано с небольшим приуменьшением со стороны Советских войск были настолько огромные потери, что некоторые части пришлось почти целиком доукомплектовывать.

То была крупная оперативно-тактическая победа советских войск.

Военный совет фронта укреплял уверенность воинов в своих силах. Сопротивление врагу возрастало с каждым днем, а силы неприятеля истощались.

К 29 сентября линия фронта вокруг Ленинграда представляла собою три огромные дуги, упиравшиеся своими концами в водные пространства. (Кроме Ленинграда, в кольце блокады находились: Кронштадт, Сестрорецк, Колпино, Парголовский и Всеволожский районы, часть Ораниенбаумского и Слуцкого районов.)

Две дуги замыкали город с юга и севера, образуя большое кольцо общей площадью 2850 квадратных километров. Передний край местами проходил так близко к городу, что фашисты имели возможность подвергать его артиллерийскому обстрелу. Третья дуга протяжением 60 километров — от юго-западного берега Финского залива до Петергофа — охватила приморское побережье с южной стороны. Советские части, обороняющие этот важный плацдарм, были прижаты к морю. Глубина плацдарма составляла в самом Широком месте 26 километров, что крайне осложняло борьбу наших воинов. Вражеское командование знало, как велико значение этой полосы земли для Балтийского флота. Захватив приморское побережье, артиллерия противника парализовала бы движение наших кораблей между Кронштадтом и Ленинградом, лишила бы защитников осажденного города мощных фортов. Добиваясь этой цели, Лееб бросил в бой отборные части и сотни самолетов. Бомбы и снаряды перепахивали землю квадрат за квадратом. Натиску фашистских дивизий, стремившихся столкнуть советские войска в море, противостояли воины 8-й армии и морские пехотинцы. Они грудью отстаивали каждую пядь земли занимаемого плацдарма. При поддержке корабельной артиллерии и тяжелых батарей форта Красная Горка атаки немцев были отбиты. Эта полоса вдавалась клином в расположение вражеских войск и на протяжении всего периода осады Ленинграда представляла угрозу левому флангу фашистской армии. Позднее, в январе 1944 года, именно с этого приморского плацдарма началось наступление наших войск на позиции врага. Наступление закончилось разгромом вражеских войск и полным снятием блокады Ленинграда. Балтийский флот был огненным щитом Ленинграда.

После войны командующий Балтийским флотом адмирал В. Ф. Трибуц, подводя итоги битвы за Ленинград в грозные дни осени 1941 года, писал:

«Все боевые корабли, сосредоточенные в гаванях Кронштадта, на Неве и ее притоках, линкоры и крейсеры, эскадренные миноносцы и канонерские лодки находились на позициях. Они день и ночь обрушивали лавину смертоносного огня на головы фашистов. Форты Кронштадта, Красная Горка, береговые и железнодорожные батареи, созданные руками рабочих ленинградских заводов, вместе с кораблями и наземной артиллерией фронта создали мощную огневую преграду вокруг города, которую враг так и не смог преодолеть» [8;157—158] Артиллерия Советских войск как количественном так и качественном отношении превосходила немецкую.

Особое внимание обращалось па устойчивость обороны в противотанковом, противовоздушном и противоартиллерийском отношении. Все танкоопасные направления были прикрыты огнем многочисленной артиллерии, противотанковыми минами, рвами, эскарпами и контрэскарпами, надолбами, тяжелыми фугасами. Зенитные артиллерийские батареи 2-го корпуса ПВО были выдвинуты так близко к переднему краю, что в случае необходимости могли вести огонь не только по самолетам, но и по танкам противника.

По кольцу внутренней окружной железной дороги подготовили вторую линию обороны, а по южным окраинам Ленинграда —- через Угольный порт, Алексеевку, Автово, Слободку, Александровскую, поселок Николаевский, станцию Фарфоровая, завод имени М. В. Ломоносова — третью линию. . Н. [17;41] К зиме 1941-1942 гг. город был непреступен, с суши немцы не смогли бы его взять, даже увеличив свою группировку вдвое.

