Главная | Обратная связь
МегаЛекции

СТИЛИСТИКА ПОЛУЧАТЕЛЯ РЕЧИ (Стилистика декодирования)




Стилистику принято делить на лингвостилистику и лите­ратуроведческую стилистику, но существует и другое деление, а именно: на стилистику от автора и стилистику получателя речи. Первые две, т.е. лингвостилистика, литературоведческая стилистика в сочетании со стилистикой от автора, разрабатываются довольно интенсивно. Последняя, хотя и не новая, но как-то мало популярна. Между тем необходимость развития стилистики именно в этом направлении настоятельно диктуется требованиями практики.

Основы стилистики восприятия мы находим в работах акад. Л.В.Щербы. Своему классическому анализу стихотворения М.ЮЛермонтова «Сосна» в сравнении с его немецким прототипом Л.В.Щерба предпосылает следующие слова: «Я уже неоднократно высказывался устно и печатно о том, что нашей культуре издавна не хватает умения внимательно читать и что нам надо научиться этому искусству у французов. Это особенно важно сейчас, когда мы создаем новые кадры и читателей и писателей. И я буду счастлив, если мои опыты пересаживания французского éxplication de texte (так называются соответствующие упражнения во французских школах, средних и высших) найдут подражателей и помогут делу строительства новой социалистической культуры в нашей стране»1. Опыты Л.В.Щербы подражателей нашли, и в практике преподавания éxplication de texte используется. Однако теория стилистики восприятия разработана мало. Между тем современное состояние лингвистики позвояет


сделать толкование текста доказательным, сделать каждое высказывание по поводу текста лингвистически обоснованным и вместе с тем связанным со всей структурой художественного произведения как целого. Это отнюдь не значит, что стилистический анализ должен подменяться лингвистическим, но используя такие современные методы как контекстологи-ческий анализ, разработанный Н.Н.Амосовой, понимание семантической структуры слова, предложенное автором на-стоящей статьи, многие процедуры трансформационного анализа, предложенные Е.В.Гулыга и Е.И.Шендельс трактовку грамматико-лексических полей и многое другое, можно добиться действительно глубокого проникновения в текст.

Стилистика получателя речи может называться также синонимичным термином — стилистика декодирования. Этот термин отражает то обстоятельство, что теория информации и теория связи дают возможность рассмотреть интересующие нас проблемы в самом общем виде и обладают большими эвристическими возможностями. Речь идет не о тривиальном переносе термина из модной области науки в лингвистику, а о том, чтобы сделать основы рассматриваемого направления стилистики более общими и вместе с тем более наглядными, и одновременно учесть стоящие перед ней практические задачи.

Специфичность использования теории стилистики и практики стилистического анализа в педагогических институтах и на факультетах иностранных языков связана с необходимостью привития высокой и притом профессионально направленной культуры чтения. Научную базу для решения этой задачи должна создать стилистика декодирования.

Полнота восприятия художественного произведения во всем его идейном, эстетическом, эмоциональном и языковом богатстве зависит не только от его художественной ценности и мастерства писателя. Это - условие необходимое, но недостаточное. Она зависит и от подготовленности читателя. Подготовленность читателя, с другой стороны, отнюдь не исчерпывается знанием языка, на котором написано произ-ведение. Больше того, специфика педагогического вуза такова, что овладение языком должно идти параллельно с восприятием художественной литературы. Но и достижение этой трудной


 


124


125


задачи нас тоже не может удовлетворить. Будущему препода­вателю гуманитару нужна не только полнота и глубина восприятия, но и способность передать эти качества другим.

Преподаватели, которых готовят факультеты и институты иностранных языков, стоят перед задачами, похожими на задачи театральных режиссеров, которые должны не только сами прочесть художественное произведение глубоко и точно и в соответствии с запросами своего времени, но и раскрыть его актерам и зрителям так, чтобы оно было прочувствовано ими и им тоже помогло бы ответить на вопросы, которые их сегодня волнуют.

Будущему преподавателю нужно дать в руки метод, позволяющий воспитывать талантливых читателей, позволяю­щий обучить «искусству быть читателем»2.

Создать высокую культуру чтения значит предупредить поверхностный подход неискушенного читателя, которыйнередко видит в тексте только то, что он уже знает или ожидает там найти, приучить его проникать дальше фабулыи самой общей идеи, видеть тонкие оттенки мысли и чувства, избежать штампа в толковании, предотвратить эмоциональную невосприим­чивость и эмоциональную тупость и развитьэстетический вкус. Читатель, которого мы готовим, читатель эмо­ционально и эстетически восприимчивый. Естественно, что воспринимая идейное содержание великих произведений прошлого, он будет отбирать прежде всего то, что созвучно его собственным духовным запросам, но это не должно вести к глухоте и невосприимчивости к идеям, еще не знакомым. Чтение должно помогать понимать мысли, чувства и трудности других людей. Вместе с тем чита­тель должен научиться противопоставлять, когда это нуж­но, авторской точке зрения свою и уметь ее отстоять.

Все это требует специальной разработки методов и процедур толкования текста, образующих систему приемов, которым можно было бы обучить.

Стилистика получателя речи, т.е. стилистика декодирова­ния, сосредотачивает свое внимание не на том, что, возможно, хотел сказать автор. Очень прав Г.А.Товстоногов, когда пишет, что ни один режиссер не имеет права утверждать, что именно он правильно понимает автора, тем более, что и сам драматург

126


Не всегда сам себя хорошо понимает. Таких высказываний можно привести немало. Очень интересно и убедительно пишут Уеллек и Уоррен о том, как современный читатель не был бы удовлетворен, если бы ему удалось получить интервью у самого Шекспира по поводу его замысла «Гамлета». Современный читатель справедливо настаивал бы на том, что находит в этой трагедии, именно находит, а не придумывает сам, мысли, которые сам Шекспир сознательно для себя не формулировал. Нет недостатка в такого рода высказываниях самих писателей. Альфред де Мюссе писал: «Всякий замечательный стих истинного поэта содержит в два-три раза больше того,чем сказал сам поэт, на долю читателя остается дополнить недостающее — по мере своих сил, мыслей, вкусов».

Наши современники имеют право на свое прочтение великих произведений прошлого, это прочтение не будет фантазированием на классические темы, но оно обязательно имеет в качестве контекста жизненный, исторический, идейный, общекультурный и эмоциональный опыт человека нашей эпохи, а не только представление о том времени, когда произведение написано.

Первый вопрос, который должен себе задать читатель, и особенно при толковании художественного произведения на иностранном языке, это вопрос: «Что это значит и как я могу проверить, что понял правильно?».

При толковании текста используются внетекстовые све­дения об исторической и политической обстановке при написании произведения, об основных событиях и идеях, определивших мировоззрение писателя, особенностях его творчества, его места в литературе, о влиянии эпохи на его язык. Однако все эти сведения — не самоцель, их релевантность зависит от того, насколько они проливают свет на содержание рассматриваемого текста. Прежде всего необходимо научиться видеть все указания, исходящие из самого текста. Читатель воссоздает в своем сознании текст, а не творит его заново. Возможная при этом субъективность предотвращается опорой на теоретико-лингвистическую подготовку.

127


Стилистический анализ «от автора» имеет литературовед­ческий, а анализ «с точки зрения читателя» — лингвисти­ческий уклон. Однако эти два подхода не являются взаимоис­ключающими и должны дополнять друг друга.

Для создания самой общей модели стилистики восприятия и уяснения вопроса о целесообразности для нее термина «стилистика декодирования» полезно напомнить некоторые основные понятия теории информации.

«Основная задача связи состоит в точном или при­ближенном воспроизведении в некотором месте сообщения, выбранного для передачи в другом месте... посылаемое сообщение является сообщением, выбранным из некоторого множества возможных сообщений. Система связи должна быть спроектирована так, чтобы ее можно было использовать для передачи любого возможного сообщения, а не только того, которое будет в действительности выбрано, так как peзультат этого выбора еще неизвестен в момент проектирования. <...> Под системой связи мы будем понимать систему типа, указанного на рис. 1. Она состоит по существу из пяти частей.

1. Источник информации, создающий сообщение или последовательность сообщений, которые должны быть пе­реданы на приемный конец. Сообщения могут быть различных типов. 2. Передатчик, который перерабатывает сообщение в сигналы, соответствующие характеристикам данного канала.3. Канал — это среда, используемая для передачи сигнала от передатчика к приемнику. 4. Приемник обычно выполняет операцию, обратную по отношению к операции, производимой передатчиком, восстанавливая сообщение по сигналам. 5. Адресат — это лицо (или аппарат), для которого предназначено сообщение»4.

Передатчик, канал и приемник характеризуются свойствами преобразования передаваемого сообщения в сигнал и тем, каким образом сообщение восстанав­ливается по принятому сигналу. Для нас каналом передачи информации является художественная литература. Из информации, которую писатель получает в своем жизненном опыте, он делает определенный отбор, отобранная информация подвергается сжатию, кван­тованию и кодированию в соответствии с характеристиками того канала художественной литера­туры, по которому она

128


будет предаваться. Из всего комплекса философских, нрав­ственных, политических и других проблем и фактов жизни писатель отбирает те, которые он хочет поставить перед читателем, сообщив ему и свое отношение к этим фактам и проблемам. Поскольку система в целом позволяет передать любые сообщения и в любом порядке, уже самый отбор проблем и фактов и их последовательность оказываются фактом искусства. Информация сжимается и квантуется в композиции произведения, в системе образов, характерах, обстановке, фабуле; все это кодируется языковыми средствами, так что сообщение получает свое лексическое и грамматическое выражение.

То, что процесс творчества является чрезвычайно сложным и мог бы быть разложен на несколько этапов сжатия, квантования и кодирования, которые происходят то одновременно, то последовательно, существа дела не меняет. Основа семиотического процесса для случая водителя, который видит сигнал светофора и тормозит, и в случае читателя, который читает 66-й сонет Шекспира и задумывается над несправедливостью, одна, и та же. Только умея замечать в них общее, мы поймем и все их различие.

Стилистику от автора интересует то, как автор отбирает, сжимает, квантует и кодирует информацию. События, характеры, идеи, чувства, отношение писателя к действи­тельности выражаются в литературе языковыми средствами и никаким другим способом. Они превращаются в текст и в таком виде доходят до приемника и адресата, которые совмещены в читателе. Для читателя текст должен вновь стать идеями, эмоциями и т.п., а для этого сообщение должно быть декодировано. Стилистика восприятия и занимается анализом декодирования. Важно учесть, что в канале всегда имеются источникипомех, принятое сообщение не полностью совпадает с переданным сигналом. Теория информации различает здесь два случая: из определенного переданного сигнала всегда получается один и тот же сигнал, или второй случай — сигнал при передаче испытывает неодинаковые изменения. Первый случай для стилистики исключается, и может встретиться лишь второй. Читатель не существует вне времени и простран­ства, каждая эпоха, каждая культура, каждый период в

129


развитии культуры, наконец, каждый отдельный читатель имеют свои критические тенденции и требования, свое восприятие творчества, фоном для которого служит жизнен­ный опыт. Все эти факторы не совсем совпадают с понятием шума, их правильнее было бы сравнить с модуляцией сигнала.

Но есть другая группа факторов, которая полностью должна рассматриваться как шум и помехи и которая создает искажения и неполноту при декодировании. К этой группе помех следует отнести следующие факторы, неблагоприятно отражающиеся на процессе декодирования.

1. Изолированное восприятие отдельных элементов, не­умение учесть влияние контекста и, в том числе, неумение заметить грамматические особенности построения.

2. Лексические трудности. Невнимание к стилистическим, эмоциональным, оценочным, и экспрессивным коннотациям. Невнимание к необычной сочетаемости слова. Непонимание слов, употребленных в редких, устарелых или специальных значениях.

