Главная | Обратная связь
МегаЛекции

Эволюция народных собраний во Франкском королевстве




В истории Франкского государства обычно выделяют два периода. Первый период - от создания государства салическими франками в конце V века до середины VIII в. - именуют меро-вингским. Второй (VIII- середина IX в. ) - каролингским.

Салические (приморские) франки жили до середины IV в. на побережье Северного моря, от устья Рейна до Шельды. Во второй половине IV в. они заняли территорию до Мааса, а к середине V в. - до Соммы, завладев большей частью Галлии. В результате на завоеванных землях возникло Франкское государство, во главе которого стоял вождь салических франков Хлодвиг (486-511). Он происходил из рода Меровея, по имени которого франкскую дина­стию конца V - первой половине VIII в. называют меровингами.

Около 496 г. Хлодвиг с дружиной принял христианство в его ортодоксальной форме. Вестготы, бургунды и другие германские пле­мена восприняли христианство раньше франков, но в арианской форме. Выбор Хлодвига обеспечивал ему поддержку влиятельней­ших слоев галло-римского населения и прежде всего клира.

Уже к середине VI в. государство Меровингов включало поч­ти всю территорию бывшей римской провинции Галлия. Хлодвиг и его сыновья собрали вокруг себя большинство франкских пле­мен. Верховную власть франков признали также алеманны, бава-ры, тюринги, а саксы были принуждены платить ежегодную дань. Характерной чертой возникшего политического образования было численное превосходство галло-римского населения над герман­ским и обособленное их проживание. Во Франкском королевстве VII-VIII вв. франки составляли 20-25 %.

Стремление варваров сберечь свою самобытность, свои обы­чаи и традиции привело к появлению в раннесредневековом за-

королевство срраиков

конодательстве принципа пер-сональности права, столь чуж­дого римской юридической тра­диции. Суть данного принци­па состоит в том, что всякий человек, где бы он ни прожи­вал, подчинялся праву своих предков (обычное право). Су­дили людей по правовому обы­чаю той этнической группы, к которой они принадлежали: салического франка - по сали­ческому обычаю, бургунда - по бургундскому, римлянина - по римскому праву и т.д. «Вар­варские правды», представля­ющие собой сборники судебных обычаев, были записаны между второй половиной V и первой половиной IX в. Раньше других возникла «Салическая правда» (Lex Salica), записанная в конце правления Хлодвига (начало VI в.), но дошедшая до нас лишь в списке конца VIII в. со многими добавлениями и, вероятно, ис­правлениями. Римское влияние проявилось в «Салической прав­де» лишь в том, что она записана на латыни и штрафы исчисля­ются в ней в римских денежных единицах - денариях и солидах.

В Прологах к «Салической правде» нашло отражение пред­ставление франков о себе как политическом субъекте, выступаю­щем в сфере законодательной деятельности. Прологи носят ха­рактер народного предания, легенды, оформившейся окончательно не ранее VIII в. В них франки показывают, что законы у них установлены старейшинами при непосредственном участии на­рода: «Салический закон был продиктован знатными этого народа, которые тогда были его правителями. Выбрали из многих мужей четырех...Эти люди собрались на три заседа­ния, тщательно обсудили все поводы к тяжбе и вынесли о каждом из них отдельное решение...» (Пролог I // Саличе­ская правда. М., 1950. С. 86-87).

С образованием обширного Франкского государства в его управлении сохранились лишь слабые следы былой родоплемен-ной организации. Народное собрание как верховный орган по­литической власти перестает существовать, но продолжают со­зываться сходы всех свободных воинов, представляющие собой пережиток былых общих собраний-германцев. Каждый год в марте свободные общинники, составлявшие всеобщее военное ополчение, должны были предстать перед королем для осмотра оружия. Эти весенние сборы стали называться «мартовскими полями». В отличие от прежних общеплеменных собраний, они не имели теперь серьезного политического значения.

После смерти Хлодвига «мартовские поля» вообще исчезли в Неистрии и Бургундии, в которых преобладало галло-римское

население, но продолжали существовать в Австразии, где боль­шинство составляло германское население. В конце VII в. «мар­товские поля» снова были введены на всей территории Франк­ского государства.