Эти линии, а также городские секторы обороны входили в систему внутренней обороны города (ВОГ), созданной Военным советом Ленинградского фронта 15 ноября 1941 года . Командующим (ВОГ) был назначен генерал-лейтенант Ф. С. Иванов, а через месяц — генерал-лейтенант С. И. Кабанов. В состав (ВОГ) входили 9-я отдельная стрелковая бригада, части войск НКВД, милиции и военизированной пожарной охраны, стрелковые бригады рабочих формирований, стрелковая бригада Всевобуча, подразделения моряков Балтийского флота и другие части и подразделения. Общая численность войск (ВОГ) достигала 45 тысяч человек. [1;ф. 279, оп. 11190, д. 281, л. 2; д. 1, л. 54] Эти подразделения не столько воевали сколько выполняли полицейские функции, заградотрядов например.

Трудно выразить в цифрах тот колоссальный труд, который вложили ленинградцы в создание жесткой, долговременной обороны города. С 1 сентября 1941 года по 1 января 1942 года на оборонные работы было затрачено около 9 млн. человеко-дней, из которых 88 % приходилось на долю гражданского населения. Только в 110 узлах обороны в самом городе ленинградцы возвели 570 артиллерийских и около 3600 пулеметных дотов, проделали 17 тыс. амбразур в зданиях, построили более 25 км. баррикад и 300 наблюдательных пунктов, отрыли около 12 тыс. стрелковых ячеек. [1;ф. 217, оп. 1258, д. 7, лл. 99—100] Эти сооружения строили в основном заключенные, правда и жители так же принимали участие.

Ленинград и его пригороды превратились в мощный укрепленный район. Баррикады пересекали многие улицы. На площадях и перекрестках грозно высились доты. Противотанковые ежи и надолбы перекрывали все въезды в город. В окнах домов и витринах магазинов, заложенных мешками с песком и кирпичами, зияли амбразуры огневых точек. Зенитная артиллерия, расположенная в городе, тяжелая артиллерия кораблей и фортов Балтийского флота готовы были обрушить на противника огонь. Выполняя приказ Гитлера, вражеская авиация усилила налеты на Ленинград. Пользуясь подавляющим превосходством в воздухе, бомбардировщики днем и ночью сбрасывали на город тысячи фугасных и зажигательных бомб, бомбили фабрики и заводы, больницы и школы, жилые дома и театры, детские ясли, музеи и соборы. В результате налетов вражеской авиации гибли сотни людей, рушились прекрасные здания, уничтожались творения мировой культуры и искусства. [20; 51] Большая часть была вывезена на Большую землю, в начальный период войны эвакуировать население было нельзя, из-за большой загруженности транспорта.

С выходом немецко-фашистских частей к Урицку, Лигово, Пушкину обстрел Ленинграда начала и крупнокалиберная войсковая артиллерия. Расстояние от восточной окраины Урицка, где была сосредоточена одна из артиллерийских группировок врага, до Кировского завода составляло всего 6 километров, а до Дворцовой площади—14. Гитлеровцы расчертили план города на квадраты, отметив кружочками наиболее важные кварталы и многолюдные места. По этим целям, как правило, в перерывы между воздушными налетами, они и вели артиллерийский огонь. Снаряды с воем и свистом врезались в стены домов, разрывались на улицах и площадях, в переполненных людьми трамваях. «Задача дивизиона состояла в обстреле Ленинграда, — свидетельствовал пленный ефрейтор 1-й батареи 768-го артиллерийского дивизиона Вилли Беккер. — Когда я прибыл в дивизион, командир батареи мне сказал: «Ваша задача — уничтожение Ленинграда». Мы знали точно, что в Ленинграде много гражданского населения, по нему мы и стреляли». Пленный унтер-офицер 1-го дивизиона 126-го артиллерийского полка Эрик Крушке цинично рассказывал: «Солдаты, стрелявшие по городу, говорили в иронической форме: Сегодня мы опять кормили ленинградцев, и они должны быть нам благодарны — ведь у них голод». [11;70] Это всего лишь пропаганда, по соображением собственной безопасности пленный не стал бы произносить такие слова. Хотя голод действительно имел место, и то исключительно из-за халатности Жданова.

За три осенних месяца 1941 года враг обрушил на Ленинград почти 25 тысяч снарядов, около 65 тысяч зажигательных и более З тысяч фугасных бомб. От воздушных бомбардировок и артиллерийских обстрелов в городе за это время погибло 2063 и было ранено 10 569 человек. Не довольствуясь этим, фашистские варвары начали готовить новое чудовищное преступление. 25 декабря 1941 года Гальдер записал в своем дневнике: «Генерал Брандт... получил задачу на составление расчета использования химических средств против Ленинграда...» [7;360] Если бы Гитлер имел возможность применить химическое оружие, он наверняка бы это сделал.

Большой урон жителям и городскому хозяйству причиняли зажигательные бомбы. Их вес был невелик — от 2 до 50 килограммов, но при сгорании они давали температуру около З тысяч градусов; кроме того, большинство бомб было снабжено специальными взрывателями, затруднявшими их обезвреживание.

Воздушные пираты не оставались безнаказанными летчики-истребители 2-го корпуса ПВО и 7-го истребительного авиационного корпуса в тесном взаимодействии с зенитчиками и прожектористами наносили им ощутимые потери. Так, в сентябре 1941 года из 2712 фашистских самолетов, пытавшихся прорваться к Ленинграду, лишь 480 появились над городом, но и из них 272 не вернулись на свои базы. Тогда вражеские летчики изменили тактику и стали бомбить Ленинград ночью, с больших высот. Но и в этих условиях отважные защитники ленинградского неба успешно вели с ними борьбу. [5;188—189] Это очень эффективные показатели Лондонцы сбивали только 5% прорвавшихся самолетов. К очагам поражения немедленно направлялись дружинники из Общества Красного Креста, пожарные, аварийные команды. В то время как пожарные с помощью команд МПВО тушили огонь, сандружинницы, медицинские работники и бойцы аварийно-восстановительных команд извлекали из-под развалин пострадавших. Ежеминутно рискуя жизнью, они пробирались в самые опасные места, спасая раненых. Героизм стал нормой поведения не только бойцов противовоздушной обороны, но и всего населения.

Только за 4 месяца сорок первого года бойцы МПВО извлекли из-под завалов зданий и тем самым спасли 3279 человек, оказали медицинскую помощь 16000 ленинградцам.

Для борьбы с дальнобойной артиллерией гитлеровцев, которая в начале блокады почти безнаказанно разрушала город тяжелыми снарядами, командование Ленинградского фронта в конце сентября разработало единый план действий артиллерии и авиации. Были созданы специальные артиллерийские группы контрбатарейной борьбы, в состав каждой из них вошло два-три дивизиона. Управление всеми артиллерийскими средствами войск и флота, привлекаемыми к контрбатарейной борьбе, было сосредоточено непосредственно в руках начальника артиллерии фронта.

Важную роль в организации контрбатарейной борьбы в первые дни блокады сыграли начальник артиллерии Красной Армии генерал-полковник артиллерии Н. Н. Воронов, по поручению Ставки Верховного Главнокомандования находившийся осенью 1941 года в Ленинграде, начальник артиллерии Ленинградского фронта генерал-майор артиллерии В. П. Свиридов, флагманский артиллерист Балтийского флота контр-адмирал И. И. Грен. Артиллеристы-контрбатарейщики повышали свое мастерство. Совершенствуя методы борьбы, они стали быстрее обнаруживать цели и открывать по ним ответный огонь. Однако недостаток тяжелой артиллерии и снарядов осенью 1941 года заставлял их придерживаться оборонительной тактики — вести огонь по врагу с целью его децентрализации. На большее в то время не хватало ни сил, ни средств. [6;238] Это не соответствует действительности в Ленинграде находилось большое количество гаубичной артиллерии, снаряды производились на Ленинградских заводах.

Шли дни и ночи упорной борьбы. Положение в осажденном городе становилось все тяжелее. Все чаще и дольше оставались в бомбоубежищах жители города: почти беспрерывно рвались снаряды на улицах и площадях. От недостатка питания силы людей таяли. Запасов же основных видов продовольствия для войск и жителей города по состоянию на 12 сентября 1941 года было не более чем на 30 суток. Почти отсутствовали картофель, овощи, фрукты. В Ленинграде же кроме коренного населения находились десятки тысяч беженцев, его обороняли войска. Военный совет Ленинградского фронта в соответствии с указанием ГКО обязал Ладожскую военную флотилию и подчиненное ей северо-Западное речное пароходство обеспечить перевозки всех видов снабжения для осажденного Ленинграда через Ладожское озеро.

В начале ноября ударили сильные морозы, и Ладожское озеро начало покрываться льдом. Караваны судов с трудом пробивались сквозь ледовый припай, который к концу месяца достигал местами нескольких километров. Ледоколов на Ладоге не было, и на борьбу со льдом, вооруженные пилами, и взрывчаткой вышли моряки, пехотинцы, жители Новой Ладоги. Но мороз оказался сильнее. Многие корабли так и не смогли пробиться в свои порты. Вмерзнув в лед, они вынуждены были зимовать на рейде. Поток грузов резко сократился. с 12 сентября по 1 декабря 1941 года, до конца навигации, по водному пути в Ленинград было доставлено 60 тысяч топи продовольствия, боеприпасов и горючего, перёвезено около 39 тысяч человек. С 16 ноября по указанию Государственного Комитета Обороны для доставки продовольствия из Новой Ладоги в Ленинград стали привлекаться транспортные самолеты и тяжелые бомбардировщики ТБ-З. Но это не удовлетворяло даже минимальных потребностей населения и войск. В Ленинграде начался голод.

Пришли и другие бедствия, В конце ноября ударили морозы. Ртуть в термометре приближалась к отметке 40 градусов. Замерзли водопроводные и канализационные трубы, жители остались без воды. Вскоре подошло к концу топливо. Перестали работать электростанции, в домах погас свет, внутренние стены квартир покрылись изморозью.

К декабрю 1941 года город оказался в ледяном плену. Улицы и площади занесло толстым слоем снега, закрывавшим первые этажи домов. Остановившиеся на улицах трамваи и троллейбусы были похожи на огромные сугробы. Безжизненно повисли белые нити оборванных проводов.

 Но город жил и боролся. Заводы продолжали выпускать военную продукцию. Гитлеровцы с особым ожесточением обстреливали и бомбили заводы и фабрики Ленинграда. Кировский завод, заводы «Большевик», «Электросила» и другие предприятия постоянно находились под артиллерийским огнем противника.

Промышленность города во втором полугодии 1941 года в десять раз по сравнению с первым полугодием увеличила выпуск боеприпасов. Действующая армия получила из Ленинграда более 3 миллионов снарядов и мин, свыше З тысяч полковых и противотанковых орудий, 713 танков, 480 бронемашин, 58 бронепоездов и бронеплощадок, много другой боевой техники, инженерного имущества и средств связи. Огромное количество оружия и боевой техники было отремонтировано и снова отправлено на фронт.

Военная продукция из Ленинграда поступала и на другие участки советско-германского фронта. Немецко-фашистское командование со дня на день ожидало капитуляции города. 8 ноября 4941 года Гитлер хвастливо заявил: «Ленинград сам поднимет руки: неминуемо падет, раньше или позже. Никто оттуда не освободится, никто не прорвется через наши линии. Ленинграду суждено умереть голодной смертью».

По указанию Государственного Комитета Обороны Военный совет Ленинградского фронта после длительной всесторонней подготовки 13 октября 1941 года принял постановление о строительстве через Ладожское озеро, как только толщина льда достигнет 45 сантиметров, военной дороги.

19 ноября Военный совет Ленинградского фронта принял решение об организации перевозок по льду Ладожского озера, о прокладке ледовой дороги, ее охране и обороне. Через пять дней был утвержден план всей трассы. От Ленинграда она подходила к Осиновцу и Кокорево, спускалась на лед Ладоги и пролегала по нему в районе Шлиссельбургской губы до села Кобона на восточном берегу озера; затем через глухие лесисто-болотистые места шла к станциям Заборье и Подборовье Северной железной дороги.

Со стороны Шлиссельбурга дорогу прикрывали подразделения отдельного стрелкового полка, которым командовал полковник А. Королев. Полк создал две оборонительные линии, где были построены доты 1, снежно-ледяные окопы, установлены пулеметные точки. деятельность ледовой дороги очень затрудняла вражеская авиация. В первые недели фашистские летчики почти безнаказанно расстреливали с бреющего полета автомашины, обогревательные и санитарные палатки, фугасными бомбами разбивали лед па трассе. для прикрытия дороги жизни командование Ленинградского фронта установило на льду Ладоги 37- и 85-миллиметровые зенитные орудия, большое количество зенитных пулеметов. Была привлечена также истребительная авиация фронта и Краснознаменного Балтийского флота. Конец сентября 1941 года. надежды войск группы армий «Север» на теплые квартиры в Ленинграде, на разгул, грабеж и мародерство рассеялись в прах, сменились перспективой провести суровую русскую зиму в сырых землянках, лесах и болотах. В ставку Гитлера летели ложные донесения о продолжающемся штурме, настойчивые просьбы о подкреплении. А войска тем временем зарывались в землю, создавали вокруг Ленинграда железный пояс оборонительных укреплений. Командующий группой армий «Север» фон Лееб намеревался отсидеться за ними зимой, сохранить живую силу, а летом, получив подкрепление, возобновить штурм города.

Но советское Верховное Главнокомандование сорвало замыслы врага. Войска Ленинградского фронта с первых же дней блокады начали активные боевые действия. Особого напряжения они достигли на невском участке фронта. Войска Невской оперативной группы еще в сентябре захватили на левом берегу Невы в районе Московской дубровки небольшой плацдарм. Ленинградцы назвали его невским пятачком. В этом же районе в конце октября с целью прорыва блокады и восстановления сухопутной связи Ленинграда со страной началась Синявинская наступательная операция. Завершить ее не удалось: значительную часть войск сразу же после начала наступления Ставка приказала спешно перебросить в район Тихвина, где в это время создалась угрожающая обстановка.

Гитлер, стремясь покончить с Ленинградом и высвободить задействованные здесь дивизии для усиления войск на московском направлении, приказал группе армий «Север» подготовить наступательную операцию на тихвинском направлении с целью лишить Ленинград ладожской коммуникации и таким образом полностью отрезать город от страны.

Для осуществления этой операции на смежных флангах 16-й и 18-й немецких армий была создана ударная группировка в составе 39-го моторизованного и 1-го армейского корпусов, развернутых на участке Кириши, Любань и южнее. Войска получили задачу ударом через Будогощь Тихвин прорваться к реке Свирь и соединиться там с Карельской армией финнов. Вспомогательный удар наносился на Малую Вишеру, Бологое, навстречу войскам левого крыла группы армий «Центр».

16 октября 1941 года после артиллерийской и авиационной подготовки вражеские войска перешли в наступление. Малочисленные, оборонявшиеся на широком фронте соединения наших 52-й и 4-й армий оказывали противнику упорное сопротивление, но под давлением численно превосходящих сил вынуждены были отступать. 23 октября гитлеровцы захватили Будогошь. Создалась реальная угроза Тихвину - важному центру коммуникаций, основной перевалочной базе грузов, идущих в Ленинград.

Ставка Верховного Главнокомандования немедленно усилила 4-ю армию, прикрывавшую тихвинское направление, частью своих резервов, а также войск Ленинградского и Северо-Западного фронтов.

Возросшее сопротивление под Тихвином вынудило немецко-фашистское командование перебросить сюда две дивизии с маловишерского направления, где фронт к тому времени стабилизировался. А чтобы прикрыть левый фланг своей ударной группировки и отвлечь часть наших сил из-под Тихвина, оно двинуло в наступление на волховском направлении против 54-й советской армии три пехотные дивизии 1-го армейского корпуса.

В первой половине ноября противнику удалось захватить Тихвин и близлежащие районы, а на волховском направлении перерезать железную дорогу Тихвин — Волхов и выйти в район станции Войбокало. Дальнейшее продвижение врага было приостановлено, но Ленинград лишился последней коммуникации, по которой шли грузы к Ладожскому озеру, а затем в осажденный город. Именно в этот период ленинградцы стали получать самую маленькую пайку хлеба.

По указанию Государственного Комитета Обороны в обход Тихвина до станции Заборье спешно была проложена дорога для доставки грузов в Новую Ладогу. Но этот путь был очень длинен и не приспособлен к движению автотранспорта, поэтому сыграть какого-либо значения в стабильном снабжении Ленинграда не мог.

ГКО, учитывая это, поручил Ставке любыми мерами освободить Тихвин и вернуть Ленинграду Северную железную дорогу. Несмотря на тяжелое положение под Москвой, Ставка изыскала возможности усилить 54, 4 и 52-ю армии. Соотношение сил на тихвинском направлении изменилось в пользу наших войск.

Перейдя в решительное контрнаступление, войска трех советских армий в ходе ожесточенных ноябрьско-декабрьских боев нанесли жестокое поражение противнику, 9 декабря освободили Тихвин, затем Малую и Большую Вишеру, Будогощь, железнодорожный участок Тихвин — Волхов и к 16 декабря отбросили врага за реку Волхов — туда, откуда он два месяца назад начал наступление.

В этот день, 16 декабря 1941 года, Гитлер подписал приказ, где, в частности, говорилось: «Разрешить группе армий «Север» произвести отвод внутренних флангов 16-й и 18-й армий па рубеж р. Волхов и линию железной дороги, проходящей от станции Волхов на северо-запад... Задача группы армий — оборонять указанный рубеж до последнего солдата, не отступать больше ни на шаг и тем самым продолжать осуществление блокады Ленинграда» «Совершенно секретно! Только для командования!>, стр. 353..

Встретив организованное сопротивление на рубеже реки Волхов, советские войска начали закрепляться па правом берегу. В целях объединения армий, действующих к востоку от реки и вновь сосредоточиваемых в этом районе, Ставка Верховного Главнокомандования приказала к 17 декабря 1941 года образовать Волховский фронт. Командующим фронтом был назначен генерал армии К. А. Мерецков. В состав фронта вошли 4-я и 52-я армии, а также 26-я (позже 2-я ударная) и 59-я армии из резерва Ставки.

В результате успешных боевых действий под Тихвином и Волховом окончательно провалилась попытка немецко-фашистских войск изолировать Ленинград от страны. Освобождение Тихвина и участка Северной железной дороги от Тихвина до Волхова стоило выигрыша многих сражений. Жизненно необходимые для Ленинграда грузы вновь стали. доставляться до станции Войбокало, а оттуда — кратчайшим путем к Ладожскому озеру.

Удар под Тихвином и Волховом совпал по времени с контрнаступлением наших войск по Москвой. Активные боевые действия советских войск на северо-западном направлении не дали возможности немецко-фашистскому командованию перебросить свои силы из-под Ленинграда для отражения мощного удара Красной Армии под Москвой. В свою очередь контрнаступление под Москвой сковало главные силы противника на центральном направлении, что значительно содействовало успеху наших войск под Ленинградом.

Осенью 1941 года в войсках Ленинградского фронта родилось движение снайперов-истребителей. Инициаторами его выступили армейские коммунисты и комсомольцы. одним из первых снайперов стал боец разведывательного батальона 13-й стрелковой дивизии (бывшей 5-й дивизии народного ополчения) Ф. А. Смолячков.

Весть о знатном снайпере разнеслась по всем частям и соединениям фронта.. Почин Феодосия Смолячкова поддержали старшина И.Д. Вежливцев, красноармеец П.И. Голиченков, заместитель политрука А.А. Калинин, лейтенант Н.А. Козлов, старший сержант С.П. Лоскутов, сержант В.Н. Пчелинцев, старший лейтенант Ф.Ф. Синявин, лейтенант Ф.Ф. Фомин, младший лейтенант

М. И. Яковлев. Все десять отважных мстителей Указом Президиума Верховного Совета СССР от 6 февраля 1942 года были удостоены звания Героя Советского Союза . Феодосий Смолячков, уничтоживший из своей снайперской винтовки 125 фашистов, был награжден посмертно —- 15 января 1942 года мужественный воин погиб.

Снайперы-истребители появились в каждом подразделении. Ворошиловские стрелки, спортсмены-разрядники, профессиональные охотники становились мастерами меткого выстрела. В Ленинграде и при армиях были организованы специальные курсы подготовки снайперов, которые, однако, не могли принять всех желающих.

Среди вражеских солдат даже ходили слухи, что под Ленинград прибыла дивизия охотников-сибиряков, которые попадают белке в глаз.

Военный совет Ленинградского фронта 28 января 1942 года сообщал в ЦК БКП (б), что по состоянию на 20 января в рядах снайперов-истребителей насчитывается более 4200 бойцов, командиров и политработников. За двадцать дней января снайперы 23, 42 и 55-й армий и Приморской оперативной группы уничтожили более 7 тысяч вражеских солдат и офицеров .

 В начале 1942 года дальнобойная артиллерия противника усилила обстрел Ленинграда. Только в январе — феврале было выпущено 13433 снаряда. Военный совет фронта потребовал от артиллеристов-контрбатарейщиков перейти от нейтрализации огня противника к подавлению и. уничтожению вражеских батарей, т. е. сменить оборонительный метод в борьбе с дальнобойной артиллерией врага на наступательный.

Ставка ВГК удовлетворила; просьбу ленинградцев и направила в осажденный город силы и средства артиллерийско-инструментальной разведки и авиационные коррект-подразделения для контрбатарейной борьбы, стала применяться авиация фронта, а затем и флота. Увеличился подвоз тяжелых снарядов.

Концентрация средств обнаружения и корректировки позволила более точно вскрыть группировку дальнобойной артиллерии противника под Ленинградом и повести с ней решительную борьбу. Если раньше мы вели лишь ответный огонь, то теперь, имея точные данные, наша дальнобойная артиллерия обрушивала свои удары на вражеские батареи даже во время их бездействия. Одновременно огневые позиции противника подвергались бомбежке и обстрелу советских бомбардировщиков и штурмовиков.

Гитлеровцы, неся большие потери в живой силе и материальной части, вынуждены были оттянуть свою дальнобойную артиллерию в глубь обороны, что значительно снизило интенсивность и эффективность огня. [18;110]

Движение снайперов-истребителей, переход к наступательному методу в контрбатарейной борьбе, непрерывная войсковая разведка сделали нашу оборону поистине активной. Несмотря на значительный некомплект в личном составе (Некомплект рядового и сержантского состава в войсках Ленинградского фронта на 10 января 1942 года составлял 45 %, а в 55-й армии доходил до 63 %. Почти половина всех дивизий фронта (четырнадцать из тридцати двух) была укомплектована лишь на 30 %, а некоторые стрелковые полки - всего на 17—21 % .)[26;159] В результате непродуманного командования Советские войска теряли большое количество войск в не боевых ситуациях: голод, болезни, несчастные случаи.

и боевой техники, острую нехватку снарядов и мин, лишения и тяготы, связанные с голодом, холодом и сопутствующими им болезнями, войска 42-й армии генерал-майора И. Ф. Николаева, 55-й армии генерал-майора артиллерии В. Свиридова, 23-й армии генерал-лейтенанта А. И. Черепанова, Приморской оперативной группы (ПОГ) генерал-майора А. Н. Астанина и Невской оперативной группы (НОГ) генерал-майора И. Ф. Никитина не сдали врагу за зиму ни одной своей позиции, сковали его крупные силы. Лес березовых крестов, выросший за это время в глубине обороны противника, красноречиво свидетельствовал о значительных потерях гитлеровцев.

Стойкость и высокий моральный дух войск Ленинградского фронта во многом были обеспечены действенной, целеустремленной партийно-политической работой. Борись за повышение боевой активности, командиры и политработники разъясняли воинам пагубность настроения некоторых солдат и офицеров, считавших нецелесообразным беспокоить противника, чтобы не вызывать ответных действий. Бойцам настойчиво внушалось, что оборона — временное явление и надо готовиться к наступлению.

Политорганы широко развернули пропаганду передового опыта снайперов-истребителей; уделяли большое внимание разведывательным частям и подразделениям, укреплению в них партийных и комсомольских организаций; воспитывали в войнах сознательную дисциплину, чувство ответственности за выполнение приказов, за действия своего подразделения; оказывали большую помощь командирам в изучении, обобщении и доведении до войск опыта войны; проделали огромную работу по налаживанию связи с партийными организациями, фабриками и заводами Ленинграда, материально-бытовому обслуживанию и организации культурного отдыха воинов.

Ряды членов партии коммунистов в войсках Ленинградского фронта всегда оставались монолитными. На место погибших от пуль и снарядов и умерших от истощения становились сотни и тысячи лучших бойцов и командиров, на деле доказавших свою верность бессмертным идеям Ленина. Если во второй половине 1941 года партийная организация фронта пополнилась 3779 новыми членами и 14 934 кандидатами в члены партии то за первые восемь месяцев 1942 года — 20 689 членами и 52 557 кандидатами. Бурный приток заявлений свидетельствовал о страстном желании воинов фронта в час наиболее тяжких испытаний связать свою судьбу с судьбой родной партии. [1;ф. 217, оп. 205361, д. 2, л. 394] Любого погибшего бойца комиссары записывали в партию, соответственно в порти находилось большое количество мертвых душ.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2020 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.