Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Районирование как метод географического синтеза




Районирование — одно из фундаментальных понятий географи­ческой науки. Его современное определение рассмотрим ниже, а вначале отметим, что самое общее традиционное представление о районировании сводит его сущность к мысленному делению тер­ритории на части по каким-либо признакам. Интуитивные по­пытки такого деления должны были возникнуть еще у древней­ших географов, описывавших Ойкумену, что диктовалось целями упорядочения страноведческого материала. Наиболее известный пример — так называемые сфрагиды Эратосфена (III в. до н.э.) — крупные территориальные подразделения известной тогда суши, выделенные по условным внешним признакам. Как научная про­блема районирование ведет начало с конца XVIII — начала XIX в.

В современной географии известны два взгляда на сущность районирования. Согласно одному из них, которого наиболее пос­ледовательно придерживается Б. Б. Родоман, районирование — это «выявление, выделение, разграничение любых ареалов в любой среде»1. (К районированию относится, в частности, выделение контуров на любой типологической карте, составленной по спо­собу качественного фона.) Э.Б.Алаев предложил употреблять в близком смысле термин таксонирование, который кроме райони­рования охватывает ареалирование (выделение ареалов) и зони­рование (идентификацию участков территории с различной ин­тенсивностью какого-либо явления)2. Не касаясь понятий ареали­рование и зонирование, заметим, что районирование Э.Б.Алаев определяет не очень четко: как членение территории по критериям специфики выделяемых территориальных ячеек и взаимосвязан­ности их элементов, хотя второй критерий заслуживает внимания.

Научный опыт, накопленный географией в области райони­рования, особенно природного, позволяет дать более строгое и

 

' Родоман Б. Б. Территориальные ареалы и сети. — Смоленск, 1999. — С. 13. 2 Алаев Э. ческий словарь. — М., 1983. — С. 118. Б. Социально-экономическая география.

Понятийно-терминологи-

128 содержательное определение этого понятия. Прежде всего следу­ет ввести существенное ограничительное условие: районирова­ние — не всякое территориальное членение, а деление опреде­ленного, а именно регионального уровня, объектом которого яв­ляются достаточно крупные территориальные образования с бо­лее или менее сложной внутренней структурой. Согласно совре­менным представлениям, существует два главных уровня терри­ториальной дифференциации — региональный и локальный, — которые принципиально различаются не только по масштабам соответствующих выделов, но и по закономерностям, лежащим в основе их происхождения. Эти закономерности рассматриваются в гл. 3, пока же примем за отправную точку в качестве своего рода аксиомы положение о том, что районирование относится к верхнему, региональному, уровню территориальной дифферен­циации.

К сказанному следует добавить одно уточнение: объектами рай­онирования являются единичные, или индивидуальные, терри­ториально целостные образования, выражаемые на карте одним контуром, которым могут быть присвоены собственные названия (Кавказ, Мещера, Московская область и т.п.). Типологические (классификационные) объединения географических объектов (почв, ландшафтов, населенных пунктов) независимо от того, выражаются ли они на карте разорванными контурами или (что случается реже) сплошным территориальным массивом, к райо­нированию не относятся, так же как и ареалы (см. ниже).

Сложность определения понятия районирование связана с тем, что оно относится одновременно и к некоторому действию (про­цессу) и к его результату, а кроме того, к специализированному направлению или разделу науки (географии в целом или отдель­ной географической дисциплине).

Чтобы лучше понять сущность и значение районирования, не­обходимо сначала внести ясность в понятие о его объектах, т.е. региональных, территориальных подразделениях. Прежде всего следует иметь в виду, что подобные подразделения могут выде­ляться по разным признакам и, следовательно, какого-либо еди­ного универсального районирования не существует. Районировать можно любые объекты, в размещении которых наблюдаются за­кономерные региональные различия, в том числе отдельные ком­поненты ландшафта или отрасли хозяйства. Таким образом, мы получаем множество перекрывающихся систем районирования (климатическое, ландшафтное, сельскохозяйственное и др.), со­здающих как бы его многослойность. Можно говорить о райони­ровании отраслевом и комплексном. Последнее вызывает наиболь­ший общегеографический интерес, поскольку в нем выражается важная форма географического синтеза и тем самым интеграци­онное значение районирования. К настоящему времени сложи-


Ислчемко



 

лись два самостоятельных направления комплексного райониро­вания — физико-географическое (ландшафтное) и экономиче­ское, или социально-экономическое, которым посвящены спе­циальные разделы в гл. 3.

