Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Чтобы затемнить фон и выделить фигуру, и большая диафрагма.




Я следил за мамой, пытаясь определить, прав ли был отец. Но она находилась слишком

Далеко. Позже, когда Мёрдок ушел, она сказала, что снимала широкоугольным объективом с

Маленькой диафрагмой.

– Ну, что еще можно было ожидать, – проворчал Виски, но затем признал, что ее выбор

Ничуть не хуже, да и вообще это дело вкуса.

Закончив возиться с камерой, мама приблизилась к нам и увидела слезы на глазах отца,

Которые я не заметил. Казалось, его покинули последние силы, он весь сник, голова

Опустилась, и слезы падали темными пятнышками на сухие камни у его ног.

Элизабет обняла его и положила голову ему на грудь. Она сказала, что знает. Что?

Понятия не имею. Что-то. Видя, как они стоят, обнявшись, и рыдают без причины, я решил,

Что кто-то из них лишился рассудка, а может, и оба.

Я заревел в голос.

Мое будущее было в руках двух субъектов с неустойчивой психикой.

Мама оторвалась от Виски, чтобы взять меня на руки.

Он же направился к воде большими неторопливыми шагами.

Мама бросилась за ним, но он был быстрее и пошел прямо в воду, не останавливаясь,

Пока она не достигла его груди. Тогда он широко раскинул руки и закричал.

Я был прав, он сошел с ума.

Я так испугался, что завопил еще громче.

Мама не обратила на меня никакого внимания, только строго приказала не двигаться с

Места. Но это было не совсем то, в чем я нуждался в данный момент.

Когда Элизабет догнала Виски, его приступ, по-видимому, уже прошел, и он позволил

Увести себя на берег.

Выглядел он ужасно, как будто побывал в аду. Мама пошла к автомобилю за

полотенцами и сухой одеждой, а Виски посмотрел на меня. И улыбнулся:

– Потом ты все поймешь. О тебе всегда будет кто-нибудь заботиться. Все будет

Хорошо, не беспокойся. Мы с мамой очень любим тебя. Я знаю, с тобой все будет в порядке.

Он произнес все это таким же голосом, каким говорил, укладывая меня спать, и я уже

Совсем поверил было, что все в мире прекрасно, как вдруг он прошептал: «Мне будет тебя не

Хватать». Но я не был уверен, что он действительно это сказал. Не уверен в этом и до сих

Пор. Наш разум любит порой пошутить с нами.

Виски потрепал меня по голове и сказал, что нельзя быть таким беспокойным

Мальчиком. Затем он поднял меня и пошел вместе со мной в воду. Когда вода дошла ему до

Коленей, он осторожно опустил меня в волны. Я открыл рот, собираясь завопить, так как

Решил, что он предлагает меня в дар морскому чудовищу. Ведь это произошло как раз после

Того, как он успокаивал меня и говорил, что все будет в порядке и что ему будет не хватать

Меня. Но оказалось, что я все-таки ошибался. Он продолжал крепко держать меня.

– Ну, как тебе, малыш? Нравится?

Я вынужден был признать, что болтаться в теплой воде, высунув наружу только нос и

Чувствуя, что его сильные руки надежно держат меня, было приятно. Я раскрыл глаза и

Посмотрел на папу. Он улыбался во весь рот. Я ответил ему такой широкой улыбкой, какую

Только мог изобразить. В этот момент из-за туч вышло солнце, и Виски превратился в

Темный силуэт с золотым нимбом волос вокруг головы.

Он поднял меня высоко-высоко и повернулся лицом к берегу, словно демонстрируя

Всему миру. На берегу я увидел маму, которая ждала нас с полотенцами и одеждой. Он

Опустил меня ниже и стал махать маме, чтобы она присоединилась к нам.

– С тобой все в порядке? – спросила она, тиская нас обоих.

– Да, – ответил он, обняв ее за шею свободной рукой, – думаю, все в порядке. Я жив и

Весел. Не так ли, малыш?

И правда он выглядел таким счастливым, каким давно не был. Как будто ничто его

Больше не беспокоило и вся его печаль растворилась в морской воде. Я видел, что мама тоже

Заметила эту перемену. Следующие полчаса мы плескались в воде, и они по очереди следили

За мной.

Когда мы выбрались на берег, меня вытерли, переодели и накормили, я свернулся

Калачиком и, пригревшись на солнышке, стал засыпать. Я слышал сквозь дремоту их голоса

И улыбался, представляя себе, как Виски рассказывает убаюкивающим тоном мои любимые

Сказки – о маленьком красном дракончике по имени Спарквелл, и о пиратах, и о

Потерявшемся принце, и о большой войне, и о горах, которые достают до самого неба.

Последнее, что я услышал перед тем, как заснуть, был мамин голос, просивший папу

Взять ее в жены еще разок, и звук поцелуя.

У скалы Мохера мы были примерно за час до захода солнца. Все шло прекрасно.

Никаких скандалов, приступов депрессии или ворчания ни с чьей стороны. Мы стали

Счастливой семьей.

Я притворялся, что счастлив, в собственных интересах.

А может быть, я только притворялся, что притворялся счастливым?

Трудно сказать.

Что-то подсказывало мне, что это продлится недолго. Я защищался от неизбежного. Раз

Они счастливы, то и я буду счастлив.

К вечеру похолодало.

Мама согласилась остаться в машине и присматривать за мной, пока Виски возится с

Аппаратурой. Она включила печку. Мы смотрели, как отец уносит свой сундук и треногу

Куда-то вдаль. Зная, что он будет шататься по меньшей мере час, мама пристроилась поспать,

Убедившись предварительно, что со мной все в порядке и двери заперты. Машина к этому

Времени прогрелась, так что она выключила печку и завернулась в одеяло.

Виски вернулся через два часа. Уже стемнело, и начал накрапывать дождь. Он залез в

Машину как можно тише, чтобы не разбудить маму, и посмотрел, сплю ли я. Я проснулся,

Когда он клал свою аппаратуру в багажник.

– Как дела, малыш? – прошептал он.

Повернувшись к маме, он стал гладить ее лоб, приговаривая:

– Бедное дитя… Что за несчастье!.. Надо же, чтобы так все случилось… За что?…

Почему?… Почему я не могу жить, как все?…

Я знал, что это не предназначалось для моих ушей. Он устал, и ему надо было

Высказаться, не вдаваясь в объяснения. Я не стал ничего говорить и притворился, что сплю.

Он плакал, но я сделал вид, что меня это не касается.

Виски плакал, пока не уснул.

Я же проснулся окончательно и, не желая нарушать их сон, решил вылезти из машины

И поиграть.

Думаю, они не догадывались, что я умею расстегивать ремни на своем кресле. Но мне

Уже почти исполнилось четыре года, и я был вполне самостоятельным человеком. Вот уже

Несколько месяцев я внимательно присматривался к тому, как мама с папой пристегивают

Меня.

Мне потребовалось всего пять минут, чтобы освободиться.

Теперь передо мной возникло другое препятствие – надо было выбраться наружу. Я

Решил, что лучше всего вылезти в окно, так как дверь произвела бы слишком много шума.

Виски поставил машину рядом с низкой стенкой, ограждавшей автостоянку. Я бесшумно

Опустил стекло и, подтянувшись, стал вылезать и приземлился в траву даже быстрее, чем

Рассчитывал.

Они не заметили моего бегства.

Я поразился, как вокруг темно. В машине на потолке горела лампочка, но ночь,

Казалось, поглотила и ее. Луны не было, и даже звезды не давали никакого света, закрытые

Черными дождевыми тучами. В ушах у меня стоял грохот волн, бившихся о скалы внизу. У

Воздуха был соленый привкус.

Свежий воздух действовал очень живительно. В голове у меня было такое ощущение,





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.