Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Попытки Красной армии деблокирования Ленинграда в 1942-1943 гг





В конце 1941 г. в ставке ГКО была спланирована наступательная операция прорыва блокады Ленинграда. Основная задача по прорыву блокады была возложена на силы Волховского фронта. Ставка приняла решение перенести основные усилия в район действий 2-й ударной армии. Однако должного эффекта не получилось. Упущенный момент первого удара трудно было наверстать даже созданием решающего превосходства над противником. Все наши четыре армии стояли в линию, растянувшись почти на 150-километровом фронте. Между тем основные силы надо было с самого начала сосредоточить на участке главного удара. Начавшееся 13 января 1942 г. наступление, развивалось медленно. Наши части всюду наталкивались на упорное сопротивление врага. На участке 4-й армии противник сам атаковал наши позиции, и армия вынуждена была вместо наступления вести оборонительные бои. 59-я армия не сумела взломать передний край обороны противника и топталась на месте. Успех обозначился только на направлении действий 2-й ударной и 52-й армий. К исходу второго дня наступления ударные группировки этих армий пересекли реку Волхов и овладели на противоположном берегу рядом населенных пунктов.

Еще левее правофланговые соединения 52-й армии вышли на западный берег реки Волхов. Здесь обозначился прорыв обороны противника. Для развития успеха командование 2-й ударной и 52-й армий с утра 15 января ввело в бой свои вторые эшелоны.

Ввод вторых эшелонов несколько активизировал наступательные действия наших войск, но полностью сломить сопротивление противника не удалось. Войска по мере продвижения встречали все возрастающий отпор врага. Обе стороны несли большие потери.

Через неделю войска 2-й ударной армии вышли ко второй (главной) оборонительной позиции противника, оборудованной вдоль железной и шоссейной дорог Чудово — Новгород. Попытка прорвать эту позицию с ходу не увенчалась успехом. Немецкое командование перебросило в район Спасской Полисти части резерва, подтянуло артиллерию и нацелило туда основные усилия авиации. С каждым днем бои становились все ожесточеннее. 2-я ударная армия несколько раз прорывала оборону противника, но немцы, несмотря на большие потери, опять восстанавливали линию фронта. Основной причиной наших неудач был недостаток снарядов и господство немецкой авиации в воздухе. Наконец, после новых трехдневных атак, 2-я ударная армия овладела Мясным Вором и прорвала на этом направлении главную полосу обороны. Чтобы закрыть образовавшуюся брешь, немецкое командование бросило сюда различные части и подразделения, снимая их с других участков фронта, в том числе непосредственно из-под Ленинграда. Тем самым вместо подготовки к штурму Ленинграда немецкая группа армий «Север» вынуждена была сама защищаться. Если 2-я ударная армия имела успех, то в 4-й и 59-й армиях наступление не удалось. Их атаки раз от разу становились все слабее, а затем и совсем прекратились. 54-я армия Ленинградского фронта, израсходовав боеприпасы, 17 января тоже прекратила наступательные действия.



В этой обстановке атаки на правом фланге фронта означали пустую трату сил. После доклада командующего Волховским фронтом К.А. Мерецкова Ставка разрешила, перенести все усилия в направлении Спасской Полисти и Любани. Это направление оставалось затем главным еще почти полгода. Вот почему вся операция стала называться Любаньской.

В соответствии с этим решением приостановившая наступление 4-я армия расширила свой оперативный участок за счет 59-й армии, а последняя сдвинулась еще южнее, почти в тыл 2-й ударной. Теперь в направлении Спасской Полисти создавалась группировка войск из трех армий: в центре, на 15-километровом участке фронта, наступала 2-я ударная армия; справа — 59-я армия, имея ударную группировку на своем левом фланге; слева — основные силы 52-й армии. На эти-то войска и возлагалась задача по развитию прорыва. Так самим ходом событий была внесена поправка в план операции. Главный удар направлялся в обход укрепленных позиций противника, а ближайшей целью наступавших войск фронта оставалась Любань.

Но в предшествовавших боях наши войска понесли серьезные потери и сильно устали. По-прежнему не хватало средств передвижения и связи. Все еще плохо обстояло дело с автоматическим оружием: немецкие пехотинцы почти все имели автоматы, наши - винтовки. Хронически недоставало продовольствия, фуража, боеприпасов. Леса, глубокий снег и отсутствие дорог исключали широкий маневр. Облегчить наступление какими-либо тактическими мероприятиями командующий фронтом не имел возможности. Не могло быть речи, к сожалению, и о внезапности. Ошеломленный ударом под Тихвином, враг успел теперь прийти в себя и подготовиться к отпору.