 

3. Недостаток общей подготовки и кругозора. Незнание исторических, географических, политических, историко-лите­ратурных, культурных и других реалий, мешающее понимать аллюзии, пародирование и т.п.

4. Поверхностность понимания: читатель не понимает отношения автора к изображаемому, не чувствует подтекста, не замечает иронии, не может самостоятельно дополнить недосказанное.

5. Предвзятое мнение. Читатель при этом воображает, что автор имеет в виду именно то, что он, читатель, от него ожидает, а новое и неожиданное для себя не замечает. Такой читатель упрощает, огрубляет текст, чтение его не обогащает.

Приведенное выше перечисление источников помех оп­ределяет проблематику стилистики восприятия. Очевидно, в нее должны входить те же разделы, что и в литературовед­ческую и лингвостилистику. Она должна paccматривать декодирование на уровне лексики, грамматики, фонетики и графики, но в отличие от лингвостилистики рассматривает свой материал не на изолированных примерах, а на значи­тельных по объему художественных текстах. Подобно литера­туроведческой стилистике она ведет анализ на основе единства

130


частей и целого. Стилистический анализ неотделим от стилистического синтеза, восстанавливающего художествен-ную целостность произведения, без чего невозможно его эмоционанальное и эстетическое воздействие.

Последнее чрезвычайно важно. Нам представляется, что определение, данное стилистике декодирования Майклом Риффатером, с чьим именем связано развитие этой дисцип­лины за рубежом, слишком узко.

М. Риффатер определял стилистику как науку, изучающую те стороны высказывания, которые сообщают лицу, принимающему и декодирующему сообщение, образ мыслей лица, которое это сообщение кодирует и передает5. Определение это неточно и неполно, во-первых, потому, что декодируется не только образ мыслей, но и эмоциональная сторона. Литература может быть совестью народа только при наличии эмоционально-эстетического воздействия, и от преподавателя, ведущего литературу, будь то на родном языке или иностранном, зависит, будет ли заложенный в литературном произведении запас человечности реализован в сознании учащихся. Во-вторых, читатель не может и не должен быть пассивным, он должен оценивать воспринимаемое; формирование отношения к действитель­ности может происходить и в полемике с авторами, чьи произведения читаются; поэтому при декодировании худо­жественного произведения речь идет не осообщении образа мыслей, а скорее о сообщении об образе мыслей. Т.е. в систему связи включается еще и решающее устройство.

«Читатель тоже должен и хочет работать. Он тоже, художник, — иначе мы не могли бы разговаривать с ним на языке образов и красок» 6.

Задача вуза состоит не в том, чтобы ввести в память учащихся как можно больше информации, а прежде всего в том, чтобы научить получать и перерабатывать все новую и новую информацию. Информацию они будут получать прежде всего через книгу, отсюда и необходимость развития теоретических основ и практики стилистики восприятия.

131


ПРИМЕЧАНИЯ

1 Щерба Л.В. Опыты лингвистического толкования стихотворе­ний. 2: «Сосна» Лермонтова в сравнении с ее немецким прототи­пом // Избранные работы по русскому языку. М., 1957. С. 97.

2 См. о культуре чтения: Асмус В. Чтение как труд и творчество II Вопр. лит. 1961. № 2; Маршак С.Я. О талантливом читателе // Соч. Т. 4. М., 1960. С. 236-249; Эткинд Е.Г. Об искусстве быть читателем. Л., 1964.

3 Цитируется по статье ЛЯкубовского «О звуках стихотворного языка» в сб. «Поэтика» (1916. № 1).

4 Шеннон К. Математическая теория связи // Работы по теории информации и кибернетики. М., 1963. С. 243—246. Рисунок не приводится.

5 Riffaterre M. The Stylistic Function: Ninth Congress Papers /Ed. by Horace G. Lund. The Hague, 1964. P. 316-322.

6 Маршак С.Я. О талантливом читателе. С. 244.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.