Далее следует отметить, что всем системам районирования независимо от их содержания присуща иерархичность, т. е. разно-уровенность (разный ранг) выделяемых территориальных единиц и их таксономическая соподчиненность. Для обозначения таксо­нов разного ранга используются специальные термины: район, округ, провинция, область и т.п. Для наименования общего, вне-таксономического понятия, относящегося к региональным под­разделениям любого порядка, наиболее подходит термин регион (хотя в социально-экономической географии в этом качестве бо­лее принят район).

Как уже отмечалось, некоторые авторы отождествляют регион с ареалами или, во всяком случае, не проводят между ними чет­ких различий, внося тем самым немалую путаницу в принципы и методы районирования. Необходимо коснуться этого вопроса под­робнее. Отметим главные различия между обоими понятиями.

1. Ареал всегда выделяется по одному признаку; для региона это скорее исключение: хотя один признак является определяю щим, практически всегда учитываются сопутствующие. Например, некоторые районы могут выделяться по преобладанию чернозем ных почв, но отличаться друг от друга по наличию или количе ственным соотношениям второстепенных почв (пойменных, со лонцов и т.д.).

2. Ареал состоит из однородных элементов, которые не запол няют его сплошь и нередко занимают лишь ничтожную часть его площади. Регион в отличие от ареала состоит из неоднородных элементов, в совокупности сплошь заполняющих занятую им тер риторию.

3. Понятие «регион» предполагает территориальную целостность, внутреннюю связность, определенную пространственную струк туру. Далеко не всякий ареал отвечает этим признакам, он может объединять множество дискретных, не связанных между собой объектов, часто с дисперсным распространением.

4. Каждый регион предполагает наличие других, смежных ре гионов того же класса (почвенных, экономических и т.п.), т.е. является частью целостной системы территориального деления, образующей континуум на земной поверхности в виде особого слоя или «покрова» (вспомним понятия почвенный покров, расти тельный покров). Для ареала указанное условие не обязательно. Ареалы одного класса могут быть изолированными один от друго го, единичными, «разорванными» (например, ареалы карстовых форм рельефа, многих видов растений и животных, в особеннос ти редких и эндемичных).

Существенное методологическое и теоретическое значение имеет вопрос о соотношении понятий «регион» и «система», а конкретнее — можно ли рассматривать регион как географиче­скую или территориальную систему. Вопрос этот практически не­достаточно изучен и, по-видимому, не может иметь однозначно­го ответа. Б.Б.Родоман отличает районы однородные (гомоген­ные), характеризующиеся внутренним однообразием, от коннек-ционных, объединяемых какими-либо связями. Но такое проти­вопоставление может иметь лишь чисто теоретическое значение. Практически абсолютно однородных районов не бывает, — если не подразумевать под ними ареалы. В каждом регионе можно на­блюдать ту или иную степень однородности и внутренней связ­ности. Тот же автор различает районирование субстантивное и ассоциативное. Первое осуществляется по признакам самого рай­онируемого компонента, отражающим его внутренние связи, а второе — по его связям с другими компонентами и внешними факторами. Подобное деление также достаточно условно. При рай­онировании необходимо учитывать как собственные свойства рай­онируемого объекта, так и его связи с другими объектами (ком­понентами, регионами и внешними факторами), в противном случае можно прийти к абстрактным схемам, не вписывающимся в общий контекст региональной дифференциации эпигео­сферы.

С точки зрения системного подхода, мы должны признать пер­востепенное значение внутренних и внешних связей для форми­рования региона как целостного образования. Используя терми­нологию Б. Б. Родомана, можно сказать, что региону должны быть одновременно присущи свойства коннекционности, субстантив-ности и ассоциативности при наличии относительной однород­ности по строго оговоренным критериям. У нас нет достаточных фактов для утверждения, что все реально выделяемые регионы разных классов и рангов или хотя бы их большинство отвечают этим условиям. Однако есть основание считать, что в наибольшей степени к ним приближаются комплексные физико-географиче­ские (ландшафтные) и экономические регионы, подробно рас­сматриваемые в гл. 3. На регионы этих двух классов распространя­ется понятие о географических системах. Конечно, и здесь в реги­онах может наблюдаться неодинаковая степень развитости систе­мообразующих связей, так что иногда правильнее говорить о тен­денции или степени приближения региона к «полной» системе. Все же и в тех комплексных регионах, которые приходится рас­сматривать как «неполноразвитые» системы, воплощается выс­ший уровень географического синтеза пока в двух главных фор­мах — естественно- и общественно-географической. Отсюда дол­жно быть понятно интеграционное, синтезирующее значение рай­онирования.

