Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

Боевые выходные спецбригады




 

Бытует мнение, что если «кукушка» уже однажды покинула насиженное место, то велика вероятность, что обуяет ее дромомания,[30]так и будет болезная срываться с места при каждом удобном случае. Можно, конечно, взять да и провести анализ статистики с целью познать истину, но признайтесь честно: оно вам надо? Пусть ходит вся из себя непознанная.

Выходные для спецбригады оказались интересными, продуктивными и эмоционально насыщенными (хотя сам экипаж барбухайки выразился иначе). Вызов поступил в субботу вечером. Запросила помощи линейная бригада скорой. Пока искали, как проехать по узким внутридворовым лабиринтам, щедро инкрустированным припаркованными легковушками (а еще говорят — бедно живем…), подрихтовали «Приору», которая кралась по пятам и разве что не выхлопную трубу барбухайки пыталась облобызать. Просто в очередной раз стали сдавать назад — и ой, надо же, не заметили. Хотели поцеловать в зад — нате, целуйте, не уворачивайтесь! Водитель барбухайки и двое крайне удрученных парнишки из пострадавшей машины остались вызывать ГИБДД, а бригада тем временем двинулась к нужному подъезду.

 

 

Сергей (допустим, звали его именно так) раньше служил в спецназе, в одну из имперских кампаний участвовал в боевых действиях, был контужен, подрывался на мине, побывал в плену — в общем, хлебнул лиха по самое не балуй. На гражданке болячки полезли наружу — эписиндром,[31]да и по характеру Сергей стал настолько невыносим для окружающих, что со всеми переругался, жена сбежала. Где наш человек будет искать спасения? Правильно, в рюмке. А Сергей приноровился водку с транквилизаторами сочетать — так накрывает сильнее. А если других таблеток добавить — так и вовсе чудеса начинаются. Вот они в очередной раз и начались.

К визитам инопланетян он уже привык — они регулярно наведывались к нему уже три года. Чаще всего на предмет мирно пообщаться, иногда — подраться, добить нетронутые детали интерьера и уцелевшие лампочки. Правда, в последнее время инопланетная цивилизация обмельчала, скурвилась и являлась только лишь для того, чтобы пошарить по его карманам. Что поделаешь — видимо, кризис коснулся не только нашей планеты. Участковый, вызываемый потревоженными соседями, в ловле внеземного ворья оказывать содействие отказывался, на обещание дать в репу оскорблялся, и обычно дело заканчивалось визитом в отделение полиции, а оттуда — поездкой в наркологический стационар.

Этим вечером соседи по подъезду были оповещены о разлуке Сергея с рассудком довольно внятно и громко: из квартиры раздавался вой. Непрерывный, на несколько часов. Перемежающийся заявлениями, что он теперь людоед, что всех честно предупредил, и что если к моменту его выхода за водкой кто-то не спрятался — он за свои гастрономические предпочтения не отвечает. Соседи на всякий случай решили истинность утверждений не проверять и набрали «02» и «03». Прибывшую скорую новоявленный каннибал встретил с воплями, что наконец-то, мол, мясо приехало. Девчушка-врач и парнишка-фельдшер шустро ретировались обратно в машину и по рации вызвали спецбригаду.

Спецбригада, войдя в квартиру, обнаружила Сергея неподвижно лежащим на кровати. Прожженный сигаретой матрац уже начал тлеть, отчего имело место легкое задымление, добавляя к картине всеобщего разгрома и запустения нотку фееричности и амбрэ горящих хлопковых полей. Решив прощупать пульс, доктор протянул руку. Сергей взвился с кровати, как подброшенный пружиной, и бросился вперед — душить. Видимо, и вправду проголодался. Правда, тут же был временно переведен обратно в горизонтальное положение — у доктора вовремя сработали рефлексы. Образовалась куча-мала, во время возни доктор чуть не пропустил хороший пендель, но автоматически блокировал — и остался с ногой пациента в руках! Наступила секундная пауза. Казалось, что наблюдающей стороне в лице линейной бригады уже невозможно сделать глаза еще больше и круглее, но они честно попытались. Да что там — даже санитары опешили, не говоря уже о сжимающем в руках трофей докторе. Буркнув: «Хусым, с протезом», — Сергей взревел, и свалка возобновилась. Сознание периодически преподносило Сергею сюрпризы: он то кидался на добычу, то вступал в бой с превосходящими силами противника, то начинал откуда-то с уровня вусмерть убитого и прожженного при неосторожном курении линолеума вещать о скорой погибели всего сущего, пьющего и не закусывающего. Несколько осложнял картину гвоздь-двухсотка, зажатый в кулаке, а также попытки извлечь из многочисленных карманов очередное колюще-режущее. Кое-как страдальца удалось спеленать, присобачить протез обратно с обещанием надавать им же по шее в случае чего, и спецбригада с добычей отправилась к машине.

Сотрудники ГИБДД не торопились. А вот парни из «Приоры» явно терпением не отличались и поминутно пытались показать, кто тут хозяин жизни. Решив ситуацию не усугублять, спецбригада ввязываться в драку не спешила, чем явно раззадоривала тех двоих. Дело уже почти выходило на финишную прямую, с мордобоем и последующими объяснениями, кто первый начал, но тут неожиданно положение спас Сергей, томящийся в салоне барбухайки и мучительно пытающийся проследить траекторию крышевого съезда. Машина качнулась от мощного прыжка, боковая форточка распахнулась, и тишину ночного двора вспорол вопль:

— УААААААА!!! ММЯССОООО!!! ЭТИ ДВОЕ — МОИ!!! ВСЕ РАВНО ВСЕМУ МИРУ ПЕПЕЛАЦ, ТАК ХОТЬ НАЖРУСЬ!!!

В итоге к приезду ГИБДД на месте оказалась только виноватая, но более дисциплинированная сторона дорожно-транспортного происшествия. В наркологию приехали уже глубокой ночью. Там, очень извиняясь, дали письменный отказ в госпитализации — мол, нет мест и в ближайшее время не предвидится, больница, блин, не резиновая! Так, под лозунги о конце света с призывами то ли покаяться, то ли потрахаться напоследок, и доехала спецбригада до родных пенатов.

Уже в приемном покое Сергей попытался убедить принимающую даму-доктора, что он мужчина хоть куда, что все равно миру хана, так чего же мы время теряем, потом вдруг примолк, обвел всех внимательным взглядом, спросил тихо:

— Не понял. Это что, меня снова в плен, что ли, взяли? — И ринулся в бой. В этот раз, правда, иммобилизировать героя удалось быстрее и без отрывания протеза, но без комплимента не ушел ни один участник побоища.

В итоге Сергей сейчас учит уставу внутренней службы пациентов в отделении, экипаж барбухайки мажет ссадины йодом, а сама барбухайка… да что ей будет, она ж железная! Даже подвергшаяся облобызанию выхлопная труба не погнулась…

 

Спецбригаде пора открывать новый вид боевых искусств — «фланелевые вязки». На них и с топорами, и с ножами, и с прочими условно бытовыми предметами — а у них ни ружья с транквилизатором для слонов нет, ни сачка для особо резвых тушканчиков. На все случаи жизни — три метра жгута из фланели. Асы!

 

И нечего на меня так смотреть!

 

Супружеские взаимоотношения — вещь непростая сама по себе. Вот так вот живешь, ни о чем не подозреваешь, тешишь о диван свое самолюбие или как оно там называется, и вдруг раз — и выясняется, что Карл Маркс и Фридрих Энгельс — это не четыре мужика, а два. И сообщившая тебе эту страшную новость супруга подозрительно умнее тебя. И наверняка интеллект — не единственная из ее сильных сторон, которые она до сей поры умело прятала, соглашаясь, восхищаясь и идя на компромиссы. Как тут не возникнуть легкой параноидальной озабоченности?

Владимир (назовем его так) уже несколько лет не питал никаких иллюзий относительно способностей жены. Как будто мало того, что красивая и смышленая (за кроссворды с ней лучше не садиться, чтобы не чувствовать себя последним из племени женатых имбецилов), так еще и обладает патологической склонностью к гипнозу. Бывало, позволишь себе лишнего с мужиками во дворе, придешь домой — а она на тебя МОЛЧИТ И СМОТРИТ. Право слово, лучше бы чем огрела. Ан нет, всю душу этим взглядом наизнанку вывернет. А потом стал Владимир замечать, что и без повода гляделки ничем не лучше стали — все из рук валится, настроение ни к черту, в груди и животе пустота, ноги как деревянные — нет бы что другое! Пытался выяснить, за что ему такое наказание, — нарвался на длинную и обстоятельную лекцию о странностях мужской психики вообще и совершенно инкурабельной[32]убитости в хлам его собственного душевного здоровья, вместе с попытками выяснить у Господа, за что ей такое семейное счастье. А гипнотизировать не перестала. От этого и сон пропал, и аппетит — а ей хоть бы что! Знай глядит да на психику давит. И при этом болтает как ни в чем не бывало — вот ведь высший пилотаж, Кашпировскому и то приходилось лицо делать серьезное, внушительное, а она вроде бы о погоде говорит, а сама — воздействует, зараза…

А тут пошла к соседям снизу — то ли попросить чего, то ли посмотреть — и задержалась. И вдруг Владимиру так сильно похужало, так скоропостижно занемоглось, что он сразу смекнул: спелись, гады! И теперь снизу беспрепятственно гипнотизируют вскладчину. При нем-то, видно, она еще как-то стеснялась, а через бетонное перекрытие да в компании не в пример легче. Сидят небось и потолок глазищами сверлят. Шабаш, блин, надомный устроили. Охватила его паника — а вдруг их там целая гипнотизерская рота имени все того же приснопамятного Кашпировского засела? И оттачивают на нем свое черное мастерство? А он тут одинешенек, весь такой зайчик-мастдайчик над террариумом с голодными удавами…

Не учла жена одного: про то, что у нее астма, Владимир прекрасно помнил. И решил выкурить ее из соседской квартиры, чтоб потом учинить допрос по всей строгости. Взял бутылку уайт-спирита из хозяйственных запасов, полил соседский балкон. Показалось мало. Взял бутылку бензина, добавил. Астма оказалась углеводородоустойчивой, из квартиры соседей жена никак не выкуривалась, поэтому следом полетела горящая тряпка: дым — он все же поконкретнее будет. Опять же, у деда покойного в деревне этот фокус с барсуками удавался. Поскольку устраивать пожар изначально в планы Владимира не входило, он решил привлечь внимание соседей к весело занявшемуся балкону и, ухватив пудовую гирю, стал ронять ее на пол с криком: «Дом горит, козел не видит!»

Вместо супруги пришли сердитые полицейские. В компании с не менее сердитыми пожарными. Обрадовавшись, как родным, Владимир с готовностью поведал им историю о заговоре и гипнозе и даже согласился прокатиться с ними в отделение, а уже оттуда, в сопровождении изрядно нагруженного информацией о женских кознях и советами не жениться никогда милицейского наряда — в приемный покой психбольницы.

На госпитализацию супруг-страдалец согласился без особых проблем. Правда, вначале заручился гарантией дежурного врача, что психиатрам есть что противопоставить магии женского гипноза, что все здание надежно экранировано — вон, даже на окнах решетки, а стекла радиогипноментально-устойчивые. А также, что жену к нему будут пускать на свидания только под бдительным присмотром санитаров — они проследят, чтобы не смела ничего внушать!

 

Был на частном приеме пациент, которого я только что вывел из депрессии, но он тут же ушел в гипоманию. [33]Очень просил пару-тройку недель ничего не предпринимать: «Доктор, мне так хорошо, так легко на душе и так много дел, которые я в депрессии запустил! Дайте наверстать упущенное!» Эхх…

 

Open mind,[34]или Следите за желаниями!

 

Говорят, с желаниями надо быть скромнее и осторожнее — не ровен час, сбудутся. Так вот возжелаешь очень много денег — и в один прекрасный момент окажешься с рюкзаком купюр в руках, убегая от вооруженных и отчего-то очень сердитых инкассаторов — а всего-то попросили подержать… Или сбудется мечта идиота в виде жены соседа — а у нее, оказывается, свои взгляды на романтический образ героя-любовника: начиная от финансовых возможностей и заканчивая претензиями к микрофлоре.

У Ирины (пусть ее зовут так) тоже когда-то была мечта — открыть третий глаз. Посещала пуджи,[35]занималась в эзотерических кружках — все тщетно. Другие девчонки носились с горящими глазами и до тошноты благостным видом, вопрошая — мол, как, ощутила прилив энергии, прониклась гармонией мира? Разочаровывать их в ожиданиях было неудобно, она соглашалась — да, малость ощутила, да, слегка прониклась. На самом же деле, кроме запахов сандала, асафетиды и еще бог весть чего, восприятие напрочь отказывалось что-либо ощущать. Да и третий глаз настолько крепко зажмурился, будто заранее знал, что окромя ужастиков и порнухи ничего показывать не будут.

Когда началась болезнь, охота посещать кружки и занятия прошла — не до того, да и общаться с бывшими знакомыми и друзьями хотелось все меньше. Обострения происходили нечасто — раз в два года. Недавно подошло время для очередного.

На прием Ирина пришла немного напряженной и взбудораженной, это сразу бросилось в глаза.

— Что случилось, Ира?

— Почувствовала себя хуже, решила прийти.

— Как именно хуже?

— Когда-то я хотела, чтобы у меня открылся третий глаз. Наверное, я тогда в своих попытках перестаралась.

— Неужели открылся? Но тогда куча мистиков должна тебе завидовать, а тебя саму этот факт вроде бы не должен так выбивать из колеи. Или увидела что-то непотребное?

— Я же говорю, доктор, что перестаралась! Я тогда хотела, чтобы открылся третий глаз, а у меня открылась ЦЕЛАЯ ИЗВИЛИНА!

— Стоп-стоп-стоп! Это как это? Поясни, пожалуйста.

— Ну, раньше она была закрыта. Костью. А теперь кость для нее стала прозрачной, извилина открылась, заработала на полную мощь, и у меня от этого одни неприятности.

— А какая именно извилина?

— Вы что, анатомию не учили? Основная, она одна, вот здесь. — Жест рукой, четко указывающий на проекцию межполушарной борозды.

Пришлось достать иллюстрацию мозга, показать на извилины.

— Ирина, а это что, по-твоему? Это и есть извилины.

— Нет, доктор. Вы теоретик, а я вам говорю, как оно есть. Извилина одна, вот тут, делит мозг на две части. А то, что вы мне показали, — это морщины, они на мозге от напряжения и глубоких раздумий возникают!

— О. Теперь я, кажется, знаю, откуда пошло выражение «наморщить мозг»…

— Вот! А вы мне не верите. Вы меня слушайте, доктор, я это все сейчас чувствую и знаю точно.

— Ну, хорошо, хорошо. Тогда вопрос: а в чем, собственно, проблема? Извилина открылась, работает в полную силу, живи и радуйся!

— Ох, доктор, если бы вы знали, как мне стало тяжело! Ведь все, что я думаю, окружающие теперь СЛЫШАТ И ВИДЯТ! Просто никакой личной жизни — увидишь парня посимпатичнее, так хоть на другую сторону улицы переходи. Хуже, если в автобусе или троллейбусе. Я уж и волосы по-всякому пыталась зачесывать, и шапки разные надевать — бесполезно. Не экранирует. Думала насчет фольги…

— Ирина, давай договоримся раз и навсегда: фольга ничего не экранирует — это во-первых, и совершенно тебе не идет — это во-вторых.

— Да я уже пробовала, если честно, поэтому сама знаю, что не экранирует. А еще плохо то, что и я постоянно слышу мысли окружающих. Только в основном сумбурно, почти ничего разобрать невозможно, а то, что возможно, — все матом.

— Ну, тут ты недалека от истины. Наверное, в целом так оно и есть.

— Люди — это ладно, доктор! В последние дни я стала слышать мысли птиц, животных и МИКРОБОВ!

— Господи, Ирина, микробы-то о чем думают?

— Ну, дословно сказать не берусь — там все время гул и писк, как если ты позвонил, а на том конце провода факс работает, но мне кажется — ни о чем хорошем. Я вот и руки стала мыть чаще…

— Слушай, давай-ка напишу я тебе направление в дневной стационар. Может, удастся закрыть обратно твою извилину, раз от нее столько хлопот.

— Ой, давайте, доктор, а то я уже устала! Нафиг этих йогов, психи они все!

 

Получил расчетку. Много думал о правительстве в общем и руководстве здравоохранения в частности. Перефразируя задачку из учебника русского языка — (какая?) (кто?) платит нам (какую?) зарплату…

 





Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015 - 2023 megalektsii.ru Все авторские права принадлежат авторам лекционных материалов. Обратная связь с нами...