Главная | Обратная связь
МегаЛекции

ПОЛИСЕМИЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО И ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ РАЗРЯДЫ

Арнольд И.В.

А84 Семантика. Стилистика. Интертекстуальность: Сбор-ник статей / Науч. редактор П.Е.Бухаркин. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 1999. — 444 с.

ISBN 5-288-02123-6

В книгу вошли статьи известного филолога-англиста И.В.Арнольд, опубликованные в 1970-1990-е гг. Они отражают основные направ­ления исследований ученого и объединены в три раздела: "Семасио­логия"; "Стилистика декодирования"; "Интертекстуальность". Творческий научный потенциал И.ВАрнольд проявляется не только в широте и глубине ее работ, но и в предвидении перспективы развития научной мысли, что делает настоящее издание особенно актуальным.

Книга адресована широкому кругу читателей, интересующихся вопросами общего языкознания, стилистики, риторики, поэтики и герменевтики.

ББК81

ISBN 5-288-02123-6

© И.ВАрнольд, 1999 © Издательство С.-Петербургского университета, 1999


Предисловие

В настоящем издании собраны мои статьи, опубликованные в журналах и научных сборниках за период с 1966 по 1996 год. В сборнике представлены три раздела, занимавшие главное место в моих исследованиях: методы семасиологического анализа, стилистика декодирования и интертекстуаль­ность.

Из опубликованных работ я постаралась выбрать те, которые отражают главные особенности предложенных мною направлений. В семасиологии это — связь с теорией оппозиций Н.С.Трубецкого, с теорией адаптивных систем и с использованием теории графов в методике анализа значений. В стилистике, названной мною, вслед за Риффатером, стилистикой декодирования, это — ориентация не на замысел автора, а на читательское восприятие, создание стратегии понимания и интерпретации с теоретической опорой на некоторые положения теории адаптивных систем, теории интертекстуальности и квантовой теории.

Первая группа статей тесно связана с моей монографией «Семантическая структура слова в английском языке и методика ее исследования», опубликованной малым тиражом в 1966 г. и ставшей библиографической редкостью. Вторая и третья группы статей развивают идеи, изложенные в «Стилистике современного английского языка» (3-е изд. Л., 1990 г.), и дополняют ее сведениями об учении М.М.Бахтина, интертекстуальности и герменевтике.

От традиционной стилистики, концентрировавшейся на инвентаризации стилистических приемов, стилистика декоди­рования кардинально отличается тем, что направлена на читательское восприятие и сотворчество, на восприятие и усвоение особенностей кода, т.е. языка. В основу методики


анализа текста положены приемы выдвижения важнейших смыслов на основе стилистического контекста.

Проблема художественного восприятия в русской науке разрабатывалась уже в трудах В.Г.Белинского и в особенности А.А. Потебни, который писал, что сила произведения не в замысле автора, а во впечатлении и воздействии на читателя. Но больше всего стилистика декодирования обязана Л.В.Щербе и его знаменитым разборам стихотворений Пуш­кина и Лермонтова. На Западе сотворчеством читателя стали заниматься значительно позже, чем, в России. Только во второй половине XX в. появилось множество работ на эту тему и возникла рецептивная эстетика. У нас тоже можно говорить о существовании школы стилистики декодирования, представители которой преподают по всей Руси Великой от Калининграда до Читы.

При переиздании монографий в них вносят исправления и дополнения, отражающие новые достижения науки. Собра­ние изданных в разное время статей представляет собой как бы исторический документ, поэтому переделке статьи не подвергались, хотя автору очень бы хотелось упомянуть многие успехи филологов за последние десятилетия.

В связи с тем, что статьи напечатаны в первоначальном виде, неизбежны повторения: читатель отдельной статьи не обязан знать предыдущие работы, и его приходится вводить в курс дела. Повторяются и примеры.

Самые большие трудности в составлении настоящего сборника были связаны с отбором наиболее интересного из всей массы опубликованного и с аранжировкой последова­тельности. Из статей, выполненных в соавторстве, оставлены лишь две, соавторами которых были заслуженный деятель технических наук проф. Н.Н.Буга и проф. Н.Я.Дьяконова. Хронологический принцип соблюден лишь отчасти, с тем чтобы создать некоторую логическую последовательность. Вместе с тем работы по интертекстуальности отнесены в конец потому, что этим вопросом я занята именно теперь, хотя по значимости их следовало бы поставить раньше.

И.В.Арнольд


СЕМАСИОЛОГИЯ

ПОЛИСЕМИЯ СУЩЕСТВИТЕЛЬНОГО И ЛЕКСИКО-ГРАММАТИЧЕСКИЕ РАЗРЯДЫ

Для многих задач прикладной лингвистики, и в том числе для методики преподавания иностранных языков, лексико­графии и перевода, весьма важно получить возможность опираться на адекватную языковой действительности модель полисемии слова. Это ставит теоретическую лингвистику перед необходимостью рассмотреть отношения между лексико-се­мантическими вариантами внутри многозначного слова и установить существующие в этих отношениях закономерности. Задача настоящей статьи в том, чтобы рассмотреть отношения между лексико-семантическими вариантами существительного в современном английском языке с точки зрения их грамма­тических свойств и предложить методику исследования поли­семии, пригодную и для работы с другим материалом.

Сформулируем прежде всего основные определения и допущения, на которых мы будем в дальнейшем базироваться1.

Многие различные варианты реализации одного и того же слова в речи могут быть сведены к конечному множеству его лексико-семантических вариантов. Такое квантование вводит некоторое упрощение, но оно оправдано, поскольку семантический континиум соотносится со средствами его выражения в языке и поскольку в языке не может быть формально невыраженных значений. Исследование ведется не на семантическом, а на лексико-семантическом уровне. Лексико-семантический вариант в соответствии с этим пони­мается как двусторонний языковой знак, который является единством звучания и значения, сохраняя неизменность

 


лексического значения в пределах присущих ему синтакси­ческих связей и парадигмы2.

Самый термин лексико-семантический вари­ант ввел в лингвистический оборот профессор А.И.Смирницкий3. В лингвистике тем не менее укоренилось представ­ление о том, что слово есть единство звучания, морфологического строения и системы форм и значений. Между тем возможность семантического варьирования слова как раз и опирается на неодинаковость грамматической и лексической валентности его элементов. В настоящей статье мы коснемся только ограничений грамматической валентнос­ти. Для существительных английского языка это, во-первых, ограничения, накладываемые на парадигму, в том смысле, что в то время как одному варианту могут быть свойственны все три формы, другой вариант может не иметь формы множественного числа и/или притяжательного падежа. На­пример, слово honour в варианте честь, порядочность не имеет формы множественного числа, а в варианте почести, напротив, имеет только форму множественного числа. Во-вторых, ограничения, связанные с местоименным замещением. На­пример, слово house в варианте дом замещается местоимением it, а в варианте зрители в форме единственного числа замещается местоимением they.

Возможность объединения в одном слове вариантов, хотя и принадлежащих к одной части речи, но имеющих разные грамматические характеристики, отмечалась многими грамма­тистами. Об этом писали Л.Блумфилд, Г.Кёрм, Е.Крейзинга.

Лексическое значение варианта слова есть его понятийная, предметная или эмоциональная отнесенность, т.е. реализация средствами определённой языковой системы понятия, эмоции или указания на предмет.

Лексическое значение варианта есть сложное единство денотативного и коннотативного значений. Каждое из этих двух значений является сложным в свою очередь. Сложность денотативного значения заключается в том, что оно состоит, как правило, из нескольких компонентов, которые могут быть соотнесены с признаками выражаемого в слове понятия. Например, в денотативное значение слова boy входят компо­ненты: человек, мужской пол, молодость. Коннотация является

 


факультативным элементом, ее части тоже факультативны; в нее входят в разных комбинациях эмоциональный, экспрес­сивный, оценочный и стилистический элементы.

Все лексико-семантические варианты слова связаны между собой отношениями семантической производности, т.е. каж­дый вариант может быть объяснен хотя бы через один из остальных. Так, например, семантическая структура слова silk имеет три лексико-семантических варианта, каждый из кото­рых может быть описан путем сравнения с первым неисчис-ляемым вариантом.

Например: 1) silk (неисчисляемый вариант) означает шелковая материя; 2) silks (только множ. число) означает одежда из шелка, т.е. богатая одежда; 3) a silk (исчисляемое) означает королевский советник (этот юрист высшего ранга при исполнении своих служебных обязанностей облачается в шелковую мантию).

Поскольку множество с определенными на нем отноше­ниями называется структурой, все множество лексико-семан­тических вариантов слова можно назвать лексико-семанти-ческой, или, короче, семантической структурой слова.

Семантическая структура слова образует таким образом некоторую абстрактную модель, в которой лексико-семанти­ческие варианты противопоставлены друг другу и характери­зуются относительно друг друга.

Такая модель может служить основой для предсказуемости семантических свойств слова. По одному из значений и известной грамматической характеристике слова можно будет судить и о других возможных для него значениях. Можно будет выявить ту цепочку правил, которыми пользуется носитель языка, когда понимает слово в новом для него значении.

Решение любой задачи существенным образом зависит от четкого разграничения неизвестного и заданного и установ­ления связей между ними. Будем считать, что все возможные значения английских существительных и грамматическая характеристика их вариантов известны, поскольку они зафик­сированы словарями и грамматическими описаниями, причем указаны и случаи, на которые накладываются специальные

 


ограничения.Заданной предполагается также общая теория лексического значения, так как сущность отношений между лексическим значением, понятием и объектами внеязыковой действительности уже достаточно освещена в трудах предста­вителей общего языкознания. Лингвистами-семасиологами изучены и основные типы изменений значения, которые в синхронном плане могут быть использованы как типы отношений между значениями4. Их можно использовать и для характеристики двусторонних знаков, т.е. вариантов слова. Чтобы обнаружить, хотя бы в первом приближении, скрытую за кажущейся хаотичностью систему, предстоит найти основные регулярные черты, наиболее вероятные типы много­значности и наиболее вероятные для тех или иных классов слов объединения лексико-семантических вариантов. Законо­мерности эти предстоит искать во взаимодействии лексических и грамматических явлений, которые вместе создают комплекс условий для реализации того или иного значения. Для прикладной лингвистики особенно важно выяснить не просто изменения значения слов, возникающие в условиях их грамматических или лексических связей с другими словами, но в первую очередь установить изменения не универсальные, т.е. специфические для того или иного языка.

Теоретическую основу для сопоставления вариантов внут­ри слова дает теория оппозиций Н.С.Трубецкого5. Попутно следует отметить, что представление о том, что оппозиции есть аппарат фонологии и что использование их на других уровнях есть механическое перенесение достижений фоноло­гии, основано на чистом недоразумении. Речь идет о логическом аппарате, который может быть применен в любой отрасли знания, и фонология есть лишь одна из них.

Под оппозицией, как известно, понимается семантичес­ки релевантное отношение частичного различия между частично сходными элементами языка. Признаки, по которым устанав­ливаются различия, называются дифференциальными признаками. Трудная задача отбора наиболее показательной комбинации из описанных в литературе признаков может быть решена путем исчисления или эмпирического подбора.

Новое в аппарате данного исследования заключается в следующем:


 

1) В применении особого типа трансформаций — лек-
сических трансформаций объяснения, использу­
ющих толкования слов в одноязычном словаре. Толкования
могут быть сведены к ограниченному числу типов, которые
мы называем объяснительными формулами. Несмотря на то
что эти типы не всегда строго выдерживаются даже в пределах
одного словаря, они тем не менее при массовом рассмотрении
показательны6. Конечно, при этом приходится сделать допу­-
щение, что словарная дефиниция содержит все необходимое
и ничего лишнего. Лексические трансформации служат для
определения отношений, которые существуют между лекси-
ко-семантическими вариантами слов.

2) В описании рассматриваемого материала не по отдель­-
ным признакам, а по наборам признаков, и в исчислении
возможных комбинаций признаков в семантической структуре
слова путем представления ее как графической функции
четырех переменных, могущих иметь значение 1 и 0. Для
табличного анализа используются решетки, предложенные
проф. Л.Д.Гольдштейном7.

В данной статье внимание будет сосредоточено на первой из этих двух особенностей — на применении трансформации объяснения8.

Успех моделирования множества, состоящего из большого числа элементов со многими разнообразными признаками, зависит от того, насколько действительно существенны вы­бранные признаки, насколько внешние формальные приметы, по которым ориентируется исследователь, действительно по­казательны для более глубоких и общих связей и законов. Для лексикологии эти более общие корреляции можно искать, связывая семантические и грамматические характеристики слова.

Качественно семантическая структура слова описывается через противопоставление: 1) переносных (метафорических или метонимических) вариантов вариантам, отличающимся по объему и сложности выражаемого понятия, т.е. с генера­лизацией или специализацией значения; 2) наличия или отсутствия грамматической связанности (в смысле, указанном в упомянутой выше работе В.В.Виноградова); 3) наличия или отсутствия эмоциональной и/или стилистической окраски:


4) принадлежности к одному или разным лексико-граммати-ческим разрядам.

Объединение в одном слове вариантов, принадлежащих к разным лексико-грамматическим разрядам, оказывается правилом, а не исключением. В слове horse, например, первый вариант — одушевленное существительное (название живот­ного); второй — собирательное, употребляемое только в единственном числе (единично-собирательное) — кавалерия; третий — предметное — название гимнастического снаряда.

Помимо перечисленных признаков, включенных в анализ в настоящей статье, существуют и другие важные признаки, которые надо учесть при детализации описания семантической структуры. Эти признаки — ступень семантической производ-ности, терминологичность, лексическая связанность реализа­ции варианта в речи и другие. Количественно лексико-семан-тическдя структура слова характеризуется числом входящих в нее вариантов. Эта сторона полисемии уже исследовалась статистически, и Г.К.Ципф9 показал, что многозначность связана с частотностью. Значительные количественные откло­нения от средних значений, т.е. очень высокая частотность и большая многозначность сопровождаются и качественной спецификой. Особо многозначные слова представляют отдель­ную специальную проблему, которой мы здесь не касаемся. Существует немало лексикологических работ, описывающих многозначность небольших групп слов, но такие работы не позволяют установить общих свойств, присущих большим массам лексики. Нас же будет интересовать общее описание большого лексического массива10. Поэтому мы пойдем иным путем, а именно будем искать способы разбиения общего множества на подмножества, комбинируя признаки элементов. Большую помощь в этом может оказать трансформация объяснения.

Трансформацией объяснения, или лексической объяснительной трансформацией, мы называем замену объясня­емого слова его словарной дефиницией. По денотативному значению дефиниция тождественна трансформируемому варианту слова, но морфемный состав ее иной. Лексическая трансформация отличается от грамматических трансформаций, представленных в работах З.Харриса, Р.Лиза, Н.Хомского, С.К.Шаумяна, Ю.Д.Ап-

10


ресяна и др., которые при всем своем разнообразии уже

довольно привычны читателю. Различие состоит в том, что в

то время как в грамматических трансформациях морфемный

состав, за вычетом морфем словоизменения, остается посто-

янным, а меняется (в заданных пределах) грамматическое

значение, причем постоянство лексического значения является

критерием допустимости трансформации, то в предложенной

здесь процедуре меняется морфемный состав, а лексическое

значение целого остается постоянным.

Например:

man -> an adult human being of the male sex;

woman -> an adult human being of the female sex.

Трансформ должен обладать той же дистрибуцией, что и исходная форма, т.е. критерием допустимости трансформации служит грамматическая отмеченность предложения при подстановке трансформа.

Например, отмеченность предложения The silliest woman can manage a clever man but it needs a veiy clever woman to manage a fool (R.Kjpling) должна сохраниться при подстановке и него приведенных выше дефиниций. The silliest adult human liiing of the female sex can manage a clever adult human being of the male sex but it needs a very clever adult human being of the female sex to manage a fool.

Трансформ, как мы видим, получается громоздким, но грамматически правильным, отмеченным. Стилистические изменения, которые могут получиться при таких трансфор­мациях, во внимание не принимаются;

Помимо своего теоретического значения для семасиоло-гии, трансформации предложенного типа весьма полезны в практике преподавания иностранных языков, поскольку они могут быть более эффективным средством объяснения новых слов, чем синонимы.

Прием оказывается довольно сильным эвристически. Пользуясь им, можно, исходя из отношений семантической производности, проводить разграничение между полисеман­тичными словами и омонимами, устанавливать переносность значения, делать компонентный анализ, устанавливать, к какому лексико-грамматическому разряду принадлежит слово, и многое другое. Рассмотрим эти возможности на примерах.

11


Начнем с разграничения полисемии и омонимии.

1) bay → the European laurel, a kind of a tree;

2) bays → (pl.)a crown or a wreath made of laurel leaves
given in olden times to victors in war and games, great poets, singers,
etc.;

3) bays → honour, fame or glory;

4) bay → a part of the sea or lake in a curve on the shore.
В то время как в первых двух случаях трансформы

содержат общий элемент laurel, показывающий, что варианты находятся в отношении семантической производности, в третьем примере для того чтобы показать семантическую производность, приходится дать пояснения через дефиниции в других словарях или установить многоступенчатую произ­водность, поясняя второй вариант через первый, а третий через второй. Для четвертого варианта со значением бухта никакие, даже многоступенчатые объяснительные трансфор­мации с помощью того же или других словарей, общих элементов не выявляют. Это позволяет сделать вывод, что в первых трех случаях мы имеем дело с лексико-семантическими вариантами одного слова, а в четвертом — мы имеем омоним к первым трем.

Для установления переносности значения используется следующая процедура. Варианты слова выписываются с их словарными определениями. Этим определениям придается единообразие. Для этого на место некоторых слов приходится подставлять их дефиниции из того же словаря. Подстановки продолжаются до тех пор, пока в определение каждого варианта не будет входить один из остальных, но не более 4-х раз. Если этот объясняющий вариант окажется подчинен­ным членом поясняющего словосочетания, можно говорить о наличии переноса, если ведущим — то переноса нет. В только что приведенных примерах bays как лавровый венок и как слава — переносные варианты, поскольку слово laurel в их дефинициях занимает положение подчиненного члена словосочетания.

Другой пример:

1) fir1 → an evergreen tree with needlelike leaves and cones:

2) fir the wood of this tree the wood of fir1.


 

Напротив, если переноса нет, то один из вариантов имеет трансформацию объяснения, ведущим членом которого явля­ется либо первый вариант как таковой, либо ведущий член трансформа первого варианта:

1) crew → all the men working on a ship (including the officers);

2) crew→ all the men working on a ship (including the officers);

3) crew→ all the men working together in some way.
Компонентный анализ при помощи объяснительных

трансформаций состоит в аком определении всех лексико-семантических вариантов одного многозначного слова, кото­рое соблюдает условие повторения во всех объясняющих трансформах одного и того же словосочетания, выражающего семантический инвариант рассматриваемого слова. Перемен­ная часть трансформов указывает тогда семантические ком­поненты, по которым эти варианты различаются между собой.

Сопоставляя объяснительные трансформации в условиях большого объема выборки (порядка 1000 вариантов), обнару­жим, что они могут быть разбиты на классы в зависимости от ключевых слов, составляющих ядро трансформов, и что сами трансформы имеют при этом некоторые характерные общие черты.

Полученные таким образом группы соответствуют лек-сико-грамматическим разрядам, т.е. оказываются объединенными не только общностью лексико-грамматичес-кого значения, но и общностью форм, в которых проявляются присущие этим единицам грамматические категории, и об­щностью возможного местоименного замещения. В грамма­тическом плане лексико-грамматические разряды различаются между собой ограничениями, которые накладываются на возможную для их элементов грамматическую валентность по сравнению с валентностью общего элемента всего множества существительных или некоего воображаемого типичного су­ществительного.

С другой стороны оказывается, что если выделять разряды по комбинированным признакам склоняемости, исчисляемос-ти11, местоименного замещения и учитывать некоторые типичные словообразовательные аффиксы, то в результате


 


12


13


получаются группы элементов, которые обладают семантичес­кой общностью и имеют в словаре свои особые типичные для них формулы объяснения.

Рассмотрим эти разряды.

1. К первому разряду относятся существительные названия лица. Обозначим их символом Npers. Эти существительные склоняемые, т.е. употребляются в притяжа­тельном падеже с ’s; исчисляемые, они замещаются в единст­венном числе только местоимениями he или she, но не it и имеют специфичный для этих существительных набор суффиксов (-ant, -er, -ist, -or, -eer, -ее, -ian, -ster) и в словаре поясняются следующими формулами:

a person who...

Npers one who...

a... person

Например:

a globe-trotter a person who travels frequently to various parts of the world;

a glazier one who fits glass in windows, etc, or who glazes the pottery;

a glutton a very greedy person.

В случаях, когда ключевым словом оказываются не person или one who, замена ключевого слова его словарной дефи­ницией опять приводит к тем же образцам:

playwright a writer of plays;

a writer one who writes, откуда

a playwright one who writes plays.

Обязательность замещения с дифференциацией на he и she является существенным признаком этого разряда. Иллю­стрируя это свойство существительных лица, В.Матезиус12 приводит очень, любопытный пример: Any trespasser if he or she be caught will be punished.

Замещение на he или she имеет большую семантическую силу и при употреблении с любым существительным другого разряда передает олицетворение.

2. Ко второму разряду относятся также одушевленные существительные, поскольку не все одушевленные су­ществительные принадлежат к разряду существительных лица.


В отдельный разряд выделяются такие склоняемые и исчисляе­мые существительные, которые не могут иметь указанного набора суффиксов и в единственном числе, как правило, замещаются местоимением it, хотя возможно и замещение на he или she. Местоименное замещение имеет не только внеязыковую, но и лингвистическую обусловленность. Диф­ференцированное замещение здесь необязательно даже, если слово указывает пол. Так, bull обычно замещается местоиме­нием he, но возможно и it. Например: They did not care whether... the bull broke its bloody neck. (R.Graves).

Замещение местоимением he или she в этом разряде часто связано с персонификацией и переходом в первый разряд. Ко второму разряду относятся названия животных, птиц, рыб, I гакже фантастических существ. Обозначим этот разряд Nz. В качестве ключевых слов в формулах объяснения использу-ются слова: animal, creature, bird, fish, snake, причем, поскольку первые два слова выражают родовые понятия по отношению к последующим, они могут заменять все остальные. Дефини­ции обычно усложнены пояснениями энциклопедического характера, что говорит о терминологичности слов этого разряда.

Например: Fox a wild animal of the dog family. (It has red fur and a large bushy tail and is famous for its cunning13).

3. К третьему разряду относятся групповые собира­тельные существительные типа company, crew, fami1у и т.д. Они образуют особый разряд, формально отличающийся от двух предыдущих тем, что слова этого разряда могут в единственном числе обнаружить множествен­ность денотата, соотносясь с глаголами во множественном числе и с личными, притяжательными, возвратными местои­мениями множественного числа. Они называют ограниченные группы людей, поэтому ядерными словами, выражающими родовое понятие, в этом разряде являются слова group и body или number в сочетании с определителями, выраженными словами первого разряда (существительными лица) во мно­жественном числе. Формула этого разряда Ncoll.

Например: team a group of persons acting together in a game, piece of work, etc.


 


14


15


Ncoll a group (body, number) of people (persons, men), who...

4. К четвертому разряду относится немногочисленный
разряд чисто собирательных существительных
(Nmult). Он семантически очень близок к разряду групповых
собирательных. Чисто собирательные существительные назы-­
вают всю совокупность лиц, соответствующих какой-то
характеристике: mankind, populace, public.

По природе денотата они не допускают формы множест­венного числа. Полнота, с которой (Nmult) охватывают денотат, обнаруживается также в том, что они употребляются с определенным артиклем или с притяжательным местоимением (the mankind, the public).

Например:

«It's easy enough to make fun of the intelligentsia of Europe, theirearnestness and their cafes, but at least they aren’ tprovincial. Every single English intellectual is pmvincial and bloody,» she ended savagely. (A.Wilson)

Ключевым словом разряда является слово широкой семантики people. Значение его является настолько обобщен­ным, что оно нередко употребляется как синоним неопреде­ленного местоимения they.

Ср. также: I have always wondered at the passion many people have to meet the celebrated. (S.Maugham) Many people в данном случае переводится многие.

5. В качестве особого, пятого, разряда мы выделим слова
типа dау, fооt, hоur, mi1е, которые, будучи неодушевлен-
ными, употребляются в форме притяжательного падежа, на ’s,
не создавая при этом олицетворения.

Например: a mile's distance, a moment's silence, the day's events, history's claims and functions, the country's laws.

Между тем у остальных существительных форма притя­жательного падежа ассоциируется с одушевленностью.

Назовем этот разряд Nunit, поскольку в основном в него входят единицы измерения или близкие к ним слова, обозна­чающие отрезки времени и пространства (day, mile). Обращает на себя внимание характер формул объяснения, которые содержат количественные или порядковые числительные.

Например: minute the sixtieth part of an hour.

16


Можно заметить, что если извлечь из словаря все существительные, которые толкуются подобным образом, то можно получить несколько упорядоченных множеств типа: second,minute, hour, day; inch, foot, mile. Ключевыми словами разряда являются слова unit, measure. Грамматисты не выде­ляют эти слова в отдельный разряд, хотя грамматическое их своеобразие, а именно то, что они регулярно употребляются в форме притяжательного падежа (day's leave, month's time) общепризнанно. Мы выделяем эти слова в особый разряд по совокупности признаков грамматических и словарных.

6. Наиболее многочисленным является разряд предмет­ных существительных (Nobj), который отличается от предыдущего неупотребительностью в форме притяжательного падежа и иной структурой формул объяснения. Первое ограничениеимеет, однако, вероятностный, а не жесткий характер (примеры типа water's edge общеизвестны, но для разряда в целом не характерны). В формулах объяснения в качестве ключевых, фигурируют главным образом слова и словосочетания: object, thing, kind of, piece of, sort of, something, anything, an instance of. Объяснительные трансформации в большинстве слов этого разряда двух- и трехступенчатые.

Например:

medallion a large medal having on it a portrait, design or inscription;

medal a piece of metal usually in the form of a coin with words and a design.

6 а. Особую подгруппу этого разряда составляют сущест-
вительные названия событий: promise, talk, trial.

6 б. Ключевые слова part, portion, organ с обязательно
следующим за ними предложным оборотом с of или at
характеризуют Npart партитивы.

Например:

tail the movable part at the end of the body of an animal, fish, bird or reptile.

Грамматические свойства этих слов не изучены. Э.Лейзи выделил их на основе сопоставительного изучения сочетае­мости английских и немецких существительных14.

7. К этому разряду относятся существительные названия материалов (Nmat), как правило неисчисляе-

17


мые и несклоняемые. Они могут замещаться местоимениями it, that, но не one и характеризуются известной терминологич-ностью, которая в словарях сказывается в энциклопедическом характере толкования. Формула их толкования имеет харак­терную структуру — она всегда содержит не меньше двух определений, причем одно из них выражается преимущест­венно причастным оборотом. Например:

kaolin a fine white clay used in making porcelain.

8. К восьмому разряду относятся неисчисляемые, несклоняемые существительные с таким же мес­тоименным замещением через it и that, но резко отличающиеся от предыдущего разряда в морфологическом и словообразова- I тельном отношении. Они выделяются всеми грамматистами и называются абстрактными или отвлеченными Nabstr. Например:

stabilization the act of stabilizing, the state of being stabilized, the process of stabilizing.

В приведенной формуле имеет место нередко встречаю­щееся объединение всех трех наиболее характерных ключевых слов разряда. Кроме этих трех слов, в качестве ключевых могут также встречаться слова: ability, power, manner, system, quality, etc.

Словообразовательная и морфологическая особенность слов этого разряда состоит в том, что они являются производными от глагольных или адъективных основ, причем можно указать и характерный для них набор аффиксов. В современном английском языке это суффиксы: -апсе/-епсе, -апсу/-епсу, -dom, -hood, -ing, -ism, -ity, -ment, -ness, -or/-our, -ship, -t/-d, -th, -tion и некоторые другие. Для слов, не имеющих таких аффиксов, принадлежность к разряду можно проверить субституцией синонимов, у которых эти характерные суффик­сы есть: time синонимично duration, следовательно time может рассматриваться как отвлеченное существительное. Выделение этого разряда наиболее трудно, так как противопоставление конкретного слова отвлеченному далеко не всегда бывает очевидным15. Отвлечение или абстракция характеризуется прежде всего обобщением, а обобщение свойственно каждому слову.

18


Из приведенных описаний видно, что все слова того или лексико-грамматического разряда характеризуются не общностью лексической и грамматической валентности, но и лексико-семантической общностью. Задавшись ими формальными характеристиками, мы получили группировки семантические. В лексических значениях всех при-надлежащих к тому или иному разряду вариантов отражается одно самое общее родовое понятие или два-три очень близких понятия. Поэтому, если при рассмотрении отношений между вариантми полисемантичного слова удастся установить наиболее вероятные связи между разрядами, то тем самым будет обеспечена предсказуемость, о которой говорилось в начале статьи..

Изучение семантического варьирования на основе пере-

численных выше дифференциальных признаков переносного значения, изменения разряда, эмоциональности, терминологичности грамматической связанности показали, что характер группировки разных вариантов в семантической структуре слова находится в зависимости от разряда основного варианта.

Npers. Слова, которые в первом из указанных в словаре вариантов являются названием лица, не отличаются большой циничностью (обычно только два варианта по словарю Хорнби). Второй вариант тоже является названием лица. Связи с другими разрядами односторонние — производные варианты от других разрядов могут становиться названиями лица, но не наоборот. Производным переносным вариантам свойствен-

на эмоциональность. Вообще признак эмоциональности в этом разряде встречается чаще, чем в других.

N2. Слова, называющие животных или фантастические существа, обладают большей семантической активностью. Xотя средняя многозначность тоже невелика (преобладают двузначные слова), но зато переходы в другие разряды регулярны. Можно выделить три основных типа: а) метафо­рический переход в существительные названия лица, который основан на реальном или воображаемом сходстве характера животного (ср. ass, fox, pig, toad); б) метонимический перенос в разряд вещественных существительных, связанный с эко­номическим использованием соответствующих животных, т.е. названия меха, мяса и т. п. {sable, seal, chicken); в) метафо-

19


рический переход в название предмета, основанный на сходстве формы или функции (crane, dog).

Ncoll. Разряд единично-собирательных отличается много­значностью. Варианты, если они остаются в том же разряде, отличаются дополнительными признаками. Наблюдаются два регулярных типа перехода в другие разряды или связи с другими разрядами: а) связь с отвлеченными существитель­ными, называющими выполняемые коллективом действия или действия, приведшие к его образованию (government, detach­ment, expedition); б) связь с предметным разрядом, с названиями места, где коллектив собирается (class).

Nmult. Разряд чисто собирательных настолько невелик, что говорить о тенденциях нельзя. Здесь наблюдаются варианты, остающиеся в том же разряде, а также метонимически пере­носные от отвлеченных существительных (mankind, nobility).

NUnit Разряд, который мы назвали единицами измерения (hour, pound, mile), характеризуется общей терминологичностью. Слова этого разрада образуют упорядоченные ряды, все элементы которых находятся между собой в отношениях, определенных количественно. Разряд представляет большой интерес для внешней лингвистики, так как он весьма непосредственно отражает развитие знаний человечества об окружающем мире и возможностей в смысле его преобразования. В многозначных словах вариант, принадлежащий к этому разряду, обычно оказывается переносным и, как правило, метонимическим. (Первоначальное значение слова hour — время, мера длины — фут происходит от названия ступни.)





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.