Итак, достаточно очевидно, что представление о районирова­нии как всяком членении территории по каким-либо признакам имеет мало научного смысла. Районирование — это система прин­ципов и методов выявления, делимитации и систематизации всех возможных региональных подразделений (регионов) земной по­верхности, точнее поверхности суши, океанов и океанического дна. Его, следовательно, нельзя сводить к чисто технической про­цедуре деления или членения. Районирование тесно связано с уче­нием о территориальной дифференциации и интеграции эпигео­сферы, которая составляет его теоретическую основу. Важное на­учное значение районирования состоит в том, что оно служит необходимым звеном в изучении региональной структуры эпигео­сферы. Эти и другие теоретические вопросы районирования рас­сматриваются в гл. 3. Здесь же остановимся на некоторых его мето­дологических аспектах.

С методологической точки зрения мы вправе рассматривать районирование как один из главных методов географического ана­лиза и синтеза. Районирование выполняет функцию общегеогра­фического метода упорядочения пространственного разнообразия в эпигеосфере и систематизации территориальных образований на региональном уровне, что делает его существенным элемен­том системного подхода в географии.

Необходимо подчеркнуть диалектическую сущность райониро­вания как единства деления и объединения. В этом отражается противоречивое единство свойств континуальности и дискретно­сти эпигеосферы и происходящих в ней процессов дифференциа­ции и интеграции. Указанное обстоятельство упускают из вида многие специалисты, односторонне определяющие районирова­ние как деление, или членение. Между тем целостность всякого региона как системного образования обусловлена интеграцион­ными процессами разной природы и разных масштабов. Отсюда следует главный методологический принцип районирования, уже давно признанный ландшафтоведами: районирование следует осу­ществлять одновременно «снизу» и «сверху». В переводе на обще­научный язык это означает, что при районировании необходимо сочетать индуктивный подход с дедуктивным.

На практике индуктивный подход выражается в объединении низших территориальных выделов в высшие (начиная по возмож­ности с элементарных единиц — фаций или урочищ в ландшаф-товедении) с последовательными переходами к таксономическим ступеням все более высоких рангов. Важнейшим инструментом при этом служит соответствующая тематическая карта (ландшафтная, экономическая и др.). Серия разномасштабных карт одной и той же тематики создает объективную основу для изучения простран­ственных соотношений между таксонами по мере перехода от низших ступеней районирования к высшим. Картографический

132 метод применяется в сочетании с другими, в том числе сравни­тельным, индикационным, математическим. Наряду с картой весь­ма перспективно использование космоснимков. Дедуктивный под­ход выражается в опоре на известные закономерности территори­альной дифференциации высшего порядка (например, широтную зональность) и на существующие, пусть еще неточные, схемы макрорайонирования, как комплексные, так и отраслевые. Имен­но в этом случае к процедуре районирования применим термин деление. Оно осуществляется также на основе карт и космосним­ков с использованием всей доступной информации (литератур­ной, статистической), позволяющей детализировать насколько возможно, а также уточнить исходную схему. Процесс деления непрерывно контролируется «снизу» результатами эмпирическо­го исследования, выполненного индуктивным путем. Итоговая схема районирования является, следовательно, продуктом синтеза обоих подходов.

В системе районирования любой низший таксон относится к расположенному выше на таксономической лестнице как видовое понятие к родовому. Районирование подчиняется всем логичес -ким правилам деления объема понятия. Назовем основные из них.

1. На каждой таксономической ступени следует применять одно и то же основание (правило единства основания деления).

2. Сумма выделенных регионов данного таксономического ран га должна быть равна объему делимого, т. е. иерархически распо ложенного выше таксона (соразмерность деления).

3. Выделенные регионы не должны перекрываться, так чтобы любой участок территории принадлежал только одному региону (непересекаемость классов).

4. Таксономическая лестница должна быть непрерывной, т. е. при делении нельзя пропускать логические ступени (непрерыв ность деления).

 





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.