Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Репродуктивные органы 8 глава




Один из способов понять себя — это спросить, можем ли мы представить себя здоровыми. Мы долж­ны сделать это в спокойном и расслабленном состо­янии, глубоко погружаясь в себя, проявить при этом предельную честность. Помню, однажды я работала с больной рассеянным склерозом. Она постоянно твер­дила мне, что хочет ходить, двигаться, что-то делать, однако когда я предложила ей представить себе, что она способна это сделать, она не пошла на такой эксперимент, она не могла вообразить себя без инва­лидного кресла. Те неразрешенные вопросы, кото­рые заставляли ее зависеть от других, чтобы полу­чать их любовь, оказались сильнее, чем способность любить себя. Поэтому мы должны быть честными. Хотим ли мы быть здоровыми, свободными и не иметь оснований для жалоб? Не требовать к себе внимания других? Можем ли по-настоящему видеть себя без наших проблем? Чем нас вознаграждает болезнь? Как мы будем себя чувствовать, если кто-нибудь предло­жит исцеление? Многие из нас вспоминают время болезни, как самое счастливое, ведь мы тогда получа­ли так много любви! Готовы ли мы к тому, чтобы обходиться без нее? Поэтому, когда мы ставим на карту здоровье или болезнь, мы должны задать себе вопрос о любви к себе, будем ли мы любить себя такими, как есть, без чего-то «особенного», хотим ли мы жить ради самого себя, а не ради кого-то друго­го, хотим ли мы не зависеть от других.

Болезнь имеет и положительные стороны, напри­мер, она позволяет на время освободиться от ответ­ственности, обрести покой. Это означает, что мы можем сделать то (например, взять отпуск), чего в норме мы бы не сделали. И, что еще важнее, осо­бенно если мы стоим на пороге смерти, нам легче выражать свои чувства, например, любовь и нежность. Осознать эти позитивные моменты и позволить им выразиться так же важно, как и освободиться от негативизма.

Движение от недомогания к здоровью требует огромного мужества, стойкости и честности, а глав­ное — надежды. Именно надежда предполагает наше не пассивное, а активное участие в исцелении. Мы, особенно жители стран Запада, склонны бездельни­чать, полагаясь на то, что Господь Бог или врач сделают все за нас. Однако надеяться — значит, работать вместе с Богом или с доктором; значит — быть готовым помочь себе. Отчаяться — значит, ка­питулировать, впасть в подавленное и беспомощное состояние, терпеть любую боль и быть жертвой об­стоятельств. Это означает потерять веру и смысл жизни. Формируется убеждение, что нам никто не может помочь, мы прекращаем делать что бы то ни было, и тогда, в конце концов, нам действительно уже ничто не помогает.

С другой стороны, если у нас есть надежда, зна­чит, мы стремимся к светлому будущему, убеждены в возможности перемен; мы глубоко верим. Улучшение не наступит до тех пор, пока мы не убедимся в том, что оно возможно. В медицине давно известно, что упорные и настойчивые люди гораздо быстрее выздо­равливают, чем пассивные и беспомощные, причем тяжесть заболевания не имеет значения. Ведь надеж­да дает нам энергию, боевой дух. Кроме того, надеж­да — это уверенность в том, что если есть жизнь, есть и возможность перемен. Клетки нашего организ­ма постоянно отмирают, но сам факт их смерти означает рождение новых клеток. Возможности транс­формации безграничны. Если мы глубоко верим в свое исцеление, то это сообщение передается даже клеточным структурам.

Однако путь к надежде и любви непрост. Самые главные проблемы находятся внутри, поскольку до сих пор у нас не было возможности их осознать. Подавленная энергия пытается выразить себя через тело, показать нам дисбаланс. Вот почему теперь мы пытаемся поправиться, разгадать тайны своего под­сознания! И в то же время, если есть достаточная готовность, есть и необыкновенная возможность сде­лать «в своем доме генеральную уборку». Любого рода недомогание или болезнь указывают на зажатую или травмированную энергию, тогда как здоровье — это движение свободной и мирной энергии. Если мы виновны в своей болезни, причем не имеет значения, насколько это осознанно, значит, мы можем участво­вать и в выздоровлении. Выяснить, как и почему энергия впервые оказалась травмированной, означает раскрыть самих себя. Об этом писал Сан Бир (Sun Bear) в книге «Целители лечат»:

Самые распространенные препятствия — это те отрицатель­ные установки, которые постоянно носит в себе большинство людей. Чтобы исцеление могло осуществиться, эти препят­ствия должны быть преодолены… Чтобы полностью исцелить­ся, человек должен избавиться от ненависти, зависти, ревно­сти и других разрушительных установок и чувств. Хотя эти факторы имеют свое начало в разуме, они очень быстро проявляются и в теле (закрепощенными плечами, застойной печенью, раком или другими болезнями). Я полагаю, что все истинное целительство решает проблему разблокирования отрицательной энергии тем или иным способом.