Одновременно со сбором войск на «мартовское поле» короли (при «ленивых» королях - майордомы) периодически созывали собрания магнатов, на которых рассматривались общегосударст­венные вопросы. В состав собрания входили придворные санов­ники, королевские дружинники, представители областной админи­страции, епископы. О круге проблем, поднимавшихся на таких собраниях, свидетельствует отрывок из «Летописи города Меца», 692 г.: «Каждый год, первого марта, по старинному обычаю, он(майордом Пипин Геристальский- Прим.авт.) созывал фран­ков на всеобщее собрание... На этом собрании принимались подарки от всех франкских вельмож, рассуждали о мире и защите церкви Господней, вдов и сирот, определялись наказа­ния за похищение женщин и за поджоги, отдавались приказа­ния людям военным быть наготове...» (Цит. по: Стасюлевич М. М. История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Т. 1. СПб., 1885. С. 587-588).

Впечатление широкого народного участия в законодательной и представительной сферах жизни создавалось присутствием на полях войска, которое, как уже говорилось, составляли свобод­ные франки. Именно войску сообщало о своих решениях собра­ние магнатов, когда считало нужным заручиться согласием на­рода. Показательно, что хронисты VII- VIII вв. часто отождеств­ляют знать и народ. Даже там, где речь идет об узком круге придворной аристократии, они используют термин Franci. На­род по-прежнему признается источником власти, на самом деле не являясь им.

В меровингский период, особенно в VI-VII вв., использовался принцип выборности на одну из высших церковных должностей -должность епископа. Решающий голос, как правило, имели жите­ли города. Франкский хронист Григорий Турский (539-594) сооб­щает: «...блаженный Авит, который ... был архидиаконом, в то время, когда горожане Клермона собрались, былизбран кли­ром и народом и получил епископскую кафедру» (Григорий Турский. История франков. IV, 35. М., 1987).В избрании епи­скопа принимали участие состоятельные горожане: куриалы, вы­борные должностные лица, клир и народ в широком смысле (populus, plebs). Народ выражал свое согласие с выбором, кото­рый делали наиболее видные горожане. Решение собрания оформ­ляли в виде специального акта - consensus, которым сообщали о смерти прежнего епископа и об избрании его преемника. Для признания выбора епископа действительным король должен был одобрить его и санкционировать посвящение.

В случае непрекращающейся борьбы между сторонниками того ли иного кандидата, жители обращались к посредничеству коро­ля, который мог сам назначить епископа. В своих актах ОрлеаН-

ский церковный собор 549 г. отметил обязательное королевское подтверждение избрания, осуществленного клиром и народом. Однако I Парижский собор (561-562) постановил, «чтобы толь­ко тот ставился епископом, за кого народ и клирики попросят путем избрания». Епископ, говорилось в документах собора, не должен быть навязан повелением государя, в особенности тот, кого не желают горожане ( Мажуга В.И. Королевская власть и церковь во Франкском государстве VI в. // Политические структуры эпохи феодализма в Западной Европе VI-XVII вв. Л., 1990. С. 54).

Наивысший расцвет Франкского государства приходится на годы правления Карла Великого (768-814). Образ Карла геро­изировался его современниками, а затем вошел во многие леген­ды, сказания и песни средневековья. Карл продолжил завоева­тельную политику своих предшественников. Он присоединил к франкскому государству Лангобардское королевство, Саксонию, часть Испании и Баварию. Государство Карла Великого охва­тывало огромную территорию, населенную множеством племен и народностей. Именно в годы правления Карла происходит наиболее заметное усиление королевской власти, централизация государственного управления.

Несмотря на попытки Каролингов унифицировать законодатель­ство, в империи продолжало господствовать обычное право. Об этом свидетельствует каролингская формула назначения графа. Король, помимо прочего, поручал вновь назначенному, чтобы он «всегда заботливо управлял всеми проживающими в... округе франками, римлянами, бургундами и прочими людьми всякого племени и давал им справедливое правосудие сообразно с их законами» (Цит. по: Колесницкий Н.Ф. Аппарат власти и уп­равления в варварском государстве // Власть и политическая культура в Средневековой Европе. М., 1992. С. 72).

При Каролингах, особенно во времена Карла Великого, про­должают созываться народные собрания. Однако слово «народ» (populus), прилагавшееся к ним не должно вводить в заблужде­ние, ибо участвует в их деятельности не все свободное население страны, а преимущественно знать. Крупные магнаты (духовные

Подпись Карла Великого на документе. Сентябрь 790 года.

исветские) лично присутствовали на созываемых королем со­браниях, где вырабатывали законы и постановления, обязатель­ные для всех. Вот что сообщают «Лоршские анналы»: «Король созвал герцогов, графов и прочих христиан вместе с законни­ками, приказав собрать все законы в своем королевстве и каждому человеку дать закон его, а там, где возникла необ­ходимость, исправить и написать правильные законы, чтобы судьи судили по писанным законам и безвозмездно, а все люди в королевстве его, богатые и бедные, получили правый суд» (Лоршские анналы, 802 // Хрестоматия по истории средних веков. Т. i. M., 1961. С. 470).

Собрания созывались дважды в год, чаще весной и осенью/ зимой в том месте, где находился король по государственным ивоенным делам. Весенние собрания проходили обычно перед началом военных походов, их приурочивали к военным смот­рам. Смотры, которые еще Пипин Короткий (751-768) перенес с марта на май, когда уже вырастала необходимая для корма ло­шадей трава, назывались «майскими полями». В отличие от «мар­товских полей», они были не собраниями народного ополчения, а преимущественно съездами королевских бенефициариев. Основ­ная масса свободных крестьян постепенно устранялась от воен­ной службы, которая становилась привилегией наиболее зажи­точных землевладельцев, складывалось сословие воюющих.

Примечательно, что в каролингских хрониках различаются собрания, созываемые одновременно с военным смотром, и соб­ственно собрания. Так, в 781 г. «Король Карл ...созвал Вели­кое собрание (Conventum) франков, то есть Великое поле (Magis campum)»- читаем мы в «Лоршских анналах», тогда как под 790 г. следующая запись: «...король созвал собрание в Вормсе, но это не было Великое поле (Magis campum), и год тот прошел без войны» (Лоршские анналы, 781 и 790// Там же. С. 461, 463).

Весенние собрания, нередко собиравшиеся Карлом Великим в июне, июле и даже августе, были очень многочисленны. В отличие от более узких осенних /зимних собраний, на них присутствовали все духовные и светские магнаты королевства со своими вассалами и свитами последних. Процедура этих собраний подробно описана аббатом Адельгардом в сочинении «О порядке дворца». Оригинал этого трактата утерян, но в конце IX в. архиепископ реймский Гинк-мар сделал из него большую выписку с подробным рассказом о народных собраниях (документ № 4).

На обсуждение собравшихся король выносил параграфы (capitula) новых законов - капитуляриев. В рассмотрении пред­лагаемых проектов, которое длилось два-три дня, принимали уча­стие наиболее знатные из присутствующих. Причем общие во­просы обсуждались влиятельными светскими и духовными ли­цами совместно, а специальные - церковные и мирские - раздель­но. Собрание проходило либо на открытом воздухе, либо, в слу­чае плохой погоды, в закрытых помещениях.

I

:

- :

(S, -

Карл Великий и его двор. Миниатюра из рукописи IX века.

По соседству с заседающи­ми находилась толпа менее значительных лиц, среди кото­рых временами появлялся Карл Великий. Он принимал принесенные ему по старинно­му обычаю подарки и беседо­вал с теми, советы которых счи­тал для себя важными. Карл, по словам Гинкмара, интересо­вался положением дел, нужда­ми и потребностями народа той местности, из которой прибыл его собеседник.

Одобренные и принятые законопроекты оповещались на широком собрании всех его участников. Только после со­гласия собравшегося на «май­ское поле» «народа» они всту­пали в законную силу. В одо­брении народа в особенности нуждались законодательные акты, дополняющие или изме­няющие нормы обычного права. Так, в одной из королевских инструкций начала IX в. посланцам короля предписывалось: «Спросить народ относительно параграфов, недавно присое­диненных к закону; и когда все согласятся, то пусть заявят свое согласие на те параграфы и приложат свою подпись» (Цит. по: Стасюлевич М.М. История средних веков в ее писателях и исследованиях новейших ученых. Т. 2. СПб., 1864. С. 45).

Если с созданием обширного государства общеплеменное на­родное собрание у франков уже не собирается, то в местном управлении следы древних порядков родоплеменного строя про­слеживаются явственнее. Собрания свободных людей имели ме­сто и в сотенных округах, ив сельских общинах.

В «сотнях», которые из подразделений племени после завое­вания Галлии превратились в территориальные административ­ные единицы, собирались народные собрания (mallus) всех сво­бодных людей, выполнявшие главным образом судебные функ­ции. Как отмечает Д.М. Петрушевский, они должны были созы­ваться в определенные сроки - раз в шесть недель. О регуляр­ном созыве местных собраний у алеманнов свидетельствует <<Але-маннский закон» (VIII в.): «Пускай сход (conventus) собира­йся по древнему обычаю в каждом сотенном округе, в при­сутствии графа или его посланца и при сотнике. Пускай со­брание (placitum) происходит каждую субботу или в тот день, Какой будет угодно назначить графу или сотнику, черезкаж-

Дые семь ночей, когда в провинции будет неспокойно; когда же спокойствия будет больше, пусть сход собирается через каждые четырнадцать ночей в каждом сотенном округе, как приказано выше» (Цит. по: Гизо Ф. История цивилизации во Франции. Т. III. M., 1888. С. 63).

Участие в собрании, первоначально бывшее правом свободно­го человека, со временем становится обременительной обязанно­стью. За неявку устанавливаются штрафы. Согласно «Алеманн-скому закону»: «Если какой-нибудь свободный человек пре­небрежет явиться на сход и не представится графу или его посланцу или сотнику, да будет он приговорен к уплате 15 солидов. Пусть каждый человек, будь он вассал герцога или графа или кто другой непременно является на сход для того, чтобы бедные могли излагать там свои дела» (Там же. С.63).

Однако высокие штрафы, видимо, не могли решить проблему присутствия или неприсутствия общинников в местных собра­ниях. Карл Великий произвел реорганизацию судебных собра­ний франкского народа. Он ограничил обязательное посещение судебных сотенных собраний тремя в год. На остальные должны были являться лишь председатель (граф или сотник), стороны, свидетели и коллегия скабинов. «Пусть никого не принуждают являться на судебное собрание (placitum), если он не истец и не ответчик, за исключением семи скабинов, которые должны присутствовать на всех судебных заседаниях» (Капитулярий для государевых посланцев (803 г.), 20 // Корсунский А.Р. Возникновение феодальных отношений в Западной Европе. Вып. 3. М., 1979. С. 54).Целью этой реформы было не только облегчение жизни простых людей, но и стремление подчинить народные судебные собрания органам государственной власти.

Людовик Благочестивый (814-840), сын и преемник Карла Великого, подтвердил постановления отца об обязательных со­браниях: «Относительно судебных собраний, обязательных для свободных людей, нужно соблюдать постановления на­шего отца, т. е. они должны являться на три общие судебные собрания (generalia placita), ежегодно, и никто не может их принудить посещать больше судебных заседаний, кроме того, что кто-нибудь либо будет обвинен, либо сам обвиняет дру­гого, либо приглашен дать свидетельские показания. На ос­тальные же собрания, которые проводят центенарии, не дол­жен являться никто, кроме тяжущегося, того, кто судит или свидетельствует» (Капитулярий для государевых посланцев (819 г.), 14 // Там же. С. 64-65).

Стремление расширить судебную компетенцию государствен­ной власти за счет местных судебных собраний проявляется так­же и в постепенной замене выборных должностных лиц этих со­браний на назначаемых. Первоначально во главе сотни и руко­водства народного собрания стояли избираемые сотник (центена­рии) и тунгин. Еще в VI в. центенариев выбирали, о чем свиде­тельствует «Декрет Хлотаря»: «В целях соблюдения мира по-

релеваем, чтобы во главе от­рядов ставились выборные сотники (electi centenarii)» (Капитулярий. IV, 16 // Салическая правда. С. 71).Однако с конца VI - начала VII в. сотники-центенарии уже назначались королем или графом. Тунгин, в котором исследователи видят преемни­ка древнегерманского старей­шины, председательствовавше­го на судебном собрании, с VI в. вовсе перестает упоминать­ся в документах.

Уже в раннее время из всей массы присутствовавших в сотен­ном собрании свободных выделяется группа, к которой постепенно переходит более активная роль в судебной деятельности. Речь идет о выборных судебных заседателях - рахинбургах. Рахинбурги или добрые люди (boni homines) были лицами весьма осведомленными в законодательстве. Именно к ним обращается истец с заявлением «сказать закон»,то есть вынести приговор. За уклонение от ис­полнения своих функций рахинбурги подвергались штрафам. (Са­лическая правда. LVII// Там же. С. 55).

Независимость рахинбургов от графа сохранялась еще во вто­рой половине VI в. Граф не имел права являться на заседания народных заседателей без их приглашения и не мог отказывать­ся, если был приглашен. Нарушение этого правила грозило ему смертной казнью. Однако позднее рахинбурги все более превра­щаются в должностных лиц. Наконец, Карл Великий вместо ра­хинбургов вводит институт скабинов, получавших полномочия от короля. Ахенский капитулярий Карла Великого (809 г.) гла­сил: «Пусть графы (iudices), фогты (advocati), уполномо­ченные сеньоров (praepositi), сотники (centenarii), скабины (scabini) назначаются для отправления своих должностей из лучших людей, каких только можно найти, и богобоязнен­ных» (Цит. по: Петрушевский Д.М. Очерки из истории сред­невекового общества и государства. 5-е изд. М., 1922. С. 272).Скабины назначались королевскими посланцами: «Пусть послан-Цы наши выбирают скабинов, адвокатов, нотариев для раз­личных поселений и имена их, когда вернутся, имеют с собой в списках» (Капитулярий для государевых посланцев (803 г-)» 3 // Корсунский А.Р. Возникновение феодальных отно­шений в Западной Европе. Вып. 3. С. 54).Вступая в долж­ность, они приносили клятву судить справедливо. За неудовле­творительное исполнение обязанностей королевский посланец мог отстранить их от должности. Вормский капитулярий для госу­даревых посланцев (829 г.) гласит: «4. Повелеваем, чтобы вся­кий скабин, изобличенный в том, что он ради подарков или

по знакомству, или из-за вражды несправедливо судил, был отправлен к нам с сопровождающими лицами. И далее, всем скабинам нужно сообщить, чтобы никто впредь не осме­ливался продавать правосудие» (Там же. С. 66-67).

До VI в. граф не занимался судопроизводством. Он мог при­сутствовать на судебном собрании, но выступал лишь как испол­нитель решений народного суда, выполняя главным образом фискальные и полицейские функции. Позднее (с VI-VII в.) круг полномочий графа расширяется. Теперь он становится главным судьей в округе, собирает налоги, производит набор войск, ко­мандует ими. При меровингских «ленивых королях» многие графы превратились в наследственных владетелей графств, но при Карле Великом были возвращены в положение полномоч­ных лиц короля, подконтрольных его посланцам. Король часто смещал и наказывал графов за служебные упущения и сопро­тивление своим министериалам. При преемниках Карла долж­ность графа постепенно вновь становится наследственной.

Итак, усиление государственной власти, а также пассивность простых свободных, вели к все большему устранению широких народных масс от участия в делах государства. Замена выбор­ных должностных лиц назначаемыми королем или его предста­вителями привела к временной (чисто внешней) централизации Франкского королевства при Карле Великом.





©2015- 2017 megalektsii.ru Права всех материалов защищены законодательством РФ.