Анализируя сейчас ход тогдашних событий, становиться ясно, что штаб фронта переоценили возможности собственных войск. Не удалось найти также правильную форму и верные способы оперативного взаимодействия между армиями Волховского и Ленинградского фронтов. В результате удары фронтов пошли по расходящимся направлениям и не совпадали целиком во времени. Гитлеровцы получили возможность отражать наши удары поочередно и осуществлять подвоз из тыла оперативных резервов. Наконец, командование Волховского фронта слишком понадеялось на обещания органов снабжения. Последние же сорвали намеченный график, а в ходе операции не сумели наверстать упущенное и не обеспечили наступающих всем необходимым. Это привело к ‘тому, что мы, глубоко вклинившись в расположение противника, не смогли закрепить достигнутый успех.

Итак, тактическая зона обороны противника была прорвана. Ширина прорыва непосредственно по западному берегу реки Волхов достигла 25 километров, но в районе Мясного Бора она равнялась всего лишь трем-четырем километрам. К этому участку, простреливаемому всеми видами огня, подтягивались основные силы фронта:

Войска 2-й. ударной армии и часть соединений 59-й и 52-й армий нацеливались на расширение прорыва в стороны флангов и на развитие наступления на Любань, до которой надо было пройти еще около 80 километров.

Принимая решение на перенесение усилий к району прорыва, командование фронта опять исходило из того, что скоро прибудет обещанная общевойсковая армия. Поэтому задача по расширению прорыва обороны противника решалась одновременно с задачей по развитию наступления в глубину. Но армию не получили. Своих же сил для одновременного решения этих двух задач фронту не хватало. Введенный в прорыв 13-й кавалерийский корпус, а за ним и некоторые соединения 2-й ударной армии вначале продвигались довольно быстро. За пять дней они углубились в расположение противника на 40 километров, перерезав железную дорогу Ленинград Новгород. Продвижение корпуса шло успешно до тех пор, пока наступление велось строго в северо-западном направлении, где силы противника были незначительны. Но стоило генералу Гусеву повернуть кавалерийские дивизии на северо-восток, непосредственно на Любань, как противник стал оказывать сильное сопротивление. Получив отпор, наши войска вынуждены были обходить населенные пункты с запада, тем самым отдаляясь от прямого направления на Любань. Глубокие обходы по снежной целине сильно изнуряли людей и снижали темпы наступления. Тогда были введены в прорыв вслед за 13-м корпусом соединения 2-й ударной армии, чтобы они сменили кавалерийские части на. фланговых направлениях и высвободили их для развития наступления непосредственно на Любань.

Растянутый фронт борьбы, частое нарушение центром графика подачи снабженческих эшелонов и бездорожье опять привели к перебоям в снабжении войск продовольствием, фуражом и снарядами.

Ширина прорыва обороны противника по западному берегу реки Волхов увеличилась до 35 километров. Теперь коммуникации 2-й ударной армии находились вне пулеметного и действенного артиллерийского огня врага.

Но на этом и закончились наши успехи по расширению прорыва. Несмотря на настойчивые атаки, войскам не удалось раздвинуть прорыв ни на один метр. Иногда приходилось вести даже оборонительные бои. Наступление 2-й ударной армии хотя и продолжало развиваться, но не в том направлении, в каком нам хотелось. Армия имела успех, продвигаясь в основном на запад и северо-запад, удаляясь тем самым от цели наступления — железнодорожной линии на Ленинград. Части, наступавшие непосредственно на Любань, успех имели незначительный. Очень скоро они уперлись в оборонительную позицию противника. Враг все время усиливал оборону. Только за первые три месяца 1942 года его группа армий «Север» пополнилась шестью дивизиями, С целью оказания помощи Волховскому фронту Ставка дала указание Ленинградскому фронту нанести удар силами 54-й армии навстречу 2-й ударной армии, чтобы ликвидировать «чудовскую» группировку противника и освободить Любань.

Военный совет Волховского фронта выполнил требование Ставки, и в тот же день 2-я ударная армия после короткой артиллерийской подготовки, атаковав оборонительные позиции противника, решительными действиями прорвала укрепления немцев. Проникшие за линию вражеской обороны соединения оказались изолированными от основных сил армии. В течение пяти дней они отбивались от авиации и пехоты противника. Когда же боеприпасы стали подходить к концу и совершенно иссякли продовольствие и фураж, они ночной атакой прорвали оборону противника с тыла и соединились с войсками армии,

Причиной неудачных действий, было то, что кавалерийскую и пехотную дивизии не поддержали остальные силы армии. Более того они остались без боеприпасов, продовольствия и связи, так их тылы не успели проскочить в брешь, а имевшиеся в полках радиостанции не обеспечивали надежной связью.

Поэтому ударные группировки, несмотря на все усилия командного и политического состава, добиться перелома не смогли. Все наши дальнейшие атаки в сторону Любани отбивались противником.[4;68]

Одной из причин невыполнения этой армией задач является несогласованность в работе Военного совета и штаба армии и, как следствие отсутствие четкого и твердого руководства войсками. Имелись случаи пренебрежительного отношения к приему пополнения; маршевые роты во время пути горячей пищей не обеспечивались, пунктов обогрева для них не было. Персональный учет раненых и убитых находился в запущенном состоянии, в армии не знали даже приблизительных потерь. Начальник оперативного отдела полковник Пахомов неправильной информацией вводил в заблуждение командование армии и фронта.

Перед последними боями штаб 2-й ударной армии допустил грубые просчеты во времени на подготовку войск для боя. Распоряжения для выполнения боевой задачи некоторые части получали с опозданием на день. После того как брешь, пробитая нами в районе Красной Горки, была закрыта, войска ударной группы 2-й ударной армии в течение двух недель пытались снова прорвать вражескую оборону на этом направлении, но безрезультатно. Несколько удачнее развивалось наступление 54-й армии Ленинградского фронта. Она прорвала вражескую оборону западнее Киришей и продвинулась на десяток километров. В результате тяжелых и напряженных боев, в течение всей первой половины марта, удалось продвинуться затем еще на 10 километров, но а дальнейшего развития наступления у нее уже не было.

В первой половине марта началось затухание наступательных действий на всех направлениях. 2-я ударная армия, вклинившись в глубину расположения противника на 60— 70 километров, захватила между дорогами Чудово — Новгород и Ленинград — Новгород большой лесисто-болотистый район. Ее передовые части стояли в 15 километрах от Любани и в 30 километрах от 54-й армии Ленинградского фронта, наступавшей на Любань с другой стороны. Крупная группировка войск противника, зажатая нами в мешке с горловиной в 30 километров, так и осталась там. Завершить окружение и разгромить группировку тогда не хватало сил, а может быть и умения.

2-я ударная армия, проникнув глубоко в расположение противника, очутилась в тяжелом положении. Нависла угроза активизации противника, прежде всего ударов его войск по флангам горловины прорыва и перехвата коммуникаций 2-й ударной армии. Тяжесть положения этой армии усугублялась еще тем, что начиналась распутица, нарушилось снабжение.

Напрашивались три варианта решения задачи: первый просить Ставку усилить фронт хотя бы одной армией и, пока не наступила полная распутица, добиться оперативного успеха; второй — отвести 2-ю ударную армию из занятого ею района и при благоприятной обстановке искать решения оперативной задачи на другом направлении; третий — перейти к жесткой обороне на достигнутых рубежах, переждать распутицу, а затем, накопив силы, возобновить наступление.

Командование Волховского фронта придерживалось первого варианта. Он давал возможность использовать уже достигнутые результаты и закончить операцию до конца зимней кампании. Не возражала против него и Ставка. Преимущество этого варианта заключалось в том, что он оказывал непосредственное влияние на смягчение обстановки под Ленинградом, а при благоприятном исходе операции достигалось снятие блокады. Но осуществить свои замыслы им не представилось возможным.

Немецкое командование, стянув к участку прорыва свежие части, в том числе пехотную и полицейскую дивизию СС, направило их против наших войск, обеспечивавших коммуникации 2-й ударной армии в районе шоссейной и железной дорог Чудово-Новгород. Оборонявшиеся там части 59-й и 52-й армий, подавленные мощным артиллерийско-минометным огнем и авиацией, не смогли противостоять натиску врага. 19 марта ему удалось закрыть горловину вклинения четырех километрах к западу от Мясного Бора и тем самым перерезать коммуникации 2-й ударной армии.

Когда ценой ввода резерва фронта угроза окружения была ликвидирована, командование фронта приступило к подготовке нового наступления на Любань. Был сформирован 6-ой гвардейский стрелковый корпус на базе выведенной в резерв фронта гвардейской стрелковой дивизии. Другие соединения и части поступали из резерва Ставки. Корпус предназначался для усиления 2-й ударной армии. По количеству войск и вооружению он был даже сильнее 2-й ударной армии в ее первоначальном составе.

Но запланированному наступлению не суждено было свершиться. 23 апреля 1942 года Волховский фронт решением Ставки был преобразован в Волховскую оперативную группу Ленинградского фронта. Это решение было вызвано тем, что командующий Ленинградским фронтом генерал М. С. Хозин утверждал: если Волховский фронт присоединить к Ленинградскому, то он имеющимися в Волховском фронте силами решит задачу по деблокированию Ленинграда. И Ставка пошла на объединение фронтов. б-й гвардейский стрелковый корпус и еще одна стрелковая дивизия из состава Волховского фронта с согласия М. С. Хозина передавались Северо-Западному фронту. Это решение повлекли поистине трагические последствия. [5;132] Несостоятельный как полководец, но верный и послушный исполнял исключительно указания Сталина.

30 мая, заметив отход 2-й ударной армии, гитлеровцы перешли в наступление и до 4 июня существенно сузили ширину горловины мешка. 5 июня, идя навстречу 2-й ударной армии, открывая ей дорогу, нанесла удар по врагу 59-я армия. Но немцы тем временем смяли боевые порядки 2-й ударной армии и ворвались в них с запада. А 6 июня была полностью перекрыта горловина мешка. Семь наших дивизий и шесть бригад попали в окружение. Вместе с ними оказались там партизанские отряды А. И. Сотникова и

Е. Савельева, ранее вышедшие нашей армии навстречу. Ведя яростные бои в районе деревень Долгово, Оссия, Замошье, они до поры до времени выдерживали натиск врага. савельевцы погибли. Тогда же возле Мясного Бора погибла часть еще одного партизанского отряда вместе с его командиром П. П. Носовым. Отряд Сотникова сумел пробиться и позднее возобновил удары по фашистам.

19 июня танкисты нашей 29-й танковой бригады, а за ними и пехота прорвали оборону противника и вышли на соединение с войсками 2-й ударной армии, наступавшими с запада. А через два дня ударом с востока и запада был пробит коридор шириною 300—400 метров вдоль железной дороги. Воспользовавшись этим коридором, из 2-й ударной армии на Мясной Бор вышла большая группа раненых бойцов и командиров. Части 2-й ударной армии, участвовавшие в прорыве, вместо того чтобы направить свои усилия на расширение прорыва и закрепление флангов, сами потянулись вслед за ранеными. В этот критический момент командование 2-й ударной армии не приняло мер по обеспечению флангов коридора и не сумело организовать выход войск из окружения.

Нёмцы же, быстро разобравшись в обстановке, на второй день после массированного удара своей авиации и артиллерии, снова заняли оборонительные сооружения по восточному берегу реки Полисть и воспрепятствовали тем самым выходу наших войск. Одновременно противник усилил нажим на 2-ю ударную армию с запада.

К 23 июня район, занимаемый 2.й ударной армией сократился до таких размеров, что уже простреливался артиллерией противника на всю глубину. Последняя площадка, на которую сбрасывались нашими самолетами продовольствие и боеприпасы, перешла в руки врага. Узел связи был разбит, управление нарушено. Войска прикрытия также отходили беспорядочно. Командарм Власов бездействовал, а все попытки заместителя командующего. 2-й ударной армией П. Ф. Алферьева задержать войска на последнем промежуточном рубеже не дали результатов.

Командование фронта, чтобы обеспечить выход частей 2-й ударной армии, оставшикся за линией фронта, подготовило новый встречный удар войск 59-й с востока и 2-й ударной армий с запада вдоль узкоколейной дороги.

59-й и 52-й армий всей своей массой обрушилась на врага. Артиллерия противника .открыла ураганный ответный огонь. Над районом боевых действий появились вражеские ночные бомбардировщики. С началом движения войск связь со штабом 2-й ударной армии нарушилась и уже больше не восстанавливалась.

К утру вдоль узкоколейной железной дороги наметился небольшой коридор и появились первые группы вышедших из окружения бойцов и командиров. Выход войск продолжался в течение всей первой половины дня, но затем прекратился. Немцам удалось взять под контроль дорогу. К вечеру силами войск, действовавших с востока, снова был пробит коридор и расчищена дорога. По этому коридору, простреливаемому перекрестным огнем с двух сторон, в течение ночи и утра 25 июня продолжался выход бойцов и командиров 2-й ударной армии. В 9.30 25 июня немцы вновь захлопнули горловину, теперь уже окончательно.

Командование 2-й ударной армии, отдало утром 24 июня распоряжение: выходить из окружения мелкими группами, кто где хочет и как знает. это распоряжение подорвало моральный дух войск и окончательно дезорганизовало управление. Не чувствуя руководства со стороны командования и штаба армии, подразделения дивизий и бригад вразброд двинулись к выходу, оставляя неприкрытыми фланги. Отдельные бойцы в результате непрерывных боев и недоедания совершенно обессилели. Некоторые находились в полубессознательном состоянии и лежали на земле. Как выяснилось несколько лет спустя, в таком состоянии наряду с другими м фашистский плен попал наш земляк, известный татарский поэт Муса Джалиль (старший политрук М. М. Залилов), сражавшийся под Мясным Бором. На весь мир прогремела написанная им в фашистском застенке «Моабитская тетрадь».

Наконец, через некоторое время от партизан поступило сообщение, что командующий 2-ой ударной армией генерал Власов в деревне Пятница перешел к гитлеровцам. Он вступил на черный путь предательства Родины. Бывший советский командарм согласился начать формирование. антисоветских воинских соединений, вербуя в них всяких подонков или таких же грязных изменников, как он.

Всего вышло из окружения 16 тысяч человек. В боях тогда погибло из 2-й ударной армии б тысяч человек, а 8 тысяч пропали без вести. Так закончилась трагедия этой армии.

Итак, завершить Любаньскую операцию успешно не удалось.

Тем не менее она имела большое значение для событий на советско-германском фронте в первой половине 1942 года. Наши войска окончательно захватили инициативу под Ленинградом. Они сорвали наступление группы армий «Север», заставили вражеские войска вести оборонительные бои и нанесли им значительные потери. Более 16 дивизий, в том числе одну моторизованную и одну танковую, оттянули на себя войска Волховского фронта, предприняв наступление севернее Новгорода. Две пехотные дивизии и ряд отдельных частей противник вынужден был снять непосредственно из-под Ленинграда. Чтобы противодействовать нашему наступлению и возместить большие потери; немецкое командование в первой половине 1942 года усилило группу армий «Север» шестью дивизиями и одной бригадой. Наконец, наши войска получили большой опыт боевых действий в лесисто-болотистой местности, который пригодился в последующих сражениях, закончившихся полным разгромом немецко-фашистских войск под Ленинградом.

С 23 апреля по 8 июня 1942 года Волховский фронт юридически не существовал. Его войска стали называться Волховской группой войск Ленинградского фронта. Командующим Ленинградским фронтом и Волховской группой войск до 8 июня 1942 года был генерал-лейтенант М. С. Хозин. Генерал-лейтенант Л. А. Говоров вступил в командование Ленинградским фронтом 9 июня 1942 года.

Талант полководца и глубокие знания теории и практики артиллерийского дела. Именно поэтому бывшего командующего артиллерией Центрального фронта, а затем командующего 5-й армией в битве под Москвой Ставка ВГК направила в Ленинград.

новый командующий побывал почти на каждом участке переднего края, много беседовал с бойцами и командирами. По его указанию все окопы, траншеи и ходы сообщения были углублены; в полосах 42-й и 55-й армий созданы три рубежа противотанковой обороны, общая глубина которых достигала 15 километров, а плотность орудий на главных направлениях — 31,5 орудия на 1 километр фронта. Особенно тщательно Л. А. Говоров проверял огневую систему, плотность и надежность дотов и дзотов, обеспеченность вооружением и боеприпасами полевых укрепленных районов.

Убедившись в устойчивости обороны и достаточной насыщенности ее огневыми средствами, инженерными и минно-взрывными заграждениями, командующий за счет расширения полос обороны некоторых стрелковых дивизий вывел в свой резерв семь дивизий и начал готовить их к наступлению. Повысилась боевая активность войск фронта: усилилась контрбатарейная борьба, авиация уже систематически начала бомбить огневые позиции дальнобойной артиллерии врага, увеличилось число снайперов-истребителей.

Меры, принятые для укрепления обороны Ленинграда и повышения боевой активности войск, оказались своевременными и необходимыми. Противник, потеряв ощутимое поражение в ходе контрнаступления советских войск под Москвой, Тихвином и Ростовом, а затем в ходе общего наступления девяти советских фронтов зимой 1942 года, активно готовился к боевым действиям летом. Цель их, как указывалось в директиве германского верховного главнокомандования № 41 от 5 апреля 1942 года, заключалась в том, чтобы «окончательно уничтожить оставшиеся еще в распоряжении Советов силы и лишить их по мере возможности важнейших военно-экономических центров». Гитлеровцы намеревались в центре советско-германского фронта сохранить положение, на севере —. взять

 Ленинград и установить связь на суше с финнами, на юге — прорваться на Кавказ.

Однако сил для одновременного наступления на юге и севере у противника уже не было. Вот почему, решив в первую очередь уничтожить советские войска западнее Дона, захватить нефтеносные районы Кавказа и перейти через Кавказский хребет, Гитлер отложил новый штурм Ленинграда до высвобождения крупных сил на каком-либо другом участке советско-германского фронта.

Такая возможность у противника появилась в начале июля 1942 года. После 250-дневной героической обороны Севастополя наши войска вынуждены были оставить город, а затем и весь Крымский полуостров. 23 июля 1942 года Гитлер подписал директиву № 45, в которой, в частности, указывалось: «Группе армий «Север» к началу сентября подготовить захват Ленинграда. Операция получает кодовое наименование «Фойерцаубер» Для этого передать группе армий пять дивизий 11-й армии наряду с тяжелой артиллерией и артиллерией особой мощности, а также другие необходимые части резерва главного командования»

Вскоре к Ленинграду потянулись вражеские эшелоны с войсками, боевой техникой, вооружением и боеприпасами. 27 августа 1942 года из Крыма под Ленинград прибыл штаб 11-й немецкой армии во главе со «специалистом по штурмам» фельдмаршалом фон Манштейном, которому Гитлер поручил разделаться с Ленинградом и его защитниками.

Ставка Верховного Главнокомандования, разгадав замысел врага, приказала войскам Волховского и Ленинградского фронтов подготовить Синявинскую наступательную операцию с целью прорыва блокады Ленинграда. 55-я армия и Невская оперативная группа Ленинградского фронта, 8-я и 2-я ударная армии Волховского фронта должны были встречными ударами на мгинско-синявинском направлении разгромить вражескую группировку на шлиссельбургско-синявинском выступе и восстановить сухопутные коммуникации Ленинграда со страной. Главная роль отводилась Волховскому фронту.

В разгар подготовки противника к новому штурму Ленинграда, 19 августа 1942 года, внезапный удар по врагу нанесли войска Ленинградского фронта. Форсировав Неву, они к началу сентября захватили в районах Ивановское и Московская Дубровка два небольших плацдарма и развернули ожесточенные бои, стремясь прорваться навстречу волховчанам.

27 августа перешли в наступление войска Волховского фронта. Их наступление развивалось более успешно. В начале сентября они вышли к Синявино. до Невы оставалось 7—8 километров.

Обеспокоенный реальной угрозой прорыва блокады, Манштейн вынужден был для парирования удара 8-й армии Волховского фронта вводить в сражение дивизии, предназначенные для штурма Ленинграда. Вместо запланированного наступления, писал он, развернулось сражение южнее Ладожского озера. Превосходящим силам противника удалось остановить наступление войск Волховского фронта, а затем создать угрозу окружения авангардного 4-го гвардейского стрелкового корпуса.

По указанию Ставки ВГК войска Волховского фронта 27 сентября были отведены из-под Синявино, а в ночь на 6 октября с левого берега Невы эвакуировались основные силы находившихся там соединений Ленинградского фронта. Синявинская наступательная операция осталась незавершенной. Однако в августе — сентябре 1942 года войска Ленинградского и Волховского фронтов обескровили ударную группировку, предназначенную для штурма Ленинграда, и значительно подорвали ее наступательные возможности. Кроме того, в разгар ожесточенных боев под Сталинградом вражеское командование не смогло снять с ленинградского направления ни одной дивизии. [2:266] У немцев уже не было стратегической инициативы, но отступать не потерпев поражения уже было невозможно.

1 октября 1942 года Военный совет Волховского фронта доносил Верховному I’лавнокомандующему, что в ходе более чем месячных ожесточенных боев на мгинско-синявинском направлении войска фронта сковали одиннадцать пехотных - и одну танковую дивизии врага, в том числе прибывшие из Крыма 170, 24, 28 и 132-ю пехотные дивизии, которые, по показаниям пленных, предназначались для штурма Ленинграда и даже проходили специальную тренировку. Доложив конкретные данные о потерях гитлеровцев, Военный совет сделал вывод, что «готовившаяся для штурма Ленинграда группировка противника сильно истощена в боях с войсками Волховского фронта и в ближайшее время не способна без дополнительного усиления на проведение крупной наступательной операции».

Контрнаступление советских войск под Сталинградом, начавшееся 19 ноября 1942 года, окончательно сорвало намечавшийся штурм Ленинграда. Немецко-фашистское командование для деблокады окруженной под Сталинградом группировки своих войск создало в конце ноября группу армий «Дон», в состав которой было спешно переброшено несколько дивизий из-под Ленинграда. [ 1;ф. 204, оп. 97, д. 78, лл. 164—166] Жертвуя захватом Ленинграда Гитлер надеялся спасти окруженную группировку под Сталинградом.

В конце ноября 1942г Военный совет Ленинградского фронта, докладывая в Ставку Верховного Главнокомандования свои соображения на счет ведения боевых действий зимой 1942/43г, одной из главных задач войск фронта считал проведение операции по прорыву блокады.

2 декабря 1942г Ставка утвердила план операции Волховского и Ленинградского фронтов. Готовность операции, условно названной “Искра”, определялась к 1 января 1943г. Координировать действия фронтов, было поручено Маршалу Советского Союза К.Е. Ворошилову и генералу армии Г.К. Жукову.

Местом прорыва блокады был избран узкий шлиссельбургско-синявский выступ, разделявший войска фронтов. Ставка ВГК решила встречным ударом срезать этот выступ и возвратить Ленинграду сухопутную связь со страной.

Вражеские войска подготовили на шлиссельбургско-синявском выступе долговременную круговую оборону фронтом на восток, север и запад. По своему характеру она походила на полевой укреплённый район.

Войскам Ленинградского и Волховского фронтов предстояло в условиях снежной зимы прорывать долговременную, сильно укреплённую оборону противника. Ударную группировку Ленинградского фронта составляла 67-я армия под командованием генерал-майора М. П. Духанова. Главный удар наносили 268-я и 136-я стрелковые дивизии, где оборона противника была наименее подготовлена в инженерном отношении.

Командующий Волховским фронтом генерал армии К. А. Мерецков выделил в ударную группировку 2-ю ударную армию генерал-лейтенанта В. З. Романовского. Южный фланг ударной группировки Волховского фронта обеспечивала частью сил 8-я армия генерал-майора Ф.Н. Старикова.

В начале декабря 1942г по обе стороны шлиссельбургско-синявского выступа наступило необычайное затишье. Траншеи советских войск на переднем крае обороны были почти пусты - осталось всего несколько стрелковых частей и отдельных пулемётно-артиллерийских батальонов. Остальные войска, находясь в ближайшем тылу, усиленно готовились к предстоящему наступлению.

В начале января 1943г в результате напряжённой боевой работы войска ударных группировок Ленинградского и Волховского фронтов были полностью готовы к наступлению. Советское командование ждало благоприятного момента для удара под Ленинградом. И он наступил. В это же время, стремясь максимально использовать свой успех, достигнутый в ходе контрнаступления под Сталинградом, Ставка решила развернуть наступление и на других участках советско-германского фронта.

Учитывая выгодную обстановку, сложившуюся для войск Ленинградского и Волховского фронтов, Ставка ВГК приказала им 12 января 1943г. перейти в наступление южнее Ладожского озера и прорвать блокаду Ленинграда.