Чтобы преодолеть препятствия, отрицательные установки и стереотипы, мы сначала должны осознать, что они здесь. Делая это, мы открываем «ящик Пан­доры», полный происшествий, обид, страхов, возмуще­ний, горя, гнева, неуверенности и смятения, а также негативных моментов развития, которые мы оставили далеко позади. Помните, как мы испытывали стыд («Тебе должно быть за себя стыдно», — часто слы­шим мы в детстве), одиночество или измену (как это бывает у детей в случае развода или смерти родите­лей), подавленность («Не беспокойся, дорогой», — тогда, как на самом деле мы очень нуждались в его любви и заботе). Все это остается с нами, влияет на наши действия, установки и реакции, но самое глав­ное, — медленно поражая нас физически.

Чтобы научиться любить себя, мы должны понять эти свои мрачные, пугающие, но могущественные моменты. Помните, как мы боялись в детстве захо­дить в темную комнату, где, как мы были уверены, притаилось страшное чудовище? А потом, когда включа­ли свет, мы видели, что это всего лишь плюшевый медвежонок на ступе? То же самое с чудовищами в нашем подсознании. Нам они кажутся страшнее, чем есть на самом деле, потому что они в темноте, но если на них направить свет, мы увидим, что с ними не так трудно справиться, что их можно по-настоящему любить и достаточно легко простить. Вовсе не обяза­тельно возвращаться в детство, чтобы найти истоки своих стереотипов, нужно только оглянуться на несколь­ко месяцев назад, максимум на год-два, чтобы увидеть свою подавленную злость, испуг, недостойное поведе­ние. Путь от них в настоящее будет намного проще.

Существуют ли различия между способами цели­тельства и лечения? Может быть, у нас есть недове­рие к методу, или к специалисту, или к самому себе, и в этом заключается отличие? Может быть, нам просто не встретился тот метод, который нам боль­ше всего подходит, в который мы могли бы поверить? Мы часто слышим сказочные истории о волшебном исцелении, потому что существует множество мето­дов. Но каждый из этих методов эффективен только для некоторых людей, а не для всех. Одна больная раком женщина рассказывала мне, что если бы она следовала всем советам, которые давали ей окружаю­щие, то ей пришлось бы сократить свой рацион до одной морковки в день, причем некоторые смотрели неодобрительно даже на эту морковку! Важно на­учиться различать, что многие люди действительно хотят нам помочь, а другие рассчитывают «на дурач­ка». Некоторые методы помогают снять боль или на­пряжение, другие позволяют понять себя, но ни один из них не панацея. И только наше тело осуществляет исцеление. Но не лечение! И если мы по-настоящему прислушаемся ко всем историям излечения, которые нам рассказывают, то поймем, что только тело может сделать эффективным любой метод или прием, если только мы в него поверим.

Никто не улыбнется вместо нас, никто не будет дышать вместо нас и точно так же никто не исцелит нас. Исцеление — это право, которое мы имеем внутри себя, и никто не может дать его извне. Это способность клеток восстанавливаться, когда мы по­режемся, это способность иммунной системы разру­шать чужеродные антигены, это способность сердца восстанавливать свои функции после пережитого горя. Факт, что ни хирургия, ни лекарства, ни массаж, ни акупунктура, ни травы, ни камни, ни тому подобное не лечат, они только помогают создать среду, в кото­рой мы способны восстановить контакт с собствен­ной целительной энергией. Различные приемы просто устраняют барьеры на пути к исцелению. Они могут стимулировать нас, но не исцеляют сами по себе. Исцеление приходит изнутри. В «Руководстве для целителей» говорится:

Существует множество троп к вершине горы. Все они ведут нас туда, но ни одна из них не единственная. Каждый из нас должен найти свой собственный путь. Есть указатели, которые подскажут верное направление, но только нам предстоит ка­рабкаться по камням, пробираться через густые заросли или пересекать пропасти. Изучение различных карт и путей следо­вания — это способ узнать местность. Возможно, нас пред­упреждали об ожидающих впереди ловушках, помогали нам, когда мы попадали в трудную ситуацию, мягко возвращали на прежний курс, когда, мы теряли направление. Понимание на­шей горы и того, из чего она образована, чтение путеводите­ля, оставленного теми, кто прошел по ней раньше нас, и изучение условных знаков вдоль дороги — все это помогает нашему путешествию быть более гладким.

Хороший терапевт — тот, кто знает, что не он нас лечит, а внутренняя энергия, которая либо дви­жется к здоровью, либо нет, в зависимости от нашей мотивации. Поэтому, если мы обнаруживаем, что ищем ответы на свои вопросы у других людей, то надо подумать, по верному ли пути мы идем. Я снова цитирую «Руководство для целителей»:

Никто другой не может сделать это за нас, только мы сами можем справиться со своими эгоистичными желаниями, со своей растерянностью или отчаянием. Существует распрост­раненное мнение, что только случай каким-то образом изменит нас, преобразит наше сознание, и этого опыта нам хватит на многие годы. Но ведь та гора, на которую мы должны за­браться, находится внутри нас.

Методы подобны словам на листе бумаги. Слова не имеют смысла сами по себе, точно так же, как и метод — не есть исцеление. Мы должны найти то, что нам подходит, и поверить в него. Доктор Сюзан­на Кабаса (Suzanne Kabasa) назвала три ключевых действия, три «С»: стимул (challenge), убежденность (commitment) и контроль (control). Первый помогает нам справляться с трудностями и стрессами, исполь­зовать их как стимулы и возможности, и не быть побежденными. Это развитие надежды, а не отчаяния и пассивности. Вместе с этим стимулом приходит убежденность, вера в то, что мы чего-то добьемся, неважно с каким трудом, приходит ощущение того, что жизнь обрела смысл и цель. Это намерение и готовность идти вперед, а также верное видение пути. Контролировать — значит, не быть жертвой болезней или проблем, а управлять ситуацией, быть способным принять решение, и, таким образом, взять на себя ответственность за собственное здоровье.

Ощущение контроля ситуации имеет огромное значение. Болеет наше тело, и поэтому только мы можем найти способ исцелить себя. Наш собственный способ что-то сделать может быть не похожим на способы других. Он может заключаться в том, что мы будем вести себя так, как будто ничего не случилось и полагаться на Бога, он может заключаться в рас­слаблении и медитации, он может заключаться в ис­пользовании специальной диеты или же в ежедневном приеме пригоршни таблеток. Важно, чтобы это было именно то, что нравится нам, а не то, что нравится врачам или всезнающим друзьям, которые, естествен­но, хотят, чтобы мы прошли тем путем, который, по их мнению, нам больше всего подходит. Если мы не верим доктору или назначенному им лечению, то мы должны найти мужество сказать ему об этом. Нам важно почувствовать, что человек, который лечит, к тому же и любит нас, а, следовательно, уважает наши желания и работает с ними.

В 1-й главе мы увидели, что мы — есть результат всего того, что случилось с нами в прошлом, результат наших реакций на все это. Это закон причины и следствия, закон кармы. Но карма — это не фиксиро­ванное состояние: она постоянно движется и меняется. Мы вольны изменить наши позиции, не реагировать на ситуации одним и тем же способом, а найти новый, конструктивный. Тогда могут быть различными и резуль­таты. Например, если мы постоянно ворчим или жалу­емся, то мы всегда будем видеть свой мир как место, полное недостатков, где все «нападают» на нас и за­ставляют страдать. В результате мы действительно стано­вимся несчастными, окружающим не нравится быть в нашем обществе, в организме развивается артрит, туго­подвижность суставов или даже язвы. Однако если мы находим в себе мужество и видим причины негативиз­ма и страхов, если мы начинаем конструктивно работать, то мы обнаруживаем в себе способность высоко це­нить самые простые вещи и явления: пение птиц или доброжелательную улыбку кассирши. Постепенно наша жизнь наполняется любовью, а наши телесные страда­ния уменьшаются. Выбор — за нами. Будущее вырас­тает из сегодняшних мыслей и установок, и в нашей власти изменить эти мысли в любой момент, даже если они укоренились в нас. Состояние здоровья в значи­тельной степени определяется нашим пониманием жизни, подходом к ней и отношением к себе и другим.

