Главная | Обратная связь | Поможем написать вашу работу!
МегаЛекции

ГЛАВА IV АКУСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ РЕЧИ 10 глава





Как же понять клоническую судорогу? Если человек произносит подряд слоги па, па, па, па, то такое произнесение следует назвать нормальным. Судорога появится только тогда, когда на п произойдет задержка, остановка: пппа, ппа, пппа. Если произносится простой слог а, то и здесь заикание будет при задержке а. Вначале будет задержка, потом отступ. В этих случаях клоническая судорога содержит в себе, как начальный компонент, тоническую задержку. В других случаях тонический компонент может быть только на глотке, а клонус на языке и губах, что будет выражаться в их дрожании. Заикание в клонической форме не имеет ничего общего с персеверацией (повтором) слогов. Персеверация — результат инертности центрального возбудительного процесса, само же произнесение слогов вполне нормально. У заикающегося же происходит поломка ранее крепко сложившегося нормативного слогового стереотипа слова в момент его запуска. Стереотип ломается в основной его части — в произносительной единице, в слоге. Вследствие задержки в синтезе слога речь прекращается, хотя клоничеекие движения не только некоторых речевых органов, но и других мышц, например крыльев носа, могут сопровождать тоническую задержку.

Анализ судорожных явлений привел нас к тому же выводу, как и рассмотрение запуска слоговых стереотипов разной динамической конструкции. При заикании переход от слогового стереотипа одной конструкции к стереотипу другой конструкции вызывает тоническую задержку и?

l

Поломку слогообразования. Следовательно, в этот момент нарушается связь между центральным управлением и эффекторами. Но связь нарушается только в каком-то одном звене, а именно — синтезе слога. Следует допустить, что в системе органов речи есть специальное слогообразующее звено. Этот вывод подводит нас к одной из центральных проблем механизма речи, так как слог является произносительной единицей.

Более точное рентгенологическое наблюдение за движениями органов речи в процессе заикания доставляет богатый материал не только для того, чтобы подтвердить выставленную здесь концепцию и вскрыть последовательные этапы развития процесса поломки слогового стереотипа, но и для того, чтобы на случае патологии обнаружить взаимоотношения и связь разных систем речевых органов в норме. Изложение этих фактических материалов и их обсуждение отнесено в последнюю главу нашей работы, так как разобраться во всех этих довольно сложных явлениях можно лучше после определения функций разных звеньев речевого механизма в целом и их совместной работы.



Подводя итоги этой главы, можно кратко сформулировать следующие общие положения. Объединение и систематизация фактов, -полученных при изолированном изучении разных патологических явлений речевого процесса, дают в руки ценный материал и являются одним из важнейших методов исследования механизма речи. Здесь мы с новой стороны встречаемся с теми же центральными проблемами, которые неизбежно возникают при изучении речи разными другими способами и в разных дисциплинах. Эти проблемы группируются вокруг двух основных вопросов — приема и выдачи сообщения. Для решения этих вопросов возникает необходимость выяснить состав элементов сообщения. Из материалов по изучению афазий вытекает, что в' состав сообщения входят разнообразные единицы, каждая из которых анализируется и синтезируется в разных системах. Речевой тембр входит в статическую систему речи и является устойчивой нормативной единицей, выполняющей сигнальную функцию различения звуковых комплексов, составляющих слово. Нарушения в этой системе приводят к десемантизации звуковых комплексов и невозможности приема и выдачи сообщения.

На выходе речевых эффекторов формируется новая речевая единица, произносительная, — это слог. Тембры входят в состав слога, но сами изолированно, вне состава слога, непроизносимы, так как являются лишь признаками речевого звука. В момент нарушения слогообразования, как при заикании, прекращается и речь. Набор слогов, составленных по определенным, регулируемым нормой, правилам, образует слово, которое следует рассматривать в составе механизма речи как двигательный стереотип. Слово является основной единицей сообщения, так как только оно обладает предметным значением. Накопление словаря для составления из его элементов сообщения происходит извне, через посредство приема речи слухом. Нарушение слухового приема приводит к невозможности образования двигательного стереотипа слова, так как обратная кинестезическая связь лишается контроля. Слогообразование и слогоделение составляют динамическую систему речи.

Отбор слов по определенным правилам составляет сообщение. Как для слова, так и для сообщения в целом, необходимо удержание предшествующих элементов и упреждение предстоящих реализации. Нарушение этого приводит к невозможности приема и составления сообщения, что наблюдается при амнестической и премоторной афазиях. Указанные вопросы во многом совпадают с теми, которые поставлены в предшествующих главах этой работы. Они и составляют ту проблематику, которая является общей для разных дисциплин, изучающих речевой процесс и нуждающихся в исследовании механизма речи. В новой постановке те же вопросы возникают и в других направлениях, изучающих Речь, которые будут рассмотрены в двух следующих главах.