12 января 1943г в 9 часов 30 минут утреннюю тишину разорвал залп реактивных миномётов - “катюш”. Во всей полосе наступления 67-й армии началась артиллерийская подготовка. Выстрелы почти двух тысяч орудий и миномётов слились в сплошной гул. 2 часа 20 минут над обороной врага бушевал огненный смерч. Дальнобойная артиллерия, чтобы не разрушить лёд у левого берега Невы, вела огонь по тыловым объектам врага - артиллерийским батареям, штабам и командным пунктам, узлам дорог.

Как только кончилась артиллерийская подготовка, в воздух взвились сигнальные ракеты. Ледяная гладь реки заполнилась тысячами советских воинов, одетых в белые маскировочные халаты. Впереди с лестницами, досками, фашинами бежали бойцы штурмовых групп и отрядов разграждения. Через пять минут, вперёд устремились главные силы.

Успешно продвигались по льду воины 269-го стрелкового полка под командованием подполковника А.И. Шерстнёва. Батальону капитана Ф. И. Собакина для преодоления Невы потребовалось всего 4 минуты. Не успели гитлеровцы опомниться, как воины штурмовых групп и передовых подразделений поднялись на ледяной скат и ворвались в первую траншею врага. Завязался ожесточённый рукопашный бой.

Вскоре атакующие дивизии полностью заняли первую, а затем и вторую траншеи. По изрытому многочисленными воронками левом берегу Невы раскатилось могучее русское “ура”. Грохот боя удалялся от берега реки. Лавина советских бойцов, прокладывая путь огнём, штыком и гранатой, устремилась дальше, навстречу воинам Волховского фронта.

К концу первого дня наступления войска 67-й армии имели на левом берегу Невы два плацдарма.

Ночь на 13 ноября обе стороны провели в приготовлениях. Спешно выдвигались части 96-й и 61-й пехотных дивизий противника. Советские части укреплялись на левом берегу Невы. С правого берега переправлялись штабы и командные пункты. Часть дальнобойной артиллерии меняла свои огневые позиции. Инженерные войска приступили к постройке ледяных переправ для переброски через Неву средних танков.

Утром части 67-й армии возобновили наступление, стремясь овладеть узлами обороны противника на флангах прорыва - в Шлиссельбурге.

13 января противник предпринял несколько ожесточённых контратак, но все они были отбиты. На отдельных направлениях советские части значительно улучшили свои позиции. С 14 по 17 января обе стороны вводили в сражение новые силы. На небольшом участке местности продолжались ожесточённые бои, основная тяжесть которых ввиду особых условий местности легла на плечи пехоты. Успех этих боёв во многом зависел от мужества, воинского мастерства и находчивости младших командиров, непосредственно руководивших своими отделениями.

Утром 13 января 330-й стрелковый полк подполковника Г. И. Середина овладел железной дорогой и юго-западной окраиной Шлиссельбурга, а затем атаковал с юга и запада Преображенскую гору. К полудню гора, часть города и железнодорожная станция были заняты.

В ночь на 18 января командир 26-го немецкого армейского корпуса решил вывести оставшиеся войска из Шлиссельбурга и отвести их к Синявино. К этому времени между войсками Ленинградского и Волховского фронтов оставался узкий, около 2 км, коридор. Немецко-фашистское командование понимало, что до полного окружения его шлиссельбургской группы войск остались считанные часы. Оставив для прикрытия отхода батальон пехоты, гитлеровцы нанесли два встречных удара по советским войскам, вышедшим к Рабочему посёлку №5, Шлиссельбурга и Синявино. К полудню части 136-й стрелковой дивизии и 61-й танковой бригады обошли с севера и юга Рабочий посёлок №5. Считанные сотни метров оставались до встречи с волховховчанами.

Вскоре 123-я стрелковая бригада заняла и Рабочий посёлок №1.Таким образом, разгромив за шесть дней противостоящего противника и достигнув места встречи с волховчанами (Рабочие посёлки №5 и 1), войска 67-й армии выполнили свою главную задачу в операции.

В ночь на 19 января 1943г радио Ленинграда передало, что блокада прорвана.

Таким образом только пятая попытка прорыва блокады удалась, благодаря тщательной детальной подготовке операции 2-мя фронтами. Предыдущие же провалились в результате некомпетентных действий командующих.

 


Заключение

 





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:
©2015- 2019 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.