Это не значит, что мы должны порицать себя за то, что не осознавали скрытые установки. Это важ­но, так как очень легко прийти к мысли, что мы виноваты, хотя, очевидно, что сознательно болеть не хочет никто. Все стереотипы находятся на бессозна­тельном уровне, они длительное время накапливают­ся. Принять это — значит, увидеть возможность пе­ремен. Осознав, что же именно мы в себе увекове­чили, важно найти путь вперед. Первый шаг — пони­мание и создание позитивных установок, одной из которых является любовь и сострадание к себе. По­том мы должны обратить внимание на то, что проис­ходит ежеминутно и ежедневно, чтобы больше не подавлять и не отрицать собственные чувства. Это потребует от нас настойчивости и готовности к ис­целению.

Рак называют величайшим из даров, так как он способен изменить нашу жизнь и дать нам возмож­ность обнаружить и использовать весь потенциал. Берни Сигел называет боль и страдания «божественной кноп­кой перезагрузки», потому что недомогание иногда является единственным, что может пробудить нас, заставить понять, кто мы есть, и стимулировать глубо­кие изменения. До этого настоящая мотивация к загля­дыванию внутрь себя отсутствует. Но для нового роста необходимо разрушение; для того, чтобы осуществи­лась интеграция, должна сначала произойти дезинтег­рация. Болезнь заставляет анализировать, что нас окружает, почему мы здесь, какова цель нашей жиз­ни. Мы тратим все наше время, «делая» деньги и воспитывая детей, тогда как уходя из жизни, мы не можем ничего этого взять с собой! И мы уделяем совсем немного времени или вообще не уделяем тому, чтобы обнаружить, кто мы есть, чтобы подружиться с собой и с миром. Нам безразлично, что происходит внутри нашего существа.

Целительные взаимоотношения с собой — это честность, открытость, умение прощать, принимать, любить и отпускать. Это значит, что мы учимся рас­слаблению сознания; мы молимся или медитируем; проходим курс психотерапии или консультаций; меня­ем свои пищевые пристрастия, потому что нам те­перь не все равно, что мы потребляем. Мы можем вступить в группу поддержки и помогать обездолен­ным. Мы можем бросить старых друзей и завести новых; или же так изменить основу старых взаимоот­ношений, чтобы они нас больше устраивали. Мы из­меняем свои установки и стереотипы. Все эти дей­ствия или часть их — следствие того, что мы ищем ответы на вопросы не вне себя, а внутри.

Исцеление, таким образом, означает осознание своей недолговечности, принятие того факта, что нет ничего вечного, что мы не можем ничего удер­жать неизменным, и что нет ничего надежнее нас самих. И мы живем ровно столько, сколько мы жи­вем. Такое понимание может оказаться положитель­ным, оно меняет нашу жизнь, придает вещам и собы­тиям истинное значение, помогает определить при­оритеты. Разве так важно, что мы лишись волос во время курса химиотерапии? Наверное, способность разделить свою любовь с другими намного более зна­чима? Может быть, качество жизни, ее глубина и любовь имеют несравнимо большее значение, чем ее продолжительность? Обретение согласия с собой, с нашими любимыми и со смертью главнее всего того, что думают о нас другие? Только достигнув согласия, мы действительно исцелимся и только тогда сможем помочь кому-нибудь еще обрести такое согласие. Поэтому вместо того, чтобы думать о том, что мы умираем, и, таким образом, капитулировать, мы мо­жем осознать, что мы, конечно, умрем, как и все остальные, но пока мы живы!

Нужно понимать, что каждый из нас меняется и двигается с собственной скоростью и в собственном времени. Здесь ничего нельзя форсировать. Страх перемен огромен: мы боимся отпустить знакомое и заменить его на незнакомое. Мы должны быть очень терпеливы с собой. Если мы сталкиваемся с тяжелым заболеванием, то требуется определенное время, чтобы подготовиться к решению личных проблем. Пока мы суетимся, занимаемся мелкими и простыми вопроса­ми, то не хватает времени, чтобы заглянуть внутрь себя: его будет достаточно только для разрешения непосредственной ситуации. Когда же мы готовы, и мотивация достаточно сильная, то появляется и доро­га. Мы идем по ней вперед и отступаем, повторяем попытки снова и снова. Нужно много терпения, люб­ви и приятия. Постепенно тело заметит наши усилия, растущую силу, решительность и мужество. Оно бу­дет все свободнее себя выражать и отвечать на наши внутренние исследования. Но на это нужно время

В своем путешествии к свободе мы похожи на цыплят, которые пытаются выбраться из скорлупы Для цыпленка скорлупа — чугунная форма, брониро­ванные доспехи, которые он должен взломать, чтобы освободиться. Вполне естественно, у нас возникает желание помочь цыпленку, разбить скорлупу и выпу­стить его. Но если мы так сделаем, птенец умрет. Чтобы жить, он должен собраться с силами и разбить скорлупу, причем сделать это самостоятельно. Мы похожи на цыплят. Наши злость, вина, страх, неуве­ренность, стыд образуют скорлупу и мешают нам испытать подлинную свободу. Освободиться нелегко, но никто за нас этого не сделает. И если мы найдем силы и мужество выбраться, в этом и будет состоять настоящее исцеление.

«Исцеление — это тотальный согласованный ответ всего организма, который должен проявиться изнутри индивидуума, если процесс восстановления и роста доводится до конца. Исцеление созидательно, оно предполагает образование таких моделей и связей, которые не существовали раньше», — пишет Эммет Миллер (Emmet Miller) в книге «Целители лечат». Иными словами, исцеление затрагивает все аспекты нашей жизни, далеко уходя от простого лечения бо­лезни. Оно означает понимание того, что болезнь сама по себе просто способ, помогающий проявиться разбалансированной или травмированной энергии. Исцеление есть восстановление баланса. Это есть открытие истинной цели. Мы часто слышим истории о необыкновенных случаях излечения, или ремиссии, но если мы рассмотрим их внимательнее, то поймем, что в них нет ничего необыкновенного. Ремиссия (remission) буквально означает «новое обретение цели жизни» (mission — цель жизни), то есть, это откры­тие своего предназначения. И оно значительно силь­нее любой нашей болезни. Исцеление на этом уровне вовсе не означает, что мы вдруг сможем оставить инвалидное кресло и пойти самостоятельно. Это озна­чает, что мы исцелились внутри себя и приняли тот факт, что если инвалидное кресло — это и есть то место, которое нам предназначено, то все отлично. В книге «Исцеление в жизни и смерти» Стивен Левин пишет:

Исцеление, подобное милости, может несколько нас дезориен­тировать на ранних стадиях. Это прорыв от старого к новому. Исцеление, подобное милости, всегда держит нас в стороне от нашей истинной природы. Действительное исцеление — это не какое-то место, куда мы идем, а исследование того места, где мы уже есть. Когда ничего не помогает, многие из нас молят о чуде. Мы хотим, чтобы милость снизошла на нас. Но милость приходит изнутри. Милость вырастает в процессе работы над исцелением.

Поэтому исцеление не означает долгую и здоро­вую жизнь, оно даже не обязательно избавляет от каких-то симптомов, не дает никаких рекомендаций. Оно собирает вместе наши цели, мысли, чувства, дух и тело, так что возникает интегрированное понима­ние того, что нам нужно. Таким образом, мы стано­вимся свободными от страхов, от подавленности, мы живем полнокровно и осознаем жизнь. В конечном счете, не существует никаких ограничений кроме тех, которые мы сами себе ставим.

Глава 8
ДОЙТИ ДО КОНЦА

Наше расстояние до Небес пропорционально степени нашей любви к себе.
Эмануэль Сведенборг

Если мы начнем анализировать свое поведение и повторяющиеся события своей жизни, то скоро увидим, что в действительности в них нет ничего случайного; при поверхностном взгляде можно этого не увидеть, однако, копнув чуть глубже, обнаружить, что происходят они в определенное время и играют определенную роль. Как мы уже видели в 2-й главе, в природе нет ничего случайного; порядок и цель присутствуют всегда и везде. Но когда мы отделяем себя от природы, когда замыкаемся в мире вещей и карьеры, то забываем, что на самом деле мы — как неотъемлемая часть природы — утрачиваем контакт и с нею, и самими собой.

Если мы восстановим связь, то увидим, что все вещи обладают собственным местом, что все проис­ходит именно так, как предначертано. Даже если мы не до конца понимаем, почему какие-то отдельные события происходят, или почему они происходят именно так, все равно мы стараемся представить общую кар­тину жизни в целом. Если сможем быть объективны­ми, то увидим, что все, что происходит с нами, является, с одной стороны, отражением того, что мы из себя представляем в данный момент, с другой стороны — отражением всего того негативного и позитивного, что нам предначертано пережить.

Оказывается, мы привлекаем негативное для того, чтобы понять и интегрировать в себя позитивное, потому что одно не существует без другого; в каж­дой негативной ситуации есть и позитивная сторона. По мере того, как мы интегрируем позитивное, мы больше не нуждаемся в Негативном — его миссия выполнена, и оно может уйти. Если составить список всех качеств просветленного разума, который достиг высшего уровня эволюции сознания, то получится список качеств и непросветленного разума: этих двух противоположных сторон. Таким образом, любое не­гативное событие имеет также и позитивный аспект, и именно этот позитивный аспект служит истинной причиной того, почему мы привлекаем к себе нега­тивное. Если мы окажемся способны интегрировать в себя неотъемлемую от негативной позитивную сторо­ну, то сможем вычеркнуть из своего списка негатив­ный аспект, как не нужный.

Когда поймем, что в жизни есть основа, цель, что все в ней имеет не произвольное, а заданное направ­ление, тогда мы осознаем, что все, через что мы проходим, располагается в той последовательности, которая помогает нам постичь истину. Хотя, кажется, что мы — люди — достигли в своей эволюции такого совершенного физического уровня, что улучшений не требуется, однако в эволюции сознания нам предсто­ит пройти еще очень длинный путь. Это трудно себе представить, но каждый из нас обладает способнос­тью к глубоким и радикальным изменениям внутри себя, что приведет нас к высшим состояниям мудро­сти, сострадания, интуиции и бескорыстной любви.

Это возможно благодаря интеллекту, который при­сутствует в каждой отдельной клетке нашего орга­низма. Мы — объединяющая часть творческого и естественно-природного мира. Существует знание, свя­занное с интеллектом чистого разума. Благодаря интел­лекту, мы можем измениться, выйти за пределы соб­ственных представлений, испытать то, чего никогда не испытывали. Все, что мы видим вокруг себя, — это природа, и все в ней выполняет собственное предназначение, от крошечного желудя, который ста­новится могучим дубом, до тонкой травинки, проби­вающейся к свету через шесть дюймов бетона. Жизнь постоянно нацелена на осуществление самой себя. И только мы препятствуем собственной самореализа­ции, хотя наша истинная сущность в действительности свободна.

Когда мы вступаем на путь исцеления, особенно с помощью релаксации и медитации, мы открываем себя своему внутреннему интеллекту и освобождаемся от внутренних барьеров и стереотипов. Не в том ли заключается высшая цель, чтобы выйти за пределы собственных представлений о себе? Чтобы сознание поднялось до высшего состояния — до просветления? Чтобы ощутить свое единство с бесконечностью? Переход от бесконечного к конечному мы пережили в момент зачатия, а сейчас не в том ли состоит наша задача, чтобы заново открыть бесконечное внутри конечного и увидеть, что между ними нет разницы?

Если это действительно так, то можно предполо­жить, что все, что случается с нами, это часть наше­го путешествия к божественному внутри себя, и не имеет значения, насколько оно трудно. Например, депрессия и отчаяние — очень распространенные болезни, причины которых коренятся в отсутствии цели, в непонимании собственного предназначения. Такое чувство бесцельности может быть крайне раз­рушительным и даже приводить к самоубийству. Но оно же может и вдохновить на поступок, выходящий за рамки обыденного. Как отмечает Решад Филд (Reshad Feild) в книге «Исцелиться сейчас»:

Дорога, которая ведет к Истине, крута и ухабиста. Требуется огромное терпение и настойчивость, чтобы продолжать идти вперед, когда кажется, что все складывается против нас, когда не остается ничего, за что можно зацепиться, чтобы избавиться от этого внутреннего крика, от этого жгучего вопроса, для чего мы вообще существуем.

Поскольку внешнее — есть отражение внутренне­го, а внутреннее подвергается воздействию внешне­го, то события нашей жизни связаны с состоянием внутреннего бытия. Все факторы, которые собира­ются вместе к моменту зачатия и на протяжении беременности, так же, как и все препятствия и трудности, с которыми мы сталкиваемся в жизни, являются камнями на переправе через реку, по кото­рым мы можем перейти от невежества к мудрости. Мы выбираем только средства осуществления этого. Мы можем не пойти дальше первого же камня, мо­жем потерять равновесие и упасть, можем испугаться трудности задачи и того расстояния, которое пред­стоит преодолеть, можем, наконец, даже не сделать попытки начать путь, а можем, если у нас хватит мужества, продолжать переход вопреки всем препят­ствиям. Есть цель, к которой мы можем стремиться, а можем и не стремиться, — это наша свободная воля. Преодоление каждого нового препятствие открывает красоту: высокий уровень свободы, который мы до­стигли. Обнаруживая эту красоту, мы открываем, что здесь никогда и не было препятствия. Еще раз цити­рую книгу «Исцелиться сейчас»:

Истинное исцеление означает избавление от иллюзий, которые отделяют нас от Единственной Реальности, понимание того, что раньше ускользало от нас. Исцелиться — означает «стать цель­ным», стать единым целым с нашим Создателем, как это было в самом начале. Это то, что подразумевается в словах, написан­ных в Библии: «исцелиться от грехов», поскольку грех — это только отсутствие, именно — отсутствие знания, состояние сна и забвения. Было бы очень жаль прожить всю жизнь в таком состоянии!

Такое состояние сна и забвения происходит из ложного представления о разделенности людей, из убеждения, что мы не зависим друг от друга. Обычно наша энергия тратится на сохранение собственного эго, на поддержку, обеспечение и защиту своего отдельного существования. Мы реагируем на беспо­рядок и боль так, как будто они пришли к нам извне, как будто их возложили на нас. Мы чувствуем, что над нами довлеют обстоятельства, и постоянно виним других за все, что переживаем сами. Единственный способ справиться с таким видением мира — уйти, проигнорировать, сбежать. При любой угрозе нашему существованию возникает страх.

Если мы избавимся от страха хотя бы на один момент, то испытаем необыкновенную свободу. Пото­му что страх — это ложный признак, который ка­жется реальным, это заблуждение, что «Я», которое мы так старательно оберегаем и защищаем, и есть реальность. Избавление от страха позволяет увидеть, что существуют взаимоотношения между субъектом и объектом, между нами и другими; что ничто не суще­ствует независимо от другого, все взаимосвязано; что только наши собственные ментальные проекции, от­раженные обратно в наш разум, вызывают так много страданий, а не что-то, приходящее к нам извне.

Боль и страдание — это не одно и то же. Боль и наслаждение неотделимы от жизни, но то, как они воздействуют на нас, зависит от нашей реакции. Стра­дание — это реакция на боль, но не боль сама по себе. Реакция — это реакция, то есть повторное действие, стереотип поведения. Отвечать — значит, подходить к делу творчески, действовать с умом, со­здавать новые возможности.

Понимая это, мы ощущаем легкость и свободу, потому что наши эгоцентристские потребности больше не доминируют. Когда мы избавляемся от страха, мы даем и любим, не теряя ничего. Через такую любовь мы освобождаемся от боли и страдания. Бескорыст­ная любовь — это любовь без ограничений, пределов и условий. Любовь постоянна и не зависит от удовлет­ворения каких-то наших особых потребностей.

Когда нет страха, мы свободны в любви. Проникая в природу бескорыстной любви, мы обнаруживаем, что больше не можем выносить приговоры и устанав­ливать границы; все вещи такие, какими им предна­значено быть. Гусеница выглядит прекрасной со всеми своими шероховатостями, расцветками, формами, во­лосками и ножками. Можем ли мы сказать, что она будет совершенней и лучше, когда станет бабочкой? Когда достигнет высшей ступени своего развития? Как невозможно измерить совершенство, так невоз­можно измерить и несовершенство. Мы не можем сказать, что один человек болен больше другого. Если мы все же так говорим, то это свидетельство относи­тельности нашего понимания. Что бы ни происходило, мы не должны с этим бороться, но должны его принять и полюбить. Бескорыстная любовь не делает различий между одним переживанием страдания и другим, между одним выражением счастья и другим.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.