6* 83

ГЛАВА IV АКУСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ РЕЧИ

ОБЩИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

Среди дисциплин, занимающихся исследованием речевого процесса, пожалуй, наиболее точным фактическим материалом располагает инженерная акустика. Она установила ряд бесшорных фактов, которым дано количественное математическое выражение. Успех в этой области обусловлен не только высоким уровнем развития физико-математических дисциплин, но и очень отчетливыми практическими задачами, которые возникают перед техникой звукопередачи.

Речь можно рассматривать как чисто акустическое явление, просто как звукоряд, независимо от функции обозначения. Какой бы звук ни возникал — природный, речевой, или искусственный, — он обладает достаточно точно определенными признаками, учет которых позволяет сохранить эти признаки при переводе одного вида энергии в другую. Звуковая энергия может быть переведена в электрическую, электромагнитную, механическую и т. п.; ее можно трансформировать. Меняющийся поток звуков возможно фиксировать, звуки можно сохранять и многократно воспроизводить в первоначальном виде. Отдельные элементы звука или звукокомплекса могут усиливаться, ослабляться, исключаться, заменяться другими и т. п. Все это позволяет выяснить звуковой состав акустического явления в его элементах и учесть роль каждого из признаков. Для физики безразлично, транспортируется ли по линии передачи мычание коровы, шелест листьев, пение соловья или речь человека. Любые из этих звуков могут быть исследованы в их элементах одними и теми же методическими средствами. Но так как сами звуки в составе элементов, их последовательность и соотношение будут разными, то возникает задача узнать специфические особенности данного вида звуков.

Очевидная особенность речевых звуков состоит в том, что они имеют специфическое сигнальное значение, являются средствами предметного обозначения. Признаки речевого звука, их группировка и последовательность являются носителями предметных значений или, что то же,— переносчиками предметных значений. Звук, образовавшийся на выходе речевых эффекторов, транспортируется по упругой воздушной среде, по линии электропередачи или по радиоволне к уху слушателя. Во всех этих случаях переносчики должны без потерь доставить переносимые ими сигнальные значения к месту приема. Возникает необходимость узнать, какие же именно предметные значения переносятся теми или другими элементами речевого звука и какие помехи могут повлиять на переносчиков и исказить сами сигнальные значения. Совершенно оче-

видно, что решение этого вопроса уже невозможно чисто физическими средствами. Необходимо учесть весь приемный механизм речи, узнать, какие, теперь уже новые, переносчики вместо звуковой энергии транспортируют полученные сигнальные значения по нервам в, мозг и как мозг синтезирует эти эквивалентные признакам сигналы в предметные значения и тем самым принимает речь.

Никакой учет акустических особенностей речи и расчет аппаратуры для ее передачи не имеет смысла, если этот учет и расчет не проверены в практике приема слушателем. Вот почему все акустические измерения во всяком случае исходят из некоторых элементарных для приема звука фактов, например, учета порога слуховых ощущений.

Но проблема должна быть значительно расширена. Следует учесть не только принимающего речь, но и передающего ее, так как именно им создается самый акустический эффект. Так возникает особая дисциплина — физиологическая акустика. Основоположником этого направления является Гельмгольц, который, применив акустические измерения, построил концепцию речевых резонаторов и теорию слуха. Накопившиеся факты, развитие техники и новые, более глубокие задачи заставляют в наше время расширить еще больше круг проблем. Акустические измерения могут стать и становятся методом исследования таких процессов, как узнавание речевых звуков и слов, понимание речи, усвоение языка, коммуникативные средства общения, особенности разных языков и т. п. Так возникает новая проблематика психологической акустики речи. В основе этой проблематики лежит изучение механизма речи. Надо знать не только самый акустический эффект, но, через его изучение, и способ формирования речевых звуков и их комплексов, а также условия их приема.

Существует три ряда разных материальных явлений: а) средства образования признаков речевого' звука, б) сами эти акустические признаки, в) средства их приема. Все три ряда эквивалентны потому, что в каждом из них сохраняется тождество сигнальных значений. Задача состоит в TOiM, чтобы узнать, при каких условиях сохраняется эквивалентность этих рядов, т. е. как должен быть сделан звук, чтобы в акустическом эффекте слушающим принимались сигналы, равнозначные с сигналами говорящего. Так как во всяком звуке, а не только в речевом, неразрывно слиты разные признаки, k тому же меняющиеся в разных условиях образования, передачи и приема, спрашивается, как в изменяющемся звуковом потоке сохраняется неизменность признаков и их сигнальных значений. Иначе говоря, этот вопрос приводит нас к тому же делению речевого процесса на статику и динамику, с которым мы уже встречались в предшествующих главах. Решение его имеет первостепенное значение для понимания механизма речи в целом. Первое, что здесь необходимо, •— это установление акустических единиц измерения статики и динамики и выяснение соотношения этих явлений.





Рекомендуемые страницы:

Воспользуйтесь поиском по сайту:



©2015- 2021 megalektsii.ru Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав.